Грибоедов: Горе от ума (16624-1)

Посмотреть архив целиком

Грибоедов: Горе от ума

Действие 1

Явление 1

Утро, гостиная. Лиза просыпается в кресле. Софья накануне не отпустила ее спать, т. к. ждала Молчалина, и Лиза должна была следить, чтобы их не застали вдвоем. Софья спрашивает, сколько времени, и, чтобы убедить ее, что влюбленным пора расходиться, Лиза переводит стрелку часов. Часы бьют и играют.

Явление 2

Появляется Фамусов. Он заигрывает с Лизой. Лиза пытается его образумить, говорит, что может войти Софья, которая заснула только под утро, а «ночь целую читала» по-французски. Фамусов: «И в чтенье прок-от невелик: ей сна нет от французских книг, а мне от русских больно спится». Софья зовет Лизу, и Фамусов на цыпочках выходит из комнаты. Лиза (одна): «Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь».

Явление 3

Лиза укоряет Софью и Молчалина, что задержались. Софья: «Счастливые часов не наблюдают». Уходя, Молчалин сталкивается в дверях с Фамусовым.

Явление 4

Фамусов удивлен и советует Молчалину «для прогулок подальше выбрать закоулок». Стыдит Софью за неподобающее для молодой девицы поведение. «А все Кузнецкий мост и вечные французы, оттуда моды к нам, и авторы, и музы: губители карманов и сердец!» (во времена Грибоедова на Кузнецком мосту было множество магазинов, принадлежавших французским купцам). Фамусов говорит, что после смерти матери Софьи все заботы о воспитании дочери легли на его плечи и он очень старался: «Не надобно другого образца, когда в глазах пример отца... Свободен, вдов, себе я господин... Монашеским известен поведеньем!» Высказывает недовольство современными нравами («Ужасный век»), учителями, которые учат девиц только «танцам и пенью, и нежностям, и вздохам». Упрекает Молчалина, которого облагодетельствовал. Софья заступается: «Шел в комнату, попал в другую». Пытается успокоить отца и рассказывает сон, будто собирала на лугу травы, и «появился милый человек», «и вкрадчив, и умен, но робок... Знаете, кто в бедности рожден». Фамусов: «Ах, матушка, не довершай удара! Кто беден, тот тебе не пара». Софья продолжает рассказывать сон — они оказались в темной комнате, «раскрылся пол» — оттуда Фамусов, он тащит Софью с собой, а «милого человека», который для Софьи «дороже всех сокровищ», мучают чудовища. Фамусов отправляет дочь спать, а Молчалину предлагает заняться бумагами. «Боюсь, сударь, я одного смертельно, чтоб множество не накоплялось их... Обычай мой такой: подписано, так с плеч долой».

Явление 5

Софья и Лиза вдвоем. Лиза: «В любви не будет этой прока... Ваш батюшка таков: желал бы зятя он с звездами да с чинами... Вот, например, полковник Скалозуб: и золотой мешок, и метит в генералы». Софья: «Мне все равно, что за него, что в воду». Лиза вспоминает о Чацком, с которым Софья вместе воспитывалась. Он уехал года три назад, обливаясь слезами, т. к. предчувствовал, что отношение к нему Софьи изменится. Лиза: «Кто так чувствителен, и весел, и остер, как Александр Андреич Чацкий?» Но Софья возражает: «Охота странствовать напала на него, ах, если любит кто кого, зачем ума искать и ездить так далеко?» Молчалин же, по словам Софьи, напротив — «враг дерзости», ведет себя очень скромно. Лиза некстати вспоминает историю тетушки Софьи, от которой сбежал молодой француз-любовник. Софья (с огорчением): «Вот так же обо мне потом заговорят».

Явление 6

Входит слуга и докладывает о приезде Чацкого.

Явление 7

Появляется Чацкий. Он страстно уверяет Софью, что семьсот верст проскакал без отдыха, чтобы увидеться с ней, но, кажется, напрасно: она холодна. Софья уверяет Чацкого, что рада ему. Чацкий: «Положимте, что так. Блажен, кто верует, тепло ему на свете». Говорит Софье комплименты: «В семнадцать лет вы расцвели прелестно». Спрашивает, не влюблена ли Софья. Та смущается. Чацкий уверяет, что больше его ничто не интересует: «Что нового покажет мне Москва?» Софья: «Гоненье на Москву. Что значит видеть свет! Где ж лучше?» Чацкий: «Где нас нет». Чацкий спрашивает про общих знакомых, чья жизнь за время его отсутствия, вероятно, ничуть не изменилась. «Жить с ними надоест, и в ком не сыщешь пятен? Когда ж постранствуешь, воротишься домой, и дым Отечества нам сладок и приятен!» Говоря о воспитании, Чацкий замечает, что в России «хлопочут набирать учителей полки, числом поболее, ценою подешевле», и «с ранних пор привыкли верить мы, что нам без немцев нет спасенья»; Чацкий говорит, что на приемах, чтобы продемонстрировать свою образованность, знать объясняется на «смешенье языков: французского с нижегородским». Вспоминает о «бессловесном» Молчалине. Софья (в сторону): «Не человек, змея!» Спрашивает Чацкого, может ли он хоть о ком-нибудь говорить без желчи. Чацкий: «Я вас без памяти люблю».

