Тема ночи в поэзии Ф.И. Тютчева (74255)

Посмотреть архив целиком














Контрольная работа

По русской литературе первой половины ХIХ века
за 1 семестр 2005/2006 учебного года



Тема работы:

«Тема ночи в поэзии Ф.И.Тютчева»



















С О Д Е Р Ж А Н И Е



Введение.

  • Цели и задачи данной исследовательской работы

  • Обзор критической литературы


Глава 1. Первостепенные русские поэты.


Глава 2. Природа в представлении Ф.И.Тютчева.


Глава 3. Тютчевская ночь.


Глава 4. Миросозерцание поэта.


Заключение.


Библиография.




























Введение.


Цели и задачи данной исследовательской работы.

Главная задача моей исследовательской работы заключается в том, чтобы раскрыть понимание Тютчевым образа ночи, какова она в его представлении. Разрешение этого вопроса невозможно без рассмотрения символики тютчевской ночи, ее характеристики, данной автором. Для того, чтобы выделить краеугольные черты тютчевского образа ночи, необходимо прочесть немало лирических трудов поэта и проанализировать их. Но сама процедура анализа не войдет в данную работу целиком, (так как существует немало других работ, содержащих подробный анализ лирики Тютчева, например монография Л.Озерова «Поэзия Тютчева», о которой будет сказано ниже), хотя некоторые отрывки из его произведений мной приведены. В этой работе изложены лишь основные тезисы и доказательства.

Цель моей исследовательской работы заключается в том, чтобы определить место, которое занимает образ ночи в творчестве и жизни выдающегося поэта-романтика ХIХ века – Ф.И.Тютчева.



























Обзор критической литературы.


Приступая к данной исследовательской работе, мною были прочитаны 4 монографических труда из списка рекомендованных. Первой книгой, с которой я начала знакомство с жизнью и творчеством замечательного поэта-романтика ХIХ века Ф.И.Тютчева, стала монография Г.В.Чагина под названием «Ф.И.Тютчев. Биография писателя». В ней изложены биографические факты из жизни этого выдающегося русского художника слова. В первую очередь особенна монография тем, что «книга эта представляет собой первый в советском литературоведении опыт монографии о жизни и творчестве гениального русского поэта Федора Ивановича Тютчева»1. Есть еще некая прелесть, отличающая эту работу, на мой взгляд, от других. В публикации Чагина не обделен вниманием ни один даже самый незначительный, казалось бы, «случай из жизни» юного, зрелого и Тютчева-умудренного старца. Каждое историческое и глубоко личное событие, нашедшее отражение в чувствительной душе поэта отражено в монографии. И каждое впоследствии найдет отклик в творчестве Ф.И.Тютчева. В данном труде вниманию читателя представлены истоки и предпосылки романтического, а впоследствии реалистического таланта.

Книга условно разделена на две части: собственно биографию, кстати, выполненную оригинально – каждая глава названа строкой из произведения Тютчева и вторую – постбиографическую часть, в которой помещена небольшая подборка воспоминаний о поэте его современников. Помещая эти статьи, автор прежде всего хотел еще полнее удовлетворить литературоведческое любопытство читателей. Авторская затея оправдывается еще и тем, что иметь под одной обложкой и биографию поэта, и подборку воспоминаний о нем совсем не плохо для начинающего литературоведа. В подборке вместе с мемуарами размещены и критические статьи Н.А.Некрасова, И.С.Тургенева, А.А.Фета, М.П.Погодина, В.А.Соллогуба, Н.А.Добролюбова и других известных литературных деятелей и даже стихотворения, посвященные поэту. Кроме характеристики жизни и творчества Тютчева, все собранные здесь материалы еще полнее засвидетельствуют порой трудное понимание души поэта, его «двойного бытия».

