Разноликая журналистика в зеркале научного журнала (5204-1)

Посмотреть архив целиком

Разноликая журналистика в зеркале научного журнала

Ахмадулин Е.

Вопреки классикам XIX века, которые начинали свои обозрения с отрицания: "у нас нет литературы", "у нас нет журналов", осмелюсь утверждать, что "Филологический вестник РГУ" состоялся как научный журнал, со своей концепцией, своим лицом, своими традициями, своей школой, своими авторами и своими почитателями.

Журнал зиждется на трех китах: - литературоведении, языкознании и журналистике. Между ними идет постоянное генетическое взаимопроникновение, которое, в конечном счете, и составляет монотело журнала - филологию. Однако и это монотело отнюдь не вмещается в рамки отведенного ему "прокрустова ложа", идет активный диффузионный процесс с другими науками: филологией, социологией, информатикой, математикой и т.п.

Журналистика в этой филологической триаде представляет собой самого молодого "кита", но, пожалуй, самого дерзкого, самого всеядного, быстро обучающегося и претендующего, в своей практической части, на некую четвертую власть.

В мою задачу входит рассмотрение феномена успеха, а иногда и проколов, именно этого раздела журнала.

Журнал университетский, и уже, - факультетский. Другие ведущие факультеты журналистики России тоже имеют свои журналы, а журналы - свою специфику. "Вестник МГУ", например, большей частью ориентируется на исследования зарубежных СМИ и социологию журналистики, питерские ученые отдают предпочтение классической школе исторических исследований с применением ее методов в обзоре современных тенденций, уральский "Факс" решает проблемы практической журналистики, а воронежские "Акценты" занимаются концептуальными моделями конкретных СМИ в широком аспекте: от оформления до языка и стиля.

"Филологический вестник РГУ" прочно занимает свою нишу в этой журналистиковедческой системе, ориентируясь на традиционные для Ростова научные школы: методы исследования журналистики, историческая типология и история местной региональной печати. Ко времени создания журнала эти научные школы приобрели широкую известность, а методы, разрабатываемые учеными РГУ, вошли в область практического применения: с одной стороны, в сфере теоретических обобщений современных мировых тенденций в журналистике, с другой, в сфере текущей практической аналитики, имеющей временный, этапный характер. Эти научные подвижки в полной мере нашли свое отражение на страницах журнала.

Журнал издается с 1997 года. За это время вышло семь номеров. В отделе "журналистика" опубликовано тридцать статей, девять рецензий, пять отчетов о событиях в научной жизни. Из статейных материалов 12 написаны докторами наук (своими - Акопов А.И., Корнилов Е.А. и Станько А.И. - 8, "иногородними" и "иноземными" - Прохоров Е.П., Сбруев В.В. и Х. Пёткер - 3), кандидатами наук - 5, аспирантами и соискателями - 13.

Эта небольшая статистика свидетельствует о низкой научной активности "среднего звена" преподавателей из числа кандидатов наук, доцентов, с одной стороны, а с другой стороны, о "публикационном" уклоне отдала "журналистики", судя по числу статей аспирантов и соискателей.

В структуре проблематики четко выделяются пять направлений, которые условно можно обозначить следующим образом:

1. научное осмысление современных тенденций в журналистике;

2. современные СМИ: методико-практический опыт;

3. публицистика: методы, приемы, мировоззрение;

4. историко-типологические исследования;

5. правовые аспекты журналистики.

Первое направление является методологическим в том плане, что здесь рассматриваются мировые процессы глобальных коммуникаций. Именно этому посвящена статья Е.А.Корнилова "Рубеж тысячелетий: глобализация информационных процессов и журналистика" (1997, № 1). Автор рассматривает эволюционные тенденции развития журналистики на фоне стремительно завоевывающих весь мир новых технологий связи, сбора и доставки информации, фантастических достижений мультимедиа, информатики, мировых сетей и баз данных. По мнению автора, "информационные процессы все больше проявляют общемировой, глобальный характер", "современное индустриальное общество стремительно преобразуется в "информационное общество", а информационное пространство в системе ноосферы обособляется в инфо-ноосферу. Профессор Корнилов не отождествляет мировые информационные процессы только с журналистикой, ибо массовая коммуникация, зародившись в недрах журналистики, в современном мире вышла далеко за ее пределы. "Инфо-ноосфера как образование, созданное человеком, - пишет он, - является достижением разума, развития цивилизации, новейших технологий, результатом развития общества массовой культуры и одним из первых комплексных объектов исследования теории журналистики, обществоведения и рода точных наук" (с. 56).

