Трагическая фигура Евгения Базарова в романе Тургенева "Отцы и дети" (73730)

Посмотреть архив целиком

Трагическая фигура Евгения Базарова в романе Тургенева "Отцы и дети"


Никто, кажется, не подозревает, что я попытался в Базарове представить трагическое лицо, а все толкуют: зачем он так дурен? или — зачем он так хорош?

И.С. Тургенев


«Роман "Отцы и дети" шевелит ум, вызывая при этом высокое наслаждение безупречной художественной формой», — писал Писарев. Критик прав: роман будит мысль, и эта мысль — о тургеневском Базарове, но также обо всех базаровых в нашей жизни, бунтарях и ниспровергателях авторитетов. Роман Тургенева — о великом трагическом переломе во взглядах на человека, происшедшем в 60-е годы XIX века в России. Схватились не на жизнь, а на смерть законы, по которым жили "отцы", и новая материалистическая теория переделки сознания человека и мира.

Особенностью Ивана Сергеевича Тургенева как писателя является его необычайная чувствительность к живым проблемам современного общества. Так, например, в своих произведениях «Новь» и «Дым» писатель говорит о нарождающемся движении народников; в романе «Отцы и дети» обращает внимание читателя на такое явление, как нигилизм.

Действие романа происходит в 1859 году, эта дата точно обозначена автором. Россия в это время переживает второй подъем русского освободительного движения. После восстания декабристов около тридцати лет длилась эпоха реакции. Народ был напуган, лучшие люди были сосланы в Сибирь, лишь немногие из них вернулись в столицу.

Теперь на смену дворянам-либералам приходят разночинцы. Это были представители различных сословий: дети священников, чиновников, ремесленников, мелкопоместных дворян. Из этих людей, различных по взглядам и свободных от сословных предрассудков, формировались революционеры-демократы. В шестидесятых годах между ними и либералами произошел раскол по крестьянскому вопросу. Время было очень бурное: студенческие выступления, гневные статьи в журналах и газетах, направленные в защиту народа.

Итак, 1859 год. Два года остается до отмены крепостного права. Образованные люди понимают, что нужно что-то изменить в жизни крестьян, больше так продолжаться не может. Этих взглядов придерживается и главный герой романа Базаров.

Отличие главного персонажа романа от окружающих его действующих лиц очевидна: прямота взглядов, независимый образ мыслей, отрицание всех принципов и законов жизни. Он нигилист, «который ко всему относится с критической точки зрения», «не склоняется ни перед какими авторитетами, не принимает ни одного принципа на веру, каким бы уважением ни был окружен этот принцип».

С одной стороны, Базарову простительно не признавать авторитетов. Даже в Библии сказано: «Не сотвори себе кумира». Но с другой стороны, его нигилизм доходит до совершенной глупости. Таково его отрицание поэзии, живописи. «Рафаэль гроша медного не стоит», «...порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта», — такие высказывания поражают окружающих.

Главный герой во многом ошибается, отвергая любовь, жалость, нежность и другие человеческие чувства. Он смеется над ними, презрительно называя их «романтизмом». Порой он сам себе противоречит. Так, например, в разговоре с Анной Сергеевной Одинцовой Базаров говорит: «Все люди друг на друга похожи как телом, так и душой... Достаточно одного человеческого экземпляра, чтобы судить обо всех других». Это позже Евгений скажет: «Всякий человек — загадка».

Евгения Базарова ни в коем случае нельзя назвать «лишним человеком». В отличие от Онегина и Печорина он не скучает, а много работает. Перед нами очень деятельный человек, у него «в душе силы необъятные». Одной работы ему мало. Чтобы действительно жить, а не влачить жалкое существование, как Онегин и Печорин, такому человеку нужна философия жизни, ее цель. И она у него есть.

Базарова сильно волнуют проблемы России. Евгений отвергает существующий в стране порядок. Правда, у него нет определенной программы для изменения социального строя и жизни всех людей. «И если он называется нигилистом, то надо читать — революционером», — писал Тургенев.

Базаров признается, что не "имеет плана", не знает, что и как строить. "В теперешнее время полезнее всего отрицание — мы отрицаем", — гордо заявляет он, объявляя себя представителем потребностей и стремлений народа, одновременно презирая его суеверия, леность, пьянство, беспомощность. Можно было бы списать позицию Базарова на грехи молодости, на неопытность, на гражданскую боль... Можно по-разному "прочитать" эту сцену поединка: кому-то, наверное, покажется, что нигилист прав, рубя со всего размаху под корень старую жизнь.

Но ведь он предлагает разрушение не столько политического уклада, сколько всех основ бытия: морали, этики, культуры, традиций, видя только дурное, несовершенное в окружающем мире. Что это за человек, для которого все вокруг плохо? Плохо, когда человек любит музыку, молитвенно относится к природе. И подумаем, к чему привел такой нигилизм в нашей истории? Земля изгажена, загрязнена химическими удобрениями, леса варварски вырублены, в реках промышленные отходы — вот финал подобного взгляда на природу.