Особое впечатление на мое сознание произвела статья Н.А.Некрасова «Русские второстепенные поэты», помещенная в этой книге на странице 150. Здесь автор поднимает вопрос о том, какое место занимает творчество Ф.И.Тютчева в литературном процессе. Мое мнение полностью совпадает с мнением Некрасова, поставившим талант Тютчева на одну высоту с гением А.С.Пушкина И М.Ю.Лермонтова.

Приметна для меня и статья П.А.Вяземского, который необыкновенно точно, на мой взгляд, сказал о даровании Ф.Тютчева: «Он пользовался и наслаждался жизнью и в высшей степени данным от Провидения человеку даром слова»2.

Есть еще множество других не менее точных высказываний о личности Ф.И.Тютчева, которые помещены в этой работе.

Книга М.М.Гиршмана несколько более специфична. Ну, во-первых, по причине того, что не является произведением биографического толка. Ее содержание скорее носит научный характер, нежели художественный, описательный. Здесь предложены схемы анализа произведений мэтров русской литературы: А.С. Пушкина, М.Ю.Лермонтова и Ф.И.Тютчева. Приводятся параллели, общие черты в творчестве, выявляются общие основы, концепции творчества. Интересно отметить, что Тютчев возведен здесь на одну высоту с великими русскими романтиками. Авторское мнение выражено ярко и однозначно.

Основным вопросом, затрагиваемым в работе является рассмотрение рифмической цепи поэтических произведений указанных авторов, звуковой связи стихотворений двух поэтов (например, Пушкина и Тютчева), сравнивается и метро-ритмическая композиция стихов. Также речь идет и о цельности произведения, каким образом она достигается, о системе интонирования, присутствует и анализ содержательности стиховых форм, и исследование всей стиховой организации в целом как системы взаимосвязанных элементов. С точки зрения лексического оформления книга очень сложна для восприятия, так как изобилует терминами. На мой взгляд, работа ориентирована исключительно на специалиста. Вниманию читателей предложен ряд теорий, понимание которых требует как минимум хорошей осведомленности в области знаний языка, его строения, а также глубоких познаний в области литературоведения и теории литературы. Однако, при всем этом книга является неплохим подспорьем при анализе поэтических произведений, способствует лучшему пониманию многих глубинных элементов творчества. Книга приподнимает на новый уровень познания, новый этап понимания художественной сути литературного явления.

Лев Озеров написал не менее замечательную работу «Поэзия Тютчева». В сравнении с трудами М.М.Гиршмана, суть которой изложена выше, и В.Н.Касаткиной, о которой речь пойдет ниже, книга, на мой взгляд, интереснее и, если так можно выразиться, художественнее. Увлекательна, многособытийна, но в то же время биографична, не проста для понимания, но характер изложения материала свидетельствует о доступности лексического состава работы для начинающих специалистов в области литературоведения. Здесь речь заходит и о том, что «дважды состоял Тютчев в законном браке. Третий брак был незаконным и длился он на протяжении четырнадцати лет, до самой смерти Елены Денисьевой»3, и о том, что отношение Пушкина к Тютчеву остается тайной (восторг или равнодушие и даже неприязнь?), и о тридцати девяти напечатанных стихотворениях Тютчева в «Современнике»… Здесь же отмечены самые яркие и характерные для Тютчевского слова черты: афористичность, контрастное противопоставление античной цельности дисгармонии нового времени. Подвергаются конкретному глубокому анализу не только его короткие философские этюды, но и вся поэзия Тютчева в целом. Автор рассуждает о предпосылках и итогах Тютчевского мировосприятия. «Бунт и мир… Ночь и день… бездна и покрывало…»4. Над этими и другими образами, такими, как тишина, молчание, фонтан размышляет автор монографии. Одним словом, охвачены все сферы жизни и творчества Ф.И.Тютчева.

