Становление и развитие великорусского языка (3678-1)

Посмотреть архив целиком

Становление и развитие великорусского языка

Широков О. С.

Всё словарное богатство современного русского языка сложилось в результате многовекового языкового развития на протяжении истории русского народа. Собственно великорусская история начинается с выделения великоруссов как особого восточноевропейского этноса. Стимулом этнического обособления и консолидации великоруссов, развития их национального самосознания послужило освоение и обустройство того месторазвития, которое стало прозываться Святая Русь. Это движение началось ещё в пределах древней Киевской Руси, когда потомки первичных восточнославянских племён, в основном - вятичей, кривичей и новгородских словен, - переселялись в междуречье Оки и Волги, за Волгу, поглощая в своей миграции местное чудское (финское) и отчасти тюркское население. Ещё в домонгольский период, в начале заката Киевской Руси, усилились и стали объединяться удельные княжества Волго-Окского междуречья. C XIII в. фактической столицей складывающейся нации становится Владимир-на-Клязьме, который с XIV в. стала сменять Москва. С московского периода начинается собственно великорусская история, отличная от белорусской, украинской, западно- и южнославянских (ср. прозвища великоруссов у других народов: московиты, москали).

Единым литературным языком для всей Руси киевского периода её истории был древнерусский вариант церковнославянского языка, допускавший в отдельных случаях, стилях и жанрах использование специфических восточнославянских (древнерусских) форм. До XIV в. церковнославянские слова и формы не противопоставлялись исконно русским как формы и слова другого языка. Они воспринимались как более высокие, книжные нормы того же языка, хотя уже с XII в. живая славянская речь не была единой, не происходило общеславянских языковых процессов.

После церковного раскола 1054 г. - окончательного отхода католичества от православия - усиления на Руси усобицы, после смерти в том же несчастном году Ярослава Мудрого иссякло общеславянское этническое самосознание. В том роковом году в Приазовских степях появилась тюркская (кыпчакская) половая орда, названная так, по-видимому, по масти коней. В XII в. половцы установили господство в степном Причерноморье и «Путь из варяг в греки», обеспечивавший единство Киевской Руси, стал терять своё значение. Тогда стало распространяться движение на северо-восток, приводившее к выделению и укреплению Великой, т. е. «дальней», «новой» Руси, отличавшейся от древней, исконной, ближней «Малой Руси» Подобные различия можно увидеть в противопоставлении южной Малой и северной Великой Польши, в античное время в названии дальних древнегреческих колоний в Италии: Великой Грецией, а ещё раньше в названии ближней и исконной Малой Фригии у Мраморного моря - Пропонтиды, и новой и дальней Великой Фригии в глубине Малой Азии - Анатолии. Великокняжеский (всея Руси) престол после разорения Киева Андреем Боголюбским (1169) был перенесён на Суздальскую землю и установлен в новом городе на Клязьме - Владимире.

Фонетическая и морфологическая система великорусского языка.

К началу выделения великорусского этноса древнерусские диалекты имели систему гласных, отличную от вокализма современного русского и от вокализма старославянского языка.

и/ы у

ие ь/ъ ô

е о

а

Гласная ие (обозначавшийся буквой "ять"), как показывают данные некоторых современных великорусских и украинских диалектов, на Руси произносилась как расширяющийся дифтонгический звук. гладкое скольжение от и к закрытому, узкому е в пределах одного слога. Подобное скольжение от у к закрытому о было у особой гласной, в некоторых более поздних памятниках (в рукописях XVI в. из северных монастырей) иногда орфографически отличавшейся от обычной о надстрочным диакритическим значком «каморой».

Первоначально ещё имелись, как и во всех других древнеславянских диалектах, носовые (назализованные) гласные, обозначавшиеся в старославянском письме буквами юс большой и юс малый: о и э носовые. Следы таких гласных, произносимых при опущенной нёбной занавеске и открытом носовом резонаторе, отражены в древних русских заимствованиях в угро-финских языках: эст. sund суд; фин. suntio - церковный служитель, судья; kuontalo - пакля, рус. кудель; эст. und - удочка’; фин. kantele - рус. гусли; литовск. kaňklès - цитра, гусли’, по-видимому, заимствовано из эстонского-финского, где глухая k-, как обычно, заменила звонкую славянскую г; мордовск. пондо, понд, также литовск. pundаs из пудъ. - рус. пуд: первоначально из лат. pondus (вес), заимствованного славянами. От восточных славян это слово попало к литовцам и волжским финнам.

