Киевская летопись (3733-1)

Посмотреть архив целиком

Киевская летопись

Пауткин А. А.

Первые крупные достижения древнерусских летописцев связаны с Киево-Печерским монастырем. В стенах этой древней обители создавались своды, предшествовавшие реально сохранившейся до наших дней «Повести временных лет». На протяжении ряда десятилетий XI в здесь по крупицам собирались ценнейшие исторические сведения, устные преданья, использовались византийские хроники. Здесь был накоплен богатый опыт исторического повествования, позволивший уже во втором десятилетии XII в. завершить работу над «Повестью временных лет», вобравшей в себя самые разные источники и материалы. По мысли крупнейшего исследователя русских летописей А.А.Шахматова, а эта точка зрения давно утвердилась в науке, монах Нестор окончил этот труд в 1113 г. В этом году в Киеве произошли большие перемены. После смерти покровительствовавшего Киево-Печерскому монастырю Святополка Изяславича на киевский стол взошел Владимир Мономах. Он передал ведение летописания в свой вотчинный Выдубицкий Михайловский монастырь. Здесь игумен Сильвестр переработал финал Несторовой летописи с промономаховых позиций, создав в 1116 г. вторую редакцию «Повести временных лет». Так впервые в истории раннего русского летописания в число хранителей летописной традиции, столь важной для средневековой культуры, вошел другой киевский монастырь – Выдубицкий. Случилось это по политическим причинам, из-за желания Владимира Мономаха хотя бы на время подчинить себе столь важный процесс создания летописного текста.

Медиевисты полагают, что первая редакция «Повести временных лет», составленная Нестором, до нас не дошла. В более поздних сводах, и прежде всего в таких, как Ипатьевский (нач.XV в.) и Лаврентьевский (1377г.), сохранились вторая (сильвестровская) и третья редакция, созданная уже в 1118 г., когда Киево-Печерская обитель вернула себе дело ведения летописной работы.

История киевского летописания на этом не завершилась. Наступил ее новый период. И тут вновь свое слово сказали летописцы киевского Михайловского Выдубицкого монастыря. Ипатьевская летопись, получившая свое наименование по костромскому Ипатьевскому монастырю, в котором был обнаружен ее древнейший список начала XV в., сохранила большой массив известий, продолжающих текст, созданный печерскими книжниками. Это повествование, доведенное до конца XII в., условно называется в исследовательской литературе Киевской летописью (следует помнить, что и «Повесть временных лет» тоже создавалась в Киеве). В ней отразились многие источники, объединенные в киевском Выдубицком монастыре. Принято считать, что редактором свода 1200 г., вобравшего в себя как великокняжеские летописи, так и фрагменты летописей черниговских и переяславских правителей, стал игумен Моисей. С особым вниманием он следил за деяниями Ростиславичей, потомков киевского князя Ростислава Мстиславича, а закончил свой труд сказанием о постройке каменной стены вокруг Выдубицкого монастыря и риторически украшенной похвалой великому князю Рюрику Ростиславичу, покровительствовавшему этой обители. Торжественная речь Моисея Выдубицкого по праву считается одним из выдающихся образцов ораторского искусства Киевской Руси.

Каково же историко-литературное значение Киевской летописи? Она весьма обширна и разнолика. Иногда возникает справедливое чувство, что по своим поэтическим достоинствам эта летопись уступает более древней «Повести временных лет». Пожалуй, в этом своде нет того единства, внутренней идейной целостности, которая поражает читателя в наследии печерских хронистов. Зато все это в немалой степени компенсируется информационным богатством летописи, политической опытностью русских историографов сер.– второй пол. XII в. Однако одной фактографии историку литературы недостаточно. Поэтому особенно важно, что здесь отразился процесс дальнейшего развития летописной формы и стиля, оттачивались традиционные приемы изображения исторического события, его участников. На страницах Киевской летописи обретает свой окончательный облик такой важный жанр древнерусской книжности, как воинская повесть.

В Киевской летописи отразились хитросплетения межкняжеских отношений, неустанная борьба претендентов на великокняжеский стол, жизнь удельных княжеств и, конечно, история русско-половецкого противостояния.

Краткое содержание и композиция летописи

Перечислим в самом общем виде важнейшие события восьми десятилетий XII в., запечатленные в погодных записях, повестях и сказаниях, созданных безымянными авторами юга Руси и обработанных искусным книжником Моисеем на рубеже XII – XIII вв.

Свод открывается рассказом о более или менее спокойном периоде правления Владимира Мономаха (ум. в 1125 г.). Этот непродолжительный период сменился затем годами противостояния Мономаховичей и потомков Олега Святославича Черниговского (прозванного в «Слове о полку Игореве» Гориславичем). Ольговичи в своем стремлении поколебать могущество Мономахова племени опирались на союзных им половецких ханов. В 1139 г. Всеволод Ольгович ненадолго завладел Киевом, пытаясь лавировать и сталкивать между собой представителей других княжеских ветвей. Несмотря на все усилия, Ольговичам не удалось надолго занять главенствующее положение. Внук Мономаха, Изяслав Мстиславич Переяславский, наделенный военными дарованиями, нарушил обычаи старшинства и овладел великим столом. Жертвой противостояния оказался Игорь Ольгович, растерзанный в 1147 г. возбужденной толпой киевлян.

