Государственное управление топливно-энергетическим комплексом (176203)

Посмотреть архив целиком

План


1. Групповые интересы и властно-управленческий аппарат

2. Государственное управление топливно-энергетическим комплексом

2.1 Функции государственных органов, регулирующих топливно-энергетический комплекс

2.2 Регулирование энергосбережения

2.3 Государственное регулирование недропользования

2.4 Государственное регулирование тарифов на электрическую и тепловую энергию

2.5 Энергетическая стратегия

Список литературы



1. Групповые интересы и властно-управленческий аппарат


Властно-управленческий аппарат является причиной экономической инерции. Наиболее четко групповые интересы аппарата выражаются в его бюрократизации.

Исходная характеристика бюрократии – это конфликты аппарата с обществом. Ее генез вытекает из типичных реакций аппарата на явления социальной жизни. Первая реакция – минимизация ответственности, сфера которой в иерархии всегда превышает сферу контролируемой деятельности. Поэтому любая стандартизация деятельности соответствует интересам государственных служащих, поскольку она исключает неопределенность в принятии решений и снимает личную ответственность. Изменчивость среды, развитие науки и техники ведут к тому, что знания любого чиновника – от мелкого писаря до министра – не поспевают за меняющейся реальностью. Отстаивание ограничивает либо исключает выбор из процесса принятий решений и служит причиной специфического канцелярского языка и поведения (общие фразы, неопределенные выражения, стремление обезопасить процедурами, из которых исключена альтернативность).

Стремление реагировать на недостаточную эффективность аппарата умножением предписаний – такова вторая реакция чиновников на ситуацию. Цель – учесть «все возможные случаи». Чиновники на высшем уровне иерархии заняты разработкой норм, правил и предписаний, которые соответствуют ожиданием представителей других уровней. По отношению к гражданам нормотворчество выполняет роль амортизатора, снимающего с чиновника личную ответственность и перекладывающего ее на анонимного творца канцелярской «мудрости». Так возникает замкнутый круг ошибок: недовольство граждан низкой эффективностью аппарата влечет за собой умножение законов и инструкций; законы и инструкции влекут за собой дальнейшую формализацию деятельности; в итоге аппарат становится «учетным невеждой», который не в состоянии решать нетипичные проблемы.

Следует отметить, что «ученое невежество» порождается всей системой современного образования. Система ценностей и институтов индустриального общества превращает правовое государство в идеал, который вынуждает рассматривать законодательную и нормативную деятельность как самоцель, независимую от социальных функций аппарата. В повседневной практике цели отходят на второй план. Вся система оценивания и вознаграждения служащих базируется на такой подмене, в результате чего эффективность аппарата не обсуждается и не является предметом целенаправленных изменений.

Профессиональная автономия против социального контроля – следующая характеристика аппарата. Если аппарат господствует над обществом, а контроля над ним со стороны общества не существует, бюрократизация общества неизбежна. Если профессиональная автономия нарушается, происходит политизация аппарата. Профессиональная этика заменяется политическими критериями, внеэкономическими и идеологическими оценками, личными предпочтениями. Ситуация осложняется тем, что обе тенденции в различных сферах социальной сферы существуют одновременно, хотя обычно одна из них преобладает. Бюрократизация аппарата профессиональных организаций может служить защитным механизмом от давления со стороны политических институтов.

Не менее актуальна проблема измерения степени расхождения между указаниями политиков и реальной действительностью управленческих структур. С ней связана проблема определения степени, с какой данные структуры гарантируют и соблюдают права граждан на контроль аппарата, а с какой он навязывает им собственные "правила игры" (если занимает монопольное положение). Групповые интересы заставляют аппарат применять следующие стратегии: меняется смысл новых законов путем ведомственных инструкций, позволяющих использовать традиционно-бюрократические процедуры там, где новая политика сформулирована недостаточно строго; проведение новой политики блокируется системой исключений из правил и тенденциозным препарированием информации, которая, передвигаясь снизу вверх по пирамиде, несет сведения о результативности политических решений. Обе стратегии усиливаются при отсутствии независимых каналов передачи информации.