Вместе с тем автор указывает на негативные стороны процесса информационной глобализации, на "сопротивление" различных элементов мировой системы СМИ тенденциям объединения в мировую "информационную деревню".

Почему это объективно происходит, Е.А.Корнилов частично раскрывает в статье "Социокультурные модели журналистики" (1998, № 3). Журналистика, по мнению автора, не только информационная система и социальный институт, но и своеобразный феномен культуры. Рассматривая журналистику в общекультурном аспекте, как часть сложившихся исторических, географических, национально-этнических, идеологических и культурных общностей, проф. Корнилов предпринимает первую в прессоведческой литературе попытку классификации социокультурных моделей журналистики, которая может стать базой для дальнейшего анализа как отдельных моделей, так и целостной структуры.

Можно сказать, что этот процесс уже начат и в журнале отражен статьей профессора Московского университета Е.П.Прохорова "Homo sapiens XXI века - человек информированный (к проблеме социокультурных типов журналистики в формирующемся едином информационном пространстве" (1999, № 3). Автор, отмечая дискуссионность теоретических проблем, поставленных Е.А.Корниловым, решил подбросить "дровишек" ("несколько тезисов") в будущий "костер" полемики. "Дровишки", однако, не из парка глобальной информационной деревни, а из российской информационной тайги, где еще предстоит прорубить дорожки "информационного порядка", чтобы дойти до каждого российского "homo sapiensа", донести весь комплекс плюрализма, основанного на толерантности, привлечь все группы и слои общества к "социальному партнерству" на основе общечеловеческих ценностей "добра, истины и справедливости" и закрепить все это в нормативных актах. На основе этих базовых посылов проф. Прохоров предлагает теоретически совершенно конкретные идеи: создать 1) газету, например, для района на основе множественного разнохарактерного соучредительства (для плюрализма мнений) и 2) региональные "государственные органы - Советы по СМИ - с пропорциональным представительством всех стремящихся к массово-информационным выходам органов, организаций, даже отдельных деятелей; 3) этот Совет создает "штаб" региональной "плюралистичной" газеты, "по своей социокультурной модели схожей с домом-кондоминимумом, где различные общественно-политические "семьи" живут в своих "квартирах, но есть общая гостиная". На мой взгляд, идеи проф. Прохорова легко могут быть воплощены в жизнь в части организационной, но в части поставленных целей - это идеализм чистой воды, так как любой Совет или штаб "разноориентированных" будут представлять собрание бесполезных спорщиков, а информация будет селекционироваться и районироваться все теми же "заказчиками музыки".

Статьи ведущих ученых в области журналистики Е.А.Корнилова и Е.П.Прохорова, несомненно, дают выход к открытию на страницах журнала широкой научной дискуссии, так как в них немало допусков, условностей, гипотетичности, недосказанности, проблемной широты, системной комплексности, требующей раскрытия методами не только журналистики, но и пограничных наук.

Правда, внедрение "пограничников" в сферу журналистики или "миссионеров", как их назвал Е.А.Корнилов в своих полемических заметках "Об ипистемах, дискурсах и парадигмах" (1999, № 1), не всегда удачно, как это было с профессором-культурологом В. В. Хорольским. Но при изучении "языка" друг друга такое сотрудничество вполне возможно. Если же говорить о самом полемическом материале (к сожалению, единственном), то он, несомненно, придает журналу "журнальный шарм": публицистичен, образен, остроумен ("Вот такая вампука!"), умен, впрочем, не без налета снобизма. Такие материалы нужны и впредь.

Статья проф. Акопова А.И. "Электронные сети как новый вид СМИ" (1998, № 3) представляет первый опыт постановки проблемы комплексного научного изучения компьютерных электронных сетей как нового явления в журналистике. Автор статьи, известный теоретик и эмпирик в области типологии журналов, организатор и редактор одной из первых электронных газет, поставил перед собой сложную задачу: просветить непосвященных, преподав им азы функционирования глобального информационно-коммуникативного компьютерного пространства и отдельных электронных сетей, с одной стороны, а с другой, проанализировать состояние и перспективы развития нового вида СМИ в электронных сетях. И та, и другая задача выполнены с блеском, статья "звучит" свежо, информативно, проблемно и перспективно, она как бы выходит из раздела глобальных информационных технологий и врастает во второй раздел журнальной проблематики: анализ современных проблем СМИ.


Случайные файлы

Файл
44840.doc
58214.rtf
46122.rtf
131537.rtf
9749-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.