«Поэзия Ф.И.Тютчева» В.Н.Касаткиной. Так называется еще одна монографическая работа на тему жизни и творчества Ф.И.Тютчева, с которой я ознакомилась. В данной книге рассматривается художественная система этого выдающегося поэта ХIХ века, стилевое литературное единство его творчества, воплощающее его поэтическое мировоззрение. В главе «Романтический историзм» поднимаются такие вопросы, как человек и эпоха в понимании Тютчева, отражение проблемы «человек и история» в стихах поэта, отношение самого Тютчева к революции, рассматривается его деятельность на политическом поприще. Здесь Тютчевым интересно выражена мысль о том, насколько человек зависим от эпохи; Тютчев не отрицает связей человека с историческим процессом: «За нашим веком мы идем, как шла Креуза за Энеем…» Но эта связь в сознании поэта предстает как тягостная, так сказать, механическая, а не органическая: совокупность единиц тянется за своим веком вопреки внутреннему желанию»5. В «Лирике самопознания» автор рассуждает о том, каков герой тютчевской лирики, кто он и что собственно выражает его лирика, приводит ряд ассоциаций, используемых поэтом. Акцент делается на сравнении его лирики с лермонтовской. Оговаривается и «женская проблема» как излюбленная тематика тютчевской лирики; женская судьба, «печальная повесть женщины». Здесь мне вспоминается печальная участь отношений между Денисьевой и обществом, то, как безжалостно свет отверг ее, морально уничижая незамужнюю женщину с тремя детьми. Два мнения о месте Тютчева в литературном процессе 50-х годов, выяснение роли тютчевской поэзии, изучение этих вопросов входит в задачу раздела «Ф.И.Тютчев и русская литература». Большое внимание уделено выше упомянутой статье Некрасова «русские второстепенные поэты» и журналу «Современник», пропагандирующему в 50-х годах поэзию Тютчева. Публикации его стихов в «Современнике» вызвала отклики в других журналах.

Много места в работе уделено анализу его стихов, в частности стихов о природе. Рассматривается взаимосвязь и система ассоциаций, характер пейзажей и пр.. Отмечено и то, что влияние тютчевских мировоззрений ощущается и в творчестве новой плеяды поэтов: Блока, Заболоцкого, Луговского, Мартынова и других.

Изученный мной материал послужил хорошей основой для моей исследовательской работы.







































Глава 1.


Первостепенные русские поэты.


ХIХ век подарил русской литературе выдающихся ярких художников слова. Среди этих величайших литературных дарований эпохи переворотов, восстаний и революций выделяется, несомненно, гений Пушкина, с его разгулом на пиру жизни, лирически изнывающий от любовной тоски, изобличающий и бичующий жестокость и несправедливость современного ему общества.

Невозможно сколько-нибудь полно охарактеризовать литературный процесс ХIХ века, не рассматривая творчество другого не менее замечательного и не менее значительного поэта России – М.Ю.Лермонтова, ясного и загадочного одновременно, мучительно ищущего идеал любви, добра и красоты, поэта трагического мироощущения, поэзия которого есть полное художественное выражение психологии людей 30-х годов. Как неподражаемо обрисовал красоту Малороссийского быта и серую среду Петербурга Н.В.Гоголь! Его проза – смесь реалистического, юмористического и романтического, бичующая современное писателю русское общество с его пошлостью, низостью и поражающей любую нравственно здоровую личность необыкновенной узостью взглядов и злостной корыстью интересов.

Непостижимо метко и высоко писал Ф.И.Тютчев. Поэзия Ф.И.Тютчева еще при его жизни не находилась на пике популярности, а идеи произведений, выходивших из-под его пера и натурфилософские взгляды вызывали полемику среди общества известных литераторов ХIХ века, таких как Н.А.Добролюбов, В.Г.Белинский, Н.Г.Чернышевский, Н.Некрасов и пр.

Но позже, в ХХ веке, его стихи, изобилующие образами, явились праистоком творчества многих символистов. Например, А.Блока увлекал поэтический мир Тютчева как царство романтических идеалов светлой гармонии и юной женственности. В систему символизма А.Блок включал отдельные Тютчевские образы из мира природы. Близкий Тютчеву образ весны пополнил его галерею символов вечной женственности. И вообще, в романтизме Тютчева он находил на первом этапе своего творчества опору для оптимистических настроений и надежду.

