Экологизация экономики (169314)

Посмотреть архив целиком


Введение


В современном мире человек сталкивается с множеством разнообразных проблем. Однако существует целый ряд проблем, которые являются общими для всех людей вне зависимости от расовой, государственной, национальной или социальной принадлежности: перенаселенность планеты, дефицит и качество питьевой воды, загрязнение воздуха и глобальное потепление, распространение опасных заболеваний, деградация почв и нехватка продовольственных ресурсов, кислотные дожди и разрушение озонового экрана, утрата ценных видов организмов и массовое размножение вредителей, сокращение площади лесов и наступление пустынь, промышленные аварии, радиация, гибель малых рек, потери природы в зонах военных действий. Во всем этом находят отражение проблемы экологии. Экологии - в ее распространенном обиходном понимании. Более строгое обозначение приведенного перечня требует добавить и другое название - проблемы окружающей человека среды.

Собственно экология как наука сформировалась в рамках биологии. Ее предметом стали взаимоотношения живых организмов между собой и с окружающей неживой природой, закономерности размещения и организации сообществ растений и животных, динамика их численности, факторы выживания и продуктивности, потоки энергии и круговороты веществ, в которых участвуют организмы.

Современная эколого-экономическая ситуация указывает на необходимость замены сложившегося техноцентрического образа экономики на устойчивый экологически сбалансированный тип хозяйственного развития. Нужен пересмотр приоритетов как в макро-, так и в микроэкономике. При этом вся макроэкономика должна быть включена в макроэкологию. Их независимость становится все более мнимой. К этому факту придется привыкать не только экономистам, но и экологам.


I. Основы экологизации экономики и ее экологическая обусловленность


1. Экологическая обусловленность экономики


Основу макроэкономики образуют два фундаментальных факта:

материальные потребности людей и всего человеческого общества безграничны и неутолимы;

материальные ресурсы - средства удовлетворения потребностей - ограниченны или редки. Эти факты охватывают всю проблему экономии, в которой находит свое отражение экономический критерий оптимальности - максимально возможное удовлетворение потребностей при ограниченности ресурсов. Но именно эта основа макроэкономики стала центральной проблемой экологии, так как развитие цивилизации и особенно современной экономики обусловило большой объем надбиологического потребления. А большая часть ресурсов техносферы - небиотических ресурсов - и до, и после переработки их человеком не пригодна для естественной ассимиляции в экосфере. Эти факторы, умноженные на большую численность людей, которая отчасти также обусловлена экономикой, стали главными причинами нарушения природного равновесия и ухудшения качества окружающей среды.

Зависимость экономики от ресурсов биосферы. Уровень благосостояния людей определяется всеми факторами общественной жизни, но прежде всего - первичными, экологически значимыми факторами жизнеобеспечения - пищей, водой, одеждой, жилищем. Они образуют наиболее постоянную, базисную часть структуры потребностей. В расчете на одного человека эта часть потребления относительно мало связана с экономическим ростом.

Исторически весь экономический рост, относимый к одному человеку, почти полностью обусловлен нарастанием использования надбиологических ресурсов, источников вторичных средств потребления. Это связано с офомным расширением эксплуатации ресурсов недр. Техносфера разрослась именно на этой основе. Отсюда возникает впечатление роста независимости экономики от ресурсов экосферы. Действительно, совокупность отраслей, обеспечивающих первичные потребности, - сельское хозяйство, отчасти пищевая, легкая промышленность и коммунальное хозяйство - в большинстве развитых стран образуют не самый большой сектор экономики, а во всем мире в целом - 32% по суммарному вкладу в ВВП. Однако на это можно посмотреть и по-другому.

Самые важные потребности человека - пища, кислород, одежда, в известной части вода и жилище - как и тысячелетия тому назад, удовлетворяются в основном продуктами живой природы. То, что теперь многие из этих продуктов мы получаем не из девственных лесов и степей, а на полях и фермах, отражает не столько уменьшение зависимости от естественных биологических процессов, сколько перераспределение человеческого труда. Нефть, газ и уголь - это тоже продукты живых организмов, существовавших в геологическом прошлом Земли. Из раковин морских существ сложились толщи известняков и доломитов, дающих строительный материал и сырье для производства цемента и бетона. Благодаря деятельности микроорганизмов из остатков обитателей моря и экскрементов птиц образовались залежи селитры и фосфоритов; микробы участвуют в образовании руд некоторых металлов. Живые организмы творят плодородие почвы. Многие отрасли хозяйства находятся в большой зависимости от природных ресурсов, формирующихся в ходе экологических процессов (табл.1).


Таблица 1. Зависимость отраслей мировой экономики по сырьевому обеспечению объема производства от современных (А) и связанных с геологическим прошлым Земли (Б) экологических процессов и ресурсов биосферы, (в %)

Отрасли хозяйства

А

Б

Энергетика

9

78

Нефтепереработка и угленефтегазохимия

-

100

Промышленность строительных материалов

10

55

Лесопереработка и бумажная промышленность

100

-

Земледелие

80

10

Животноводство

100

-

Рыболовство

100

-

Пищевая и микробиологическая промышленность

100

-

Легкая промышленность

70

30


Обеспеченность экономики природными ресурсами долгое время не воспринималась как зависимость от законов экологии. Но по мере роста производства и особенно в XX столетии эта зависимость стала проявляться чаще и масштабнее. Оказалось, что для компенсации однопроцентного снижения плодородия почвы затраты на сохранение прежней урожайности следует увеличить на 10%. Выяснилось, что самые лучшие вторичные, т.е. выросшие на месте вырубок леса не могут сравниться с девственным лесом ни по продукции, ни по качеству древесины. После того, как из-за хищнического лова в Атлантике исчезли несколько видов промысловых рыб, стало ясно, что для сохранения устойчивого производства рыбопродуктов необходимо учитывать особенности экологии популяций рыб. Правительства и рыболовные компании ряда стран Европы и Америки выделили крупные суммы на развитие таких исследований. Смена генераций и устойчивость к ядам у колорадского жука не только затрагивает цены на картофель, но и влияет на финансирование химических исследований и производство целого спектра ядохимикатов. Пятая часть общих потерь металла, разрушаемого коррозией, и 77% потерь от коррозии нефтяного оборудования связаны с биокоррозией - деятельностью микробов. Водоросли, моллюски и другие организмы-"обрастатели", поселяясь на днищах судов, могут существенно снизить скорость движения и привести к заметному перерасходу топлива. Ежегодные потери древесины от грибковых заболеваний и массовых размножений насекомых только в России составляют более 20 млн м3. Даже такая ситуация, как стремление Японии вернуть себе Южные Курилы, обусловлена не столько политическими амбициями, сколько привлекательностью акватории этой зоны, где проходят обычные пути миграции тихоокеанских лососей, расположены богатейшие крабовые банки и скопления стад сайры.

