Сонет

Сонет – стихотворение из 14 строк в виде сложной строфы, состоящей из двух катренов (четверостиший) на 2 рифмы и двух терцетов (трехстиший) на 3, реже - на 2 рифмы.

Однажды дома я весь вечер просидел,

От скуки книгу взял – и мне сонет открылся.

Такие ж я стихи сам сделать захотел.

Взял лист, марать его без милости пустился.

Часов с полдюжины над приступом потел.

Но приступ труден был – и, сколько я ни рылся

В архиве головной, его там не нашел.

С досады я кряхтел, стучал ногой, сердился.

Я к Фебу сунулся с стишистою мольбой;

Мне Феб тотчас пропел на лире золотой:

Сегодня я гостей к себе не принимаю”.

Досадно было мне - а все сонета нет.

Так черт возьми сонет!” – сказал – и начинаю

Трагедию писать; и написал – сонет.

(И.И.Дмитриев. Сонет)

Сонет Дмитриева – юмористический, хотя традиция связывает сонетную форму с выражением высоких переживаний. Это произведение показывает, насколько трудна данная форма для стихотворцев, однако его автор, известный поэт-сатирик, современник И.А.Крылова и Г.Р.Державина, справился с творческой задачей, не нарушив ни одного из основных правил классического сонета.

Правила таковы:

1. Стихотворение должно состоять ровно из 14 строк. Обычно их группируют в строфы таким образом, чтобы первые восемь стихов были отделены от следующих шести (8+6, 4+4+6, 4+4+3+3, реже – 4+4+4+2).

2. Начальные восемь строк обязательно должны содержать две цепи сквозных рифм, при этом рифмовка первого катрена обязательно должна повторяться во втором (abab abab или abba abba).

3. Заключительные шесть строк не обязательно должны содержать две цепи рифм, поэтому рифмовка первого терцета не обязательно должна повторяться во втором. Рифмы могут располагаться на концах шести строк свободно (cde edc, ccd eed, ccd dee, и т.д.). При этом желательно, чтобы в терцетах использовался иной тип рифмовки, чем в катренах: если в катренах рифмовка перекрестная, то в терцетах – кольцевая; если в катренах – кольцевая, в терцетах – перекрестная. (Дмитриев не следовал этому второстепенному условию в своем “Сонете”: в последних четырех стихах та же рифмовка, что и в начальных катренах.)

4. Так как классическими считаются итальянские и французские образцы сонета, написанные силлабическим стихом, поэтам, пишущим силлабо-тонические сонеты, следует подбирать размеры, соответствующие силлабическим формам образцов. (В русской поэзии итальянскому 11-сложнику соответствовал 5-стопный ямб, французскому 12-стожнику – ямб 6-стопный. Поэты XVIII в. ориентировались на французские образцы, поэтому Дмитриев написал стихотворение 6-стопным ямбом.)

5. Строфный перенос не допустим: графически выделенная строфа должна быть синтаксически законченной. (У Дмитриева каждая строфа завершается точкой.)

6. Поделенный на катрены и терцеты сонет должен иметь строгую тематическую композицию. Если сонет лирический, его части должны следовать одна за другой в порядке тезис – развитие тезиса – антитезис – синтез. Например, в 1-м катрене автор может сообщить читателям о намерении изобразить огонь, а слово “огонь” употребить в прямом значении; во 2-м катрене он развернет описание действий и свойств огня; в 1-м терцете поэт, используя слово “огонь” в переносном значении, может совершить поворот к теме, на первый взгляд, совершенно иной и описать возникновение чувства любви в душе человека; тогда во 2-м терцете он прямым сравнением любви и огня свяжет две темы воедино. В упрощенном виде это правило предполагает не четырех-, а двухчастную структуру сонета: при переходе от 8-стишия к 6-стишию (или от катренов к терцетам) поэт обязан перейти и от одной темы к другой. Если сонет лиро-эпический, его части должны соотноситься как завязка (у Дмитриева – “приступ”) – развитие действия – кульминация – развязка. (Таков и сюжет стихотворения “Сонет”: 1-й катрен – герой решает сочинить сонет “по образцу”, 2-й катрен – у него ничего не выходит, 1-й терцет – Феб, покровитель поэзии, отказывает стихотворцу в помощи, 2-й терцет – герой смиряется с обстоятельствами, но вопреки всему, в том числе собственным ожиданиям, сочиняет сонет.)

7. Сонет должен заключаться “сонетным замком”. “Замок” обычно располагается в двух последних строках, реже – в одной. В лирическом стихотворении - это фраза, содержащая парадокс, неожиданный вывод. В “замке” лиро-эпического сонета автор должен привести сюжетное действие к неожиданной развязке. Как правило, малый объем замка определяет емкость, афористичность финальной фразы. Особый смысловой акцент падает на последнее слово в “замке”: оно является “ключевым” и часто уточняет смысл всего сонета. Если в сонете скрыта загадка, то слово-“ключ” наводит на правильный ответ. Это последнее слово в тексте может быть названием того предмета, описанию которого был посвящен сонет. (У Дмитриева “замок” занимает две последние строки и сообщает сюжету неожиданный финальный поворот: герой, отказавшись от мысли написать сонет, начинает писать трагедию, а сочиняет – сонет. Произведение и оканчивается словом “сонет”, поскольку данная форма явилась предметом поэтического рассказа.)