Что же касается вопроса об объеме поэтического творчества Ф.И.Тютчева, то следует заметить, что Тютчев до глубокой старости сохранял интерес к политической обстановке в стране и за ее пределами. Он пишет статьи политического толка («Россия и революция»), «несмотря на тяжесть утрат близких и друзей, несмотря на болезни, одолевавшие поэта, он продолжает интересоваться международной обстановкой, внутренними делами России, общаться с людьми…»6. В публицистических статьях Тютчев противопоставлял самодержавную и православную Россию революционному и “безбожному” Западу, в политической лирике (“Море и утес” 1848, и др.) Тютчев пропагандировал идеи панславизма. Пишет так называемые Тургеневым стихотворения о «человеческих страстях» - его поэзия изобилует любовной лирикой («Я встретил Вас…», «Люблю глаза твои, мой друг…» и др.), множество лирических излияний носят общефилософский характер. Как заметил Дудышкин, «мир исторический также не чужд г-ну Тютчеву».7 Но большая часть стихов посвящена Тютчевым природе, ее красоте, очарованию, «безлюдью ночному», ее «блеску и движенью, грохоту и грому», «лучезарным вечерам», «зарницам огневым», «полям и дальним лесам», магическому притяжению духа ночи…Глава 2.


Природа в представлении Ф.И.Тютчева.


Тютчев интересовался многим, имел разносторонние интересы. Но природа занимала в жизни и творчестве поэта особое место.

Тютчев не просто любит русскую природу. Он восхищается ею, боготворит ее. «В ней, в природе, есть согласье и созвучье, которых нет в душе человека».8 У человека «не слышит сердце правильный созвучий, душа не чует стройных голосов».9 Все в ней целесообразно, едино…

Природа Тютчевым обрисована специфически: неживое оборачивается живым, «что-то подобное мифологическому оборотничеству представляет поэт в своей поэзии, посвященной природе: волна – конь, горы – цари, месяц – светозарый Бог, холод – чародей всесильный, майские дни – девичий хоровод, звезды – Божества с непорочными очами, пароход – змей морской, фонтан – мысль человека...

Очеловечивая мир природы, автор наделяет ее людскими свойствами. «Злая зима и веселая весна обладают характерами, подобными человеческим, а волна морская своим нравом напоминает коня»10; ночь «как зверь стоокий». Картину смены зимы весной Тютчев рисует как деревенскую народную сцену; зима у Тютчева – «ведьма злая». Отношения зимы с весной рисуются как деревенский скандал, как публичная ссора двух соседок.

У Тютчева в природе человек излечивает свои горести, он хочет, чтобы природа омыла его страдальческую грудь, в природе ему легче дышится. Природа – мать человека. «Идеал Тютчева – мир матери-земли, реальный светлый, гармоничный вечно молодой, радостный, полный движения, жизни и одухотворения». Тютчев - автор непревзойденных пейзажей в стихах и тонкий психолог. Пейзаж у него особенный, «нервически-грациозный», как выразился Некрасов.

Явления природы у Тютчева находят параллель в жизни людей. Судьба человека очень схожа с бытием мира природы. Да и другого не может быть, так как по убеждениям поэта-романтика природа – мать, а люди – ее «сыновья».

Природа – не бездуховное существо:

Не то, что мните вы, природа:

Не слепок, не бездушный лик –

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык…

Поэт рисует природу как живой одухотворенный организм. Природа обладает душой, свободой, она любит, у нее есть язык, в физических и духовных проявлениях она подобна людям, животным.