Можно привести еще много примеров того, как экология влияет на экономику. Однако следует еще раз повторить, что наиболее значительное влияние обусловлено теми изменениями в природе, которые вызваны хозяйственной деятельностью человека. Суммарный экономический ущерб, нанесенный во второй половине XX века природным системам, окружающей среде и через них - здоровью людей, сейчас уже намного превышает мировой годовой бюджет. Все же практическая экономика стихийно сопротивляется увеличению влияния на нее экологических факторов и экологического долга, так как они накладывают ограничения на рост экономики и все настойчивее требуют возврата огромного кредита.


2. Основные составляющие экологизации экономики


Традиции и законы макроэкономики сложились в эпоху, когда общее воздействие человеческой деятельности на окружающую среду не превышало границ самовосстановительного потенциала экологических систем. Сейчас ситуация другая: по многим параметрам антропогенная нагрузка превысила предел устойчивости природных комплексов и экосферы в целом. Экономический рост, определяемый предложением и навязчивой стимуляцией спроса на вторичные средства потребления, привел к тому, что под угрозой оказался природный базис жизнеобеспечения и возможность удовлетворения первичных потребностей человека. Человечество вышло на один из самых важных рубежей в своей истории, требующий, наряду с изменением демографической ситуации, и смены парадигмы экономики - образа ее структуры и функционирования. Необходим переход на новую ступень материальной культуры, совместимой и сбалансированной с уже оскудевшим природным потенциалом планеты. Дальнейшее экономическое развитие по традиционному пути упирается в два серьезных ограничения:

а) ограниченные возможности окружающей среды принимать и ассимилировать отходы производства;

б) конечный характер невозобновимых природных ресурсов.

Человеческое сообщество должно осознать, что чересчур зарвалось в своей природопокорительской экспансии. Сущность новой стратегии не имеет альтернативы: необходимо подчиниться экологическому императиву и достойно отступить на более низкий количественный уровень, но при этом подняться на более высокий качественный уровень. Одним из главных условий этого является экологизация экономики.

Экологизация экономики - важнейшее требование современности. Она означает более разносторонний и, вместе с тем, более системный подход к окружающему человека материальному миру, большее осознание роли природы в жизни человека. Экологизация экономики - необходимое условие и одновременно главная составная часть экоразвития. В сущности, она означает экологизацию всего социально-экономического уклада и развития общества.

Главные слагаемые экологизации экономики:

кардинальный пересмотр структуры инвестиций в экономику в пользу ресурсосберегающих отраслей;

включение экологических условий, факторов и объектов, в том числе всех возобновимых ресурсов, в число экономических категорий как равноправных с другими категориями богатства;

подчинение экономики природных ресурсов и экономики производства экологическим ограничениям и принципу сбалансированного природопользования;

переход производства к стратегии качественного роста на основе изменения отраслевой структуры и технологического перевооружения под эколого-экономическим контролем;

существенное расширение и уточнение системы платности природопользования; переход на новую систему ценообразования, полностью учитывающую экологические факторы, ущербы и риск;

отказ от остаточно-затратного подхода к охране окружающей среды и включение природоохранных и средозащитных функций непосредственно в экономику производства;

ослабление диктата предложения и искусственной стимуляции факультативных потребностей; уменьшение избыточности ассортимента товаров и услуг при усилении экологического контроля их качества.

Экологизация экономики нацелена на снижение природоемкости производства. Она сопровождается сдвигом центра экономического анализа с затрат и промежуточных результатов на конечные результаты экономической деятельности и далее на прогнозируемые тенденции развития. В этом контексте все, что говорится о долге человека перед природой, - не фигуральная декларация, а отражение совершенно реального в экономическом смысле долга перед будущими поколениями, долга, который подлежит количественной оценке и выплата которого неотвратима.


3. Экологические факторы в категориях экономики


Одной из трудностей современной экономической теории является включение экологических ценностей и факторов в число экономических категорий. Проблема имеет своеобразную историю. Из всех ценностей окружающего мира марксистская политэкономия допускала в круг экономических категорий только продукты человеческого труда. Это создавало трудности для теоретиков природопользования и даже служило препятствием для установления цен на возобновимые природные ресурсы. Трудности проистекали из того, что с позиций житейского здравого смысла условия, при которых в окружающей человека среде оказывается больше солнечного света и тепла, больше чистой воды и свежей зелени, цветов и тишины, обладают не только повышенной "ценностью", но и вполне реальной повышенной стоимостью, хотя на наличие всего этого не был затрачен человеческий труд.

Для преодоления этих трудностей применялись различные логические конструкции. Чтобы только не отходить от трудового происхождения стоимости, рассуждали о том, что "природа молча и незримо "трудится" вместе с человеком и за человека", воссоздавая почву, опыляя цветы возделываемых растений, поставляя лекарства и т.д. О возобновимых ресурсах, таких, например, как солнечная энергия, говорилось, что "они лежат за границами экономических измерений и, следовательно, за границами представлений о национальном богатстве" (Олдак, 1990). Но почему-то семья, где есть дети, при покупке жилья готова заплатить большую цену за квартиру на солнечной стороне при равенстве прочих качеств. Экономистам хорошо известна "температурная рента" и вполне определенная зависимость стоимости жизни от географической широты.

Возмещаемые с помощью труда природные ресурсы разрешалось квалифицировать как стоимости, а те, которые лежат за границами возмещения, нельзя было включать в категорию богатства, "ибо их ценность в масштабах развития всего человеческого рода не соизмерима ни с каким объемом благ, создаваемых тем или иным поколением" (Олдак, 1990). Другими словами, "ценность" так велика, что не может иметь стоимости.

Подобные абсурда и неувязки снимаются и все становится на свое место, если отказаться от догмата трудовой теории стоимости. Положение, согласно которому стоимость означает овеществленный в товаре труд и ничего более, исключает из рассмотрения категорию полезности, как будто стоимость равна ценности за вычетом полезности. Это придает всей трудовой теории стоимости ярко выраженный затратный характер и просто-напросто противоречит фактам даже в узком экономическом смысле.

В действительности же стоимость как ценность представляет собой итог синтеза результатов и затрат, выражающий единство всех воспроизводимых и невоспроизводимых ресурсов, в том числе и природных ресурсов и экологических условий. Не существует никакой стоимости, которая не содержит экологической сущности или в создании которой в той или иной форме не участвуют условия и факторы окружающей среды. Если даже упорно оставаться в шорах трудовой теории, то все равно не существует труда вне его биологической природы и экологической обусловленности.

Введение экологических факторов в число экономических категорий расширяет сферу приложения современного варианта теории экономического равновесия и, как ни странно, реанимирует давнюю умозрительную концепцию предельной полезности.

