Юридические признаки налога (163228)

Посмотреть архив целиком

13



Содержание:


Введение 2

1. Налог устанавливается законно избранными представителями народа 4

2. Налог — ограничение права собственности, заключающееся в законном отчуждении ее части в пользу публичных образований 8

3. Налог — это ограничение права собственности, которое социально обусловлено 15

4. Налог общеобязателен (императивен) 17

5. Налог индивидуально безвозмезден (или неэквивалентен) 19

6. Налог индивидуально безвозвратен 20

7. Налог — это денежный платеж. 21

8. Налог основан на принципах всеобщности, равенства, соразмерности 23

Заключение 24

Список использованной литературы 26




Введение


Налог в современном обществе является сложным со­циальным институтом, имеющим длительную историю. Он непосредственно отражает уровень общественного разви­тия в культурной, экономической, политической и иных сферах. В то же время налог оказывает мощное воздей­ствие на состояние политической и экономической систе­мы. Данные обстоятельства позволяют давать налогам раз­личные определения, подчеркивающие соответственно эко­номические, политические, социальные или иные аспекты, проявляющиеся при осуществлении обязательных взима­ний в форме налога.

В частности, значение налогов как политического инст­румента нередко связывают с феноменом государственной власти, с проблемой государственного суверенитета. Подоб­ные подходы, например, подробно разработаны во фран­цузской налоговой (фискальной) доктрине. Так, Г. Жест и Ж. Тиксье подчеркивают, что «власть облагать налогами и политическая власть взаимосвязаны». «Налог всегда был важнейшим проявлением государственного суверенитета. Обладать властью облагать налогами — значит управлять государством». Л. Тротаба и Ж.-М. Котре обращают вни­мание на то, что налог исторически выступал как фактор, оказывающий влияние на формирование политического режима. Любая концепция налога неизбежно приводит к определенным политическим шагам и выработке опреде­ленной тактики в политической и социальной сферах. На­лог непосредственно влияет на политический порядок, но он испытывает и обратное воздействие политической сре­ды, так как налоговая система (при установлении и форми­ровании) не может от нее абстрагироваться.

Закрепленная в ст. 8 НК РФ дефиниция термина «налог» отражает современное понимание сущности и назна­чения налога как важнейшего социального института. Из положения части 1 указанной статьи и общих начал зако­нодательства о налогах и сборах (ст. 3 НК РФ) вытекают следующие неотъемлемые признаки любого налога, взи­маемого на территории РФ:

1) налог устанавливается за­конно избранными представителями народа (т. е. законно сформированным представительным органом);

2) налог ограничивает право собственности или иное законное вла­дение путем отчуждения части материальных благ в пользу публичных образований;

3) он социально обусловлен;

4) безвозвратен;

5) безвозмезден;

6) общеобязателен;

7) име­ет стоимостной (денежный) характер;

8) основан на прин­ципах всеобщности, равенства, соразмерности1.

В данной курсовой работе остановимся на каждом из перечисленных юридических признаков. Под признаком в данной работе понимается характеристика предмета или явления, по которым его отличают от других предметов или явлений. Признак – свойство или характеристика изучаемого явления, выраженные в совокупности переменных, которые могут быть подвергнуты наблюдению и измерению.



1. Налог устанавливается законно избранными представителями народа


Налог устанавливается законно избранными пред­ставителями народа (т. е. законно сформированным пред­ставительным органом). Налог — это продукт жизни общества, условие совместной жизни людей, объединенных в государство. Общественная жизнь объективно порожда­ет определенные коллективные потребности, которые мо­гут быть удовлетворены лишь коллективными усилиями. Указанные коллективные потребности, в конечном счете, являются исходной причиной любого налога. Еще Мон­тескье, говоря о государственных доходах (подразумевая налоги), отмечал, что они представляют собой часть, «ко­торую каждый из подданных дает из своего имущества для того, чтобы обеспечить пользование остальным». «На­лог — это обмен, — заявляет Прудон. — Вмешательство государства в деятельность, предоставленную частной ини­циативе, отвергается наукой и принципом свободы. Но есть услуги, снабжение которыми не могут взять на себя част­ные лица, их регулирует и вознаграждает общество; они составляют специальность государства и являются объек­том налога». Несмотря на то что после того, как были выдвинуты указанные выше идеи, в правовой науке было разработано большое количество разнообразных и слож­ных теорий налога, концепция государства как организа­ции, производящей общественные услуги, необходимые обществу, и налога как платы (возмещения) за данные услуги прочно заняла место в современной науке и пре­творяется в жизнь на практике.