Тютчев – поэт-романтик. Романтика – это мир мечтаний, грёз, воспоминаний, заветных желаний, «таинственно-волшебных дум», которые так же неисчерпаем и до конца не познан. Романтика – противоположность жизненной обыденности, привычно примелькавшемуся и хорошо известному. Но совсем все иначе у Тютчева. Романтизм Тютчева особого толка. Сущее в жизни человека не воспринимается чаемым, как обычно водится у романтиков, а обнажает свои бездны, и человек тоскует о потерянной цельности. И, тоскуя, он тщится создать эту цельность в своей душе, в виде идеала, но и создание этого идеала терпит крах… «Куда бежать, зачем бежать?» - спрашивает Тютчев.«Нет, не вырваться нам из круга современного бытия»11, потому что «мы плывем, пылающею бездной со всех сторон окружены…»12. «Трагизм обезбоженного мира иссушил душу поэта. Он создал образ человека, жаждущего веры, но уже не умеющего верить»13. Здесь, на земле, среди людей нет гармонии. Мир светлой жизненной гармонии, живой, движущейся, радостный, лучезарный превращается в бескрайнюю пустоту, бездну, в которой беспорядочно копашатся людишки, бесцельно, бездумно, в полусне и полумраке:

Как сердцу высказать себя?

Другому как понять тебя?

Поймет ли он, чем ты живешь?

Мысль изреченная есть ложь…



Глава 3.


Тютчевская ночь.


С дисгармонией у Тютчева ассоциируется картина ночи – «на мир дневной спустилася завеса». Тема ночи – одна из центральных и сквозных тем всего поэтического творчества Ф.И.Тютчева. Ночь – воплощение дисгармоничного начала, дисбаланса вселенских сил. Но сближена с античными Божествами. Она – Богиня. В основе тютчевского представления о ночи лежат древние мифы и легенды. Образ его ночи дышит самой древностью, предысторией, проистекает из нее, тютчевская ночь неразделима с хаосом – прародителем всего сущего. Древний хаос «родимый» - начало начал, зарожденье, исток. И вселенной и общества. В книге Шахновича М.И. о предыстории философии подробно повествуется о происхождении и развитии образа хаоса у древних народов. У древних греков «хаос» восходил к понятиям «зев», «зияние». У Гесиода «хаос – темная пропасть, зияющая бездна». Греки понимали хаос как бездну, в которой обитает ночь.

У Аристотеля хаос – первичное начало, пространство, у Демокрита – безграничная пустота. Платон понимал Бога как приводящего в порядок хаос.

Хаос не только у греков отождествлялся с ночью. В Древнем Египте говорили – «хаос воды». Отождествление хаоса и мрака породило веру, что все произошло из ночи. «Хаос у Тютчева, как и у греков в их мифах, предстает, как беспорядочная основа существующего мира. Образ хаоса у поэта – образ изначальной стихии бытия, которая обнажается ночью…

Это не просто любимое слово – «хаос», это у Тютчева – сгусток его образной энергии, постоянная мысль и неотвязное ощущение. Ночью в неразгаданном еще мире человек узнает своё начало. Ночь возвращает человека к бездне прошлого, изначального, к родовому наследию…»14. Ночь, по Тютчеву, - дитя и прародитель, с нее все началось, так ею же и должно закончиться:

И чудится давно минувшим сном

Ему теперь все светлое, живое…

И в чуждом, неразгаданном, ночном

Он узнает наследье роковое…

Все вместе – малые, большие,

Утратив прежний образ свой,

Все – безразличны, как стихия, -

Сольются с бездной роковой!..

Царице тьмы – ночи противопоставлен белый день. Весьма интересно и своеобразно раскрыты у Тютчева их взаимоотношения:

На мир таинственный духов,

Над этой бездной безымянной,

Покров наброшен златотканый…

День – сей блистательный покров…

Но меркнет день – настала ночь;

Пришла – и, с мира рокового

Ткань благодатную покрова

Сорвав, отбрасывает прочь…

После того, как ночь сбрасывает свою маску, свою дневную завесу, - «бездна нам обнажена», мрак ночи манит человека, древний хаос, хаос ночи – родимый. И человека тянет в бездну, впасть в бесконечность сумрака…

Но слияние же человека с хаосом ночи связано с утратой его материального существования и его сознания, оно не прекрасно, а, напротив, отталкивающе страшно и трагично:

И нет преград меж ей и нами –

Вот отчего нам ночь страшна!

