Дубровский. Пушкин А.С. (76609-1)

Посмотреть архив целиком

Дубровский. Пушкин А.С.

Том первый

Глава I

Несколько лет тому назад в одном из своих поместий жил старинный русский барин, Кирила Петрович Троекуров. Его богатство, знатный род и связи давали ему большой вес в губерниях, где находилось его имение”. Соседи рады были ему угодить, он принимал знаки внимания как должное. Дом его был полон гостями, готовыми разделять его шумные, а порой и буйные увеселения. В быту Кирила Петрович выказывал привычки избалованного, необразованного человека, дающего полную волю своей необузданной натуре. Со своими крестьянами он был строг до жестокости. Приятелей у него не было, кроме Андрея Гавриловича Дубровского. Этот Дубровский был ближайший сосед Троекурова, отставной военный, владеющий семьюдесятью душами. “Троекуров, надменный в сношениях с людьми самого высшего звания, уважал Дубровского, несмотря на его смиренное состояние. Некогда были они товарищами по службе, и Троекуров знал по опыту нетерпеливость и решительность его характера”. Став соседями, они съезжались каждый день. Многое в их судьбах было похожим: женившись по любви, они вскоре овдовели, имели детей. Сын Дубровского, Владимир, воспитывался в Петербурге, Маша Троекурова “росла в, глазах родителя”. Троекуров часто говаривал, что отдаст свою дочь за Володь-ку, если тот будет путевым человеком, но Андрей Гаврилович возражал: бедному дворянину лучше жениться на ровне, “чем сделаться приказчиком избало-ванной бабенки”. “Все завидовали согласию, царствующему между надменным Троекуровым и бедным его соседом...” Дубровский всегда смело высказывал свое мнение, не оглядываясь на Троекурова. Ему это сходило с рук. Если зке кто-то пробовал ему подражать, Троекуров быстро ставил на место зарвавшегося смельчака. Дубровский один оставался “вне общего закона”. “Нечаянный случай все расстроил и переменил”.

Раз осенью, готовясь к охоте, Троекуров с гостями пошел на псарню, которая была прекрасно организована. Дубровский хмурился. Будучи заядлым охотником, он завидовал соседу, имеющему до пятисот охотничьих собак. У самого же Андрея Гавриловича было только несколько собак. На вопрос Троекурова о причине плохого настроения, Дубровский ответил, что вряд ли людям Троекурова живется так же хорошо, как собакам. Один из псарей обиженно ответил: на свое житье не жалуемся, а вот иному дворянину не мешало бы променять свою усадьбу на местную конуру. “Ему было б и сытнее и теплее”. Троекуров громко рассмеялся на дервость своего псаря, Дубровский побледнел и промолчал. Сев за стол, Троекуров хватился Дубровского, послал своих людей за ним. “Отроду не выезжал он на охоту без Дубровского...”. Но сосед не вернулся, вторично послали человека, он привез записку, в которой Дубровский требовал прислать к нему дерзкого псаря, а уж он сам решит: “наказать его или помиловать”. А сносить дерзости от кого бы то ни было он не намерен, так как является старинным дворянином. Письмо Дубровского рассердило Троекурова, ведь тот дерзал миловать или наказывать его людей, а это право только Кирила Петровича. Охота состоялась без Дубровского и была неудачна. Троекуров сердился на всех подряд, однако Дубровский так и не появлялся в Покровском. Кирила Петрович скучал, злился, высказывал самые оскорбительные выражения о своем бывшем приятеле, которые с удовольствием доносились до адресата соседями. Новое обстоятельство уничтожило последнюю надежду на примирение: Дубровский поймал в своей роще порубщиков-мужиков Троекурова. До этого троекуровские мужики не позволяли себе “шалить в пределах его владений”, зная о дружеских отношениях между господами. Теперь же они воспользовались размолвкой приятелей. Дубровский наказал мужиков прутьями, а их лошадей взял в работы. Троекуров был взбешен самовольством Дубровского. Он даже хотел со своей дворней напасть на Кистенев-ку (имение соседа) и спалить ее. Но, поразмыслив, решил отнять имение Дубровского. Для этого случая был призван заседатель Шабашкин. Троекуров высказал желание “безо всякого права отнять имение” соседа, Шабашкин обрадовался, узнав, что все документы на имение сгорели при пожаре. Это заметно облегчало дело, кроме того, Дубровский мало смыслил в делах, был горяч и полагался на закон. Троекуров доверился Шабашкину, который занимался подкупом судей, всяко толковал закон и добился рассмотрения дела в суде.

Глава II

Приехавший в суд Дубровский почти не обратил на себя внимания, Троекуров же был встречен с подобострастием. Судом было установлено, что Дубровский владеет Кистеневкой незаконно, и имение должно быть передано законному владельцу — Троекурову. Дубровскому же предлагается подать апелляцию, если он не согласен с решением суда. Дубровский поднял голову, глаза его горели, схватив чернильницу, он пустил ею в председателя суда; разбушевавшегося помещика едва уняли сбежавшиеся сторожа. Затем больной Дубровский был отвезен в Кистеневку, “почти уже ему не принадлежащую”. Внезапное сумасшествие Дубровского сильно подействовало на Троекурова, отравив ему торжество победы.

