Николай Семенович Лесков (1831—1895): очерк жизни и творчества (3657-1)

Посмотреть архив целиком

Николай Семенович Лесков (1831—1895): очерк жизни и творчества

Ранчин А. М.

Роман "Накануне" и первые повести

Николай Семенович Лесков родился 4 февраля (старого стиля) 1831 г. в сельце Горохове Орловской губернии. Отец Лескова, Семен Дмитриевич, был заседателем Орловской уголовной палаты. По словам Лескова, он отличался религиозностью, "прекрасным умом", честностью и "твердостью убеждений, из-за чего наживал себе очень много врагов". Сын священника, Семен Дмитриевич приобрел дворянство благодаря своей службе. Мать, Мария Петровна (урожденная Алферьева) была потомственной дворянкой.

Детство Лескова прошло в Орле и в отцовском имении Панине Орловской губернии. Близкое знакомство с крепостными крестьянами, общение с крестьянскими детьми открыли будущему писателю своеобразие народного мировосприятия, столь непохожего на ценности и идеи образованных людей из высших сословий. Детские впечатления и рассказы бабушки, Александры Васильевны Колобовой об Орле и его жителях отразились во многих произведениях Лескова.

В 1847-1849 гг. Лесков служил в Орловской палате уголовного суда. В конце 1849 г. он переехал в Киев, с 1849 по 1856 гг. занимал различные должности в Киевской казенной палате. В Киеве он близко познакомился со свободомыслящими учеными – профессором государственного права И.М. Вигурой и статистиком Д.П. Журавским. Писатель позднее очень тепло вспоминал о твердом стороннике отмены крепостного права, бескорыстном идеалисте Журавском; с симпатией и любовью он изобразил Журавского в романе-хронике "Захудалый род"(1874). В это время Лесков внимательно читал философские сочинения, труды социалистов А.И. Герцена и Р. Оуэна.

Государственная служба тяготила Лескова. Он не чувствовал себя свободным, не видел в собственной деятельности реальной пользы для общества. В 1857 г. он поступил в хозяйственно-коммерческую компанию, которую возглавлял англичанин Александр Яковлевич (Джемсович) Шкотт, муж лесковской тетки. Как вспоминал сам Лесков, коммерческая служба "требовала беспрестанных разъездов и иногда удерживала... в самых глухих захолустьях". Он "изъездил Россию в самых разнообразных направлениях", собрал "большое обилие впечатлений и запас бытовых сведений" (автобиографическая "Заметка о себе самом", 1890).

С июня 1860 г. Лесков начал сотрудничать в петербургских газетах. Он публиковал статьи либеральной направленности о злоупотреблениях и общественных пороках в современной России.

В 1861 г. Лесков переезжает в Петербург. В 1862 г. он напечатал первые художественные произведения – рассказы "Погасшее дело" (позднее переработанный и названный "Засуха"), "Разбойник" и "В тарантасе". Рассказы Лескова – своеобразные очерки из народной жизни, рисующие представления и поступки простых людей, которые кажутся странными, противоестественными для цивилизованного, образованного читателя. Крестьяне убеждены, что губительная засуха вызвана захоронением пьяницы пономаря; все попытки сельского священника опровергнуть это суеверное мнение оказываются тщетными. Крестьяне вырыли труп пономаря из могилы, вырезали из тела покойника кусок жира и сделали из него свечку. Сразу после этого пошел долгожданный сильный дождь (рассказ "Погасшее дело"). Напуганный рассказами о разбойниках мужик проезжает через лес и смертельно избивает вышедшего из-за деревьев странника, приняв его за грабителя ("Разбойник"). В первых рассказах писателя присутствуют черты, характерные и для более поздних произведений. Истории, о которых повествуется, представлены как реально случившиеся события; автор не дает прямых нравственных оценок персонажей, предоставляя это право читателям.

Писатель близко знакомится с литераторами революционно-демократического направления А.И. Левитовым и В.А. Слепцовым, посещает организованную Слепцовым Знаменскую коммуну - дом, в котором совместно жили несколько молодых интеллигентов, объединивших свое имущество и доходы. В 1862 г. Лесков становится постоянным сотрудником либеральной газеты "Северная пчела". Лесков-публицист неизменно выступал сторонником демократических преобразований, приверженцем постепенных, эволюционных перемен. Он критиковал революционные идеи литераторов журнала "Современник" Н.Г. Чернышевского, Г.З. Елисеева; считал вредными для общества антиправительственные настроения радикально-демократической интеллигенции. Лескову были чужды социалистические идеи имущественного равенства. Он с тревогой указывал, что присущее социалистам стремление к насильственным изменениям социального и политического строя России так же опасны, как и ограничение свободы правительством. Нетерпимость радикальных публицистов к чужому мнению, утверждал Лесков на страницах "Северной пчелы", – свидетельство их деспотичности. 28 мая 1862 г. в Петербурге произошел сильный пожар; городская молва обвиняла в поджогах антиправительственно настроенных студентов. Были случаи нападения толпы на студентов, заподозренных в "поджигательстве". 30 мая Лесков выступил в "Северной пчеле" с заметкой, в которой потребовал от правительства открыто подтвердить или опровергнуть эти слухи, опасные для студентов. Атмосфера в обществе была накалена, и демократическая и либеральная интеллигенция совершенно превратно восприняла статью как политический донос, содержащий утверждение о причастности студенчества к поджогам. На репутацию Лескова легло несмываемое клеймо политического провокатора, поддерживающего власть в борьбе против свободолюбия и свободомыслия. От автора заметки отвернулись знакомые, в обществе ему публично выказывали презрение. Общественная реакция на статью о петербургских пожарах была воспринята Лесковым крайне остро и болезненно. В сентябре 1862 г. писатель покидает Петербург и отправляется в Париж. Парижские впечатления 1862-1863 гг. он запечатлел в очерках "Русское общество в Париже", в которых были описаны быт и настроения русских аристократов, их слуг и эмигрантов-социалистов поселившихся в французской столице.

