Отраслевая и межотраслевая горная рента в отраслях топливно-энергетического комплекса (25042)

Посмотреть архив целиком

Отраслевая и межотраслевая горная рента в отраслях топливно-энергетического комплекса (ТЭК)


1. Общие сведения о горной ренте


В национальных экономиках многих стран, в том числе и в России, имеются немало отраслей, производство продукции в которых характеризуется ярко выраженной неравномерностью объема затрат на получение единицы однородной продукции в связи с ее производством в весьма неодинаковых природно-климатических, горно-геологических и других природных условиях, что и порождает получение предприятиями, находящимися в лучших условиях, дополнительной прибыли, вызванной не затратами труда и капитала, а именно различием природных условий. Эта добавочная прибыль получила исторически наименование ренты. В сельском хозяйстве – это земельная рента, вызванная различием плодородия почвы, разной удаленностью от торговых центров, существенно различными климатическими условиями; в горнодобывающих отраслях – это, так называемая, горная рента на различие качественных характеристик полезных ископаемых и различные горно-геологические условия залегания и горнотехнические факторы отработки запасов полезных ископаемых, в рыболовстве, лесном хозяйстве и в других отраслях, связанных с вовлечением в хозяйственный оборот тех или иных природных ресурсов – это природная рента, в финансовой сфере деятельности – это денежная рента или процент за банковский кредит. Первые упоминания о ренте уходят далеко вглубь веков. К числу одних из первых и наиболее известных исследователей этой экономической категории можно отнести английского ученого Уильяма (Вильяма) Петти (1623-1687), основоположника английской политической экономии, которому принадлежат широко известные слова о том, что «труд есть отец и активный принцип богатства, а земля – мать» [125, с. 55] и который является одним из первых родоначальников трудовой теории стоимости, рассматривая такие экономические категории как рента, процент и заработная плата в качестве исходных факторов создания богатства и сделал первые шаги на пути понимания ренты и природы возникновения прибавочной стоимости. Идущие за ним исследователи лишь повторяли и углубляли разработанные им научные положения по этим вопросам. Опираясь на созданную им теорию трудовой стоимости, он впервые по дошедшим до нас источникам попытался раскрыть таинственную природу денежной ренты (иначе процента) и ренты с домов и земли. У. Петти писал: «Если из урожая крестьянина вычесть зерно, употребленное на посев, а равно и все то, что он употребил и отдал другим в обмен на одежду и для удовлетворения своих естественных потребностей, то остаток хлеба составляет естественную и истинную земельную ренту». То есть «остаток хлеба» от употребленных на его производство средств, включая затраты на воспроизводство рабочей силы и «другие естественные потребности» У. Петти рассматривал в качестве добавочной стоимости в натуральной форме, заложив таким образом основы в понимании земельной ренты и прибавочной стоимости как основных элементов добавочного продукта, полученного в результате применения труда и средств производства. Не останавливаясь на натуральной форме земельной ренты он далее пишет: «… какому количеству денег может равняться по своей стоимости этот хлеб или эта рента? Я отвечаю: такому количеству денег, которое в течение одинакового времени приобретает за вычетом своих издержек производства кто-нибудь другой, если он всецело отдается производству денег…Тогда серебро одного должно быть равно по своей стоимости хлебу другого». Во времена У. Петти в Ирландии проживало всего от 850 тыс. человек в 1652 году до 1466 тыс. человек в 1641 году (снижение численности ирландцев в этот период произошло из-за эпидемии чумы, войн, голода и репрессий), в связи с чем проблем с нехваткой земли для обработки еще не было. Поэтому У. Петти и не выделял из общего прибавочного продукта абсолютной земельной ренты, но зато в его научном труде «Трактат о налогах и сборах» имеется первое упоминание о дифференциальной ренте [72, т. 26, ч. 1, с. 362] по естественному плодородию и по местоположению, а также по искусственному улучшению плодородия. У. Петти писал: «…Если бы можно было сделать названные земли более плодородными путем приложения большего, чем прежде, количества труда (например, посредством замены лопаты плугом, введением посадки семян вместо сеянья, сортировки их вместо употребления их без разбора, размачиванием их вместо применения их без всякой предварительной обработки, удобрением почвы солями вместо гниющей соломы и т. д.), то земельная рента возросла бы тем больше, чем больше увеличившийся доход превзошел бы увеличенный труд» [98, с. 4]. В дальнейшем дифференциальная рента по естественному плодородию и по местоположению пахотных земель, а также по искусственному улучшению их плодородия в трудах последователей (А.Смита, Д.Рикардо, К. Маркса и других) получила наименования дифференциальной ренты первого и соответственно второго рада.