Явление 8

Софья сообщает появившемуся Фамусову, что сон, который она видела, оказался «в руку», и уходит.

Явление 9

Чацкий разговаривает с Фамусовым о Софье. Фамусов же просит рассказать о путешествии. Чацкий: «Хотел объехать целый свет и не объехал сотой доли».

Явление 10

Фамусов один. Гадает, кто из двух — Молчалин или Чацкий — избранник сердца Софьи: «Что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом!»

Действие 2

Явление 1

Фамусов диктует Петрушке список своих дел на неделю вперед: вторник — обед («Ешь три часа, а в три дни не сварится»), в четверг — погребенье («Покойник был почтенный камергер, с ключом, и сыну ключ умел доставить; богат, и на богатой был женат; переженил детей, внучат; скончался; все о нем прискорбно поминают, Кузьма Петрович! Мир ему! — Что за тузы в Москве живут и умирают!»), пятница или суббота — крещение еще не родившегося ребенка.

Явление 2

Появляется Чацкий, спрашивает Фамусова о Софье. Фамусов интересуется, не надумал ли Чацкий жениться на его дочери, т. к. надо спросить вначале его, а он бы посоветовал Чацкому: «не блажи, именьем, брат, не управляй оплошно, а, главное, поди-тка послужи». Чацкий: «Служить бы рад, прислуживаться тошно». Фамусов произносит монолог о своем дяде Максиме Петровиче, который сделал успешную карьеру, угождая начальству и заискивая при дворе. Максим Петрович служил при Екатерине и, когда надо было «подслужиться», Максим Петрович «сгибался в перегиб». Однажды старик поскользнулся и упал во время приема во дворце, чем вызвал у императрицы улыбку и одобрение. Тогда Максим Петрович упал во второй раз, уже нарочно, потом в третий раз. Все придворные смеялись. «А? Как по-вашему? По-нашему, смышлен. Упал он больно, встал здорово. Зато, бывало, в вист кто чаще приглашен? Кто слышит при дворе приветливое слово? Максим Петрович! Кто пред всеми знал почет? Максим Петрович! Шутка! В чины выводит кто и пенсии дает? Максим Петрович!» Чацкий: «Свежо предание, а верится с трудом», «тот и славился, чья чаще гнулась шея», «нынче смех страшит и держит стыд в узде», «прямой был век покорности и страха, все под личиною усердия царю». Фамусова пугают речи Чацкого, и вполголоса он отмечает: «Опасный человек», «Что говорит! И говорит, как пишет!», «Он вольность хочет проповедать», «Да он властей не признает!»

Явление 3

В гости к Фамусову приходит Скалозуб. Фамусов очень рад. Он считает, что полковник «человек солидный, и знаков тьму отличья нахватал; не по летам и чин забидный, не нынче-завтра генерал». Добавляет, что не спешит выдавать Софью замуж.

Явление 4

По той предупредительности, с которой Фамусов заспешил навстречу Скалозубу Чацкий заподозрил, что все же Фамусов был бы рад выдать дочь за полковника.

Явление 5

Фамусов суетится вокруг Скалозуба. Скалозуб: «Мне совестно, как честный офицер»(речь Скалозуба груба и примитивна). Фамусов пытается поговорить со Скалозубом о родственниках, а также о брате Скалозуба, герое. Но Скалозуб отвечает, что родственниками не интересуется, поскольку не служил с ними вместе, а брат изменился к худшему («крепко набрался каких-то новых правил. Чин следовал ему: он службу вдруг оставил, в деревне книги стал читать»). В остальном Скалозуб может говорить только о службе. Фамусов намекает, что карьера Скалозуба складывается очень удачно и «пора речь завести о генеральше». Скалозуб не прочь жениться. Фамусов рассуждает об обществе: «Вот, например, у нас уж исстари ведется, что по отцу и сыну честь: будь плохенький, да если наберется душ тысячки две родовых, — тот и жених», «Дверь отперта для званных и незванных, особенно из иностранных; хоть честный человек, хоть нет». Фамусов отмечает, что нынешние старички постоянно придираются «к тому, к сему, а чаще ни к чему, поспорят, пошумят и... разойдутся», дамы — «судьи всему, везде, над ними нет судей», девицы «словечка в простоте не скажут, все с ужимкой; французские романсы вам поют и верхние выводят нотки, к военным людям так и льнут. А потому, что патриотки», «Дома и все на новый лад». Чацкий спорит с Фамусовым («Дома новы, но предрассудки стары »). Чацкий произносит монолог:

А судьи кто? — За древностию лет

К свободной жизни их вражда непримирима,

Сужденья черпают кз забытых газет

Времен Очаковских и покоренья Крыма;

Всегда готовые к журьбе,

Поют все песнь одну и ту же,

Не замечая об себе:

Что старее, то хуже.

Где, укажите нам, отечества отцы,

Которых мы должны принять за образцы?

Не эти ли, грабительством богаты?

Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,

Великолепные соорудя палаты,

Где разливаются в пирах и мотовстве,


Случайные файлы

Файл
15460-1.rtf
8665-1.rtf
157460.rtf
Sport.doc
5125.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.