Неожиданные последствия прошлых решений еще одно измерение групповых интересов аппарата. Возникает очередной "замкнутый круг ошибок": нестрого сформулированные цели аппарата влекут за собой комплекс инструкций и правил, определяющих его структуру; ужесточение структуры влечет за собой неожиданные последствия внутри (дублирование функций) и вне ("ученое невежество" в отношениях с гражданами) аппарата, для предотвращения которых издаются новые инструкции и правила. Характерно, что эта система действует как при плановой, так и при рыночной экономике.

А. Гоулднер еще в 50-х годах провел исследование индустриальной бюрократии США и показал, что управленческий аппарат, действующий в условиях рыночной экономики, переносит в нее традиционалистские методы поведения. Если действия чиновника ограничиваются правилами и инструкциями, он действует на минимально ненаказуемом уровне. Управленческий персонал западных предприятий, как и наших, изощрен в чутье невидимой грани между работой, которая не вызывает административных санкций, и действиями, за которыми следует увольнение. Стремление не перенапрягаться – важный мотив деятельности в условиях, когда негативные санкции доминируют над позитивными.

В таких ситуациях верхушка реагирует на низкую эффективность подчиненных двумя способами: умножает контролирующие инструкции либо усиливает непосредственный надзор. Усиление надзора дает понять людям, что профессиональной автономией они не обладают. В социологии организации и социологии малых групп различают два типа ситуаций: властную, когда один индивид подчиняется другому по причине его более высокого положения в иерархии, и управленческую, когда индивиды подчиняются безличным инструкциям, которые обязательны для руководителей и подчиненных.

Особенно сильно это различие проявляется в политических культурах, где эгалитарные нормы (идеалы "равенства") являются социальной и политической традицией. Чем более эта норма распространена в данной культуре (русская культура служит примером), тем более бюрократичны властно- управленческие структуры государства. Выводы А. Гоулднера могут быть распространены как на мирные периоды развития страны, так и на периоды революций и социально-экономических реформ.

Групповые интересы аппарата выражаются еще в одном "замкнутом круге ошибок": низкая эффективность и деятельность аппарата на минимально ненаказуемом уровне влекут за собой усиление непосредственного надзора.

Надзор (ситуация власти) понижает мораль и мотивации служащих.

Эгалитарные нормы способствуют переходу от ситуации власти к ситуации управления путем формализации надзора. А это еще более понижает эффективность аппарата.

Власть, как известно, состоит в осуществлении выбора и принятии решений в нестандартных ситуациях, которые невозможно исключить из управленческого процесса. Они образуют сферу неопределенности, так что контролирующие получают право для навязывания своей воли. Положение последних укрепляется по мере того, как из управленческого процесса устраняются точки неопределенности. В идеальной бюрократической машине они вытесняются на вершину иерархии. Положение главного лица (или органа) укрепляется по мере того, как действия всего аппарата регламентируются. Но регламентация вершины в принципе невозможна. Вот почему она становится неконтролируемой.

Стремление заменить власть управлением ведет к тому, что каждый уровень управления (поскольку он ориентирован на вершину) становится источником навязывания властной воли подчиненным. Эта тенденция тоже способствует увеличению инструкций и все большей централизации управления независимо ни от логики управленческого процесса, ни от потоков информации.

Эгалитарные нормы усиливают данную тенденцию и одновременно укрепляют волюнтаризм каждого звена управления.

В индустриальном обществе сохраняются партикуляризм и привилегии различных слоев и групп, из-за чего усиливается их социальная изоляция и затрудняются коммуникации. Чем более развита социальная стратификация, тем выше степень бюрократизации всех социальных институтов. В такой ситуации представители всех социальных групп и государственных учреждений в соотношениях между собой руководствуются "моралью и солидарностью заключенных", направленной против остальных социальных групп и вышестоящего начальства. Элиминация отношений непосредственного господства и подчинения способствует культивированию авторитарной власти во всей структуре управления. Это тоже способствует групповым интересам аппарата и порождает еще один "замкнутый круг ошибок", состоящий из множества звеньев: демократические ценности и навыки порождают стремление избегать ситуации власти в пользу ситуации управления; это влечет за собой умножение инструкций и формализацию управленческих процессов и аппаратов. Те же самые ценности и навыки порождают множество политических игр вокруг уменьшения сферы неопределенности (навязывания властной воли) и связанных с нею привилегий на различных уровнях управленческих аппаратов.


Случайные файлы

Файл
153943.rtf
18776-1.rtf
7819-1.rtf
14807-1.rtf
24470.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.