Портрет Гоголя (74214)

Посмотреть архив целиком

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Федеральное государственное образовательное учреждение

среднего профессионального образования

«БАЛАКОВСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕХНИКУМ»






МЕТОДИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА

ЛИТЕРАТУРНОЙ ГОСТИНОЙ

"ПОРТРЕТ"


(посвящённой 200-летию со дня рождения Н.В.ГОГОЛЯ)





Преподаватель

русского языка и литературы

ИГНАТЬЕВА О.О.








2009


«ПОРТРЕТ»

(сценарий литературной гостиной, посвящённой 200-летию

со дня рождения Н.В. Гоголя)


ОФОРМЛЕНИЕ:

В оформлении использованы нарисованные портреты разнообразных «кувшинных рыл» на грани с карикатурами; развешаны по сцене в произвольном порядке.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ХУДОЖНИК

ХИВРЯ

ЧИЧИКОВ

КОРОБОЧКА

ГОЛОС ФЕТИНЬИ

(Звучат фонограммы фрагментов из опер П.И. Чайковского «Черевички» и Н.А. Римского-Корсакова «Майская ночь»).

ЧИЧИКОВ (вылетает на сцену, как бы от сильного пинка, с дорожным баулом в одной руке и шляпой в другой. Остановившись посредине, оборачивается в ту сторону, откуда появился, грозит кулаком и выкрикивает): «Мерзавцы! Я вам ещё покажу! Вы меня ещё узнаете! Никакого уважения к свободному предпринимательству! Тундра неумытая, вот вы кто! Ну ничего, Европа, да что там Европа, весь мир узнает, кто я такой…(приводит себя в порядок, отряхивает пыль с брюк, заправляет рубашку, придаёт форму шляпе и тут только замечает, что в зале полно народу). Ба-а, какая неожиданность! Судьбе угодно было подарить мне как награду за все мои страдания такое чудное общество! Господа, позвольте представиться - …Но, впрочем, не стоит называть имён, попробуйте узнать меня по описанию, данному моим, так сказать, литературным отцом. Итак: «В бричке сидел господин, не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок, нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод».

Ну что, догадались, господа? Я в этом и не сомневался, поверьте.

(На сцене появляется ХУДОЖНИК, одет традиционно – блуза, берет, кое-где можно посадить пятна красок).

ХУДОЖНИК: Позвольте, как же можно не узнать великого Павла Ивановича Чичикова, ведь вы, мой дорогой, поистине бессмертны, как, впрочем, и я.

ЧИЧИКОВ: А, собственно, кто вы такой, сударь? Лицо ваше мне незнакомо. Уж не встречались ли мы на балу у губернатора? Нет, право, никак не могу припомнить, а между тем как будто я вас и видел где-то…

ХУДОЖНИК: Ну как же, любезный Павел Иванович, уж разумеется, не могли мы не встретиться, припомните-ка хорошенько страницы рукописей…Никак? Ну, хорошо, помогу вам, пожалуй, да и нашим гостям в зале тоже. Слушайте, вот что сказал обо мне автор: «Старая шинель и нещегольское платье показывали в нём того человека, который с самоотвержением предан был своему труду и не имел времени заботиться о своём наряде, всегда имеющем таинственную привлекательность для молодости…Молодой Чартков был художник с талантом, пророчившим многое: вспышками и мгновениями его кисть отзывалась наблюдательностию, соображением, шибким порывом приблизиться более к природе».

Видите, я даже фамилию вам назвал, теперь скажите мне, на страницах какого произведения я обрёл свой образ? Гениально! Конечно, это повесть «Портрет».

ЧИЧИКОВ: Позвольте, так нас с вами родил, так сказать, гений одного и того же человека, и его зовут Николай…

ХУДОЖНИК: Васильевич…

ВСЕ ЗРИТЕЛИ: Гоголь!

ЧИЧИКОВ: Голубчик, на правах старого знакомого хочу предложить вам преинтереснейшее дельце, которое вам не будет стоит ровным счётом ничего…

ХУДОЖНИК: Достойнейший Павел Иванович, если вы насчёт мёртвых душ, то лучше не продолжайте.

ЧИЧИКОВ: Позвольте, а откуда вы…Пардон, запамятовал, что мы с вами, да, я думаю, и наши гости всё про нас знают, ну, или почти всё. А скажите, пожалуйста, любезнейший, вы тут сегодня присутствуете в качестве героя или в качестве художника?

ХУДОЖНИК: Видите ли, мне показалось чрезвычайно интересным создать некий портрет Николая Васильевича Гоголя при помощи его произведений и персонажей. Понятно, что это будет лишь малая часть его гения, но и это будет чрезвычайно интересно и полезно. Мне кажется, портрет этот будет похож на мозаику – так разнообразны и не похожи одна на другую работы Гоголя.

ЧИЧИКОВ: Тогда можно начать прямо с моих любимых «Мёртвых душ», согласны? Тогда ответьте на такие несложные вопросы, будьте любезны.

ВИКТОРИНА:

  1. Как определил жанр этого произведения сам Гоголь?

(Поэма.)

  1. Что жена Манилова подарила мужу на день рождения:

  1. зубочистку;

  2. бисерный чехольчик на зубочистку (+);

  3. канарейку;

  4. барабан.

  1. Как звали Собакевича:

  1. Павел Иванович;

  2. Михаил Семёнович (+);

  3. Герман Юрьевич;

  4. Зуфар Минбаевич.