Еще Адам Смит (1723-1790) задавался вопросом: если стоимость зависит от полезности, то почему блага, имеющие высший полезный эффект (например, вода и воздух), ценятся, как правило, весьма низко или вообще не имеют стоимости, тогда как блага, польза которых с точки зрения естественных потребностей человека не очевидна (бриллианты и т.п.), имеют очень высокую ценность? Смит не нашел решения этого парадокса и потому апеллировал к затратам труда. А вслед за ним то же сделали Д. Рикардо и К. Маркс. Но довольно скоро стало ясно, что в теории стоимости речь должна идти не о всей совокупности потенциальной полезности какого-то блага в целом, а только о конкретной полезности, которую приносит вполне определенное количество данного блага. Мыслима ситуация, при которой несколько глотков воды оплачиваются горстью бриллиантов. С другой стороны, бесспорно, что весь запас пресной воды на Земле представляет бесконечно большую ценность, чем мировой запас алмазов.

Драматизм современной эпохи заключается в том, что концепция предельной полезности становится все более применимой к состоянию биосферы и к планетарным запасам почв, лесов, пресной воды и даже воздуха, т.е. к тем ресурсам, которые всегда считались "внеэкономическими", или "свободными* благами. Они приобретают все более реальную стоимость для человечества. Однако, даже в таком комплексном показателе, как валовой национальный продукт до сих пор не учитывается экологическая составляющая.


4. ВНП и экологические факторы


Валовой национальный продукт (ВНП), т.е. рыночная стоимость всех конечных товаров и услуг, произведенных в стране в течение года, является важнейшим показателем функционирования экономики. При сравнении экономики разных стран он дает некоторое представление о различиях национального благосостояния, но не служит его строгой количественной характеристикой.

Напомним, однако, что на каждую единицу массы продукции производится до 10 и более единиц массы отходов. Если вся эта масса имеет нулевую стоимость, то это никак не может повлиять на ВНП. Но фактически отходы имеют отрицательную стоимость, так как загрязняют землю, воздух, воду, пищу и тем самым уменьшают обеспеченность людей необходимыми условиями жизни, снижают их благосостояние, К. Макконнелл и С. Брю (1992) по этому поводу пишут: "Эти бросовые издержки, связанные с производством ВНП, не вычитаются в настоящее время из объема совокупного производства, и, таким образом, ВНП завышает уровень нашего материального благосостояния. По иронии судьбы, чем больше объем ВНП, тем больше загрязнение окружающей среды и масштабы искажения ВНП... Когда производитель загрязняет реку и государство затрачивает средства, чтобы ее очистить, расходы на очистку присовокупляются к объему ВНП, в то время как стоимость самого загрязнения не вычитается!"

На это можно посмотреть и с другой стороны. В объем ВНП входит сумма амортизационных отчислений на обновление основных производственных фондов. Для этого учитывается амортизация сооружений и оборудования в процессе производства, но не учитывается амортизация, ухудшение состояния окружающей среды. Результат тот же: ВНП завышает видимое благополучие. Разница между номинальным и реальным

ВНП может быть весьма существенной. Поскольку на номинальном значении ВНП строятся многие расчетные параметры экономики, такая систематическая "экологическая ошибка", преуменьшающая долг экономики перед средой и здоровьем людей, только усугубляет экологическую ситуацию. Именно по этому поводу И. Мюллер (1988) заметил: "... экономический прогресс может привести, как ни парадоксально это звучит, к прямому ухудшению жизненных условий".

Одной из первых задач экологизации экономики должно быть исправление этой ошибки. Необходимо преодолеть сопротивление экономистов и добиться, чтобы при расчетах ВНП и других базовых параметров экономики обязательно учитывались различные стороны влияния производства и потребления на состояние окружающей среды. Следует учесть, однако, что препятствием здесь служат не столько традиции или непонимание, сколько отсутствие рыночной стоимости факторов, свойств, качеств окружающей среды, как и отсутствие их развернутого рынка - рынка природных условий и факторов окружающей среды. Есть только его зачатки в виде наценок на повышенное экологическое качество товаров и услуг, а также в элементах рекреационного и туристического бизнеса. Что касается платежей, штрафов, квот и лицензий, связанных с эксплуатацией природных ресурсов и загрязнением среды, то эти механизмы относятся не к свободному рынку, а к государственному регулированию природопользования.


II. Экономические издержки и платность природопользования


1. Экономический ущерб в экологии


Включение экологических факторов в число экономических категорий предполагает и их экономическую оценку в соответствии с критерием предельной полезности. Однако пока что это делается только в отношении экологически негативных эффектов - изъятия ресурсов экосферы и техногенного загрязнения среды. Определение соответствующего экономического ущерба основано на стоимостном выражении потерь качества среды и экологических поражений.

Для определения величины ущерба разработаны и применяются два подхода: метод прямого счета и метод обобщающих косвенных оценок (Гофман, Гусев, 1977, 1981; Балацкий и др., 1984, 1986). В первой из этих работ приводится структура элементов суммарного экономического ущерба от загрязнения воздуха, которая имеет следующий вид:


Уа = Узаб + Упром + Ус. х. + Ул. х. + Ур. х. + Уж. к. х. + Утек + Удр. (1.1)


где индексами последовательно обозначены: ущербы для здоровья людей, для промышленности (дополнительные затраты на ремонт и восстановление основных фондов, потери сырья и т.д.), сельского, лесного, рыбного, жилищно-коммунального хозяйства, ущерб от повышенной текучести кадров и другие источники ущерба. Для каждого компонента существует своя методика расчета, часто довольно сложная. Впрочем, многие зависимости для этих целей аппроксимированы. В качестве примера частного расчета приводим одну из упрощенных формул определения экономического ущерба от заболеваемости населения:


(1.2)


где i - номер возрастной группы населения;

j - номер нозологической единицы или группы болезней;

Ni - численность населения i-й возрастной группы;

Apij, Akij - число случаев болезни на 1000 человек населения соответственно загрязненного и контрольного (фонового) районов;

tpij, tkij - продолжительность j-ой болезни соответственно в загрязненном и контрольном районах;

Cij - издержки болезни, т.е. потери общества в течение одного дня в связи с заболеванием одного человека. Cij состоит из затрат на медицинское обслуживание, недополучения дохода из-за невыхода на работу, выплат пособий по временной нетрудоспособности, по уходу за ребенком и т.п. Издержки болезни вычисляются дифференцированно по возрастным группам и категориям помощи.

Очевидно, что определение суммарного экономического ущерба методом прямого счета требует большого объема разнообразной информации и применения громоздких алгоритмов. Поэтому чаще применяется более простой, хотя и менее точный метод обобщенных косвенных оценок. Согласно упрощенному варианту этого метода общий ущерб Уz, наносимый окружающей среде некоторой территории Z техногенными загрязнениями, определяется как сумма ущербов от загрязнения атмосферы (Уа), воды (Ув), почвы (Уп) и растительного покрова (Ур):


Уz = Уа + Ув + Уп + Ур (1.3)


каждый из которых рассчитывается на основе значений массы и опасности поллютантов, внесенных в соответствующую среду. Так, величина ущерба от загрязнения атмосферы зависит от суммарной массы (М) выбросов вредных веществ, приведенной к единой токсичности (усл. т/год); величины удельного ущерба () от одной условной тонны выбросов (руб. /усл. т) и безразмерных коэффициентов, учитывающих условия рассеяния эмиссии (f) и относительную опасность загрязнения воздуха на территориях с различной плотностью и чувствительностью реципиентов 8. Расчет каждого из этих показателей также довольно сложен. Оценка годового ущерба от загрязнения атмосферы по этим показателям имеет вид:


Уa = fM (1.4)


Суммарный экономический ущерб Уz представляет собой денежное выражение той части природоемкости хозяйства, которое обусловлено загрязнением среды. Необходимо отметить, что в определении и принятии рублевого или долларового эквивалента единицы экологических потерь (т.е. показателя ) почти всегда содержится элемент произвола, связанный с внеэкологическими обстоятельствами и интересами.