Понимание государства как организации, существую­щей для общества и не имеющей других задач, кроме по­ставленных обществом, определяет необходимость особо­го порядка взаимодействия общества и государства как относительно обособленной его части) в имущественной сфере. Именно обществу необходимо через свои специаль­но созданные институты представительства точно оценить свои коллективные (общие) потребности, выбрать те из них, которые являются наиболее существенными и подлежат удовлетворению в соответствующий период; затем принять решение о формах, порядке и способах распределения сре­ди своих членов обязанностей по финансированию мероприятий по их (потребностей) удовлетворению, т.е. выра­зить свое согласие на налог. Значит, налог призван отра­жать общий (публичный) интерес общества, который может быть обособлен от конкретного индивидуального интере­са, индивидуальных потребностей плательщика. Подобный, в высшей степени публичный характер налога2 проявля­ется и в законодательной форме его установления и введе­ния в действие. Последнее объясняется тем, что именно в ходе законодательного процесса может быть наиболее точ­но и беспристрастно выявлен общий (публичный) интерес при налогообложении.

В современной литературе нередко отмечаются измене­ния в понимании налога, происшедшие в XX в. Так, Л. Тротаба, Ж.-М. Котре подчеркивают, что в наше время доктрина в значительной степени ставит акцент не на со­гласии с налогом, а на его обязательном характере; кон­цепция обусловленности налога идеей эквивалента уступа­ет место указанию на безусловный характер налога. Налог становится бременем, определяемым способностями платить налог, а не оказанными услугами. Несмотря на эти изме­нения в подходах, авторы, в том числе и данные, вынужде­ны признать, что «налоговое право покоится на старом прин­ципе согласия на налог, который выражается в примене­нии фискальной власти, в стремлении к активному сотрудничеству между налогоплательщиком и фиском».

Г. Жест и Ж. Тиксье также выводят на первый план концепцию, предполагающую связь налога с понятием социального долга. «Поскольку граждане пользуются все­ми государственными услугами, они имеют обоюдные или взаимные обязательства и должны подчинять свои инте­ресы интересам общества (общественным интересам). На­лог соответствует очевидной социальной потребности; все граждане солидарны и каждый должен внести лепту в финансирование общественного расхода, но не в зависи­мости от полученных преимуществ, а в соответствии со своими способностями платить налоги»3. Вместе с тем Г. Жест и Ж. Тиксье убеждены, что каждая из противопо­ставляемых концепций (концепция налога — цены и кон­цепция налога — социального долга) отражает только один из аспектов глубокой и сложной природы налога. «Взима­ние налогов — это институциональный факт, связанный с существованием социальной системы. Налог — это соци­альное обязательство, природа и формы выражения кото­рого зависят от концепций рассматриваемого общества и от представлений, которые существуют в нем о долге и справедливости. Нет другого оправдания для налога, кро­ме оправдания, существующего для власти, одним из про­явлений которой он (налог) является».

Практика налогообложения нашего времени демонст­рирует многочисленные примеры установления и введе­ния налогов, не преследующих фискальные цели, а на­правленных на решение конкретных социальных или эко­номических задач. Политика фискального вмешательства (фискального интервенционизма — interventionnlsme fiscal)3 в социальные и экономические процессы является в современных обществах повсеместной. Однако, каким бы образом ни менялись те цели, которые преследует на­лог, его основополагающий признак — это согласие на него законно избранных представителей народа (нации). В этом отношении нельзя безоговорочно согласиться с Г. Жестом и Ж. Тиксье, которые рассматривают налог в первую оче­редь как проявление фискального (государственного) су­веренитета во внутреннем и международном правопоряд­ке.

Считать данный признак налога глав­ным было бы не вполне логично, так как государственный суверенитет — явление производного порядка, которое основывается на народном суверенитете (эта идея, напри­мер, нашла отражение и в ст. 3 Конституции РФ).'Кроме того, данное замечание имеет значение, поскольку госу­дарственный суверенитет в целом, и в частности фискаль­ный (налоговый) суверенитет, проявляется в действиях раз­личных органов государства как при установлении и введе­нии налога, так и при его взимании, контроле за уплатой и т. д. Вместе с тем приоритетное значение имеет вопрос имен­но об установлении и введении налога через институты на­родного представительства. Другие проявления фискально­го (налогового) суверенитета могут быть раскрыты через иные признаки налога. И наконец, надо учитывать, что местные налоги вряд ли возможно рассматривать в качестве прямо­го проявления общегосударственного суверенитета, так как такой подход исключал бы значительную самостоятельность органов местной власти в этой сфере.

Согласие на налог законно избранных представителей народа было бы пустой (ничем не обеспеченной) деклара­цией, если бы оно не было выражено в конкретных проце­дурных формах, регламентированных правом. Согласие на налог может быть признано состоявшимся, если: 1) оно выражено в форме федерального закона о конкретном на­логе (актах представительных органов субъектов Федера­ции или местного самоуправления в том случае, если речь идет соответственно о региональном или местном налоге);

2) федеральный закон принят полномочными органами с со­блюдением установленного регламента, и его положения не нарушают принципы конституционного значения;

3) содержание принятого закона (или актов нижестоящих представительных органов) позволяет со всей однозначно­стью определить налогоплательщика и обязательные эле­менты налогообложения применительно к данному нало­гу: объект налогообложения, масштаб налога, единицу налогообложения, налоговую базу, налоговый период, на­логовую ставку, порядок исчисления налога, порядок и сроки уплаты налога (многие из данных элементов непос­редственно указаны в ст. 17 НК РФ);

4) федеральный за­кон (и акты нижестоящих представительных органов) опуб­ликован и введен в действие в установленном законода­тельством о налогах и сборах порядке4.



