Интернет-договор по авторскому праву (28198)

Посмотреть архив целиком

Российская Академия Правосудия











Интернет-договор по авторскому праву (ДАП)

на основании материалов диссертационного исследования:

"Доведение до всеобщего сведения по российскому гражданскому законодательству"





Илья Кондрин


В первоначальном проекте ДАП, именовавшемся "Основное предложение по основным положениям Договора о некоторых вопросах, касающихся охраны литературных и художественных произведений, которые будут рассмотрены на Дипломатической конференции", праву на доведение до всеобщего сведения была посвящена статья 101. В дальнейшем эта статья стала фигурировать в проекте ДАП под номером 8. Под номером 8 она вошла и в окончательный вариант текста ДАП. Автором основного предложения был председатель Комитета I Юкка Лидес (Jukka Liedes2). О роли и месте данной статьи в структуре ДАП можно проследить на примере высказываний представителей некоторых делегаций, принимавших участие в Дипломатической конференции 1996 года. Представитель делегации Японии считал эту статью самым главным предложением применительно к цифровой эпохе. 3 Еще более категоричнее на эту тему высказался представитель Евросоюза, заявив, что данная статья была краеугольным камнем так называемой "цифровой повестки дня. 4"

В ходе подготовительной работы Комитета I в рамках дискуссии по теме "Передача, Сообщение для всеобщего сведения и Публичное исполнение" в отношении данной статьи в распоряжение Комитета I поступили предложения со стороны делегаций: Австралии5, Аргентины6, Евросоюза7, Сингапура8, группы стран африканского континента9, КНР10, Канады11, США12 и Японии13. Эти предложения в основном затрагивали виды и объем прав, предоставляемых авторам применительно к "цифровой повестке дня". Наиболее интересными были предложения делегаций США, Евросоюза и Японии.

Вариант статьи делегации США, посвященной решению проблемы "цифровой передачи" применительно к авторскому праву, заключался в следующем:

"Сообщение для всеобщего сведения и публичное исполнение.

(1) Авторы и их правопреемники обладают исключительным правом разрешать:

(a) публичное исполнение своих произведений, включая такое публичное исполнение каким бы то ни было способом или образом; и

(b) любое сообщение для всеобщего сведения своих произведений или их исполнений.

(2) Авторы и их правопреемники обладают аналогичными правами относительно переделок, переводов и других производных произведений, основанных на их произведениях14.

Делегация США считала, что для обеспечения адекватного контроля над цифровой передачей произведений со стороны авторов и их правопреемников следует объединить в рамках одной статьи два вида прав: право на публичное исполнение и право на сообщение для всеобщего сведения. И при помощи специального пункта распространить эти два вида прав на переделки, переводы или любые другие производные произведения, основанные на оригинальной версии произведения. Делегация США полагала, что предложенная конструкция статьи обеспечит правовую охрану не только "живому" исполнению произведения, но и использованию произведения в звукозаписи, посредством передачи его по компьютерным сетям, демонстрации произведения на Интернет сайте.

Предложение делегации Японии состояло в следующем:

"Право на передачу публике.

Авторы литературных и художественных произведений пользуются исключительным правом разрешать передачу публике своих произведений по проводам или средствами беспроволочной связи.

Примечание: Это право охватывает передачу по проводам и средствами беспроволочной связи, одновременные передачи и передачи по требованию / передачи по выделенным линиям передачи данных, и цифровые и аналоговые передачи публике15."

Евросоюз в мае 1996 года предложил для обсуждения следующую формулировку права на сообщение для всеобщего сведения: "Без ущерба правам, предусмотренным Статьями 11, 11bis, 11ter, 14 и 14 bis Бернской конвенции, авторы литературных и художественных произведений пользуются исключительным правом разрешать любое сообщение своих произведений для всеобщего сведения по проводам или средствами беспроволочной связи, включая доведение своих произведений до всеобщего сведения таким образом, что представители публики могут осуществлять доступ к таким произведениям из любого места и в любое время по их собственному выбору"16.

Из всех поступивших предложений, только предложение Евросоюза получило положительную реакцию и поддержку большинства членов Комитета I. В дальнейшем текст данного предложения был взят за основу при формулировании как положений статьи 10 первоначального проекта ДАП, так и статьи 8 окончательной редакции ДАП.

