Новая столыпинская политика на Дальнем Востоке России: надежды и реалии (13535-1)

Посмотреть архив целиком

Новая столыпинская политика на Дальнем Востоке России: надежды и реалии

Введение

Вследствие перехода России к политике открытых дверей и повороту к рыночной экономике миграционная обстановка на российско-китайской границе коренным образом изменилась: оживились экономические и возродились культурные связи, стремительно развилась двусторонняя "челночная" торговля, китайцы и россияне получили возможность легко пересекать границу между странами. На Дальнем Востоке и в Восточной Сибири в массовом количестве появились китайские иммигранты.

Мощный миграционный напор китайцев вызывает в России, особенно в пограничных регионах, большие опасения. Основаниями для них являются, с одной стороны, огромная разность демографических потенциалов по разные стороны границы, перенаселенность и высокая безработица в Китае, с другой стороны - ослабление связей Дальнего Востока с европейской частью России, быстро усиливающаяся его зависимость от Китая и, наконец, тревожная память о недавнем противостоянии. Боязнь оказаться в изоляции от остальной части страны и страх перед перспективой китайской экспансии порождает алармистские настроения и служит богатой пищей для политических спекуляций.

Новая ситуация на российско-китайской границе стала серьезным геополитическим фактором, значение которого стремительно возрастает и выходит далеко за региональные рамки. Ситуация остра в политическом и социальном отношениях, чревата этническими трениями, сложностями адаптации, требует выработки политики взаимодействия и сотрудничества с Китаем, особенно в приграничных районах, чтобы способствовать их развитию и предотвратить формирование здесь новой конфликтной зоны. Миграционная политика - важнейшая часть общей политики партнерских отношений, более того, от нее в значительной мере зависит успех сотрудничества вообще.

Миграционная ситуация на российско-китайской границе исследовалась нами в рамках проекта Московского Центра Карнеги, осуществленного при финансовой поддержке Фонда Форда и Фонда МакАртуров. Проект был нацелен на оценку масштабов китайской иммиграции в пограничные районы Восточной Сибири и Дальнего Востока, определение демографического и социального состава китайских иммигрантов, выяснение основных видов их деятельности, условий труда и быта в России, анализ общественного мнения относительно китайского присутствия и анализ миграционной политики России в пограничных с Китаем районах.

Исследование было проведено с октября 1996 по май 1997 г. и охватило Хабаровский и Приморский края, Амурскую, Иркутскую и Читинскую области, Бурятию. Основным источником информации были интервью: 1) более 100 интервью с экспертами и лидерами общественного мнения (компетентными сотрудниками региональных администраций, миграционных служб и служб занятости, начальниками пунктов миграционного контроля, руководителями предприятий, привлекающих на работу китайцев, профессорами, журналистами и др.); 2) 244 интервью с китайскими мигрантами и 4 - с китайскими бригадирами (с помощью переводчиков); 3) опрос 1182 студентов вузов разного профиля (как авангардной в социальном отношении группы молодежи) по поводу их отношения к китайцам; 4) опрос 1086 местных жителей с той же целью; 5) опрос 466 вынужденных переселенцев из стран СНГ и Балтии для выявления перспектив их закрепления на Дальнем Востоке.

Результаты проведенного полевого исследования использованы в данной статье.

Демографическая ситуация

Разность потенциалов

По разным оценкам, в основном зависящим от охвата российской территории, плотность населения на китайской стороне в 15-30 раз больше, чем на российской. В самом заселенном Приморском крае плотность населения составляет всего 13,5 чел./кв. км, а в прилегающем к нему Северо-Восточном Китае - 130 чел./кв.км. Лишь на юге Приморского края, в районе Хабаровска и Благовещенска, плотность населения достигает 10-20 чел./кв. км (а в отдельных небольших ареалах и более), на большей же протяженности нашей восточной границы она не превышает 5 чел./кв. км [1]. На юге Дальнего Востока живет около 5 млн человек, а в трех провинциях Китая по другую сторону границы - 102 млн [2]. Все население Сибири и Дальнего Востока в три раза меньше. Даже самая слабозаселенная провинция Северо-Востока Китая Хэйлунцзян имеет плотность 78 чел./кв. км (1990 г.), почти в шесть раз превосходя Приморье. В одном только Харбине населения в два раза больше, чем во Владивостоке, Хабаровске и Благовещенске вместе взятых. При этом китайцы очень мобильны, готовы ехать в любое место, где есть работа. Мобильность и большой интерес китайцев к России подтверждаются стремительным ростом их городов, расположенных на пограничных переходах в Россию.