День раскрывается у Тютчева как покров, наброшенный над бездной, «блистательный покров», ночь – исчезновение «блистательного покрова». День, по Тютчеву, - созидатель, знаменует оживление всего земного, «души болящей исцеленье»; ночь – обнажение бездны со своими страхами и мглами», это разрушающая сила хаоса. День – «отрадный», «любезный», ночь – «сумрак зыбкий», «зверь стоокий». Но в то же время: полдень - «мглистый», неестественный, а ночь – «святая» «на небосклон взошла», среди ночи слышится «чудный еженочный гул». Она же и родоначальница, праматерь всего сущего, она – «начало» и «конец», день всего лишь слабое ее отражение, покрывало, завеса, скрывающая истинную владычицу света, бледная тень её.

Ночь у Тютчева – живая, как и любое другое явление природы. Интересно отметить, что главенствующую роль в характеристике ночи вообще играют глаголы: собственно она только через них и характеризуется. Особенно ярко это выражено в стихотворении «День и ночь»: «Настала ночь», «пришла», «сорвав ткань покрова», его «отбрасывает прочь»… Налицо факт, что ночь Тютчева сверхактивна, даже агрессивна; она «глядит из каждого куста», как затаившийся зверь. Ночь оказывается гораздо более активной и действенной силой по сравнению с «днём», легко подавляя созидательную его работу и связанных с ним «земнородных», ведь сила, активность ночи – мертвая, мертвящая. Вечерний час мертв:

Ты ли, утра гость прекрасный,

В этот поздний мертвый час?

Чары ночи гибельные, губительные чары:

Но восток лишь заалеет –

Чарам гибельным конец…

Ночной хаос «шевелится», «роится», «дышит», но то движение не жизни, а смерти. По представлениям поэта, «шевелится» еще не значит, что живет. Ночь Тютчева двулика.

Тема ночи в поэзии Ф.И.Тютчева выражается своеобразно. Восприятие ночи, вселенского хаоса у Тютчева двойственно. У Тютчева редко дается какое-либо одно односторонне показанное, а не раскрытое в борении чувство. «В его лирике чувство дано вместе его антиподом. Голоса звучат врозь, расходясь, сходясь, перекликаясь, отрицая друг друга... Страсти, выраженные в его поэзии, даны в своей живой противоречивости»15. Как например, в стихотворении «Предопределение»: любовь – «союз души с душой родной», любовь – «съединенье, сочетанье» двух душ, но в то же время и «роковое их слиянье», «поединок роковой»… Любовь – «борьба неравная двух сердец», в результате которой одно из сердец «изноет наконец»… Откуда эта раздвоенность? С чем связано столь противоречивое мироощущение?


Глава 4.


Миросозерцание поэта.


Поэзия Тютчева внушает мысль о вечности, о космосе, о бессмертии, но его жизнь и его деятельность имеют определенные рамки. Перед взором поэта прошло почти три четверти ХIХ века. Одни перечень событий, современником которых был Тютчев, даёт представление об его эпохе. Отечественная война 1812 года, восстание декабристов, две революции в Европе – 1830 и 1848 годов, польское восстание, Крымская война, реформа 1861 года, франко-прусская война, Парижская коммуна… Горацианская гармоничность, равновесие, симметрия, согласованность частей осталось далеко в прошлом. На дворе другое столетие, другой отрезок исторического времени.

Трещина, прошедшая через мир, прошла и через сердце поэта. Он закрепит этот расколотый мир в своих образах. Утрата цельности, раздвоенность, трагедия несогласованности мечты и реальности, дуализм жизни, - все это станет у Тютчева образами, выхваченными из глубины сердца. Тютчев прошел путь от классицизма к реализму. От категории к живому чувству, от кристалла разума к хаосу сомнений «в наш век неверием больной».