Еще более тяжелые для писателя последствия вызвала публикация в 1864 г. под псевдонимом "М. Стебницкий" романа "Некуда", в котором были изображены современные революционеры и нигилисты. Писатель противопоставил честных, но заблуждающихся нигилистов омерзительным личностям, которые скрывают за революционными фразами эгоистические, корыстные интересы. Романтические, восторженные натуры - социалист Владимир Райнер (уроженец Швейцарии, не знающий русской жизни), оставившая отцовский дом нигилистка Лиза Бахарева - нарисованы Лесковым с несомненной симпатией. Властолюбивые и безнравственные идеологи и "вожди" революционного движения и лидеры нигилистических кружков - Арапов, Белоярцев, Завулонов, Красин - изображены с нескрываемым отвращением; в их портретах и поведении подчеркнуты патологическая кровожадность, самовлюбленность, трусость, невоспитанность. Основные персонажи лесковского романа имели легко узнаваемые прототипы, были портретами реальных знакомых писателя. Так, в образах Белоярцева и Завулонова запечатлены писатели радикально-демократического направления В.А. Слепцов и А.И. Левитов, под именем болтливого и пустого малого Пархоменко изображен участник революционной организации "Земля и воля" А.И. Ничипоренко, умерший под следствием. Райнер наделен чертами революционера Артура Бенни, уроженца Польши. Выражающий авторскую точку зрения сторонник постепенных преобразований доктор Розанов напоминает самого Лескова. В истории отношений Розанова с женой Ольгой Александровной отразились обстоятельства брака и разрыва Лескова с дочерью киевского коммерсанта Ольгой Васильевной Смирновой (автор "Некуда" женился на ней в 1853 г., спустя девять лет они расстались).

Публикация романа вызвала скандал в радикально-демократических и либеральных кругах. Роман, в котором были в неприглядном свете изображены легко узнаваемые реальные революционеры и близкие к ним литераторы, общество восприняло как политический донос. По Петербургу ходили ложные слухи, что написав "Некуда", Лесков исполнил прямой заказ полицейского управления. Радикально-демократические литературные критики Д.И. Писарев и В.А. Зайцев прозрачно намекали на это в своих статьях. Перед Лесковым закрылись страницы большинства журналов. Освободиться от этой репутации писатель смог только на склоне жизни.

Отвечая на выпады радикально-демократической и либеральной прессы в свой адрес (они были вызваны выходом в свет романа "Некуда"), Лесков противопоставил искренних приверженцев революционных идей циникам и лицемерам, которые скрывают под маской революционности корыстолюбие и беспринципность. В новой редакции (1867) очерков "Русское общество в Париже" Лесков выразил мысль о родстве воинственных консерваторов и безоглядных революционеров: и те и другие не чувствуют глубинных основ русской жизни, готовы во имя своих идей переступить через любые нравственные нормы. Лесков иронически отзывался о демократических литераторах (Н.В. Успенском, А.И. Левитове, П.И. Якушкине), убежденных в своем исключительном праве на изображение народной жизни. Писатель обвинял их в незнании народной жизни, в непонимании простого человека. Они или идеализируют простых людей, мужиков, или рисуют их быт одними черными красками, - замечал автор очерков. Не без гордости и надменности Лесков противопоставил этим литераторам себя, знающего народную душу и уклад: "Я смело, даже, может быть, дерзко, думаю, что я знаю русского человека в самую его глубь, и не ставлю себе этого ни в какую заслугу. Я не изучал народ по разговорам с петербургскими извозчиками, а я вырос в народе … с казанком в руке, я спал с ним на росистой траве ночного, под теплым овчинным тулупом ..., так мне непристойно ни поднимать народ на ходули, ни класть его себе под ноги. Я с народом был свой человек, и у меня есть в нем много кумовьев и приятелей… . <...> Я перенес много упреков за недостаток какого-то неизвестного мне уважения к народу, другими словами, за неспособность лгать о народе. Я равнодушен к этим упрекам, не потому, что с тех пор, как я пишу, меня только ругают, и я привык знать, что эта ругань значит и сколько она стоит; но насчет упреков в так называемом нечестном отношении к народу я равнодушествую не по привычке равнодушествовать к лаю, раздающемуся вслед за каждым моим словом из всех литературных нор и трущоб, … а потому, что имею уверенность, что нисколько не обижаю русского народа, не скрывая его мерзостей и гадостей, от которых он не свободен, как и всякий другой народ. Возводить его в перл создания нечего, да и не для чего<...>".


Случайные файлы

Файл
12290.rtf
123479.rtf
57689.rtf
46349.rtf
58096.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.