По Базарову, плохо, когда мужчина видит в женщине не "богатое тело", а загадочный взгляд, воспринимает другого человека не с точки зрения "печенки", "селезенки", "радужной оболочки глаза", а как духовную ценность, уникальность, неповторимость. Ему невдомек, что каждый человек — это космос, тайна. Для Евгения плох Аркадий, соблазнившийся "свеженькой Катей", чтобы построить семью, плохи родители-старики с их чудачеством, слезами, обращением "Енюшечка"...

Конечно, Базаров не в силах подавить в себе простые человеческие чувства. И чем дальше он пытается сделать это, тем яростнее они прорываются наружу. Примером этому может служить неистовая любовь Евгения к Одинцовой. Это чувство «мучило и бесило» его, но любовь оказалась безответной. Его «страстное, грешное, бунтующее сердце» натолкнулось на холодный отказ. Создается впечатление, что какие-то всемогущие внешние силы наказывают Базарова за его попытку перевернуть мир, за его отрицание естественной природы вещей.

Нельзя не отметить больное самолюбие Базарова. «И самолюбие какое-то противное», — говорит о нем Павел Петрович Кирсанов. Писарев в своей статье «Базаров» пишет об этом следующее: «Базаров чрезвычайно самолюбив, но самолюбие его незаметно именно вследствие своей громадности. Он так полон собою и так непоколебимо высоко стоит в собственных глазах, что делается почти совершенно равнодушным к мнению других людей». Именно вследствие своего равнодушия он не любит высказывать свои мысли, спорить с кем-либо. Евгений в этом не нуждается, так как ему нет необходимости доказывать свою правоту: он стоит выше всего этого. У этого человека есть собственное мнение, которым он чрезвычайно дорожит, и ему все равно, думают ли так же окружающие.

Базаров — откровенный циник. По словам того же Писарева, «...в цинизме Базарова можно различить две стороны — внутреннюю и внешнюю: цинизм мыслей и чувств и цинизм манер и выражений». Всем заметна его развязность и независимость поведения. Павла Петровича это внутренне коробило: «Его аристократическую натуру возмущала совершенная развязность Базарова. Этот лекарский сын не только не робел, он даже отвечал отрывисто и неохотно, и в звуке его голоса было что-то грубое, почти дерзкое». Сам Евгений стоит выше предрассудков, касающихся сословий. Ему безразлично, какое у человека происхождение, к какому классу он принадлежит, потому что на всех людей Базаров смотрит «...сверху вниз и даже редко дает себе труд скрывать свои полупокровительственные отношения». В то же время Евгений гордится тем, что дед его «землю пахал».

Базаров ни в ком не нуждается, он одинок в этом мире, но совершенно не чувствует своего одиночества. Писарев писал об этом: «Базаров один, сам по себе, стоит на холодной высоте трезвой мысли, и ему не тяжело от этого одиночества, он весь поглощен собою и работою».

Перед лицом смерти даже самые сильные люди начинают обманывать себя, тешить несбыточными надеждами. Но Базаров смело смотрит в глаза неизбежности и не боится ее. Он лишь сожалеет, что жизнь его была бесполезна, потому что он не принес никакой пользы Родине. И эта мысль доставляет ему много страданий перед смертью: «Я нужен России... Нет, видно, не нужен. Да и кто нужен? Сапожник нужен, портной нужен, мясник...»

Что же за явление русской жизни скрывается за образом Евгения Базарова? В чем его сила и слабость, победитель он или побежденный, перспективен ли он как тип реформатора и гражданина? В чем суть его трагедии? Только ли в преждевременной физической смерти?

Вспомним слова Базарова: "Когда я встречу человека, который не спасовал бы передо мною, — тогда я изменю свое мнение о самом себе". Налицо культ силы. "Волосатый", — так высказался Павел Петрович о приятеле Аркадия. Его явно коробит внешность нигилиста: длинные волосы, балахон с кистями, красные неухоженные руки. Конечно, Базаров — человек труда, не имеющий времени заняться своей внешностью. Это вроде бы так. Ну, а если это "намеренное эпатирование хорошего вкуса"? А если в этом вызов: как хочу, так и одеваюсь и причесываюсь. Тогда это дурно, нескромно. Болезнь развязности, иронии над собеседником, неуважение...

Рассуждая чисто по-человечески, Базаров не прав. В доме друга его встретили радушно, правда, Павел Петрович руки не подал. Но Базаров не церемонится, сразу вступает в жаркий спор. Его суждения бескомпромиссны. "Зачем я стану признавать авторитеты?"; "Порядочный химик в двадцать раз полезнее поэта"; он низводит высокое искусство до "искусства наживать деньги". Позже достанется и Пушкину, и Шуберту, и Рафаэлю. Даже Аркадий заметил другу о дяде: "Ты его оскорбил". Но нигилист не понял, не извинился, не усомнился, что вел себя излишне дерзко, а осудил: "Воображает себя дельным человеком!", опустился до того, чтобы поставить "свою жизнь на карту женской любви", "мы, физиологи, знаем, какие это отношения" между мужчиной и женщиной...


Случайные файлы

Файл
20155-1.rtf
16507.rtf
91338.rtf
49883.rtf
142934.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.