Вся историческая почва, беспрестанно шевелившаяся и сотрясавшаяся под ногами поэта, утрата близких (жены и детей), все более предрасполагали его к неоднозначности мысли, к двойственному восприятию реалий.

Его трагедия часто облекается в чарующие привлекательные внешние формы, бытие исполнено мнимого благополучия, цветения, блаженства, но… в глубине его – зло, смерть. Трагический душевный комплекс Тютчева – это страх тоска, чувство покинутости, изнеможения, бессилия, беспамятства, душевное омертвение и в то же время влечение в бездну небытия. В поэте совмещались страстная жажда жить, умение видеть ценности жизни и глубокая трагическая неудовлетворенность. Все его творчество построено на противоположных друг другу утверждениях, понятиях. «Бунт и мир… Ночь и день… Бездна и покрывало…» Образ покрывала, тонкой ткани, оболочки повторяется у Тютчева. Упорно поэт хочет видеть не вуаль, не покров, не оболочку, а дно, бездну, смысл, суть. Поэт стремится преодолеть этот комплекс, разрешить трагическое противоречие, обрести катарсис. Но разрешение противоречий бытия Тютчев не мог найти. Отсюда и двойственность восприятия реальности поэтом.

Ф.И.Тютчев жил и творил в одну пору величайшим из гениев русской поэзии – А.С.Пушкиным. Сравнивая лирику Ф.И.Тютчева и А.С.Пушкина, можно заметить, что эти два величайших поэта ХIХ являются двумя кардинально разными вершинами русской литературы. Если Пушкин поэт Солнца, то Тютчев– «ночной» поэт. От пушкинской лирики исходит свет, веет ароматом душевного возрождения, тютчевская же поэзия окутана «туманами», «нетленно-чистыми небесами», «сыпучими песками». Для сравнения рассмотрим два лирических произведения этих авторов. Вот строки из пушкинской ночи:

Во тьме твои глаза блистают предо мною

Мой голос для тебя и ласковый и томной

Тревожит позднее молчанье ночи темной…

У Тютчева же:

И сосен, по дороге, тени

Уже в одну слилися тень…

Ночь хмурая, как зверь стоокий,

Глядит из каждого куста!

Герою Пушкина ночь приносит счастье, упоенье, тайные мечты о возлюбленной окрыляют поэта, ночью для пушкинского лирического героя «текут ручьи любви,…сливаясь и журча…». Тютчевский же персонаж слышит лишь «молчанье мертвое» и «страшные песни» ветра в ночи.

Оба поэта – творцы одной эпохи, оба исключительные романтики, но каждый ощущает ночь по-своему. Тютчевская царица мрака, начало начал у Пушкина приобретает совсем иные, мягкие, нежные, «теплые» черты. Но как привлекательна, очаровательна тютчевская ночь! Как она загадочна и таинственно-прекрасна!

Блаженно-мрачный образ ночи отнюдь неявляется определяющей характеристикой мрачного стиля поэта. «Цветущий мир природы» улыбается Тютчеву, вызывает «избыток упоенья», когда глаз поэта лицезреет, «на всем улыбку, жизнь во всем», как «сияет солнце, воды блещут»… Все, что его окружает в природе, он любит до безумия и душа трепещет от радости. Но больше всего из того, что природа подарила человеку, ему ближе ночь. И мы видим это по его стихам.

Мотив ночи является сквозным практически для большей части его лирики. Праматерь рода человеческого и владычица тьмы проступает во всем творчестве Тютчева, будь то «беглые зарницы» или «сном зачарованный» зимний лес или «день – болезненный и страстный» или «сон – пророчески-неясный»… Ночь – не просто образ, выхваченный им из мира природы, а неотступное мироощущение. Гнетущая его внутри тоска вырывается наружу и преобразуется в образ мрачной царицы, в темный хаос окружающего мира. Так Тютчев видит мир…

Потрясенная до основ драмой бытия и небытия, исполненная трагедийного накала, поэзия Тютчева в конечном счете внушает нам высокие, можно даже сказать героические мысли. Эта поэзия дает возможность дышать воздухом горных вершин – прозрачным, чистым, омывающим и омолаживающим душу.