Давид Рикардо в первой главе своего главного научного труда «Начала политической экономии и налогового обложения» «О стоимости» развил дальше учение У. Петти о трудовой и прибавочной стоимости, а во второй главе «О ренте» приложил немало сил, пытаясь раскрыть экономическую природу дифференциальной земельной ренты. Однако, находясь под мощным влиянием трудов У. Петти, он так и не смог выявить наличие абсолютной земельной ренты и установить истинную природу образования дифференциальной земельной ренты и ее истинного владельца. Но зато характер взимания земельной ренты с крестьян землевладельцами он вскрыл достаточно убедительно. О причинах и источниках возникновения земельной ренты он писал: «Не вызывает ли обращение земли в собственность и следующее за этим создание ренты какого-либо изменения в относительной стоимости товаров независимо от количества труда, необходимого для их производства?» [6, с. 91]. Из этой позиции Д. Рикардо вытекает, что источником земельной ренты является не труд наемных рабочих, а институт права собственности на землю, а владельцем этой ренты – собственник земли. Нельзя с этим не согласиться, если при этом иметь в виду, что сам процесс труда по выращиванию урожая или добыче угля (равно как и других полезных ископаемых) является лишь переносчиком ренты от ее источника (неравных условий создания продукта) до стадии обмена изготовленного товара на другие товары или продажи за валюту, где, так называемая, дифференциальная рента и обнаруживает себя в денежной или натуральной форме (в случае бартерных сделок). В подтверждение этой концепции Д. Рикардо пишет: «При первом заселении земли, где имеется в изобилии богатая и плодородная земля, … ренты не существует. Ведь никто не станет платить за пользование землей, раз есть налицо масса не обращенной в собственность земли, которой поэтому может располагать всякий, кто захочет обрабатывать ее» [6, с. 91]. В своих исследованиях Д. Рикардо достаточно близко подошел к пониманию взимания ренты с худших земель (абсолютной ренты), и к пониманию целесообразности дополнительного вложения накапливаемого капитала в худшие земли в целях взимания более высокой земельной ренты с дополнительно улучшенной искусственным путем плодородия земли (дифференциальной ренты второго рода). Так, он писал: «Повышение цен на сырье может быть результатом постепенного накопления капитала, поскольку, создавая новый спрос на труд, оно может дать стимул росту населению и, следовательно, способствовать обработке или мелиорации земель низшего качества» [6, с. 98]. Не ограничившись исследованиями природы образования земельной ренты Д. Рикардо пытался исследовать и природу накопления капитала в промышленной сфере. Он писал: «В богатых странах заработная плата низка, слишком низка, чтобы рабочий мог пользоваться комфортом. Очень большая часть валового продукта удерживается собственником капитала и считается прибылью» [6, с. 98]. То есть Рикардо понимал, что очень низкая зарплата рабочих есть источник прибылей владельцев капитала сверх того, что требуется для воспроизводства капитала. Следовательно эта часть сверхприбыли есть ни что иное как промышленная абсолютная рента, получаемая за право владения средствами производства. Таким образом Рикардо, сам того не желая и будучи представителем крупной буржуазии, но стремясь познать истину, пришел к выводу о наличии в обществе еще одного эксплуататорского класса (помимо землевладельцев), паразитирующих на труде наемных рабочих и извлекающих из права собственности на средства производства сверхприбыли, которые можно квалифицировать, по нашему мнению, как абсолютную ренту в промышленной сфере деятельности.

Вопросам земельной, денежной и горной ренты немало внимания уделяли многие ученые, в том числе: Ф. Кенэ (1694-1774), Дж. Р. Мак-Куллах (1789-1864), Р. Торренс (1780-1864), Томас Роберт Мальтус (1766-1834), Дж. Милль (1773-1836), Е. Бем-Беверк (1851-1914), А. Маршалл (1842-1924), Дж. Кларк (1847-1938), Джон Мейнард Кейнс (1883-1946), автор главного своего труда «Общая теория занятости, процента и денег», ставший родоначальником целого научного течения (кейнсианства) и многие другие известные экономисты. В принципе трудно найти из числа известных экономистов, которые в той или иной мере не интересовались бы вопросами ренты, процента за кредит, трудовой и прибавочной стоимости или эффективности производства.

В нашей стране в последние годы этому вопросу уделяли внимание многие экономисты. Наиболее яркое исследование по проблемам возникновения, использования и даже расчета горной ренты проведено известным специалистом в области горного дела Ю. В. Разовским.


Случайные файлы

Файл
97479.rtf
41820.rtf
19770.rtf
п2.doc
163023.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.