Методические трудности определения ущерба приводят к тому, что он практически почти не применяется в системе обобщающих показателей хозяйственной деятельности и, тем более, при оперативном экономическом контроле производства. Но учет ущерба абсолютно необходим при проектировании, процедуре ОВОС и оценке эффективности средозащитных мер. Экологизация экономики требует обязательного учета ущербов и при экономическом планировании.

В развитых зарубежных странах оценки экономического ущерба от загрязнения среды колеблются в пределах 2-6% ВНП. Раньше, в 70-х годах, они в ряде стран были выше. Так, в Японии в 1970 г. общий ущерб от загрязнения воздуха и источников воды достиг почти 14% ВНП. В ФРГ в 1978 г. ущерб превысил 100 млрд марок и составлял примерно 6% ВНП. В США в конце 70-х годов ущерб от заболеваний, вызванных промышленным и транспортным загрязнением воздуха, превысил 10 млрд долларов в год. Согласно ориентировочным оценкам экспертов ООН общий экономический ущерб от различных воздействий мирового хозяйства на природные системы, изменения климата, окружающую среду и здоровье людей составил в 1990-94 гг. около 1 трлн долларов США, т.е.4% от мирового ВВП. Аналогичная оценка для России составляет около 24 млрд долларов, что соответствует 9% ВНП.


2. Затраты на охрану окружающей среды и природных экосистем


До определения затрат на экологизацию экономики и производства следует остановиться на том, к каким издержкам готово современное общество ради поддержания качества среды. В сложившейся системе взглядов выделяют три подхода, условно названные экстенсивным, экономическим и глобальным. Крайние сторонники экстенсивного направления считают существующую практику техногенной экспансии неизбежной, а природоохранные усилия и затраты - неэффективными или даже бесполезными, лишь замедляющими экономический рост. Угроза исчерпания ресурсов и экологического кризиса воспринимается ими лишь как стимул научно-технического прогресса, человеческой изобретательности и предприимчивости. Неудивительно, что такой технократический цинизм минимизирует и оценки экологического ущерба, и компенсационные затраты.

Представители экономического подхода ограничивают природоохранные затраты сопоставлением с текущими экономическими результатами на основе временно согласованных нормативов. При этом избираются самые дешевые природоохранные и средозащитные меры, затраты на которые перекрываются достигнутым с их помощью предотвращением ущерба. Такой результат почему-то называют экономическим оптимумом качества природной среды, хотя мыслимы и бывают ситуации, когда этот "оптимум" соответствует ПДК загрязнителя или даже временно согласованным нормативам. Экономический подход, опирающийся на несовершенные нормативы и принимающий долговременные эффекты и последствия лишь в виде оговорок, явно недооценивает экономические убытки, вызванные экологическим неблагополучием. Правда, как раз в рамках этого подхода разработаны методы определения экономического ущерба и экономической эффективности природоохранных мероприятий.

Глобальное направление опирается на идею эколого-экономической сбалансированности и строится на самом полном учете экологических и социальных составляющих в долговременных целях общества. Естественно, что при этом оценки необходимых затрат достигают самых больших значений. Но и в этом направлении существуют расхождения, определяемые мерой оптимизма по отношению к реальным перспективам экоразвития.

По оценкам западных экономистов, совокупные национальные затраты, гарантирующие сохранение качества среды обитания и благополучие природных объектов, могут составлять до 8-10% ВНП. Часто ставят вопрос о разумной величине вложений в охрану природной среды, имея в виду, что "такие вложения тормозят темпы экономического и социального развития, поскольку вкладываемый в защиту природы капитал практически не дает отдачи с точки зрения производства и в явном виде не ведет к повышению материального уровня жизни населения" (Тихомиров, 1992). К несчастью, это суждение широко распространено. Оно уходит корнями в затратную концепцию прежней экономической практики и основано на глубокой недооценке экологической обусловленности экономики. Но если общество признает своей главной целью здоровье человеческой популяции, то явно следует отказаться от остаточного принципа в деле сохранения среды обитания и охраны природы. С позиций экоразвития, граница разумных затрат проходит как раз там, где объем вложений гарантирует стабилизацию качества среды обитания и основных процессов биосферы. Если общество не посчитает эти расходы разумными, то в скором будущем, по прогнозам ученых, они составят 40-50% ВНП.

Все общественные издержки, связанные с необходимостью сохранить надлежащее качество окружающей природной среды, можно подразделить на предупреждающие затраты - предзатраты, экономический ущерб и затраты на ликвидацию, нейтрализацию и компенсацию уже допущенных экологических нарушений - постзатраты (рис.2.1).

Сумма упреждающих затрат стремится к некой идеальной стоимости полного экологического благополучия, но практически никогда не достигает ее, так как какая-то часть экологического ущерба, обусловленного деятельностью человека, принципиально неустранима. Если все предзатраты сделаны сполна и эффективно реализованы, то обеспечивается экологически сбалансированное развитие, причем без обязательного сокращения экономического роста. Если же предзатраты не произведены или неполны, что фактически и происходит, то хозяйственная и иная человеческая деятельность приводит к негативным экологическим эффектам, наносящим значительный экономический ущерб. Величина этого ущерба всегда намного больше, чем недостаток предзатрат, так как постоянно растет со временем. Поэтому и постзатраты, даже если они сделаны полно и своевременно, всегда намного больше предзатрат ("скупой платит дважды"). Если ущерб не нейтрализован постзатратами, то потери общества продолжают расти, так как экологический ущерб, причиненный людьми, никогда сам по себе не сходит на нет, а только увеличивается со временем, увеличивая долг людей перед потомками и природой.


Рис. 2.1 Классификация общественных издержек, связанных с экологическим качеством среды.


3. Плата за природные ресурсы и за загрязнение среды


Важнейшим условием перехода на путь экоразвития является вопрос платности природопользования. Обычно, когда говорят о плате за природные ресурсы выделяют три группы платежей: непосредственно плата за природные ресурсы, плата за загрязнение и экологические налоги и штрафы. На схеме рис.3.2 представлена современная структура платежей, в виде нескольких взаимосвязанных блоков. В первую группу входит плата за природные ресурсы - землю, воду, недра, флору и фауну, ценные природные объекты, которые эксплуатируются, потребляются или подвергаются тем или иным неблагоприятным воздействиям при различных формах хозяйственной деятельности. Плата за ресурсы - это денежное возмещение природопользователем общественных затрат по изысканию, сохранению, восстановлению используемого природного ресурса, а также тех усилий, которые обществу предстоит сделать для возмещения или адекватной замены эксплуатируемого ресурса в будущем.