Но ещё до появления древнерусской письменности, к началу XI в., в восточнославянских диалектах произошёл переход носовых о и э в у и а с предшествующим смягчением согласного. Поскольку на месте э носового образовался гласный а с предыдущим смягчением, то, например, слова мяти, рядъ, отличавшиеся от мати, радъ гласным, изменились в «миати», «риад», которые стали отличаться от мати, радъ согласным (появились фонематические противопоставления м : м` , р : р`), после стяжения носовых гласных в древнерусских (восточнославянских) диалектах общеславянского праязыка образовалось дополнительное фонематическое противопоставление твёрдых (веляризованных) и мягких (палатализованных) рядов губных и зубных согласных: п, б, в, м, т, д, с, з, н, л, р : п`, б`, в`, м`, т`, д`, с`, з`, н`, л`, р`. Новые н`, л`, р` фонетически не отличались от старых мягких (медиопалатальных), унаследованных из общеславянского праязыка.

В диалектах восточнославянских племён Киевской Руси деназализация носовых и падение редуцированных вызвали перестройку всей фонемной системы. Первоначально пары саду (дат. п.ед. ч.) / сяду, радъ/рядъ, дънъ (род. п. мн. ч. от дъно - совр. русск. дно) /Донь (Дания) различались только гласными. Но после того, как носовой передний (мягкий) гласный е изменился в а и выпали ъ, ь, бывшее до того позиционно обусловленное смягчение (палатализация) предшествующих согласных (д`, т` и других) стало релевантным (значимым) дифференциальным признаком: в разных локальных рядах (губном, зубном, свистящем) согласные дополнительно стали противопоставляться по твёрдости / мягкости, появились дополнительные локальные ряды палатализованных (мягких) согласных (в старославянском языке по твёрдости / мягкости противопоставлялись лишь отдельные согласные: з/з’, с/с’, л/л’, н/н’, р/р’). Это вело к перестройке вокалической фонемной системы: в состоянии дополнительного распределения оказывались ь (еръ)/ ъ (ерь), также и/ы, они становились аллофонами (комбинаторно обусловленными вариациями) единых фонем и /ы и ь / ъ.

Это, в свою очередь, вело к изменениям на морфологическом ярусе. При фонемном противопоставлении и/ы, ь /ъ формы раби, столи, сусиеди (им. п. мн. ч.): рабы, столы, сусиеды (вин. п. мн. ч.) отличались гласными флексиями -и -ы; после объединения фонемы и/ы они стали различаться фонологически не обусловленным, морфологическим чередованием корневых согласных фонем б /б’, л/л`, д/д’ при формальной омонимии самих флексий.

В современном русском языке в примере сосед / соседи грамматическое чередование: твёрдая основа единственного числа противопоставляется мягкой основе множественного числа. Нефонетические чередования могли устраняться изменениями по аналогии. Во множественном числе различие (противопоставление) именительного и винительного падежей было только у слов мужского рода (ср. омонимию им. и вин. п. мн. ч. жены, кости), но уже в ранних древнерусских памятниках появилась тенденция замены именительного падежа множественного числа столи столы винительным падежом множественного числа столы. Это аналогия внутренняя, поскольку изменение одной формы именительного падежа, происходит в результате ассоциации с другой формой - винительным падежом того же слова, формальная поскольку изменяются формальные показатели - флексии, а не основа.

Гласная ь / ъ была ненапряжённой (вялой, редуцированной) и краткой, во всех славянских диалектах она имела тенденцию к исчезновению в начальном предударном слоге и на конце слова, а также в срединных слогах, находящихся перед слогом, содержащем какую-либо другую, не редуцированную гласную. Впервые это выпадение редуцированных отражено в самых ранних (конца Х в.) южнославянских (древнеболгарских) письменных памятниках, но на Руси этот общеславянский процесс окончательно завершился лишь к середине XIII в. После этого начинается собственная история великорусского языка, как и всех других славянских языков.

После того, как отпали конечные редуцированные гласные ъ и ь, звонкие согласные, оказавшиеся на конце слова, стали оглушаться, причём не только перед паузой, но и перед энклитиками: мёрз ли, продрог ли стали противопоставляться по глухости цельным словам мёрзли, продрогли, чего не было в начинавшем оформляться украинском языке. Конечные согласные стали непосредственно противопоставляться по твёрдости / мягкости, причём это противопоставление охватило и губные согласные: глуп / глубь, кров / кровь (такое противопоставление конечных губных отсутствует в других славянских языках).

Распространение православия и объединение русских княжеств

В XIV в. в Византии зародилось религиозно-идеологическое течение исихазм (от греческого - исихия - "покой, безмолвие, молчание"), направленное на сохранение и оберегание исконно-православных традиций от влияния униатства - движения на Балканах и юго-западной Руси, стремящегося к установлению гегемонии над православными церквями римско-католической церкви. Внешне исихазм выражался в обете молчания. Центром исихаcтов-молчальников была святая гора Афон на полуострове Халкидике в северной Греции.


Случайные файлы

Файл
26516.rtf
38826.rtf
54017.doc
185158.rtf
11104.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.