Заключение.

Мир Тютчева многомерен, беспределен, исполнен пугающей тайны и победоносного величия одновременно: надежда столь же жива в человеке, как и безнадежность, жажда познания не менее сильна, чем невозможность абсолютного познания. Тютчев утверждает и ниспровергает. Конечно, для легкости рассмотрения и понимания Тютчева иным хотелось бы, чтоб Тютчев был чем-то одним, принял бы одну сторону: религию или безверие, монархию или республику. Но он не был ни тем, ни другим, он скорее был и тем и другим, потому что все бури и страсти века прошли через него. Он был их органом, выразителем, поэтом.

Как уже показано, поэзия Тютчева глубоко проникает в мир природы и души человека и тончайше воспроизводит диалектику жизни. Она живет настоящим и будущим, она и есть голос настоящего и будущего, идущих неуклонно и неизменно, сметая на своем пути все, что им противостоит.

Его поля, леса, горы, дороги, селенья живы по-особому, тревожат душу, они выразительно прекрасны и в то же время эти картины глубоко печальны. Особенно незабываема тютчевская ночь со своими «страхами и мглами», несущая успокоение.

Каждая новая эпоха будет в нем подчеркивать и извлекать для себя нужное ей. И.С.Аксаков подчеркивал в Тютчеве его славянофильство, веру, нравственные начала христианства. В.С.Соловьев построил свою теорию на «хаосе», на мирном духе. В 20-30-е годы нашего века из Тютчева извлекали его мятежность, благословение «роковым минутам», грозным явлениям природы. Каждый, как мы видим, творил своего Тютчева. И каждый находил в Тютчеве любезные и угодные ему черты. Добролюбов – свое, Тургенев – свое, Фет – свое, Шевченко – свое, Блок – свое.





















Библиография


Гиршман М.М. Анализ поэтических произведений А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Ф.И.Тютчева. М.: Высшая школа, 1981.


Касаткина В.Н. Поэзия Ф.И.Тютчева. М.: Просвещение, 1978.


Озеров Л. Поэзия Тютчева. М.: Художественная литература, 1975.


Чагин Г.В. Ф.И.Тютчев. Биография писателя. М.: Просвещение, 1990.

1 Чагин Г.В. Ф.И.Тютчев. Биография писателя. М.; 1990. С 4

2 Чагин Г.В. Ф.И.Тютчев. Биография писателя. М.; 1990. С 157


3 Озеров Л. Поэзия Тютчева. М.;1975. С 28.

4 Озеров Л. Поэзия Тютчева. М.;1975. С 80.

5 Озеров Л. Поэзия Тютчева. М.;1975. С 61.

6 Озеров Л. Поэзия Тютчева. М.;1975. С 29.

7 Касаткина В.Н. Поэзия Ф.И.Тютчева. М.; 1978. С111.

8 Озеров Л. Поэзия Тютчева. М.;1975. С 80.

9 Заболоцкий Н.А. Стихотворения и поэмы. М.; Л., 1965. С 159

10 Касаткина В.Н. Поэзия Ф.И.Тютчева. М.; 1978. С 81.

11 Озеров Л. Поэзия Тютчева. М.;1975. С 53.

12 Озеров Л. Поэзия Тютчева. М.;1975. С 54.

13 Тамже. См.выше.

14 Озеров Л. Поэзия Тютчева. М.;1975. С 65.

15 Озеров Л. Поэзия Тютчева. М.;1975. С 62.

2




Случайные файлы

Файл
48158.rtf
183639.rtf
ref.doc
108499.rtf
117755.rtf