С эколого-экономической точки зрения, плату за природные ресурсы следует исчислять с учетом регионального и глобального воздействия экономики на природные системы и с учетом издержек, обусловленных межресурсными связями. Например, масштабная вырубка лесов ведет к нарушению водного баланса большой территории и газового равновесия в атмосфере. А использование вод Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи на орошение не только ведет к гибели Арала, но изменяет гидроклиматические условия всей Средней Азии и создает обстановку серьезных экологических поражений людей и природных систем. Поэтому необходима обязательная экономическая возмездность пользования природными ресурсами.

Существующие методы определения размеров платы за ресурсы пока не учитывают всех, факторов формирования их стоимости. Они основаны преимущественно на исчислении дифференциальной ренты и приложимы только к уже эксплуатируемым природным благам. Следование принципу платности ведет к инфляционным явлениям, так как природные ресурсы со временем в рамках исторической формы ведения хозяйства могут лишь дорожать (это не исключает временного снижения цен на них). Однако поддержание природно-ресурсного потенциала развития общества требует и специальных денежных средств на такое поддержание. Плата за природные ресурсы становится неизбежной.

Она включает эксплуатационные платежи и оплату охраны и воспроизводства природных ресурсов. Предусматривается две категории эксплуатационных платежей: плата за нормативное потребление и расходование ресурса и плата за сверхнормативное расходование, которая значительно выше и резко прогрессивна. Нормативы платы устанавливаются на основе кадастровых оценок соответствующих видов ресурсов.


Рис.3.2 Структура платежей в области природопользования


В подготовленном Минприродой РФ проекте "Национального плана действий по реализации решений Конференции ООН по окружающей среде и развитию" содержатся следующие рекомендации:

разработать и внедрить систему территориальных кадастров природных ресурсов, включающих их стоимостные оценки;

сформировать систему экологических ограничений и регламентации режимов природопользования;

осуществить мероприятия по развитию и поддержке экологического предпринимательства и совершенствованию законодательства в интересах развития рынка экологических услуг.

Плата за природные ресурсы включает и платежи на восстановительное природопользование, поддержание возобновимых ресурсов территорий в устойчивом продуктивном состоянии (рыборазведение, агролесомелиорация, противоэрозионные меры, рекультивация и др.). Соответствующие нормативы платы определяются на основании объема затрат на восстановление

природных объектов и проведение мероприятий по их охране, на создание и ведение системы государственного контроля за состоянием природных ресурсов и иные мероприятия.

Плата за загрязнение среды является формой компенсации ущерба, наносимого загрязнением. Существуют и другие трактовки платы за загрязнение. В литературе, посвященной определению общих принципов платного природопользования, есть такие формулировки:

а) плата за выбросы загрязняющих веществ в природную среду в пределах установленных лимитов рассматривается как плата за использование природных ресурсов (ассимиляционной способности природной среды к разбавлению и нейтрализации вредных веществ);

б) платежи за загрязнение есть форма арендной платы за использование ассимиляционного потенциала среды;

в) плата за загрязнение есть форма платы за природные ресурсы, трансформированные в загрязнения (неиспользованные отходы).

Такими трактовками маскируется стремление по возможности снизить расплату за загрязнение, так как любому специалисту должно быть ясно, что природный ресурс, трансформированный в процессе производства в яд, может нанести ущерб в миллионы раз превосходящий стоимость исходного ресурса (например, диоксин, получающийся при переработке нефтепродуктов, или плутоний, получаемый из природного урана).

Что касается ассимиляционной способности природной среды, то ссылка на нее также помогает занизить плату, поскольку в пределах установленных лимитов, т.е. в пределах загрязнения до ПДК, ассимиляционная способность среды благодаря ее большому объему считается очень недорогой. Но, как уже подчеркивалось раньше, ПДК не могут служить мерой ассимиляционной способности среды, а ее цена определяется ценой жизни на планете.

Платежи за выделение (эмиссию) и внесение в природную среду вредных веществ - с выбросами в атмосферу, со стоками в водоемы, с размещением отходов на поверхности земли - подразделяются на плату за эмиссии в пределах установленных лимитов и плату за сверхлимитные, сверхнормативные эмиссии. Лимиты должны устанавливаться органами государственного экологического контроля и надзора на основании величин ПДВ н ПДС для каждого источника, но всегда быть ниже этих нормативов. Использование в качестве лимитов ВСВ и ВСС, а также перераспределение лимитов в групповых источниках может допускаться только в исключительных случаях в порядке платного лицензирования.

Нормативы платы за эмиссию загрязнителей в пределах установленных лимитов определяются на основании региональных затрат на предотвращение и компенсацию ущерба, наносимого загрязнением. Нормативы платы за сверхлимитное загрязнение должны устанавливаться по величине наносимого данными источниками ущерба и взыматься в кратном размере.

Механизм определения платы за загрязнение должен учитывать экологические особенности территории, отраслевую структуру хозяйства, оценку сроков исчерпаемости первичных ресурсов, возможность вытеснения их из технологических процессов более доступными заменителями, темпы и величину затрат на освоение и внедрение в производство новых материалов.

В утвержденных Минприродой РФ Инструктивно-методических указаниях по взиманию платы за загрязнение окружающей природной среды (1993) размер платы определяется как сумма платежей за загрязнение:

в размерах не превышающих установленные природопользователю предельно допустимые нормативы выбросов, сбросов загрязняющих веществ (ПДВ, ПДС);

в пределах временно установленных лимитов (ВСВ, ВСС);

за сверхлимитное загрязнение окружающей природной среды.

Плата за выбросы (сбросы) загрязняющих веществ в размерах не превышающих нормативы ПДВ, ПДС, определяется произведением


Пн = Сн М (3.1)


при условии, что М  ПДВ или ПДС,

где Сн - ставка платы за выбросы 1 т загрязняющего вещества в пределах установленных нормативов, ден. ед. /т;

М - фактический выброс загрязняющего вещества, в т. В свою очередь ставка платы за выброс одной тонны загрязнителя:


Сн = Нбн Кэ (3.2)


где Нбн - базовый норматив платы за выброс 1 т загрязнителя в размерах, не превышающих ПДВ, в ден. ед.;

Кэ - коэффициент экологической ситуации в данном регионе (для большинства зон Кэ = 1-; для крупных промышленных центров Кэ = 1,2; для особо ценных охраняемых территорий, заповедников, районов Крайнего Севера и зон экологического бедствия Kэ = 2).

