Слово о полку Игореве (3726-1)

Посмотреть архив целиком

"Слово о полку Игореве"

Пауткин А. А.

Среди произведений древнерусской литературы "Слово о полку Игореве" занимает совершенно особое место. Его международная известность столь велика, что произведение средневекового автора можно отнести к своеобразным символам культуры Киевской Руси. "Слово" переведено на многие языки мира, изучается представителями различных областей гуманитарного знания, вызвало огромное число откликов в культуре нового времени. Несмотря на длительную историю изучения, этот памятник до сих пор вызывает у исследователей немало вопросов, порождает научные споры, а подчас и скептические суждения. Многие сложные проблемы отпали бы, если бы наука и современные читатели располагали подлинником рукописи "Слова". Трудно установить точную дату создания этого анонимного произведения. В медиевистике нет единого мнения по этому вопросу. Большинство авторитетных исследователей относят появление "Слова" в Киево-Черниговской Руси к периоду между 1185 г. и 90-ми гг.XII в. Единственный список "Слова" был случайно обнаружен в конце XVIII в. в составе сборника, объединившего в себе части XVI и XVII вв. Такие разновидности рукописей, собранные из тетрадей, переписанных в разное время, называются конволютами. Счастливая находка коллекционера А.И.Мусина-Пушкина стала эпохальным событием в истории накопления сведений о древней письменности, в процессе расширения круга литературных источников. Однако довольно скоро ценнейшая рукопись навсегда была утрачена во время пожара Москвы 1812 г.

В основе произведения лежат реальные исторические события, происходившие весной 1185 г., когда новгород-северский князь Игорь Святославич в окружении своих ближайших родственников отправился в поход против половецких ханов.

К этому времени история русско-половецких отношений насчитывала уже много десятилетий. Заселив северное Причерноморье, кочевники, относящиеся к группе тюркских народов, с 60-х гг. XI в. стали совершать набеги на русские города. Угроза грабежей и разорения нависла над многими удельными княжествами. Русь несла не только экономический урон. Половцы угоняли в неволю множество людей, проявляя при этом крайнюю жестокость. Постепенно набеги и опасное соседство южных земель Руси со степью превратились в повседневную реальность. Борьба с кочевниками шла с переменным успехом. Некоторые князья прославились своими победами над половецкими ханами. Особыми заслугами в этой борьбе обладал Владимир Мономах (ум. в 1125 г), после побед которого половцы на долгие годы утратили способность к серьезному сопротивлению.

С наступлением раздробленности русских земель половцы превратились в силу, которую стали использовать в междоусобной борьбе те или иные правители. Одним из первых стал приглашать на Русь степняков Олег Святославич - дед главного героя "Слова". Постепенно установилась практика создания временных коалиций, закрепляемых династическими браками русских князей и дочерей половецких ханов. Половецкое общество не было единым. Каждый влиятельный хан вел самостоятельную политику в отношении Руси. Иногда в сражениях XII в., происходивших между дружинами русских князей, половецкие воины могли поддерживать представителей обеих сторон. К подобным действиям ханов подталкивали как посулы богатой добычи, так и родственные связи с той или иной ветвью княжеского рода. Главными представителями половецкой знати в эпоху неудачного похода Игоря были могущественные ханы Гзак и Кончак.

Открытие и опубликование "Слова о полку Игореве". Судьба рукописи.

Вторая половина XVIII века была временем возросшего интереса к российским древностям. Активно пополнялись собрания рукописей, актов, документов прошлого. Собирание раритетов стало даже своеобразной модой среди образованных дворян. Коллекции некоторых "дилетантов" могли соперничать с государственными архивами или библиотеками профессиональных ученых-историков. Одним из наиболее известных собирателей книжных сокровищ Древней Руси был граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин (1744-1817).

Мусины-Пушкины - старинный дворянский род, возводивший своих предков к легендарному Ратше, дружиннику XIII в. Потомок Ратши в десятом колене стал в XV в. родоначальником Мусиных-Пушкиных (ср. стихотворные строки А.С.Пушкина: "Я просто Пушкин, не Мусин…" ("Моя родословная", 1830). Особого возвышения предки собирателя достигли в XVII в. Алексей Иванович - вельможа эпохи Екатерины Великой, видный государственный деятель ее царствования. Он был весьма образованным, влиятельным и чрезвычайно богатым человеком. Мусин-Пушкин был женат на Екатерине Алексеевне Волконской (1754-1829). В молодости он состоял адъютантом при фаворите императрицы Григории Орлове и сделал придворную карьеру. Уже в 70-е годы XVIII в. проявил интерес к истории, искусству и литературе. Коллекционер древностей, историк-любитель, издатель памятников, он был действительным членом Российской Академии, президентом Академии художеств. Русский историк В.О.Ключевский назвал графа Мусина-Пушкина "антикварием-публицистом". Мусин-Пушкин был поклонником историка В.Н.Татищева, вокруг него объединялся "Кружок любителей отечественной истории", куда входили Н.Н.Бантыш-Каменский, И.П.Елагин, А.Ф.Малиновский, И.Н.Болтин и др. Он не делал тайны из своего собрания. В его библиотеке работали многие ученые рубежа XVIII - XIX вв., в том числе и Н.М.Карамзин.