2. Налог — ограничение права собственности, заклю­чающееся в законном отчуждении ее части в пользу пуб­личных образований


2. Налог — ограничение права собственности, заклю­чающееся в законном отчуждении ее части в пользу пуб­личных образований.

Определение понятий налога и сбора традиционно ос­новывается на рассмотрении вопроса об ограничении пра­ва собственности1. Многочисленная практика Конституционного Суда РФ по рассмотрению дел о соответствии от­дельных налоговых законов Конституции РФ связана с противопоставлением публично-правовой обязанности гражданина платить налог его праву частной собственнос­ти. Нередко Конституционный Суд РФ вынужден был раз­решать вопрос о том, насколько соразмерно и справедливо установленное налогом ограничение права собственности, исходя из положений того или иного налогового з^аконо-дательного акта. Чему же противопоставляется обязанность платить налог, что представляет собой собственность? Ис­тория исследования вопроса о собственности насчитывает века. Справедливо сказать, что вопрос о собственности яв­ляется межотраслевым и одним из центральных в право­ведении (и не только в нем). Действительно, со времен римского права считается, что собственность является наи­более полным воплощением личности в вещи. Это наибо­лее полное и неограниченное право, ему свойственны ис­ключительность, абсолютный характер (защищается от посягательств любых лиц), полнота (полнота господства над объектом собственности), эластичность (восстанавли­вается в полном объеме после исчезновения ограничений), бессрочность. В связи с этим все другие права могут быть образованы как определенное ограничение права собствен­ности5.

Насколько обоснованно такое понимание собственнос­ти в современных экономических условиях, когда прак­тика ограничения этого «неограниченного» по своей при­роде права стала повсеместной? В науке нет единства мне­ний на этот счет. Так, В.С. Якушев полагает, что право собственности относится к понятиям «застывшим», «жест­ким», «неподвижным». Полномочия по владению, пользованию и распоряжению, традиционно рассматриваемые как составляющие этого права, могут быть абстрагированы от конкретно-исторических общественных отношений6. На­против, например, А. А. Рубанов полагает, что «если рас­сматривать институт права собственности с точки зрения его исторической эволюции, то следует отметить, что на различных этапах... происходило изменение как самой структуры этого института за счет появления новых и от­мирания старых его компонентов, так и изменение соци­альной роли, следовательно, и соотношения основных групп норм, составляющих право собственности»7. Еще более категоричной позиции придерживаются некоторые зару­бежные ученые. В частности, они отмечают изменения, происходящие в природе права собственности, указывая, что «право свободного использования, извлечения выгоды и распоряжения в настоящий момент имеет не более чем историческое значение»8.

Рассматривая данные точки зрения, необходимо под­держать подход к проблеме В.С. Якушева при условии, если считать постоянным или «застывшим» элементом само ядро юридической конструкции права собственности (т. е. конструирование его как субъективного права, возникаю­щего в рамках абсолютного, а не относительного правоот­ношения). Отдельные элементы содержания и признаки права собственности, думается, вполне могут в различные исторические периоды трактоваться различным образом с учетом происходящих изменений в социальных отноше­ниях и позитивном праве. Не случайно в литературе последнего времени обращается внимание на усиление тен­денций «движения от принципа неограниченной природы к принципу ограниченной природы» права собственности. Подчеркивается, что собственность перестала быть абсо­лютной (точнее, перестала быть правом, не имеющим чет­ко установленных пределов его реализации), ее содержа­ние определяется ныне в законе9. Масштабные ограниче­ния права собственности в условиях современных обществ, установленные в целях обеспечения публичных интересов, заставляют пересматривать само понятие права собствен­ности, иначе определять его содержание. В современной европейской и американской литературе этой проблема­тике посвящены многочисленные фундаментальные иссле­дования10.

В то же время можно заметить, что понятие ограниче­ний права в целом и понятие ограничений права собствен­ности в частности различным образом трактуются в право­вой доктрине. Надо иметь в виду, что право и ограничение права представляют собой разные правовые категории. По­этому не стоит «смешивать пределы либо границы права собственности с пределами ограничения права собственнос­ти»11. Г.А. Гаджиев подчеркивает также, что «необходимо проводить различие между случаями ограничения основ­ных прав и установлением рамок их юридического содер­жания»12. Такой вывод имеет и практическое значение.

К. И. Скловский отмечает, что «всякие ограничения права собственности неизбежно порождают весьма острые коллизии. Не может быть ограничений без нежелательных последствий в принципе, ибо ограничение собственности — это ограничение свободы, автономии, самодеятельности лица, которые сами по себе — единственный источник бла­госостояния человека. Поэтому проблема ограничения соб­ственности — это проблема выбора наименее худшего, выбора из двух зол. Обоснованием ограничения не может быть простое указание на противоречие права собственно­сти иному праву или интересу. Такое противоречие мож­но обнаружить всегда. Обычно собственность как частное право ограничивается именно исходя из публичных инте­ресов. Публичный интерес при этом не лучше, не «про­грессивнее» частного, как это было принято утверждать, а обычно более важен чисто количественно, как сумма час­тных»13. Данное утверждение не бесспорно и нуждается в уточнении.