Базовые нормативы платы за выбросы, сбросы, размещение загрязняющих веществ определяются как произведение удельного экономического ущерба (У) от выбросов и сбросов 1 т загрязняющего вещества на коэффициент его относительной опасности (К0) и на коэффициент индексации платы (Кн):


Нбн = УК0Кн (3.3)


В цитируемом документе относительные оценки удельного ущерба составляют:

для размещения нетоксичных отходов добывающей промышленности - 0,1;

для сублимитных выбросов в атмосферу - 3,3;

для размещения нетоксичных отходов перерабатывающей промышленности - 4,6;

для токсичных отходов IV класса опасности - 80;

для сублимитного сброса в водоемы - 443,5. В ценах 1990 года эти цифры соответствуют рублям на тонну.

Плата за выбросы и сбросы в пределах временно согласованных лимитов определяется путем умножения базовой ставки на относительную разность между ВСВ и ПДВ или ВСС и ПДС. Плата за сверхлимитный выброс определяется произведением базовой ставки на кратность превышения лимита и на пятикратный повышающий коэффициент. Эти указания содержат и серьезные недостатки. В соответствии с ними от платы за загрязнение в пределах лимитов может освобождаться широкий круг природопользователей, которые финансируются из бюджетов РФ и субъектов Федерации, включая все вооруженные силы страны, а также природопользователей, связанных с производством тепла и электрической энергии для нужд населения, и тд. Усеченная таким образом система платежей, не подкрепленная законодательными актами, не может способствовать повышению ответственности природопользователей за ухудшение качества окружающей среды.


4. Экологическое налогообложение


Система экологического налогообложения еще только разрабатывается. Кроме общего средозощитного налога на прибыль, потребность в котором вытекает из ситуации экологического кризиса, в нее могут входить налоги на использование экологически опасной технологии и наценки на выпуск экологически опасной продукции. К ним примыкают отчисления из прибыли за природоохранные сооружения и оборудование, аналогичные той плате, которая узаконена по отношению к основным производственным фондам. Необходимость этой меры связана с низкой эффективностью работы значительной части средозащитных сооружений и устройств. Эту плату следует дифференцировать в зависимости от эффективности и срока эксплуатации этих объектов, причем плата за неисправности и малоэффективные установки должна быть существенно повышена. Введение в эксплуатацию природоохранных средств часто срывается или сильно задерживается. Поэтому следует ввести высокие штрафные санкции за задержку ввода в эксплуатацию, кратные нанесенному ущербу.

В систему экологического налогообложения входит и плата за кредит на природоохранные средства. Природоохранное кредитование должно иметь льготный характер, и поэтому плата за кредит будет относительно небольшой, но она должна быть поставлена в зависимость от срока освоения средств; превышение нормативного срока освоения существенно повышает ставку платы за кредит. А ввод в эксплуатацию предприятия, получившего кредит, без средозащитных устройств наказывается помимо других санкций высоким штрафным процентом за кредит. На схеме структуры платежей (рис.3.2) под номерами 6 и 7 указаны специальные штрафные санкции за серьезные экологические нарушения - залповые аварийные выбросы и сбросы опасных загрязнителей, несоблюдение мер экологической безопасности, превышение договорных квот на эмиссию парниковых газов и нарушение соглашений о трансграничном переносе поллютантов.

Параллельно с системой платежей должна функционировать и система экономического стимулирования экологизации хозяйства. Она предусматривает:

налоговые льготы на прибыль, направляемую на все формы снижения природоемкости производства, в частности уменьшение налогооблагаемой прибыли при осуществлении средозащитных мер, освобождение природоохранных затрат от налога на добавленную стоимость и другие льготы;

налоговые льготы для предприятий, выпускающих природоохранное оборудование, материалы и препараты, а также приборы и оборудование для контроля эмиссии и качества среды;

дополнительное финансирование и льготное кредитование перспективных экологических программ и проектов, внедрения новых средозащитных средств и малоотходных технологий;

премиальные выплаты за сублимитное снижение выбросов вредных отходов, внедрение малоотходных технологий и переработку отходов, повышение экологических качеств продукции; улучшение экологического контроля производства и т.д.

Система платежей, налогообложения и стимулирования должна быть организована таким образом, чтобы природопользователям было выгоднее изменять технологию, осваивать менее природоемкие процессы, нежели платить налоги и штрафы. Но для этого ставки как платежей и штрафов, так и стимулов должны быть не символическими, а весьма ощутимыми - на уровне ставок, связанных с основным производством. От всей системы платности природопользования требуется достаточная гибкость, способность оперативно отслеживать изменения природоемкости производства, быть регулятором экологизации.


5. Экологические фонды


Важной составной частью экономического механизма природопользования и экологизации экономики призваны быть экологические финансовые фонды. В соответствии с Законом об охране окружающей природной среды в Российской Федерации создана система внебюджетных государственных экологических фондов. Их образование дает возможность осуществлять дополнительные мероприятия по охране окружающей среды сверх ассигнований, предусмотренных на эти цели в государственном бюджете. Федеральный и региональные экологические фонды образуются из средств, поступающих от предприятий, учреждений, организаций и граждан. Главным источником фондов является совокупность платежей, рассмотренная выше. Основные поступления обеспечиваются платой за загрязнение природной среды. Кроме этого определенная часть фондов складываете из:

средств, полученных в виде дивидендов, процентов по вкладам, банковским депозитам и от долевого использования собственных средств фонда в деятельности предприятий и других юридических лиц;

сумм, полученных по искам о возмещении вреда и штрафов за экологические правонарушения, а также сумм от реализации конфискованных орудий незаконного промысла и добытой с их помощью продукции;

доходов от промыслов, индивидуальной и кооперативной трудовой деятельности, использования рекреационных мероприятий, а также доходов от размещения природоохранных займов, лотерей, выставок и других коммерческих мероприятий;

добровольных взносов предприятий, учреждений, общественных организаций и граждан.

Средства экологических фондов согласно Закону об охране окружающей природной среды распределяются следующим образом: 60% - на реализацию природоохранных мер местного значения; 30% - на природоохранные нужды краев и областей; 10% - на федеральные нужды. Функциональная структура использования природоохранных фондов представлена на схеме рис.5.3.

Особую группу составляют фонды экологического страхования, или фонды экологической безопасности, создаваемые государственными или частными финансовыми органами для оказания помощи и компенсационных выплат предприятиям, учреждениям и гражданам на случаи причинения серьезного ущерба изменениями в окружающей среде, которые квалифицируются как экологические кризисные ситуации, экологические катастрофы или экологическое бедствие. В индустриально развитых странах экологическое страхование широко применяется в сферах деятельности, являющихся источниками повышенного экологического риска. Подобные предприятия или фирмы обязаны иметь собственные страховые фонды экологической безопасности. В Российской Федерации порядок экологического страхования не определен, хотя в Законе об охране окружающей природной среды упоминается "добровольное и обязательное государственное экологическое страхование на случай экологического и стихийного бедствия, аварий и катастроф. Прежняя практика вообще не предусматривала такой формы страхования и компенсаций за счет средств ведомств или предприятий, являющихся источниками экологической опасности. Последствия всех крупных аварий в нашей стране покрываются из бюджета, т.е. оплачиваются самим населением.

