Цифра в публицистическом тексте (6640-1)

Посмотреть архив целиком

Цифра в публицистическом тексте

К. М. Накорякова

Часто говорят, что цифры управляют миром; нет сомнения в том, по крайней мере, что цифры показывают, как он управляется.

И. В. Гете

Цифра – неотъемлемый элемент современного публицистического текста. Цифры зачастую красноречивее фактов говорят о событиях повседневной жизни. Оперируя десятью цифрами, можно выразить беспредельное множество чисел – количественных характеристик, без которых сегодня немыслимы публикации на темы экономики, статистики, финансовой политики. Без цифр нельзя представить и хронику спортивных соревнований.

В то же время включение цифры в словесный текст часто приводит к очевидным ошибкам, которые не всегда можно объяснить невниманием, небрежностью или незнанием школьной грамматики. Корни многих наших затруднений лежат значительно глубже. Их следует искать в формировании языкового сознания, в особенностях восприятия текста, в истории языка, в истории нашей письменности, на которой мы остановимся подробнее.

Казалось бы, выбор между словом и цифрой при обозначении числового значения не должен представлять особой сложности, тем более что выбор этот оговорен правилами, принятыми издательской практикой. В них, заметим, просматриваются традиционные для русской письменности представления о том, как следует изображать количество на письме. Числа в пределах первого десятка, легко осознаваемые предметно, рекомендуется изображать словом. Словесная форма используется также для всех количественных значений в текстах художественной и близкой к ней литературы, где точность передачи количества не играет, как правило, решающей роли. В случаях, когда важно сообщить точное числовое значение в литературе научной и технической, предпочтение отдается цифре. Однако жанровое и стилистическое своеобразие журналистских публикаций, активные поиски выразительной формы представления в тексте фактического материала часто создают предпосылки для отхода от общепринятых рекомендаций и делают выбор между словом и цифрой практически важной задачей.

Цифра, включенная в словесный текст, прерывая ряд слов, всегда останавливает на себе внимание. Цифра “бросается в глаза” зачастую еще до прочтения всей фразы. На первый план выступает не содержательная информация, а выразительная сторона количественной характеристики явления. Не случайно цифры так часто включают в заголовочные элементы публикаций – собственно заголовки, начальные фразы, выделенные шрифтом, лид. “Оптический эффект” цифры хорошо известен составителям рекламных текстов. Специальные исследования позволили им, например, выработать рекомендации по назначению предельных цен. В пределах от 1 до 9,99 рекомендуют обозначение цен цифрами, оканчивающимися только на 5 и 9. В пределах от 10 до 99,99 рекомендуется круглая цифра или оканчивающаяся на 50.

Включенная в словесный текст, цифра подчиняется законам, на основе которых формируется целостность словесного текста. Увидев цифру в тексте, мы всегда мысленно произносим ее в именительном падеже и лишь при дальнейшем продвижении по тексту понимаем, что падеж надо изменить. Приходится останавливаться, возвращаться к началу фразы – процесс восприятия замедляется и усложняется, тем более что склонение многозначных числительных – камень преткновения для многих, даже для опытных дикторов. Несмотря на то что в устной речи существует явная тенденция к упрощению склонения числительных, правила письменной речи пока остаются неизменными. Практическая рекомендация в этом случае очевидна: надо так построить фразу, чтобы числовое значение входило в нее в именительном падеже.

До недавнего времени самым большим числом, которое встречалось в газетных публикациях, был миллиард. Сейчас мы свободно оперируем числом триллион. Будут ли в ближайшее время освоены языком газеты следующие числовые разряды – квадриллион, септиллион и другие, сказать трудно. Однако очевидно, что цифры с пятнадцатью и более нулями трудно прочитать и тем более трудно осознать. Их цифровая запись может служить лишь привлечению внимания, значение же нуждается в специальной расшифровке.

Примеры, взятые нами из журнальной подборки, представляются убедительными: “29 700 000 000 000 рублей, или 24,4 процента всех денежных средств россиян, было затрачено ими на покупку иностранной валюты в минувшем январе”.

17 000 000 000 000 рублей – именно столько, по словам вице-премьера, расcчитывало получить государство в виде акцизов...".

Существующая в практике смешанная буквенно-цифровая запись больших количественных значений упрощает их написание и облегчает восприятие информации. Сравним заголовок и текст приведенной ниже заметки:

МОСКОВСКИЕ СЫЩИКИ

НЕ ДАЛИ ПОХИТИТЬ

20 МИЛЛИАРДОВ РУБЛЕЙ

Оперативники из Управления по борьбе с экономическими преступлениями (ГУЭП) не дали группе жуликов облегчить Сбербанк на 20 000 000 000 рублей”.

Буквенно-цифровая запись в заголовке читается легче.

