О балансе интересов акционеров при консолидации акций (71058-1)

Посмотреть архив целиком

О балансе интересов акционеров при консолидации акций

А. Ю. БУШЕВ, кандидат юридических наук, доцент кафедры коммерческого права СПбГУ, В. Ф. ПОПОНДОПУЛО, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой коммерческого права СП6ГУ

Вводная часть

В последнее время некоторые российские акционерные общества приняли решения о консолидации выпущенных ими акций, в результате чего образовались дробные акции, которые выкупались обществом по рыночной цене. «По решению общего собрания акционеров общество вправе произвести консолидацию размещенных акций, в результате которой две или более акций общества конвертируются в одну новую акцию той же категории (типа)»1. Так, если коэффициент консолидации составляет «1 новая акция за 3 старых», то акционеры, владеющие 1 и 2 старыми акциями, новых акций не приобретут, у них образуются дробные акции, соответственно, 1/3 и 2/3 акции. При этом многие акционеры без их согласия были лишены принадлежавших им целых акций и поэтому утратили статус акционера. Правовой предпосылкой для проведения таких сделок стали нормы о консолидации, содержащиеся в пункте 1 статьи 48 и пункте 1 статьи 74 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (в редакции от 24.05.99, далее — прежний Закон)2. Федеральный закон от 07.08.01 № 120-ФЗ3 (далее — новый Закон, Закон об акционерных обществах) дополнил статью 25 прежнего Закона пунктом 3, в соответствии с которым дробные акции, образующиеся при консолидации, не аннулируются с выплатой компенсации, их владелец сохраняет статус акционера. Дробные акции при этом становятся самостоятельным объектом оборота с наделением их владельца правом требовать выкупа таких акций.

Ряд граждан-акционеров, не согласившись с решением обществ о консолидации и выкупе акций, обращались в прокуратуру, суд и другие государственные органы с соответствующими заявлениями и жалобами. Конституционность норм о консолидации акций была проверена Конституционным Судом РФ. (Примечание авт. В. Ф. Попондопуло — один из авторов настоящей статьи — выступил в качестве эксперта при рассмотрении дела в Конституционном Суде России. Правовая позиция, изложенная авторами статьи, в целом нашла отражение в Постановлении Конституционного Суда РФ от 24.02.04 № 5-/74 по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании «Кадет Истеблишмент» и запросом Октябрьского районного суда города Пензы. Конституционным Судом признаны не противоречащими Конституции РФ взаимосвязанные положения абзаца 2 пункта 1 статьи 74 и статья 77 Закона об акционерных обществах, согласно которым в случае образования при консолидации дробных акций последние подлежат выкупу компанией по рыночной стоимости, «поскольку эти положения в их конституционно-правовом истолковании предполагают учет прав и законных интересов обладателей дробных акций посредством применения надлежащих юридических процедур и эффективный судебный контроль за решениями, принимаемыми советом директоров (наблюдательным советом) и общим собранием акционеров».) В обоснование позиции о незаконности консолидации заявители приводили, в частности, следующие аргументы.

Во-первых, говорилось о нарушении конституционных прав, гарантированных статьями 17 и 35 Конституции РФ, выразившемся в лишении права собственности на целые акции без согласия их владельцев и вне судебной процедуры.

Во-вторых, не умаляя того факта, что право на консолидацию акций, а следовательно, частичное ограничение прав акционера по самостоятельному распоряжению принадлежащими ему акциями установлено федеральным законом, заявители полагали, что такое ограничение является несоразмерным.

В-третьих, в поддержку вывода о неконституционности норм о консолидации акций в прежнем законе заявители ссылались на факт изменения законодателем в новом законе правил о консолидации акций посредством допущения в оборот дробных акций. После вступления в силу нового закона в результате консолидации все акционеры сохраняют свой статус, пусть и в усеченном виде, приобретая право на дробную акцию. Утверждалось, что введением в оборот дробных акций, образующихся в результате консолидации, законодатель устранил существовавшую до этого и оспариваемую конституционность нормы о консолидации целых акций. Поэтому, во всяком случае, до появления дробных акций, то есть на основании прежнего закона, лишение акционера права собственности на принадлежавшие ему акции должно признаваться незаконным (неконституционным).