Такой выбор был сделан в связи с нижеследующими обстоятельствами:

1. Для обеспечения охраны авторских прав в рамках цифровой передачи в каждой стране предпринимались и изучались возможности использования различных видов прав: право на распространение, право аренды, право на сообщение для всеобщего сведения и т.д. Попытка объединения в рамках одной статьи различных подходов в правовой квалификации действий цифровой передачи привела бы лишь к одному результату - невозможности достичь консенсуса в отношении успешного решения проблемы "цифровой передачи".

Применительно к "цифровой передаче" различные эксперты рассматривали какой-то один из двух предлагаемых видов прав более актуальным и приемлемым, чем другой.

Частично это было вызвано сложностью самого характера "цифровой передачи". Другой же фундаментальной причиной были традиционные противоречия между законодательством стран традиционной (континентальной) системы авторского права и стран прецедентного права. Выход из создавшейся ситуации был предложен делегацией Японии, которая предложила для эффективного устранения всех возникших противоречий воспользоваться так называемым "зонтичным решением"17.

Это решение состояло из двух основных аспектов. Первый аспект. Описание всех действий, проходящих в рамках "цифровой передачи", надлежит сформулировать в нейтральной форме, свободной от конкретных юридических квалификаций и воздержаться от описаний конкретных технологий. При этом такие формулировки должны отражать интерактивную природу цифровых передач.

Что касается конкретной правовой квалификации предоставляемого авторам исключительного права, то есть, в отношении фактического выбора использования необходимых для этого видов прав, то перенести решение этого вопроса на уровень национального законодательства.

Второй аспект. Формулировки должны получить в свою очередь поддержку большинства стран-участниц конференции.

2. Одна из главных целей Статьи 8 проекта ДАП должна была состоять в том, чтобы "усовершенствовать" предусмотренное Бернской конвенцией право на сообщение для всеобщего сведения, распространив его на все виды произведений.

Поэтому было принято решение не включать в "язык" Статьи 8 такие ограничительные термины как "исполнение" или "чтение" произведения.

При этом было заявлено, что подобный подход является не упущением, а наиболее приемлемым в современных условиях способом формулирования положений статьи. Применительно к предложению США специально подчеркивалось, что формулировка "сообщение... своих произведений" также охватывает сообщение исполнений и чтений произведений. В качестве аргумента приводился пример введения в Бернскую конвенцию Статьи 9 и Статьи 11bis, при введении которых в текст Бернской конвенции также не потребовалось вводить никаких соответствующих дополнительных пунктов. Применительно к производным произведениям было заявлено, что не следует делать каких-либо определенных ссылок к Статье 11 (2) или Статье 11ter (2) Бернского Соглашения, поскольку, само собой разумеется, авторы в рамках предлагаемой Статьи 8 ДАП имеют те же самые права относительно переводов, переделок, переложений и других изменений своих произведений. Отмечалось, что произведение всегда остается произведением даже в переводе, переделке и т.д. 18

3. Необходимо было выбрать такой термин, который можно было бы использовать в качестве термина, "наводящего мосты19" между различными национальными системами охраны авторских прав. Такой термин, который мог бы гарантировать на международном уровне способность к взаимодействию и взаимное признание исключительных прав, которые были или будут обеспечены в национальных законодательствах, используя или термин "передача" или термин "сообщение". При этом было отмечено, что если термин "передача" относится к технической передаче, то термин "сообщение" предполагает, что в дополнение к технической передаче, будет еще что-то сообщено. Было заявлено, что небольшое различие между терминами "передача" и "сообщение" для целей ДАП является несущественным. Как в случае с "передачей", так и в случае с "сообщением" основным предметом этих действий всегда выступает произведение. А поскольку термин "communication" (сообщение, доведение) как процесс передачи информации всегда предполагает передачу, то было предложено выбрать термин "сообщение" как ключевой термин для описания соответствующего действия. Термин сообщение получил поддержку еще и в связи с тем, что он используется в английском варианте текста во всех соответствующих статьях Бернской конвенции в отличие, от французского текста, который традиционно считался основным языком конвенции. В Статьях 11 и 11ter французского текста конвенции используется выражение "la transmission publique" ("сообщение для всеобщего сведения"). В Статье 14 используется выражение "la transmission par fil au public" ("сообщение по проводам для всеобщего сведения"). И только в Статье 11bis используется схожее с английским вариантом выражение "la communication publique" ("сообщение для всеобщего сведения").


Случайные файлы

Файл
162268.rtf
23967-1.rtf
31681.rtf
150707.rtf
73392-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.