Соразмерное ограничение права (в том числе права соб­ственности) как метод разрешения противоречий основа­но на учете не только количественных факторов. Нецеле­сообразно ограничивать объем чьего-либо права лишь из-за наличия потребности в этом других лиц. В сфере социальных отношений нет места «слепой» арифметике. Как отмечает Р.А. Мюллерсон, «возможность ограниче­ний основных прав и свобод личности по соображениям обеспечения интересов общества в целом или прав и сво­бод других лиц всегда таит в себе угрозу, если даже не злоупотреблений, то во всяком случае принятия несораз­мерных охраняемому общественному интересу ограничи­тельных мер»14. Для того чтобы рассматриваемое ограни­чение было обоснованным, необходимо: во-первых, чтобы соответствующая общественная потребность была обуслов­лена публичными интересами, достойными правовой защиты с точки зрения этики; во-вторых, чтобы цели ог­раничения права не могли бы быть достигнуты иными до­ступными средствами; в-третьих, чтобы упомянутое огра­ничение было минимальным и не сопровождалось умале­нием таких основных прав, как право на жизнь, духовную свободу, достоинство.

Рассматривая вопрос об ограничении права собственно­сти налогом, необходимо исходить из первичности прав индивидуума (в том числе права собственности) по отно­шению к правам государства и обязанностям самого инди­видуума перед указанным публичным субъектом. Сообразно логике такого подхода налог выступает как обязанность, производная от права собственности лица. Законодатель­ным воплощением такого подхода является, например, ст. 14 Основного закона Федеративной Республики Герма­ния. В ней, наряду с указанием на гарантированность пра­ва собственности, отмечается, что «собственность обязы­вает. Ее использование должно одновременно служить об­щему благу». Таким образом, факт обладания имуществом порождает у собственника определенные обязательства пе­ред обществом15.

В западной юриспруденции встречается точка зрения о том, что необходимо различать понятия собственности в отдельных отраслях права, а именно конституционном, гражданском, хозяйственном. При этом конституционно-правовое понятие собственности трактуется как совокуп­ность гарантий, предоставляемых собственности государ­ством. Сама же собственность должна охватывать любые частные права, имеющие имущественный характер. Цивилистические определения собственности обычно отож­дествляются с соответствующими определениями собствен­ности, содержащимися в гражданских кодексах. Что же касается собственности в хозяйственно-правовом смысле, то иногда ее, например, отождествляют со всем строем частноправовых отношений, имеющих отношение к пред­приятию16. Как свидетельствует практика Конституцион­ного Суда РФ по разрешению налогово-правовых споров, в процессе рассмотрения вопроса о соразмерности ограни­чения права собственности при налогообложении орган конституционного правосудия, по существу, исходит из не цивилистического, а конституционно-правового пони­мания конструкции права собственности. Однако нельзя не признать, что конституционно-правовой аспект катего­рии собственности на сегодняшний день еще в достаточ­ной степени не исследован. Хотя в отдельных работах эта проблема рассматривается17.

Отметим, что налог — это ограничение права собствен­ности; причем собственности не только в конституцион­но-правовом значении этого слова. С гражданско-право­вой точки зрения взимание налога есть также ограниче­ние права собственности. Едва ли можно согласиться с мнением о дифференцированном подходе к вопросу об ог­раничении права собственности с учетом отраслевой при­надлежности института собственности. Установленное за­коном ограничение обладает общим действием и распрост­раняется на право собственности во всех проявлениях и формах. Кроме того, взимание налога следует рассматри­вать в качестве одного из оснований прекращения права собственности.

Наряду с национализацией, конфискацией и реквизи­цией взимание налога относится к числу публичных ак­тов. Поэтому взимание налога является юридическим фак­том. В результате взимания налога происходит, с одной стороны, прекращение налоговой обязанности налогопла­тельщика по уплате конкретного налога, с другой — прекращение права собственности налогоплательщика на вно­симые в качестве налогов денежные средства18. В после­дней ситуации налогоплательщик лишается имущества в виде денежных средств. И хотя такое основание прекра­щения права собственности прямо не указанно в гл. 15 ГК РФ, тем не менее из смысла п. 1 ст. 235 Кодекса вытекает, что право собственности может быть прекращено и в дру­гих случаях, предусмотренных законом. ГК РФ в контексте рассматриваемой ситуации под словом «закон» понимает федеральные законы, содержащие нор­мы как гражданского, так и публичного права (например, НК РФ).

Данный пример наглядно свидетельствует о том, что Налоговый кодекс и гражданское законодательство суть отражение двух начал в правовом регулировании обще­ственных отношений — публично-правовых и частнопра­вовых — и что между ними нет и не может быть так назы­ваемой «Китайской стены»19. Указанное взаимодействие — объективный процесс.