В-четвертых, оспаривалась конституционность норм о самих дробных акциях, а следовательно, и норм о консолидации акций в редакции закона, действовавшей как до, так и после введения дробных акций. В обоснование такой позиции приводился аргумент о том, что новая правовая конструкция — дробная акция — не укладывается в понятия действующих в России правовых институтов рынка ценных бумаг, и поэтому использование и защита прав, следующих из дробной акции, фактически невозможны5.

Рассмотрим приведенные аргументы с точки зрения соответствия политики российского государства в регулировании акционерных отношений объективно развивающимся экономическим процессам. Авторы и ранее обращались к вопросу о защите прав акционеров. В настоящей статье высказывавшиеся подходы развиваются применительно к частному случаю акционерных конфликтов — консолидации акций. Обозначив свою позицию по некоторым общим аспектам акционерного устройства, перейдем к специальному вопросу — допустимости консолидации акций, выкупу в связи с этим дробных акций, как с согласия, так и без согласия их владельцев6.

1. Правовая политика российского государства по защите прав акционеров

Не вызывает сомнения необходимость всесторонней защиты прав акционеров, ибо всякое право, лишенное эффективных механизмов защиты, утрачивает свою привлекательность. Курс на защиту прав акционеров обусловлен не только соображениями юридического свойства: актуальность его продиктована и действием экономических законов. Разумный инвестор осуществит вложение своих капиталов в организацию, относительно которой вероятностная оценка окупаемости (возвратности и доходности) инвестиций (в том числе посредством реализации прав акционера) выше, чем у других. Иными словами, инвестор неохотно расстанется со своими капиталами, если он не будет уверен в защищенности своих прав. Неслучайно поэтому российский законодатель, заинтересованный в активизации инвестиционной деятельности, еще на начальных этапах формирования акционерной правовой политики неоднократно провозглашал свою приверженность принципу защиты прав акционеров.

Так, Указом Президента РФ от 18.11.95 № 1157 «О некоторых мерах по защите прав вкладчиков и акционеров»7 защита прав акционеров от противоправных посягательств и коммерческих рисков, возникающих при осуществлении акционерными обществами предпринимательской деятельности, была названа одним из важнейших направлений государственной политики на финансовом и фондовом рынках РФ (пункт 1). В Законе об акционерных обществах обеспечение защиты прав и интересов акционеров определено как одна из задач принятия Закона (статья 1). В развитие этих положений Указом Президента РФ от 21.03.96 № 408 утверждена Комплексная программа мер по обеспечению прав вкладчиков и акционеров8, направленная, в частности, на формирование системы нормативных средств, минимизирующих возможность различного рода злоупотреблений при осуществлении акционерами своих прав и удовлетворении интересов. Приведенный ряд документов можно было бы продолжить.

Важность выявленной направленности правового регулирования акционерных отношений для экономического развития России трудно переоценить. Однако из чего следует исходить законодателю при конкретизации этого принципа и формировании на его основе специфических институтов акционерного права? Для ответа на этот вопрос обозначим прежде всего основные особенности акционерных отношений, существующие объективно и потому значительно влияющие на поведение участников освоения инвестиций в акционерной форме, а следовательно, и на выбор механизмов для защиты их прав.

2. Экономическая (объективная) особенность акционерных отношений

Акционерная организация предпринимательской деятельности, как никакая другая, отличается тем, что затрагивает интересы многих лиц, а не только различных групп акционеров. В акционерном обществе сталкиваются интересы внешних кредиторов и акционеров (внутренних кредиторов); акционеров и менеджмента (в вопросе направления использования чистой прибыли); менеджмента и трудового коллектива и т. д. (стейкхолдеров). Наконец, деятельность компаний может иметь важное социальное значение для большой группы лиц, непосредственно с ней не взаимодействующих. Развиваемая в зарубежной литературе концепция социальной ответственности (партнерства) компании9 уже находит свое частичное отражение и в российском законодательстве. Например, в главе 9 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»10 устанавливаются многочисленные правовые механизмы, направленные на восстановление градообразующего предприятия, субъектов естественных монополий, то есть компаний, деятельность которых имеет важное социальное значение. Другим примером реакции российского законодателя на концепцию социальной ответственности является Федеральный закон от 11.08.95 № 135-ФЗ (с последующими изменениями) «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»11, нацеленный, в частности, на стимулирование благотворительной деятельности коммерческих организаций.


Случайные файлы

Файл
115217.rtf
34359.rtf
161414.rtf
308.rtf
4831-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.