  1. Назовите имя и отчество Коробочки:

  1. Домна Платоновна;

  2. Настасья Петровна (+);

  3. Настасья Филипповна;

  4. Елена Сергеевна.

  1. С чем Гоголь сравнивает лица Собакевича и его жены:

  1. с картофелем и репой;

  2. с самоваром и чайником;

  3. с огурцом и тыквой (+);

  4. с редькой хвостом вверх и хвостом вниз.

  1. Чем собирался угостить Плюшкин Чичикова:

  1. маленькой сушёной рыбкой;

  2. заплесневелым сухарём от кулича (+);

  3. слоёным пирожком, нарочно сберегаемым для приезжающих в течение нескольких недель.

  1. Как звали детей Манилова:

  1. Телемак и Менелай;

  2. Алкид и Фемистоклюс (+);

  3. Миша и Гриша.

  1. Чем, по мнению Чичикова, была набита подушка в гостинице:

  1. пером и ватой;

  2. кирпичом и булыжником (+);

  3. битым стеклом.

  1. Что служило лучшим «снотворным» для мужа Коробочки:

  1. счёт до тысячи;

  2. массаж шеи;

  3. почёсывание пяток (+);

  4. стакан молока на ночь.

ХУДОЖНИК: Ну, теперь даже те, кто никак не может прочесть «Мёртвые души», узнали много нового и интересного. А сама книга, поверьте, друзья, гораздо интереснее.

Теперь, мне кажется, хорошо бы перейти к центральной части нашего портрета, его лицу, его, так сказать, личности. А вы, любезный господин Чичиков, помогайте мне, пожалуйста. Итак, вот описание внешности Гоголя, оставленное нам его современником (Гоголь только что появился в Петербурге, и в этот день произошла его первая встреча с Пушкиным): «Не могу скрыть, что…одно чувство приличия, может быть, удержало нас от порыва свойственной нашему возрасту смешливости, которую должна была возбудить в нас наружность Гоголя. Небольшой рост, худой и искривлённый нос, кривые ноги, хохолок волос на голове, не отличавшейся вообще изяществом причёски, отрывистая речь, беспрестанно прерываемая лёгким носовым звуком, подёргивающим лицо, - всё это, прежде всего, бросалось в глаза. Прибавьте к этому костюм, составленный из резких противоположностей щегольства и неряшества, - вот каков был Гоголь в молодости».

Да, несмотря на ожидаемые успехи, он всё ещё был беден, как ни лелеял мысль о новой шинели и фраке, платье на нём было потёртое, и, может быть, модный и яркий галстук соседствовал с лоснящимися рукавами.

А вот вам взгляд на наружность Гоголя И.С. Тургенева, правда, было это уже значительно позже: «Я попристальнее вгляделся в его черты. Его белокурые волосы, которые от висков падали прямо, сохранили ещё цвет молодости, но уже заметно поредели, от его покатого, гладкого, белого лба по-прежнему так и веяло умом. В небольших карих глазах искрилась по временам весёлость – именно весёлость, а не насмешливость: но вообще взгляд их казался усталым…В осанке Гоголя, в его телодвижениях было что-то не профессорское, а учительское – что-то напоминавшее преподавателей в провинциальных институтах и гимназиях. «Какое ты умное, и странное, и больное существо!» - невольно думалось, глядя на него».

(За сценой слышится крик: «Чтоб ты подавился, негодный бурлак! Чтоб твоего отца горшком в голову стукнуло! Чтоб он подскользнулся на льду, антихрист проклятый! Чтоб ему на том свете чёрт бороду обжёг!»

На сцену вылетает разъярённая ХИВРЯ. Костюм стилизован под национальный украинский – венок, вышитая рубашка, пёстрая юбка, бусы, сапожки и т.д.

Она становится посреди сцены, уперев руки в бока, и грозно смотрит на всех.)

ЧИЧИКОВ: Вишь, как ругается, и язык у неё, у столетней ведьмы, не заболит выговорить эти слова!

ХИВРЯ: Столетней! Нечестивец! Поди умойся наперёд! Сорванец негодный! Я не видала твоей матери, но знаю, что дрянь! и отец дрянь! и тётка дрянь! Столетней! Дурень, дурень! Тебе, видно, и на роду написано остаться таким!

ХУДОЖНИК: Ну-ну, мадам, успокойтесь, это всего лишь диалог из повести…Впрочем, пусть скажут эти не по годам смышлёные парубки и дивчины. Диалог из какой повести прозвучал сейчас?

(«Сорочинская ярмарка».)

Позвольте вас спросить, любезная, кто вы такая и почему так разгневались?

ХИВРЯ: Я пришла сюда от имени и по поручению всех дивчин и замужних героинь из сочинений земляка, выбрали меня за боевой характер, а зовут меня коротко и ясно – Хавронья Никифоровна, короче – Хивря. А ваш остолоп там не желал пускать меня, говорит, праздник уже идёт, так и мне-то путь к вам неблизкий. Подарочки я привезла вам, вопросики разные. Сначала скажите, как называется наша деревня, про которую так чудно написал Гоголь и где такие упоительные вечера?

(Диканька, «Вечера на хуторе близ Диканьки».)

Правильно, а от лица кого ведётся там рассказ (на это указал сам Николай Васильевич)?


Случайные файлы

Файл
42155.rtf
1766-1.rtf
23325.rtf
53557.doc
8979-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.