Тема дороги в поэме "Мертвые души" Гоголя (74169)

Посмотреть архив целиком

План


1) Творческая история поэмы

2) Путешествие с Чичиковым по России - прекрасный способ познания жизни николаевской России:

а) дорожно-транспортное приключение Чичикова на российских просторах

б) достопримечательности города NN

в) разнообразные интерьеры гостиных

г) объекты наблюдения героя из его кареты

д) "говорящее" меню в распоряжении гостя губернии

е) достойные деловые партнеры ловкого приобретателя

3) Значение путешествия с Чичиковым



«Мертвые души» - это страшная

исповедь современной России»

А.И. Герцен


«Мертвые души» - гениальное произведение Николая Васильевича Гоголя. Именно на него Гоголь возлагал главные свои надежды.

Сюжет поэмы Гоголю подсказал Пушкин. Александр Сергеевич был свидетелем мошеннических сделок с «мертвыми душами» во время кишиневской ссылки. Он состоял в том, как ловкий пройдоха нашел в русских условиях головокружительно смелый способ обогащения.

Работу над поэмой Гоголь начал осенью 1835 года, в то время он еще не приступил к написанию «Ревизора». Гоголь в письме Пушкину писал: «Сюжет растянулся в предлинный роман и, кажется, будет смешон... Мне хочется в этом романе показать хотя с одного боку всю Русь» При написании «Мертвых душ» Гоголь преследовал цель - показать лишь темные стороны жизни, собрав их «в одну кучу». Позже Николай Васильевич на первый план выводит характеры помещиков. Эти характеры создавались с эпической полнотой, вобрали в себя явления всероссийской значимости. Например, «маниловщина», «чичиковщина» и «ноздревщина». Гоголь также пытался в своем произведении показать не только плохие, но и хорошие качества, давая понять, что существует путь к духовному возрождению.

По мере написания «Мертвых душ» Николай Васильевич называет свое творение не романом, а поэмой. У него появился замысел. Гоголь хотел создать поэму по аналогии «Божественной комедии», написанной Данте. Первый том «Мертвых душ» мыслится как «ад», второй том - «чистилище», а третий - «рай».

Цензура изменила название поэмы на «Похождения Чичикова, или Мертвые души» и 21 мая 1842 года из печати вышел первый том поэмы.

Самый естественный способ повествования - показ России глазами одного героя, откуда и вытекает тема дороги, ставшая стержневой и связующей темой в «Мертвых душах». Поэма “Мертвые души” начинается с описания дорожной брички; основное действие главного героя - путешествие.

Образ дороги выполняет функцию характеристики образов помещиков, которых посещает одного за другим Чичиков. Каждая его встреча с помещиком предваряется описанием дороги, поместья. Например, вот как описывает Гоголь путь в Маниловку: “Проехавши две версты, встретили поворот на проселочную дорогу, но уже и две, и три, и четыре версты, кажется, сделали, а каменного дома в два этажа все еще не было видно. Тут Чичиков вспомнил, что если приятель приглашает к себе в деревню за пятнадцать верст, то значит, что к ней есть верст тридцать”. Дорога в деревне Плюшкина напрямую характеризует помещика: “Он (Чичиков) не заметил, как въехал в середину обширного села со множеством изб и улиц. Скоро, однако же, дал заметить ему это препорядочный толчок, произведенный бревенчатою мостовою, перед которой городская каменная была ничто. Эти бревна, как фортепьянные клавиши, подымались то вверх, то вниз, и необерегшийся ездок приобретал или шишку на затылок, или синее пятно на лоб... Какую-то особенную ветхость заметил он на всех деревенских строениях...”

«Город никак не уступал другим губернским городам: сильно била в глаза желтая краска на каменных домах и скромно темнела серая на деревянных… Попадались почти смытые дождем вывески с кренделями и сапогами, где магазин с картузами и надписью: «Иностранец Василий Федоров», где нарисован был бильярд… с надписью: «И вот заведение». Чаще же всего попадалась надпись: «Питейный дом»

Главная же достопримечательность города NN — чиновники, а главная достопримечательность его окрестностей — помещики. И те, и другие живут за счет труда других людей. Это трутни. Лица их усадьб — это их лица, а их деревни — точное отражение хозяйственных устремлений хозяев.

Гоголь для того чтобы описать всесторонне он использует и интерьеры. Манилов – это «пустая мечтательность», бездейственность. Казалось бы, усадьба его устроена весьма неплохо, даже «были разбросаны по-английски две-три клумбы с кустами сиреней и желтых акаций, «видна была беседка с плоским зеленым куполом, деревянными голубыми колоннами и надписью: «Храм уединенного размышления»…».Но в доме все же чего-то «вечно недоставало: в гостиной стояла прекрасная мебель, обтянутая щегольской шелковой материей... но на два кресла ее недостало, и кресла стояли обтянуты просто рогожею...», «в иной комнате и вовсе не было мебели», «ввечеру подавался на стол очень щегольской подсвечник из темной бронзы с тремя античными грациями, с перламутным щегольским щитом, и рядом с ним ставился какой-то просто медный инвалид, хромой, свернувшийся на сторону и весь в сале...». Вместо того чтобы взяться и довести благоустройство дома до конца, Манилов предается несбыточным и бесполезным мечтам о том, «как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или чрез пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян».

