Вопросы гражданского права (25714-1)

Посмотреть архив целиком

Вопросы гражданского права


Компенсация морального вреда субъектам экономической деятельности в случаях причинения вреда их деловой репутации

Как известно, с начала ХХ века проблема компенсации морального вреда является одной из наиболее дискуссионных в науке гражданского права. При этом одни цивилисты последовательно отрицали идею возмещения морального вреда, а другие ее поддерживали. Так, на заре XX столетия видные русские юристы Г.Р. Шершеневич,1 П.Н. Гуссаковский - категорически отверга-ли возможность переложения морального вреда на деньги.2 В свою оче-редь С.А. Беляцкий убедительно доказывал необходимость его денежного возмещения.3

В послереволюционный период и с принятием ГК РСФСР 1922 года (в котором не содержалось упоминании о моральном вреде) мнения ученых по-прежнему были полярными. А. Зейц,4 К.М. Варшавский,5 развивая доктрину совет-ского права, считали возмещение вреда чуждым социалистическому правосознанию. Б. Утевский,6 напротив, полагал, что все основания для возмещения морального вреда по действующему в то время законодательству имелись.

Поскольку существовали два противоположных подхода, то постепенно наибольшую поддержку среди дальнейших исследователей проблемы получила, в известной мере, компромиссная позиция. Ее сторонники исходили из того, что возмещение морального вреда возможно, но только в строго опреде-ленных, установленных в законе случаях. Так, М.М. Агарков полагал, что если затронуты честь и досто-инство человека, то денежная компенсация морального вреда не допускается. В случаях же повреждения здоровья потерпевшего, повлекшего для него длительные страдания или лишения, вопрос о возмещении такого морального вреда должен быть решен положительно.7

В целом такой подход был поддержан широким кругом ученых. Н. С. Малеин в течение многих лет отстаивал необходимость возмещения морального вреда.8 Аналогич-ного мнения придерживались А. М. Белякова,9 Л.А. Майданик и Н.Ю. Сергеева,10 С. Н. Братусь,11 Н.Я. Шимино-ва,12 и другие При этом большинством названных авторов делалось уточ-нение, что возмещение морального вреда возможно прежде всего в случаях причинения вреда жизни и здоровью граждан (при устойчивой утрате трудоспособности, длительных страданиях, неизгладимом обезображивании лица). Таким образом, возможность возмещения морального вреда не связывалась с нарушением чести и достоинства, либо деловой репутации. Некоторые авторы особо подчеркивали дан-ное обстоятельство. Например, Н.С. Малеин указывал, что "критика позиции возмещения морального вреда ведется на примерах, показывающих нецелесообразность его возмещения в случаях посягательства на честь и достоинство и вместе с тем, обходятся молчанием другие примеры и аргументы".13

Представляется, что столь различные взгляды ученых на проблемы морального вреда были обу-словлены прежде всего разнообразием форм, в которых может осуществляться причинение морального вреда, а также тем, что сама категория морального вреда является весьма широкой по своему содержа-нию. До последнего времени в гражданском законодательстве не имелось легального определения данно-го понятия. Вот почему на страницах юридической литературы делались разные попытки дать определе-ние этой категории. При этом большинство авторов исходило из того, что моральный вред - это неиму-щественный вред, выразившийся в причиненных физических или нравственных страданиях.

По существу, аналогичное понимание данной категории было дано и в Законе СССР о печати, которым впервые за всю историю советского государства предусматривалось возмещение морального вреда. Статья 39 Закона устанавливала возмещение последнего, если честь и достоинство гражданина были ущемлены средствами массовой информации, допустившими распространение порочащих сведе-ний, не соответствующих действительности.

Для раскрытия термина "моральный" законодатель использовал более широкое понятие - вред неимущественный. Подобный подход представляется вполне обоснованным, хотя и нуждающимся в из-вестном уточнении. Неимущественный вред - это любой нематериальный вред, который сам по себе, как таковой, не имеет стоимостной формы. Думается, однако, что не всегда причинение неимущественного вреда является причинением вреда морального. Как известно, гражданским правом регулируется широ-кий круг отношений неимущественных. Среди них могут быть названы отношения организационные, которые дифференцируются на предпосылочные, делегирующие, контрольные, информационные.14

Нарушение неимущественных прав и обязанностей в правоотношении может повлечь за собой наступление различного рода санкций, как имущественного, так и неимущественного характера. К числу последних относится, например, расторжение договора. Однако нарушение именно личных неимущест-венных прав граждан влечет за собой причинение не просто неимущественного вреда, а вреда морально-го, который и подлежит компенсации в соответствии с рядом статей ныне действующего Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ).