Середина XII столетия была отмечена крупными междоусобицам. Воевали между собою Изяслав Мстиславич и Юрий Долгорукий. Борьба за обладание Киевом шла с переменным успехом до самой смерти Изяслава в 1154 г. Интересно, что оба претендента трижды занимали золотой стол. Лишь после этого Юрий Суздальский окончательно утвердился на юге. Во второй половине XII в. впервые отчетливо проявились тенденции к утрате Киевом прежней политической роли. В 1169 г. Андрей Юрьевич Боголюбский подверг город жестокому разорению. А следующие десятилетия ознаменовались господством в «Русской земле» сыновей Ростислава Мстиславича. В 80 – 90-е гг. Ростиславичи вынуждены были делить власть со старшим в роду Ольговичей - Святославом Всеволодовичем. По условиям договора Святослав владел лишь самим Киевом. Именно этот князь, не обладавший всей полнотой реальной власти, изображен в «Слове о полку Игореве» выразителем идеи единства перед лицом степной угрозы, в его уста безымянный автор вложил «золотое слово» – страстное обращение к многочисленным русским князьям.

Среди различных по своему происхождению больших и маленьких летописных повествований, расположенных под конкретными годами, как это сложилось еще на раннем этапе летописной работы во второй пол. XI в., следует выделить так называемую «Повесть об убиении Андрея Юрьевича Боголюбского». Она читается в Киевской летописи под 1175 г. В свое время летописные произведения такого рода были названы Д.С.Лихачевым повестями о княжеских преступлениях. Конечно, подобное наименование имеет условный характер. Его нельзя воспринимать как строгое жанровое определение. Решающим фактором при выделении данной разновидности исторических повествований стала тема преступного деяния, направленного против князя. Есть такие тексты и в составе древнейшей летописи – «Повести временных лет» (напр., сказание об убиении Бориса и Глеба или рассказ попа Василия об ослеплении князя Василька Теребовльского).

Сын Юрия Долгорукого Андрей Боголюбский был одним из влиятельнейших князей не только северо-востока, но и юга Руси. Во время его правления стал особенно заметен упадок политического значения Киева как центра. Андрей Юрьевич стал проводить самовластную политику. В эту пору Ростов и Суздаль являлись самыми древними административными центрами северо-восточной Руси. Однако здесь наследнику основателя Москвы серьезно противостояла местная боярская знать. Князь перебрался во Владимир, избрав город на Клязьме своей столицей.

Но милее всего сердцу Андрея Юрьевича была его загородная резиденция – Боголюбово. Строительство велось в нескольких верстах западнее Владимира близ слияния рек Клязьмы и Нерли в 1158-1165 гг. Вскоре в Боголюбове был возведен своеобразный замок или дворцовый комплекс. Центром ансамбля стал одноглавый Рождественский храм. Арочный переход, украшенный резьбой по камню, соединял собор с резиденцией князя, на месте которой в XIX в. возникли монастырские кельи. Большая часть белокаменных построек XII в. не сохранилась до наших дней. В XX в. учеными были предложены несколько вариантов реконструкции Боголюбовского дворца. Одна из наиболее известных реконструкций принадлежит Н.Н.Воронину. Сегодня у самых монастырских стен проходит шоссе, ведущее в Нижний Новгород. Наши современники могут видеть лишь фрагмент перехода и лестничную башню, перестроенную в колокольню.

В древнем «Сказании об иконе Владимирской Богоматери» говорится о чуде, которое повлияло на выбор места строительства княжеской резиденции. Андрей Юрьевич ушел из южной Руси в 1155 г. И когда он был уже «на реце на Клязьме» неожиданно для всех встали кони, перевозившие икону Богородицы. Никак не удавалось княжеской процессии продолжить свой путь. Сколько ни меняли лошадей, ни переносили чудотворную икону на сани, кони не могли сдвинуться с места. Так божественным промыслом было указано Андрею это место. Здесь он начал строить каменные храмы во имя Святой Богородицы, нарек указанное ему место «Боголюбимое».

Недалеко от Боголюбовского замка в месте впадения реки Нерль в Клязьму по заказу Андрея Боголюбского в 1165 г. была возведена церковь Покрова. Эта небольшая по размерам церковь, построенная на искусственном холме, отличается простотой и изысканной легкостью форм. Храм покрова на Нерли по праву считается не только одним из совершеннейших творений зодчих северо-восточной Руси, но и шедевром мировой архитектуры. В XX столетии между постройками бывшей княжеской резиденции и церковью Покрова на Нерли пролегла насыпь железной дороги.


Случайные файлы

Файл
142498.rtf
66097.rtf
104272.rtf
63266.rtf
kursovik.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.