Глава III

С каждым днем Дубровскому становится все хуже. Егоровна, нянька Владимира, написала ему в С.-Петербург письмо, сообщив, как смогла, обстоятельства дела. Владимир Дубровский воспитывался в Кадетском корпусе, выпущен был корнетом в гвардию. Отец посылал ему приличное содержание. Владимир вел роскошную жизнь в столице, мечтая о женитьбе на богатой невесте. Получив “довольно бестолковые строки” из деревни, Владимир понял одно: его присутствие в имении отца необходимо. Он выхлопотал отпуск и через три дня отправился домой. На почтовой станции ожидал его старый кучер Антон, поведавший обо всех бедствиях, происшедших в имении. Антон просит у молодого Дубровского защиты, обещая преданность: “Не выдавай ты нас, а мы уж за тебя станем”. С волнением Владимир въехал в имение, где не был двенадцать лет. Отца он нашел очень слабым,'вскоре впавшем в беспамятство; это произвело сильное впечатление на молодого человека.

Глава IV

Где стол был яств, там гроб стоит1.

Владимир думал заняться делами, “но отец его был не в состоянии дать ему нужные объяснения...”. Срок апелляции прошел, и Кистеневка перешла Троекурову, о чем Шабашкин с поклоном поведал Кирилу Петровичу. Троекуров был удовлетворен, но в его планы не входило отнимать имение у Дубровского. Он знал о плачевном состоянии приятеля и решил лично съездить к нему помириться. Старик Дубровский, сидел у окна, он узнал приехавшего Кирила Петровича. Больной пришел в сильное волнение, упал без чувств, с ним сделался паралич. Владимир приказал гнать обидчика в шею, а между тем старик Дубровский скончался.

Глава V

После похорон отца Владимир узнает, что в его имение приехали судейские передавать имущество Троекурову. Крестьяне отказываются им подчиняться, грозя расправой. Владимир успокаивает крестьян, пообещав просить защиты у государя. Судейские, боясь ехать поздно, остались на ночлег в Кистеневке.

Глава VI

Владимир понимает, что все кончено, он остался нищим, без своего угла, и решает спалить дом, чтобы он не достался обидчику. Владимир приказывает кузнецу Архипу вывести из дома своих людей и отпереть двери, чтобы судейские смогли выйти, если проснутся. Но Архип нарочно запирает двери, чтобы продажные чиновники сгорели вместе с домом. Дубровский уезжает, назначив своим людям встречу в Кистеневской роще. “Поднялся ветер. В одну минуту пламя обхватило весь дом”. Подьячие звали на помощь, но им никто не помог. Зато кошку, едва не сгоревшую на кровле сарая, Архип лично спас, обругав веселившихся мальчишек за жестокость. Простившись с дворней, кузнец тоже ушел.

Глава VII

На другой день весть о пожаре разнеслась по всему околотку”. Обвиняли крестьян Дубровского, приказных и даже самого барина. Троекуров лично провел расследование и выяснил, что кузнец Архип “главный, если не единственный, виновник пожара. На Дубровском лежали сильные подозрения”. Вскоре в окрестностях появилась шайка разбойников, и Дубровский назывался ее предводителем. Разбойники отличались отменной храбростью, все новые истории ходили об их нападениях, не трогали они лишь имение Троекурова. Кирила Петрович объяснял это прекрасно организованной охраной Покровского. Вначале соседи с недоверием относились к хвастовству Троекурова, а потом убедились, что он прав. Между тем наступило 1 октября — храмовый праздник, в Покровское съезжаются гости.

Глава VIII

Читатели, вероятно, догадались, что истинной героиней повести является у1аша Троекурова. “...Ей было 17 лет, и красота ее была в полном цвете”. [Сирила Петрович любил дочь, но относился к ней своеобразно: потакал лю-ой ее прихоти, а иногда пугал суровым и даже жестоким обращением. Она в привыкла скрывать свои чувства и мысли, никогда не зная, что можно жидать от отца. Рано потеряв мать, она не имела подруг, росла в уединении. у нее был девятилетний братишка Саша, матерью которого являлась мамзель Мими, гувернантка Маши. Для него был выписан француз-учитель, приехавший из Москвы в разгар описываемых событий. Француз понравился Троекурову приятной наружностью и простым обращением. У него отличные рекомендательные письма и аттестаты, одно плохо: он молод. Призвав Машу в качестве переводчицы, Кирила Петрович предупреждает учителя, чтобы он не смел волочиться за дворовыми девками. Маша при переводе смягчает резкие выражения отца. Француз надеется заслужить благосклонность и уважение окружающих. Маша вначале не обращает никакого внимания на молодого француза. “Воспитанная в аристократических предрассудках”, она воспринимает учителя как род слуги, он не кажется ей мужчиной. Она не замечает и впечатления, произведенного ею на Дефоржа. Но неожиданное происшествие изменяет ее взгляд на учителя.


Случайные файлы

Файл
117295.rtf
60686.rtf
74316.rtf
101267.rtf
46106.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.