Трудности представляет и образование многозначных порядковых числительных. Так, заголовок “1 100 000 000-й гражданин”, бесспорно, привлечет к себе внимание, но каждый испытает затруднение при попытке прочитать его вслух или изобразить на письме словами. (Предоставляем читателю возможность самому проделать этот простейший лингвистический эксперимент!)

В процессе освоения словом значения цифры между словом и цифрой образуется своеобразная пограничная зона. Затруднения пишущих, вызванные вариативностью грамматических форм имени числительного и синтаксических связей при употреблении так называемых счетных оборотов, свидетельствует об активности идущих процессов. Практическая стилистика фиксирует эти затруднения, но ее рекомендации учитываются далеко не всегда, и в тексте журналистских публикаций появляются конструкции, которые говорят о непонимании семантики собирательных числительных и незнании правил их употребления (...сейчас в нем [валютном секторе] восемь человек вместо двоих; ...разбор повзводно, когда двое долбят пятнадцатерых), а также конструкции, чтение которых затруднит любого читателя (...ледокол обошел Антарктиду за 162 суток). Не принимается во внимание возможность выбора между качественной и количественной характеристиками при употреблении счетных оборотов и т. д.

Особое значение в журналистском тексте, насыщенном цифрами, приобретает точность синтаксических и смысловых связей. Автор газетного текста редко ограничивается простым предъявлением количественных характеристик, гораздо чаще они выступают в сравнении друг с другом, выявляют динамику процессов, служат основанием для вывода. Цифра и слово, числовой показатель и единица измерения образуют в представлении читателя смысловое единство, включение которого в текст необходимо оправдать логически. Величины должны быть сопоставимы. Однако часто это очевидное требование, последствия которого особенно ощутимы при анализе операций с денежными единицами, нарушается:

Активы банка к середине III квартала 1995 г. превысили 22 трлн. рублей. Собственные средства достигли 650 млн. долларов, прибыль 144,5 млн. долларов…

Местные потребители задолжали за электроэнергию 50 млрд. тенге (663 млрд. долларов), “Казакгелекому” должны около 100 млн. долларов, а “Казакгаз” – одной из государственных трубопроводных компаний – 24 млрд тенге.

Читатель не сможет сопоставить числовые значения и в том случае, если заимствованные из отчетов данные представлены бессистемно:

Прирост производства за первые два месяца года был зафиксирован по легковым автомобилям на 16 % – их произведено 146 тыс. штук, по автобусам – на 2 % (до 6 тыс. штук), а по мотоциклам – в 3,5 раза (до 3,4 тыс. штук).

Провести сравнение между точным и приближенным числовым значением невозможно, так же как сравнить увеличение на указанное количество процентов с увеличением в 3,4 раза. О непроработанности исходного материала свидетельствует в данном случае и стилистика текста (оставлена типичная для канцелярского языка конструкция с предлогом “по”).

Стереотипы канцелярского языка часто сопутствуют цифрам даже при описании реальной жизненной ситуации, когда автор, казалось бы, не должен подпадать под влияние официального источника. Особенно часто это проявляется при обозначении пределов и приблизительных количественных значений:

Удалось спасти порядка 47 человек...

STB-Card-Урал планирует установить в областном центре порядка 10 банкоматов и 20 электронных касс.

Учащиеся должны научить играть на каком-нибудь инструменте 6–15-летнего ребенка.

Цифре как знаку изначально присуща информативность. Однако обилие цифр далеко не всегда свидетельствует о полноте представлений автора и глубине проникновения в суть явлений. Часто это результат поверхностных наблюдений, поспешности, непродуманного заимствования из оказавшихся под рукой источников. Совет руководствоваться здравым смыслом на деле помогает мало.

Попробуем разобраться в цифрах газетной публикации под рубрикой “Путешествие в прошлое”. Автор предлагает нам взглянуть на жизнь простого московского обывателя в 1913 г., узнать о его финансовых возможностях, о ценах того времени. Итак, фотоаппарат стоил от 18 до 50 целковых, благовонное мыло – 60 копеек, хорошие сигары – 7 рублей за 100 штук, карманные часы вороненой стали с цепочкой – 1 рубль 50 копеек. А вот сгущенное молоко для детей – 85 копеек за банку. Говорится и о том, сколько стоило средство для уничтожения мозолей, посещение бани, поездка на извозчике. Не будем подвергать сомнению точность этих цифр. Они, видимо, заимствованы из газет того времени. Но могут ли приведенные цифры дать представление о реальной стоимости товаров? Чем объясняется их выбор? Почему названа цена хороших сигар и ничего не сказано о цене на хлеб, молоко, мясо? Как соотнести цены 1913 г. с ценами, существующими сегодня? Ответа на этот вопрос читатель не получит. Несмотря на обилие цифр, материал не информативен.


Случайные файлы

Файл
28238.rtf
7695-1.rtf
7458-1.rtf
121792.rtf
150192.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.