Однако налог является не просто ограничением назван­ного права, это ограничение права собственности в конк­ретной форме, заключающееся в законном отчуждении ее части с возложением на собственника обязанностей пред­принять активные действия по ее передаче государству (или муниципальному образованию). Этим налог отличается от других смежных институтов. Поскольку налог является ограничением именно права собственности частных лиц20, а не иных их прав (неимущественного характера), он должен иметь экономическое основание (ст. 3 НК РФ). Совре­менному пониманию налога не могут соответствовать раз­личные подушные подати, взимавшиеся ранее лишь на основании самого факта существования лица21.




3. Налог — это ограничение права собственности, кото­рое социально обусловлено


Обязательным признаком налога является цель его взи­мания, а именно его социальная обусловленность. Налог уплачивается в целях финансового обеспечения деятель­ности государства и (или) муниципальных образований. В то же время, как следует из ст. 18 Конституции РФ, не что иное, как права и свободы граждан, определяют смысл и назначение деятельности государства и его органов. Именно социальная обусловленность налога позволяет юридически «оправдать» возможность взимания подобно­го обязательного, безвозвратного, безвозмездного платежа. Ранее отмечалось, что налог является ограничением права собственности граждан и их объединений. В силу ст. 35, 56 Конституции РФ право собственности принадлежит к числу конституционных прав, реализация которого может быть ограничена в той мере, в какой это необходимо в це­лях защиты основ конституционного строя, нравственнос­ти, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обес­печения обороны страны и безопасности государства. Сле­довательно, именно рассматриваемый признак налога — социальная обусловленность необходимости его взимания — позволяет говорить о принципиальной возможности уста­новления легитимной системы налогообложения.

В юридической доктрине нередко специально обраща­ется внимание на нецелевой характер налогового платежа22. Данный принцип нашел отражение и в практике Кон­ституционного Суда РФ. Он вытекает также из положе­ний бюджетного законодательства РФ, в частности ст. 29 (принцип единства бюджетной системы РФ), ст. 32 (прин­цип полноты отражения доходов и расходов) и особенно ст. 35 (принцип общего (совокупного) покрытия расходов) Бюджетного кодекса РФ (БК РФ). Это бесспорно верное принципиальное положение о нецелевом характере нало­га в полной мере вытекает из признака его социальной обусловленности, поскольку подобный общий.характер цели взимания любого налога (т. е. социальная обуслов­ленность) предопределяет и обезличивание поступающих в виде налога средств в составе государственных и муни­ципальных бюджетов.




4. Налог общеобязателен (императивен)


Взимание налога строится на основе общеобязательно­сти и императивности. Обязательность и императивность налога проявляются в двух аспектах.

Во-первых, налог взимается вне зависимости от воли отдельного лица, обязанного его уплачивать. По этой при­чине, например, С.Г. Пепеляев, как и многие другие уче­ные, справедливо говорит об одностороннем характере ус­тановления налога23.

Во-вторых, обязательность и императивность налога выражаются в изначальной определенности его содержа­ния; государство и частное лицо, взаимодействующие при взимании налога, не вправе изменить его (взимания) усло­вия и порядок. Иное противоречило бы не только рассмат­риваемому признаку налога, но и принципу равенства, который также должен быть присущ любому налогу.

Данный признак налога не ограничивает автономию воли налогоплательщика на стадии формирования юриди­ческих фактов, обусловливающих возникновение налого­вой обязанности (этот процесс происходит в рамках отно­шений, регулируемых иными, нежели налоговое, отрас­лями права: гражданским, трудовым правом и т. д.).

Налогоплательщик способен в определенных пределах вли­ять на возникновение юридических фактов, имеющих зна­чение для налогового права, например, с помощью нало­гового планирования избегать появления отдельных объ­ектов налогообложения. Однако в момент появления у плательщика объекта налогообложения налог в полной мере проявляет свою общеобязательность и императивность (п. 2, 3 ст. 44 НК РФ). Налоговая обязанность может быть устранена (полностью или частично) лишь при наличии экономических и социальных факторов, с наличием кото­рых законодательство о налогах и сборах связывает пре­доставление налоговой льготы (ст. 56 НК РФ), либо ее исполнение может быть отсрочено по особым причинам, нередко чрезвычайного характера (гл. 9 НК РФ).

Из отмеченного следует, что существование налога не­возможно без четкой его нормативно-правовой регламен­тации. Только право, представляющее собой совокупность формально определенных общеобязательных правил пове­дения, обеспеченных государственным принуждением, способно организовать взимание налога, построенное на указанных императивных началах. Поэтому можно с уве­ренностью утверждать, что налог в современном его пони­мании может существовать лишь в правовой форме, по­скольку нормативность (вытекающая из императивности налога) имманентна налогу как социальному институту.

Иногда вместо признака обязательности или импера­тивности налога (или наряду с ним) говорят о его прину­дительности24. Вряд ли такое утверждение можно признать вполне точным. Обеспеченность принуждением свойственна любым общественным отношениям, регулируемым и (или) охраняемым правом. Налог в этом плане не является ис­ключением. Однако обеспеченность юридическим принуж­дением, равно как и обязательность (императивность) не тождественны принуждению, так как пока участники от­ношений, порождаемых взиманием налога, находятся в границах правомерного поведения, нет никаких оснований для применения мер принуждения (например, в пре­вентивном порядке).