Коробочка олицетворяет собой «ненужное» накопительство. Кроме «говорящей» фамилии эту героиню ярко характеризует еще и внутренне убранство комнаты: «...за всяким зеркалом заложены были или письмо, или старая колода карт, или чулок...».

В доме разгильдяя Ноздрева нет никакого порядка: «Посередине столовой стояли деревянные козлы, и два мужика, стоя на них, белили стены... пол весь был обрызган белилами».

А Собакевич? Все в его доме дополняет « медвежий » образ Михаила Семеновича: «...Все было прочно, неуклюже в высочайшей степени и имело какое-то странное сходство с самим хозяином дома; в углу гостиной стояло пузатое ореховое бюро на пренелепых четырех ногах, совершенный медведь. Стол, кресла, стулья — все было самого тяжелого и беспокойного свойства,— словом, каждый предмет, каждый стул, казалось, говорил: "И я тоже Собакевич!» или: «И я тоже очень похож на Собакевича!" ».

Крайнюю степень нищеты, скопидомство хозяина обличает описание «обстановки» в доме Плюшкина, которого мужики прозвали «заплатанной». Автор посвящает этому целую страницу, для того чтобы показать, что Плюшкин превратился в «прореху на человечестве»: «На одном столе стоял даже сломанный стул и рядом с ним часы с остановившимся маятником, к которому паук уже приладил паутину... На бюре... лежало множество всякой всячины: куча исписанных мелко бумажек, накрытых мраморным позеленевшим прессом... лимон, весь высохший, ростом не более лесного ореха, отломленная ручка кресла, рюмка с какою-то жидкостью и тремя мухами... кусочек где-то поднятой тряпки, два пера, запачканные чернилами, высохшие, как в чахотке...» и т. д. — это то, что было в понимании хозяина более ценным. «В углу комнаты была навалена на полу куча того, что погрубее и что недостойно лежать на столах... Высовывался оттуда отломленный кусок деревянной лопаты и старая подошва сапога». Рачительность, экономность Плюшкина превратились в жадность и ненужное накопительство, граничащее с воровством и побирушничеством.

Внутренний интерьер многое может рассказать о хозяине, его привычках, характере.

Стараясь показать «всю Русь с одного бока» Гоголь охватывает многие сферы деятельности, внутренний мир, интерьеры, окружающий мир жителей губернии. Также он затрагивает и тему питания. Достаточно объемно и глубоко она показывается в 4 главе поэмы.

«Видно, что повар руководствовался более каким-то вдохновеньем и клал первое, что попадалось под руку: стоял ли возле него перец - сыпал перец, капуста ли попадалась – совал капусту, пичкал молоко, ветчину, горох, словом, катай-валяй, было бы горячо, а вкус какой-нибудь, верно, выйдет». Одна эта фраза содержит в себе и описание, скажем так, «говорящего» меню, но и личное отношение автора к этому. Декадентство помещиков и чиновников настолько укоренилось в их разуме, привычках, что оно проглядывается во всем. Трактир ничем не отличался от избы, только небольшим преимуществом площади. Посуда была менее чем в удовлетворительном состоянии: «принесла тарелку, салфетку, накрахмаленную до того, что дыбилась, как засохшая кора, потом нож с пожелтевшей костяною колодочкой, тоненький, как перочинный, двузубую вилку и солонку, которую никак нельзя было поставить прямо на стол».

Из всего вышесказанного мы понимает, что Гоголь очень тонко подмечает процесс омертвения живого – человек становится подобием вещи, «мертвой душой».

«Мертвые души» богаты лирическими отступлениями. В одном из них, находящемся в 6 главе, Чичиков сравнивает свое мировоззрение на окружающие его предметы в путешествии.

«Прежде, давно, в лета моей юности, в лета невозвратно мелькнувшего моего детства, мне было весело подъезжать в первый раз к незнакомому месту: все равно, была ли то деревушка, бедный уездный городишка, село ли, слободка, - любопытного много открывал в нем детский любопытный взгляд. Всякое строение, все, что носило только на себе напечатленье какой-нибудь заметной особенности, - все останавливало меня и поражало … Уездный чиновник пройди мимо - я уже и задумывался: куда он идет … Подъезжая к деревне какого-нибудь помещика, я любопытно смотрел на высокую узкую деревянную колокольню или широкую темную деревянную старую церковь…


Случайные файлы

Файл
42305.rtf
153662.rtf
122961.rtf
99148.rtf
Silver.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.