Статья 62 Закона РФ о средствах массовой информации от 27 декабря 1991 г. фактически тек-стуально воспроизвела норму, ранее имевшуюся в союзном акте. "Моральный (неиму-щественный) вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответ-ствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина, либо причинивших ему иной неимущественный вред, возмещается по решению суда средствами массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами в размере, определяемым судом".

Соответственно ст. 152 ГК РФ установила, что гражданин, в отношении которого распростране-ны сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещение убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Таким образом, после довольно длительного и противоречивого пути вопрос о возможности компенсации морального вреда в случаях нарушения чести, достоинства и деловой репутации граждан был решен как в теоретических, так и в законодательских аспектах. Каким же образом соотносятся при-веденные выше положения и с аналогичными возможностями юридических лиц вообще, и субъектов экономической деятельности, в частности ?

Как известно, с принятием ГК РФ личные неимущественные отношения с участием упомянутых субъектов существенно видоизменились. Так, ст. 7 ГК РСФСР допускала возможность защиты чести и достоинства как граждан, так и юридических лиц. Статья 132 ГК РФ лишила юридических лиц правовой возможности защищать свою честь и достоинство, предоставив им только право на защиту в соответст-вующих случаях своей деловой репутации. И если наличие деловой репутации у субъектов экономиче-ской деятельности никем не оспаривалось, то применительно к некоммерческим организациям судебная практика в ряде случаев складывается по-иному. Так, нередко арбитражные суды исходят из того, что если юридическое лицо не занимается предпринимательской деятельностью (например, музей, муни-ципальная милиция), то его требования о защите деловой репутации не подлежат рассмотрению по суще-ству в Арбитражном суде.15 Безусловно, споры о защите деловой репута-ции юридических лиц далеко не всегда являются экономическими, однако последнее обстоятельство в лучшем случае может влиять на подведомственность соответствующей категории дел, но не на сам факт наличия или отсутствия деловой репутации, которая в случае ее умаления подлежит судебной защите по правилам ст. 152 ГК РФ. Последняя, как известно, допускает возможность защиты деловой репутации любого юридического лица, в независимости от цели его деятельности, характера имущественного обо-собления, организационно-правовой формы и прочее.

Как известно, категории "честь", "достоин-ство", "деловая репутация" - не являются правовы-ми. Соответственно в задачу законодателя не входит формулировать их печальные дефиниции. В науке гражданского права под "честью" принято понимать определенную положительную социальную оценку личности, а под "достоинством" - известную самооценку личностью своих моральных и иных социаль-ных качеств. В свою очередь, "деловая репутация" означает определенное общественное мнение, сло-жившееся о профессиональной, производственной, торговой, коммерческой, посреднической и любой иной, в том числе предпринимательской деятельности юридического лица.

Право юридического лица на деловую репутацию означает, что данный субъект имеет обеспе-ченную законом возможность требовать от других лиц, чтобы оценка его деятельности, его "юридической личности" опиралась на реальные обстоятельства и не искажалась порочащими средствами, не соответ-ствующими действительности. Таким образом, не регулируя обладание деловой репутации, как таковой, законодатель в ст. 152 ГК РФ использует прежде всего средства охранительного воздействия на отноше-ния, возникающие по поводу указанного нематериального блага.

Юридико-фактическим основанием возникновения охранительного правоотношения по защите деловой репутации юридического лица является факт распространения порочащих это лицо сведений, не соответствующих действительности. Все элементы данного состава уже нашли свое достаточно глубокое раскрытие и освещение как в цивилистической литературе, так и в судебной практике. Так, под распро-странением сведений понимается опубликование их в печати, трансляция по радио, и теле-, видеопро-граммах, демонстрация в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, из-ложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должност-ным лицам, или сообщение в иной, в том числе устной, форме нескольким или хотя бы одному лицу. (п. 2 Постановления № 11 Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. "О некоторых вопросах, воз-никших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций"). Таким образом, формы распространения сведений могут быть самыми различными. Сам законодатель в ст. 152 не называет таких форм и не дает какого-либо, хотя бы неполного их перечня, не случайно. Важен сам факт распространения порочащих сведений в любой форме. Именно он служит основанием возложения обязанности дать опровержение. Однако в порядке, предусмотренном ст. 152 ГК, не могут рассматри-ваться требования об опровержении сведений, содержащихся в судебных решениях и приговорах, поста-новлениях органов предварительного следствия и других официальных документах, для обжалования которых предусмотрен иной установленный законами порядок (п. 3 Постановления Пленума от 18 авгу-ста 1992 г.).


Случайные файлы

Файл
30026.rtf
9110-1.rtf
15656.doc
80541.rtf
93817.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.