Осознание важности экономических стимулов защиты природной среды и экологизации хозяйственной деятельности, острота экологических проблем во многих странах привели к образованию ряда международных экологических фондов, поддерживающих различные международные, региональные и национальные программы по охране природы, экологическому образованию, обмену экологической информацией и т.п. К ним относятся Всемирный фонд охраны природы; Фонд Центра за наше общее будущее (1989), распространяющий идеи и рекомендации МКОСР; Фонд Глобального экосодействия, учрежденный в 1990 г. Программой развития ООН, Всемирным банком и ЮНЕП; Фонд Совета Земли (1993) и некоторые другие фонды.


Рис.5.3. Структура использования апологических фондов


III. Необходимость структурных изменений экономики


1. Необходимость структурных изменений экономики


Осуществление основных требований экологизации экономики, введение экологических функций в категории макроэкономики и полная реализация платности природопользования предполагают радикальные структурные изменения в экономике, направленные на снижение ее природоемкости. Они должны включать следующие взаимосвязанные преобразования:

количественную и качественную перестройку экономики ресурсов энергетики и промышленности, ориентированную на их максимальные экономию и эффективность использования;

изменение отраслевой и технологической структуры производства с постепенным исключением из нее производства значительной части вторичных средств потребления и минимизацией ресурсоемкости и отходности производства средств производства и потребления;

поэтапное включение в механизмы и факторы ценообразования всех экологических издержек хозяйственной деятельности и стоимостной оценки риска экологических поражений;

отказ от доминирования предложения в экономике и торговле; исключение той части маркетинга, которая навязывает и стимулирует иррациональные потребности и избыточные ассортименты вторичных средств потребления.

Следствиями выполнения этих требований должны стать:

а) замедление и прекращение количественного экономического роста (в расчете на душу населения) и переход экономики к стратегии качественного роста производства;

б) перераспределение трудовых ресурсов из сфер материального производства и обслуживания государства в сферу обслуживания людей, включающую социальное обеспечение, здравоохранение, правовую защиту, науку и образование;

в) изменение структуры потребностей людей с ограничением сферы вторичных факультативных потребностей;

г) уменьшение экономического и социального неравенства людей. Рассмотрим содержание этих возможностей.

Как уже отмечено, реализация этих принципов по существу означает применение высокого биосферного экологического налога на ресурсы, что влечет за собой подорожание всей ресурсной базы экономики и, следовательно:

а) общее количественное ограничение изъятия ресурсов;

б) необходимость более глубокой разработки месторождений и более полного извлечения полезных компонентов из сырья;

в) стимулирование всех средств экономии ресурсов в процессе производства и потребления;

г) необходимость замены ресурсов и изыскания новых, более экологичных ресурсов;

д) максимально возможное переключение ресурсной базы экономики с невозобновимых на возобновимые ресурсы. В частности, в ближайшие 2-3 десятилетия человечество неизбежно столкнется со значительным подорожанием топливно-энергетических ресурсов, и это вызовет разветвленную цепную реакцию перестройки всех слагаемых экономики в русле вынужденной экологизации.

Изменения в отраслевой и технологической стриктуре производства в плане экологизации экономики предполагают:

Постепенное исключение производства антиэкологичных излишеств сферы потребления. Так, только прекращение производства и "переплавка" тяжелых вооружений - военных кораблей, самолетов, танков, орудий, ракет и т.п. - может по оценкам специалистов "облегчить" мировую экономику на 15-18%. Почти такой же эффект может быть достигнут за счет 50-процентного сокращения производства и эксплуатации легковых автомобилей, которые крайне антиэкологичны, неэффективны и становятся еще большим излишеством в эпоху совершенствования средств связи. Заметный резерв сокращения масштабов экономики содержится и в отказе от избыточных ассортиментов вторичных средств потребления, которые приносят больше вреда, чем пользы. Таким образом, существует принципиальная возможность почти вдвое уменьшить природоемкость экономики только за счет исключения излишних в эколого-экономическом отношении производств.

Изменение соотношения между главными категориями производства (А и Б) в пользу производства средств потребления как менее природоемкого.

Техническое и технологическое перевооружение производства с целью минимизации его ресурсоемкости и отходности и увеличения средозащитной эффективности. Именно этот путь главным образом реализуется в современной природоохранной практике. С экономической точки зрения он выглядит самым прямым и легким. Тем более, что согласуется и с внеэкологическими интересами повышения эффективности производства. Но, как мы видим, он не может сам по себе решить проблему необходимого снижения природоемкости производства.

Сокращение производства неизбежно ведет к серьезным социальным коллизиям. Часто они становятся главным препятствием для закрытия или радикального перепрофилирования предприятий по экономическим и экологическим мотивам. Поэтому экологизация экономики должна включать продуманную политику изменения рынка труда и перевода значительной массы трудовых ресурсов из сферы производства в сферу обслуживания.

Изменение ценообразования вытекает из развития всей системы платности природопользования и экологического налогообложения. Номинальная себестоимость всех продаваемых товаров и услуг занижена по сравнению с реальной ровно на ту величину, на которую не скомпенсирован экономический ущерб, нанесенный окружающей природной среде всеми стадиями производства и эксплуатации средств потребления. При этом разность между номинальной и реальной стоимостью тем больше, чем больше природоемкость производства и эксплуатации. Так, на себестоимости автомобиля отражаются платежи за загрязнение среды всех производств, участвовавших в создании и обеспечении использования этого транспортного средства, начиная с добычи руды, химического сырья, нефти и кончая сборкой, покраской и заправкой. Но, во-первых, этими платежами скомпенсирован далеко не весь ущерб от производства. Во-вторых, ни в стоимость самого автомобиля и его обслуживания, ни в стоимость запчастей, горючего и масел не входит цена того ущерба, который причиняется эксплуатацией автомобиля - химическим, физическим загрязнением среды и риском для здоровья и жизни людей. Полная компенсация всех источников ущерба от производства и эксплуатации должна очень существенно повысить стоимость автомобиля и владения им.

Поскольку экологическое налогообложение касается не только производителей, но и покупателей, полная реализация платности природопользования в условиях открытой экономики неизбежно ведет к увеличению расхождения между ценами и покупательной способностью. Вследствие этого должно происходить вытеснение с рынка наиболее природоемких товаров и услуг.

Отказ от диктата предложения в экономике - одно из наиболее острых нарушений экономической традиции. Дело в том, что в долгосрочный период определяющим для экономического роста является не совокупный спрос, не совокупная потребность, а совокупное предложение. Экономическая история XX века знает немало примеров, когда наглый напор предложения стимулировал первоначально слабый спрос, обеспечивал быстрый рост капитала и приводил к образованию устойчивой потребности. К сожалению, часто это касалось и касается противоестественных, антиэкологических стимулов потребления, дававших наибольшую прибыль, - оружия, наркотиков, алкоголя, лекарств. Но, по сути, практически любое превалирование предложения над спросом антиэкологично в той мере, в какой не контролируется экологическими требованиями к производству и к сохранению здоровья и жизни людей. Это как раз тот случай, когда "экономический прогресс отнюдь не приводит к повышению благосостояния. Вот почему экологизация экономики требует полного отказа от искусственного провоцирования новых потребностей и строгого согласования предложения со спросом под экологическим и медико-биологическим контролем. Тяга людей к новизне должна удовлетворяться творчеством самих людей, а не интересами наживы. Контроль и ограничение свободы маркетинга направляется на то, чтобы исключить вредные последствия навязчивой рекламы сомнительных вторичных средств потребления и избыточных ассортиментов товаров и услуг. Диктату предложения следует также противопоставить высокую потребительскую культуру людей.

