Как хороши, как свежи были розы… (о стихах русского поэта Ивана Петровича Мямлева) (4011-1)

Посмотреть архив целиком

"Как хороши, как свежи были розы…" (о стихах русского поэта Ивана Петровича

Мятлева)

Николай Блохин

Однажды в букинистическом отделе Дома книги я увидел небольшую книжечку "Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границей, дан л?этранже". Это была веселая, остроумная сатира в стихах, написанная в форме путевых записок тамбовской помещицы в путешествии по Германии, Италии и Швейцарии. На титульном листе прочел: "Иван Мятлев". Имя и фамилия автора ни о чем мне не говорили. И я хотел было поставить книжку на место, если бы не пристальный взгляд пожилого книголюба.

Довольно часто я встречал его в Доме книги. В конце концов, при встрече мы даже стали раскланиваться друг с другом, как старые знакомые. Старик почти ничего не покупал. Скорее всего, его любимым занятием на склоне лет стало рытье в книгах. Заметив мою нерешительность, проговорил: "Мятлев! Им зачитывалась дореволюционная Россия. А его стихотворение "Как хороши, как свежи были розы…" знал чуть ли не каждый гимназист. К сожалению, книги этого поэта сегодня - редкость. Возьмите книгу, не пожалеете".

Как позднее выяснилось, в тот день я стал обладателем редчайшего издания произведений одного из лучших российских поэтов. Но прошли годы, прежде чем я понял это.

Перечитывая Лермонтова, буквально споткнулся на таких строках:

Люблю я парадоксы ваши,

И ха-ха-ха, и хи-хи-хи,

Смирновой штучку, фарсу Саши

И Ишки Мятлева стихи…

Не тот ли это Мятлев, книжку которого я приобрел в букинистическом? В примечании к первому тому сочинений Лермонтова сообщалось о том, что Мятлев Иван Петрович родился в 1796 и скончался в 1844 годах. Выходит, он жил в одно время с Жуковским, Вяземским, Крыловым, Белинским, Пушкиным, Лермонтовым, Гоголем? Еще был живы Державин, Карамзин, когда лирические и сатирические стихи и каламбуры Мятлева ходили по рукам. Их читали в светских салонах. И еще я узнал, что этот русский поэт прославился остроумными макароническими стихами, основанными на ироническом смешении различных языков. Правда, определение "макаронический" мне было не совсем понятно. Даже толкование слова "макаронизм" в Словаре русского языка под редакцией А.П. Евгеньевой не внесло ясности: "Иностранное слово или выражение, механически, в неизмененном виде внесенное в речь". Ну, да Бог с ним, с макаронизмом!

Свою первую книжку Мятлев издал анонимно в 1834 году, "в малом числе экземпляров для друзей сочинителя". Но она, как и второй сборник лирики, изданный Мятлевым в 1835 году, не имели успеха. Известность приобрела другая его книга. В 1840-1844 г.г. поэт выпустил, опять же анонимно, свой главный и, пожалуй, самый талантливый труд: "Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границей, дан л?этранже". "Сенсации…" имели шумный успех.

Поэты, которые знали настоящее имя автора шуточных стихов, дружелюбно относились к Ивану Мятлеву. В.Г. Белинский, прочитав первую часть "Сенсаций…", причислил их "…к числу самых примечательных явлений типографского мира" (Полн. собр. соч.,1954. - Т. 5. - С. 165.)

В 2001 году исполнилось 205 лет со дня рождения поэта. На эту дату не обратило ни одно издательство. Дата не круглая. Да, и кто такой Мятлев? Когда в одном довольно известном издательстве Москвы я заговорил о Мятлеве, редактор попросила напомнить что-либо из его поэзии. Когда я прочел начальные строки стихотворения "Розы", она воскликнула: "Так это же Тургенев!" Действительно, согласился я, эти строки приписывают Ивану Сергеевичу, многие считают, что это из его "Стихотворений в прозе". Не раз я встречал в печати эту ошибку. Приведу конкретный пример. Открываю книгу Николая Яновского-Максимова "Последние годы Багрова-внука". Она рассказывает о жизни С.Т. Аксакова в Абрамцеве. И в ней эпиграфом для одной из глав автор взял строки из стихотворения Мятлева "Как хороши, как свежи были розы…", а подписано: И. Тургенев.

А между прочим сам Иван Сергеевич Тургенев пишет буквально следующее: "Где-то, когда-то, давным-давно тому назад, я прочел одно стихотворение. Оно скоро позабылось мною… но первый стих остался у меня в памяти: "Как хороши, как свежи были розы…" Вот так великий Тургенев, сам того не ведая, защитил память "невеликого" Мятлева. Правда, мне кажется, что Иван Сергеевич слукавил, когда писал, что позабыл имя автора. Скорее, это литературный прием. Ему он нужен был для написания очередного стихотворения в прозе.

Пушкин посвятил Мятлеву известное стихотворение "Сват Иван…", написанное "под Мятлева":

Сват Иван, как пить мы станем,

Непременно уж помянем

Трех Матрен, Луку с Петром,

Да Пахомовну потом.