Имя Мусина-Пушкина вошло в историю культуры в связи с открытием и опубликованием "Слова о полку Игореве", однако именно им было осуществлено также первое издание "Русской Правды" и "Поучения" Владимира Мономаха.

Будучи обер-прокурором Святейшего Синода, коллекционер имел возможность инспектировать монастырские библиотеки. Многие архивные собрания находились в XVIII в. в плачевном состоянии. Через своих комиссионеров библиофил приобретал старинные рукописи. Он выкупил у наследников или получил в дар ряд известных собраний Москвы.

Почти до самого конца XVIII в. Мусин-Пушкин проживал в Петербурге, на Мойке. Выйдя в отставку при Павле I, он перебрался в Москву, где купил большую городскую усадьбу, состоявшую в Басманной части. Дом на Разгуляе (ныне старое здание МИСИ) стал тем местом, где были сконцентрированы несметные книжные сокровища. Здесь и суждено было впоследствии погибнуть вместе с другими рукописями подлиннику "Слова о полку Игореве".

Вопрос о том, как было обнаружено всемирно известное произведение, всегда оставался сложным, запутанным. Сам коллекционер не любил распространяться о своих приобретениях и только незадолго до своей смерти, уже после московского пожара 1812 г., уничтожившего рукопись "Слова", поведал, что приобрел ее у заштатного архимандрита Ярославского Спасо-Преображенского монастыря Иоиля (Быковского) (1726-1798).

В царствование Екатерины II было упразднено немало монастырей. В их число попала и древняя Спасо-Преображенская обитель, место нахождения которой на берегу впадающей в Волгу реки Которосль оказалось теперь в самом центре исторической части Ярославля. На территории монастыря в XVIII в. действовала духовная семинария, ректором которой был Иоиль. После закрытия монастыря здесь обосновалось архиерейское подворье. Престарелому настоятелю упраздненного монастыря Иоилю (Быковскому) было позволено доживать здесь свой век. Мусин-Пушкин сообщил, что именно у Иоиля, нуждавшегося в конце жизни в средствах, и была приобретена рукопись хронографа, содержавшая дотоле неизвестный уникальный памятник.

Время самого обнаружения рукописи точно не известно. До сегодняшнего дня выдвигаются различные версии, называются несколько дат, устанавливаемых по косвенным данным. Судя по всему, рукопись Спасо-Ярославского хронографа, содержавшая "Слово", была обнаружена в первой половине 90-х годов XVIII века. Первым о находке уведомил читателей писатель и журналист П.А.Плавильщиков (1760-1812), издававший вместе с И.А.Крыловым журнал "Зритель". При этом Плавильщиков не указал прямо ни имени коллекционера, ни названия памятника. Он упоминал некие "стихотворные поэмы" в честь князя Ярослава и его детей, сообщал о трудах "охотников до редкостей древности отечественной", благодаря которым "Россия вскоре увидит… драгоценные остатки" домонгольской литературы. В 1947 г. литературовед П.Н.Берков высказал предположение о том, что Плавильщиков намекал именно на обнаружение "Слова". Скорее всего, автор публикации не видел самого текста памятника.

В середине 90-х годов XVIII в. в дар императрице Екатерине II (1729-1796) была поднесена писарская копия, снятая с рукописи "Слова". Екатерина живо интересовалась прошлым России, создавала сочинения на исторические темы, для нее и ранее снимались копии с древних рукописей. На подаренном ей списке "Слова" сохранились ее собственноручные пометы. После смерти императрицы копия затерялась и вновь была введена в научный оборот через много десятилетий.

Два следующих, более конкретных упоминания об открытии Мусина-Пушкина принадлежат поэту М.М.Хераскову (1733-1807) и писателю и историку Н.М.Карамзину (1766 - 1826). Херасков при опубликовании в 1797 г. второй редакции своей поэмы "Владимир" сообщил читателям об открытии древней поэмы. Сравнивая безымянного ее автора с Оссианом и Гомером, поэт, помимо самого упоминания в стихотворном тексте, предложил сноску, где писал: "Недавно отыскана рукопись под названием "Песнь о полку Игоря", неизвестным писателем сочиненная, - кажется, за многие до нас веки, в ней упоминается Боян, российский песнопевец".

Осенью того же 1797 г. на страницах выходившего в Гамбурге франкоязычного журнала "Spectateur du Nord" Карамзин под псевдонимом N.N. поведал о том, что "два года тому назад в наших архивах был обнаружен отрывок из поэмы" об Игоре. Писатель, как и было принято в конце XVIII - начале XIX вв., говорил о "Песне воинам Игоря" в контексте оссианизма.


Случайные файлы

Файл
146085.doc
35666.rtf
16182-1.rtf
132672.rtf
50014.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.