Эти основные правила показывают, что форма сонета – строгая. Однако “правильных” сонетов, подобных стихотворению Дмитриева, в русской и других европейских литературах значительно меньше, чем сонетов “неправильных”. Из сказанного не следует, что большинство обращавшихся к сонету стихотворцев не были знакомы с перечисленными требованиями или не справились с трудной формой. Причина многочисленных отступлений от правил сонета в том, что каждый из поэтов был волен выбирать, каких именно норм следует придерживаться. Правила уточняли, каким должен быть идеальный сонет, они всего лишь обозначали эталон. А реальные отступления от них обеспечивали многообразие жанровых форм сонета, и в итоге сонет стал едва ли не самой популярной формой в европейской лирике последних веков.

Поэт мог сознательно нарушать какое-то отдельное правило, но при этом соблюдать остальные условия сонетной формы, предписанные традицией. Периодические отступления от некоторых сложившихся правил привели к образованию отдельных исторических разновидностей сонета.

Автор сонета мог, например, отказаться от традиционного метра или размера. Как было указано выше, русские поэты писали сонеты 5-стопным или 6-стопным ямбом. Но уже в конце XVIII в. в русском сонете появился ямб 4-стопный (“Бедами смертными объят…” И.Ф.Богдановича, “Сонет Награжденному патриоту” С.С.Боброва). А в начале XIX в. появились сонеты с разностопным ямбом. Эта жанровую форму назвали “хромым” сонетом. Так, Д.В.Веневитинов в “хромом” сонете “Байрон” (знаменитый английский романтик был хромым!) произвольно чередовал строки 4-стопного и 6-стопного ямба:

К тебе стремился я, страна очарований!

Ты в блеске снилась мне, и ясный образ твой,

В волшебные часы мечтаний,

На крыльях радужных летал передо мной.

Ты обещала мне отдать восторг целебный,

Насытить жадный дух добычею веков,

И стройный хор твоих певцов,

Гремя гармонией волшебной,

Мне издали манил с полуденных брегов.

Здесь думал я поднять таинственный покров

С чела таинственной природы,

Узнать вблизи сокрытые черты

И в океане красоты

Забыть обман любви, забыть обман свободы.

(В этом стихотворении Веневитинов нарушает не только правило равностопности стихов, но и правило синтаксической завершенности строф, а кроме того, вообще отказывается от графического членения текста на строфы.)

Тогда же начали изредка появляться сонеты, написанные хореем (в стихотворении А.А.Дельвига “Что вдали блеснуло и дымится?..” – 5-стопный хорей). Позднее авторы русских сонетов обращались к 3-сложным размерам силлабо-тоники, чаще всего сохраняя 5-стопность стиха (“Смерть Ермака” П.П.Ершова – 5-стопный амфибрахий, “Гигантша” К.Д.Бальмонта – 5-стопный анапест).

К появлению новых разновидностей сонета приводила также перемена количества строк и строф в стихотворении. Поэт мог добавить к произведению “хвост” в виде терцета или графически обособленной строки – и получался “хвостатый” сонет (или сонет с кодой). Так, не случайно В.Я.Брюсов определил форму поэтического послания “Игорю Северянину” как “сонет-акростих с кодою”: поэт хотел, чтобы начальные буквы каждой строки сложились в ту последовательность, которая образует имя адресата в заглавии стихотворения; но в последовательности “Игорю Северянину” - 15 букв, а в стандартном сонете – 14 строк; поэтому и была добавлена еще одна строка, кода.

Если строфы сонета уменьшались на одну (этой отсутствующей строфой был начальный, “головной” катрен), возникала форма “безголового” сонета (“Заблуждение Купидона” и “Гроза шумит в морях с конца в конец…” М.Ю.Лермонтова). Если на одну строфу уменьшалась каждая из двух асимметричных частей (т.е. исчезали один катрен и один терцет), стихотворение приобретало вид “половинного” сонета (или полусонета). Например, В.В.Набокову было удобно придать вид полусонета стихотворению “Большая Медведица”, потому что в этом случае число стихов уравнивалось с числом звезд, которые входят в указанное автором созвездие:

Был грозен волн полночный рёв…

Семь девушек на взморье ждали

невозвратившихся челнов

и, руки заломив, рыдали.

Семь звездочек в суровой мгле

над рыбаками четко встали

и указали путь к земле.

Кроме перемены числа строф, возможна перемена их порядка. Если в стихотворении катрены и терцеты меняются местами, оно превращается в “опрокинутый” сонет. Таков сонет А.Н.Плещеева “Нет отдыха, мой друг, на жизненном пути…”, который, кроме того, имеет вид “хромого”: от чередования 6-стопного и 5-стопного ямба в начальных стихах – к 4-стопному ямбу последней строки.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.