Об изменении структуры потребностей. Одна из труднейших проблем социальной экологии, затрагивающая сам базис экономики и имеющая непосредственное отношение к ее экологизации, - это изменение структуры и стереотипа потребностей людей. Безграничность и неутолимость материальных потребностей очень трудно преодолеть. Но к этому необходимо стремиться, иначе экологизация экономики будет не только мучительной, но и невозможной. Необходим отказ масс людей от части наиболее факультативных потребностей, обеспечение которых, начиная с производства, обладает высокой природоемкостью.

Некоторые авторы видят выход в добровольном отказе от излишеств, в подобии потребительского аскетизма, в принятии принципа "добровольной простоты". Этот принцип вряд ли может быть понят и принят в обществе подневольной нищеты, но там, где реализованы возможности богатого выбора и хорошо поставлено экологическое воспитание и просвещение, он может иметь некоторое значение. Все же в большинстве случаев ограничение потребностей связано не столько с внутренними независимыми побуждениями людей и с пропагандой, сколько с экономическими обстоятельствами. Так, например, для 56% опрошенных жителей США, отказавшихся от курения, главным исходным мотивом была высокая стоимость медицинского обслуживания.

Наиболее трудно преодолимы стереотипы престижного потребления, сходные с "мания"-структурами. Как ни парадоксально, но самые вредные для человека привычки - курение, алкоголь, наркотики - по характеру исходных продуктов вполне экологичны и дешевы. Было подсчитано, что энергетико-технологические затраты на производство одного грамма белка свинины в 75 раз больше, чем на производство одного грамма героина.

Наименее благоприятные для состояния окружающей среды индивидуальные потребности связаны с личным автомобилем. Для поколения рекламофагов престиж обладания новым легковым автомобилем и мелькание информации при вождении часто намного важнее потребности в перемещении. Это показали, в частности, результаты анкетирования владельцев автомобилей в крупных городах Италии и Франции, где коэффициенты использования, мотивы поездок и статистика предпочтений между личным и общественным транспортом не позволяют квалифицировать эксплуатацию значительной части легковых автомобилей как функционально необходимую. Другими словами, значительная часть расхода ресурсов, работы разных отраслей промышленности и сервиса, добычи и переработки нефти, затрат на маркетинг и в то же время значительная часть загрязнения среды и ущерба здоровью людей - всего, что связано с производством и эксплуатацией автомобилей, идет на удовлетворение плохо мотивированной прихоти.

В производство автомобилей вовлечена почти 1/4 часть всего промышленного потенциала развитых стран мира, почти все отрасли промышленности. Создание 1-тонного автомобиля сопровождается образованием во всех обеспечивающих производствах от 15 до 18 т твердых и 7-8 т жидких отходов. Для обеспечения эксплуатации автомобилей отчуждается земля под автострады, гаражи, стоянки, ремонтные базы, развивается инфраструктура автосервиса. Большие города задыхаются от автомобилей. В то же время легковой автомобиль как транспортное средство из всех наземных средств передвижения обладает самой низкой экономической эффективностью. Несомненно, что в сфере индивидуального пользования он относится ко вторичным потребностям. Особенно в эпоху радиотелефонов, модемных связей и Интернета. Если еще учесть потенциал риска для здоровья и жизни людей, заключенный в каждом автомобиле, то, что ежегодно в автомобильных авариях погибают и калечатся сотни тысяч людей, то очевидной становится непомерная цена сверхавтомобилизации. Современная экология должна объявить автомобиль XX века объектом "нон грата".

Однако наивно полагать, что это обвинение и признание указанных фактов может противостоять укоренившемуся представлению об автомобиле как об одном из главных слагаемых личного благосостояния и поколебать спрос на автомобили. В данном случае нужны другие механизмы и смена стереотипов технической психологии. Выше показано, какое участие в этом может принять новая система ценообразования.

Наконец, еще об одной специфической потребности - об оружии. Никто не знает подлинных масштабов потребности в личном оружии, так как у большинства людей она скрыта за нравственными и правовыми запретами и может проявиться только после того, как оружие оказалось у человека в руках. Сколько бы ни было уверений, что это вынужденная потребность, какая-то часть вооруженных людей оказывается в сетях самой страшной "мания"-структуры", когда жажда угрозы оружием и применения оружия оправдывается любыми соображениями - от откровенно-бандитских до лицемерно-патриотических. Кровавые трагедии в разных странах, в том числе и в России, подтверждают это. Влечение к оружию в значительной мере определяет патологические проявления вьетнамско-афганско-югославско-чеченского синдрома.

В сетях этой же "мания"-структуры оказываются и целые государства. Она страшна своей мощной положительной обратной связью: производство оружия все время подхлестывает потребность в нем и поддерживает трагическую иллюзию нужности у людей, которые его производят. Нет ни одной отрасли экономики, которая была бы настолько антиэкологична. Монстр ВПК СССР поглотил большую часть материальных и интеллектуальных богатств великой страны, накопил несметные горы концентрированной смерти и изуродовал своими полигонами, своими "иглами", "колесами" и "порошками" офомные пространства России и сопредельных стран. Подобно тому, как наркоман, даже при четком осознании последующего вреда не может преодолеть свое пристрастие, оказываясь в роковой физической зависимости от наркотика, так и ВПК, оказавшись перед бессмысленностью наращивания вооружений, аморальностью наводнения мира оружием, перед ненужностью ракет, пороха, сапог и генералов, испытывает состояние "ломки" и с помощью "новой обронительной доктрины" выискивает возможность раздобыть "дозу"... Милитаризация и экологизация экономики абсолютно антагонистичны и взаимоисключающи. Отказ от потребности в оружии может быть достигнут только в результате преодоления инстинкта убийства себе подобных и осознания гибельности производства и применения оружия для всех.


Список литературы


  1. 1. Акимова Т.А., Кузьмин A.П., Хаскин В.В. Экология. Природа - Человек - Техника: Учебник для вузов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001. - 343 с.

  2. 2. Ситаров В.А., Пустовойтов В. В Социальная экология: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. - М.: Издательский центр "Академия", 2000. - 280 с.

  3. 3. Экология и безопасность жизнедеятельности: Учеб. пособие для вузов / Д.А. Кривошеин, Л.А. Муравей, Н.Н. Роева и др.; Под ред. Л.А. Муравья. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2000. - 447 с.



Случайные файлы

Файл
166551.rtf
158718.rtf
182944.rtf
15107-1.rtf
123354.rtf