Мы живали с ними дружно,

Уж как хочешь - будь что будь -

Этих надо помянуть,

Помянуть нам этих нужно.

Поминать, так поминать,

Начинать, так начинать,

Лить, так лить, разлив разливом.

Начинай-ка, сват, пора.

Трех Матрен, Луку, Петра

В первый раз помянем пивом,

А Пахомовну потом

Пирогами да вином,

Да еще ее помянем:

Сказки сказывать мы станем -

Мастерица ведь была

И откуда что брала.

А куды разумны шутки

Приговорки, прибаутки,

Небылицы, былины

Православной старины!..

Слушать, так душе отрадно.

И не пил бы и не ел,

Все бы слушал да сидел.

Кто придумал их так ладно?

Стариков когда-нибудь

(Жаль, теперь нам не досужно)

Надо будет помянуть -

Помянуть и этих нужно…-

Слушай, сват, начну первой.

Сказка будет за тобой.

В фондах не только столичных, но и областных, краевых библиотек можно обнаружить сборники стихотворений Ивана Петровича Мятлева. Но его "Сенсации…" хотя и издавались и даже вышли в 1969 году в Большой серии библиотеки поэта, основанной М. Горьким, сегодня - редкость. Правда, у стихотворения "Розы" другая судьба. Первая его строка послужила другому поэту Игорю Северянину для написания пронзительного по содержанию собственного произведения о нелегкой судьбе России после октябрьских событий 1917 года:

Как хороши, как свежи будут розы,

Моей страной мне брошенные в гроб.

Именно эти две строчки видел я на надгробии Игоря Северянина в Таллинне, где он похоронен. Сегодняшнее поколение, глядя на разгул дикого капитализма в России и его вождей, ерничает: "Как хороши, как свежи были рожи!" Впрочем, Ивану Мятлеву это, наверное, понравилось бы.

Мне иногда кажется, что если бы Мятлев написал только стихотворение "Розы", его все равно следовало бы поставить в один ряд с великими поэтами России. Иван Петрович прожил жизнь не слишком долгую, но вполне благополучную, насыщенную событиями, в том числе и историческими. Когда Наполеон пришел со своим стотысячным войском в Россию, Иван Мятлев записался в Белорусский гусарский полк. Корнету Мятлеву от роду было шестнадцать с половиной лет. Из армии демобилизовался по болезни. Служил по гражданскому ведомству. И дослужился до статского советника и камергера. Прошение об отставке подал в 1836 году. Оно было удовлетворено. И тогда же отправился в большое путешествие по Европе. Вернулся в Россию и написал свою "Госпожу Курдюкову…" Позднее она была переделена в водевиль и дважды представлялась в Александринском театре. Многие стихи были положены на музыку. В народе большой популярностью пользовалась песня "Фонарики-сударики":

Фонарики-сударики,

Скажите-ка вы мне,

Что видели, что слышали

В ночной вы тишине…

Фонарики-сударики

Горят себе, горят.

А видели ль, не видели ль -

Того не говорят…

Он - автор и лапидарно-разговорного "Нового года":

Весь народ говорит,

Новый год, говорит,

Что принес, говорит,

Ничего-с, говорит,

Кому крест, говорит,

Кому пест, говорит,

Кому чин, говорит,

Кому блин, говорит…

Не меньшей известностью пользовалась "Фантастическая высказка", она же - "Таракан":

Таракан

Как в стакан

Попадет -

Пропадет,

На стекло

Тяжело

Не всползет.

Так и я:

Жизнь моя

Отцвела,

Отбыла…

Мятлева нередко называли шутом русской литературы. Провинциалы, приезжавшие в Петербург, непременно стремились попасть "на Мятлева". В литературных салонах, где выступал Иван Петрович, все друг друга знали и мило подшучивали. Он мог, не задумываясь о последствиях, посвятить абсолютно пустую фантазию генералу Ермолову. Однажды откликнулся на просьбу наследника, будущего царя Александра II. Последний, прочитав стихи Якова Грота: "Берегитесь; край болотный, град отравой переполнен…", попросил Мятлева защитить Санкт-Петербург. Так родились стихи: "Ужель ты веришь наговорам, сплетенным финнами на нас?"

И только над поэтом поднялась звезда литературной славы, он умер. Казалось бы, русская литература никогда не переживет эту потерю. Но впереди был Козьма Прутков, родившийся из лучей Мятлевской поэзии.

А закончить эту заметку о замечательном русском поэте мне хотелось бы строками из самого известного его стихотворения "Розы". Послушайте:

Как хороши, как свежи были розы

В моем саду! Как взор прельщали мой!

Как я молил весенние морозы

Не трогать их холодною рукой!

Как я берег, как я лелеял младость

Моих цветов заветных, дорогих;

Казалось мне, в них расцветала радость;

Казалось мне, любовь дышала в них…


Случайные файлы

Файл
15755-1.rtf
101346.rtf
13783-1.rtf
33355.rtf
72677-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.