5. Налог индивидуально безвозмезден (или неэквивалентен)


Налог является индивидуально безвозмездным плате­жом. Его уплата плательщиком непосредственно не по­рождает никаких четко определенных юридических обя­зательств у получателя налога — государства25. Государство в лице своих служб будет обязано представлять соответ­ствующие услуги конкретному плательщику налога, даже если он не выполнил надлежащим образом свои налого­вые обязательства. Таким же образом и невыполнение го­сударством своего социального предназначения юридичес­ки не освобождает граждан от налогообложения. Возмож­ная неэквивалентность размера уплаченного налога услугам, полученным от государства, является следствием его ин­дивидуальной безвозмездности.

Сказанное свидетельствует, прежде всего, об индивиду­альной безвозмездности налога в юридическом плане и с оче­видностью проявляется в отсутствии у лица, исполнившего свою налоговую обязанность, права требовать что-либо вза­мен у государства. Однако это отнюдь не означает, а, скорее, наоборот, предполагает возмездность налога в социально-эко­номическом плане, проявляющуюся в неограниченной не­редко возможности получения от государства различного рода общественно значимых гарантированных услуг.

Надо также учитывать, что рассматриваемый признак налога обусловлен, а точнее – с неизбежностью вытекает из признака социальной обусловленности налога. Понят­но, что в той мере, насколько могут расходиться в каждом конкретном случае индивидуальный и общественный ин­тересы, в той же мере социальная обусловленность налога может повлечь в определенных случаях частичную или даже полную безвозмездность налога и в указанном «абст­рактном» понимании этого термина.



6. Налог индивидуально безвозвратен


Безвозвратность налога предполагает, что его уплата связана с прекращением права собственности частных лиц и возникновением публичной собственности на соответству­ющее имущество (наличные деньги, имущественные пра­ва при безналичном перечислении суммы налога. Без­возвратность налога предполагает также отсутствие прав у плательщика требовать назад ранее законно уплаченные или взысканные суммы налога. Иногда в литературе ут­верждается, что в демократическом государстве налоги приобретают (в глобальном плане) возвратный характер. Они возвращаются плательщику в виде стоимости потреб­ляемых общественных благ, обеспечиваемых государством. Однако, по нашему мнению, в соответствующих случаях правильнее будет говорить о том, что налоги в социально-экономическом плане становятся не возвратными, а воз­мездными платежами. Юридическая же безвозвратность налога не может вызывать сомнений, поскольку уплата налога предполагает не временное отвлечение средств пла­тельщика, а полное прекращение прав лица в отношении уплаченных денежных средств26.




7. Налог — это денежный платеж.


Налог представляет собой денежный платеж. Это озна­чает, что его (налога) уплата имеет место в рамках юриди­ческих отношений, имущественных по объекту. Матери­альным объектом данных отношений должны выступать по общему правилу именно денежные средства. Нельзя не обратить внимания на то, что даже в тех случаях, когда закон предусматривает возможность обращения взыскания на имущество неисправного налогоплательщика, не­посредственно исполнение налоговой обязанности произ­водится в денежной форме после реализации имущества, на которое было обращено взыскание (п. 5 ст. 47, п. 8 ст. 48 НК РФ).

Таким образом, денежный характер налога в условиях современного развития рыночных отношений и денежно­го обращения является его важным признаком, вытекаю­щим из рассмотренного положения, согласно которому налог означает ограничение права собственности, заклю­чающееся в законном отчуждении ее части в пользу госу­дарства. Действительно, налог призван ограничить в за­конных пределах права владения частных лиц определен­ными материальными благами, но его целью не является ограничение их личной свободы, создание каких-либо не­удобств, не обусловленных необходимостью. Взимание же отдельных налогов в натуральной форме (мы здесь не ка­саемся чисто экономических аспектов этой проблемы), с одной стороны, способно необоснованно ограничить свобо­ду лица, вынужденного рассчитываться с государством личными услугами или специально произведенными или приобретенными для этого товарами, с другой стороны, затруднит определение в каждом конкретном случае меры ограничения права собственности (трудности в исчисле­нии налога), что может привести к нарушению принципа равенства.

В то же время денежный характер налога на протяже­нии столетий не считался обязательным его признаком. История (и не столь далекая) знает многочисленные нало­говые повинности, отправляемые в натуральной форме.

Неденежные взимания фискального характера встречают­ся и в российском праве. Более того, изложенное выше не исключает установления законом в определенных случа­ях натуральных налогов, когда платеж денежными сред­ствами для отдельных категорий плательщиков затрудни­телен. Таким образом, несмотря на нормативное закреп­ление в ст. 8 НК РФ денежного характера налога, на практике продолжают существовать отдельные изъятия с учетом существующих экономических потребностей.