Китай испытывает огромные трудности с обеспечением своего населения работой. В расчете на душу населения пахотный клин в Китае в 3,3 раза меньше, чем в среднем в мире и почти в 10 раз меньше, чем в бывшем СССР. Скрытая безработица в городах оценивается в 15-20% [3], а это значительно превышает население всей России. Численность безработных только в Северо-Восточном Китае оценивается в 7-8 млн человек [4].Несоответствие между численностью населения и естественно-ресурсным потенциалом Китая, отмечаемое всеми китаеведами [5], объективно обусловливает экспансию китайцев, которая и идет уже давно и интенсивно во всех направлениях. Китайцы широко расселены в странах Юго-Восточной Азии, США, Канаде.

Возможности их дальнейшей экспансии на юго-восток ограничены из-за перенаселенности этого региона земного шара, еще более высоких, чем в Китае, темпов роста населения, очень жесткой конкуренции на рынках труда. Россия - сосед Китая и естественный район его устремлений. Да и климат Сибири и Дальнего Востока едва ли отпугнет китайцев, по крайней мере, живущих в соседней Маньчжурии. Отсюда вытекает не просто вероятность, но неизбежность масштабной китайской иммиграции в Россию.

В Институте народнохозяйственного прогнозирования РАН была сделана интегральная оценка экономической плотности [6] в Приморском крае относительно соседних провинций Китая. До начала 90-х годов, как полагают авторы расчетов, значительное преимущество России в уровне экономического развития компенсировало демографическое давление со стороны Китая, затем ситуация принципиально изменилась. Если темпы развития России не превысят 4,5% в год в течение ближайших 10 лет, давление Китая, по прогнозам института, будет нарастать. В этом отчетливо просматривается неблагоприятное для России влияние демографического фактора.

Огромная разность демографических потенциалов на российско-китайской границе неестественна. Она сложилась из-за того, что нормальное взаимодействие населения в приграничной полосе длительное время искусственно сдерживалось и консервировалось. Теперь накопившееся социально-демографическое напряжение ищет выхода.

Но угроза ли это России? И только ли угроза?

Рост населения в пограничной зоне России

Население регионов России, расположенных вдоль китайской границы, насчитывает 10,1 млн человек и в последние годы сокращается - в противоположность населению Китая, которое стремительно растет. За пять лет с начала 1993 по 1998 г. население пограничной зоны стало меньше на 456 тыс. человек (4,3%). Скорость наблюдающейся убыли становится особенно очевидной, если вспомнить, что население всей России за тот же период сократилось на 2 млн человек. Стало быть, на рассматриваемую зону пришлась четверть общей убыли, при том что доля зоны в населении страны составляет всего 7%. Сокращение происходит во всех регионах зоны, но быстрее всего в Еврейской автономной и Читинской областях. Быстро оно убывает и в Хабаровском крае (табл.18).

Население рассматриваемых территорий сокращается не только за счет естественной убыли (что характерно для подавляющего большинства регионов России), но и за счет оттока населения, который после распада Союза приобрел здесь устойчивый характер. При этом везде, кроме Иркутской области, миграция играет определяющую роль в отрицательной динамике изменения численности населения (табл. 19). Северные части Восточной Сибири и Дальнего Востока теряют население еще интенсивнее. Например, из Чукотки выехала почти треть населения, из Магаданской области - почти четверть, из Камчатской и Сахалинской областей - более 10%.

Напомним, что все это происходит на фоне интенсивного притока населения в Россию из стран СНГ и Балтии. Отток населения с Дальнего Востока наблюдается впервые за весь период его освоения русскими. Отчасти это объясняется сокращением армии и выездом населения из гарнизонных городков, отчасти - возвратной миграцией недавних новоселов.

Таким образом, китайская иммиграция развивается на неблагоприятном местном демографическом фоне, который, безусловно, должен рассматриваться как фактор, ей благоприятствующий.

Взгляд в будущее

Вероятность китайского проникновения обычно выводится из интересов Китая: получить источники средств существования для бедных и безработных, исчисляемых миллионами. Что касается России, большинство исследователей и политиков сходятся на том, что масштабная китайская экспансия не в ее интересах и что России лучше обойтись минимумом иммигрантов. При этом с уверенностью предполагается, что Россия может обойтись собственными трудовыми ресурсами. Во всяком случае, вопрос о ее демографической самодостаточности никем не поднимается.

Такой односторонний взгляд очень опасен. Он чреват неверным освещением перспективы, ошибочной стратегией, неадекватным реагированием на текущую ситуацию, запаздыванием (а то и безнадежным опозданием) в решении проблем китайской иммиграции в соответствии с интересами России. К таким же последствиям ведет излишняя регионализация в подходе к китайской экспансии, восприятие ее как в основном дальневосточной (в лучшем случае сибирско-дальневосточной) проблемы.


Случайные файлы

Файл
160406.rtf
DD.DOC
176729.rtf
144144.rtf
97079.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.