8. Налог основан на принципах всеобщности, равен­ства, соразмерности


Налог может служить достижению поставленных пе­ред ним целей лишь в том случае, если с его помощью осуществляется справедливое распределение бремени пуб­личных (общественных) расходов. Однако это является возможным лишь в том случае, если право обеспечивает построение налога на основе таких взаимосвязанных прин­ципов, как всеобщность, равенство и соразмерность. Пер­вый означает, что к налогу должны привлекаться все чле­ны общества, т. е. публичные расходы должны распреде­ляться между всеми. Второй предполагает равное участие в финансировании публичных расходов, что, естественно, подразумевает не арифметическое равенство, а равенство, исходя из платежных возможностей каждого индивидуу­ма (в современном понимании равенство предполагает учет, прежде всего, так называемой «налогоспособности лица»). Наконец, третий принцип обращает внимание на необхо­димость соразмерности участия лица в финансировании публичных расходов (т. е. степени ограничения его лич­ных (индивидуальных) интересов) степени важности кол­лективных потребностей общества, подлежащих удовлет­ворению.



Заключение


Согласно ст. 8 НК РФ под налогом понимается обязатель­ный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с органи­заций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативно­го управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований.

Бесспорным отличительным признаком налогов выступает их обязательный характер, означающий юридическую обязанность перед государством. Налог устанав­ливается государством в одностороннем порядке, без заключения договора с налогоплательщиком, и взыскивается в случае уклонения от его уплаты в принудительном порядке. Уплата налогов является важнейшей обязанностью каждого граждани­на. Статья 57 Конституции РФ установила обязанность каждо­го платить законно установленные налоги и сборы. Следова­тельно, налогоплательщик не имеет права отказаться от выпол­нения налоговой обязанности.

Закон­но уплаченные налоговые платежи не возвращаются обратно к налогоплательщику в виде тех же денежных сумм. Согласно действующему законодательству, налоги передаются государст­ву в собственность и юридически государство ничем не обязано конкретному гражданину за уплату налогов и не предусматри­вает никаких личных компенсаций налогоплательщику за пере­численные обязательные платежи. Поэтому выполнение нало­гоплательщиком обязанности по уплате налогов не порождает у государства встречной обязанности по предоставлению кон­кретно-определенному лицу каких-либо материальных благ или к совершению в его пользу действий. Налогоплательщик не имеет прямой личной заинтересованности в уплате налогов, поскольку, добросовестно уплатив налог, он не получает от го­сударства дополнительных субъективных прав. Признак безвозвратности свидетельствует об отсутствии эквивалентного харак­тера в имущественных отношениях, регулируемых налоговым правом.

Налог взимается посредством отчуж­дения денежных средств, принадлежащих налогоплательщику на праве собственности, праве полного хозяйственного ведения или праве оперативного управления. В современных условиях все налоговые платежи уплачиваются только в денежной фор­ме. Отчуждение в пользу государства каких-либо товаров, выполнение работ или оказание услуг в счет погашения налоговой обязанности не допускается.

С древнейших времен налоги взимаются для финансового обеспечения деятельности государ­ства и его органов. Взимание налогов — один из важнейших признаков государства и одновременно необходимое условие его существования. В условиях капиталистического способа производства и рыночных отношений ни одно мероприятие в государстве невозможно реализовать без материальной под­держки. Современные государства для пополнения своей казны используют и другие виды поступлений и платежей. Но на пер­вое место среди них по своему значению и объему выступают налоги.

Таким образом, налог — установленная законно сфор­мированным представительным органом форма ограни­чения права собственности или иного законного владения путем отчуждения части материальных благ, при­надлежащих частным лицам, в пользу публичных образо­ваний, в денежной форме, в безвозвратном, безвозмездном и обязательном порядке, обусловленная необходимостью решения общественных задач, основанная на принципах всеобщности, равенства, соразмерности.

Следовательно, налог является как обязанностью, так и обязательством. Платить налоги – конституционная обязанность каждого человека. Налог – это соци­альное обязательство, природа и формы выражения кото­рого зависят от концепций рассматриваемого общества и от представлений, которые существуют в нем о долге и справедливости.



Список использованной литературы


  1. Конституция Российской Федерации, принятая 12 декабря 1993 года на всенародном голосовании // Российская газета от 25 декабря 1993 года.

  2. Налоговый кодекс РФ от 31 июля 1998 года № 146-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3824;

  3. Белых В.С., Винницкий Д.В. Налоговое право России. Краткий учебный курс. – М.: Норма-М, 2004.

  4. Белых В. С. Налоговый кодекс и гражданское законода­тельство: вопросы взаимодействия // Публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействия, законодательного выраже­ния и юридической практики: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Екатеринбург, 1999. С. 28.

  5. Вильчур Н.Р. Нарушение правил учета доходов, расходов и объектов налогообложения. // Бухгалтерский учет. 2001. № 20.

  6. Дубов В.В. Действующая налоговая система и пути ее совершенствования // Финансы.-2000.- № 7. - С.6.

  7. Добрушин Б. С. Борьба с налоговыми нарушениями - прочную правовую основу. // Финансы, №1, 2003.

  8. Каширина М.В. Налоги и налогообложение: Учебное пособие. – М.: МГЭИ, 2001. – 198 с.

  9. Кучеров И.И. Налоговое право России: Курс лекций. – М. Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 2001. – 360 с.

  10. Кучеров И. И. Налоговое право России. М., 2001.

  11. Кулагин М. И. Предпринимательство и право: опыт Запада // Избранные труды. М., 1997.

  12. Камышанский В. П. Право собственности: пределы и огра­ничения. М., 2000.

  13. Налоги и налоговое право / Под ред. А. В. Брызгалина. М., 1997.

  14. Налоговое право России: Учебник для вузов / Отв. ред. Н23 д. ю. н., проф. Ю. А. Крохина. — 2-е изд., перераб. — М.: Норма, 2004. - 720 с.

  15. Ногина О.А. Налоговый контроль: вопросы теории. / Ногина О. А. - СПб: Питер, 2002. - 160 с.

  16. Петрова Г.В. Налоговое право: Учебник для вузов. – 2-е изд. стереотип. – М.: Изд. НОРМА, 2001. – 271 с.

  17. Пепеляев С.Г. Ответственность за неуплату налогов по российским законам. // Ваш налоговый адвокат. 2002. № 1

  18. Скловский К. И, Собственность в гражданском праве. М., 1999.

  19. Черник Д.Г., Починок А.П., Морозов В.П. Основы налоговой системы / Учебное пособие – М.: ЮНИТИ, 2000.


1 См.: Винницкий Д. В. Налоги и сборы. Понятие. Юридические признаки. Генезис; Кучерявенко Н. П. Налоговое право. С. 80—86; Налоги и налоговое право / Под ред. А. В. Брыз-галина. М., 1997. С. 80—100.

2 см., напр.: Кучеров И. И. Налоговое право России. М., 2001. С. 37

3 Цит. по: Белых В.С., Винницкий Д.В. Налоговое право России. Краткий учебный курс. – М.: Норма-М, 2004. С.30.

4 Белых В.С., Винницкий Д.В. Налоговое право России. Краткий учебный курс. – М.: Норма-М, 2004. С.32.

5 См., напр.: Скловский К. И, Собственность в гражданском праве. М., 1999. С. 149—154.

6 См.: Якушев В. С. О самостоятельном институте права госу­дарственной социалистической собственности и его государствен­но-правовой природе // Учен, труды СЮИ. 1970. Вып. 13. С. 109—110.

7 Рубанов А. А. Проблемы совершенствования теоретической модели права собственности // Развитие советского гражданско­го права на современном этапе / Отв. ред. В. П. Мозолин. М., 1986. С. 78.

8 Вагацума С., Ариидзуми Т. Гражданское право Японии. Книга первая. М., 1983. С. 179.

9 См.: Кулагин М. И. Предпринимательство и право: опыт Запада // Избранные труды. М., 1997. С. 246; Егорчева Т. И. Ограничение собственности хозяйственных обществ: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2003. С. 13.

10 Белых В.С., Винницкий Д.В. Налоговое право России. Краткий учебный курс. – М.: Норма-М, 2004. С.35.

11 Камышанский В. П. Право собственности: пределы и огра­ничения. М., 2000. С. 65.

12 Круглый стол журнала «Государство и право». Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по рос­сийскому законодательству и международному праву // Госу­дарство и право. 1998. № 7. С. 24.

13 Круглый стол журнала «Государство и право». Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по рос­сийскому законодательству и международному праву // Госу­дарство и право. 1998. № 7. С. 156—157.

14 Мюллерсон Р. А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М., 1991. С. 86.

15 См.: Кулагин М. И. Указ. соч. С. 246.

16 См.: Кулагин М. И. Указ. соч. С. 253.

17 См.: Гаджиев Г. А., Пепеляев С. Г. Указ. соч. С. 104—136.

18 См.: Овсянников С. В. Конституционно-правовые основы налоговых отношений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 33.

19 См.: Белых В. С. Налоговый кодекс и гражданское законода­тельство: вопросы взаимодействия // Публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействия, законодательного выраже­ния и юридической практики: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Екатеринбург, 1999. С. 28.

20 Налоги и налоговое право / Под ред. А. В. Брызгалина. С. 93—95.

21 см.: Стиглиц Дж. Ю. Указ. соч. С. 365

22 См.: Кучерявенко Н. П. Налоговое право. С. 81—82.

23 Налоговое право / Под ред. С. Г. Пепеляева. С. 30.

24 См., напр.: Годме М. Г. Финансовое право. С. 178, 371—372; Налоговое право / Под ред. С. Г. Пепеляева. С. 30.

25 См.: Налоги и налоговое право / Под ред. А. В, Брызгалина. С. 98—99.

26 Белых В.С., Винницкий Д.В. Налоговое право России. Краткий учебный курс. – М.: Норма-М, 2004. С.45.


Случайные файлы

Файл
ТСН РК-97 МО.doc
71829.rtf
12190.rtf
~1.DOC
70997.rtf