Марксизм в системе научного знания (158517)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение

1. Марксизм в системе научного знания

2. Философские истоки марксизма. Генезис диалектического материализма

3. Сущность марксистской теории исторического процесса

3.1 Экономический детерминизм

3.2 Марксистская теория классов и классовой борьбы

3.3 Коммунистическое общество

Заключение

Список литературы




Введение


Марксизм является одним из наиболее значительных направлений научной мысли нового времени. Несмотря на то, что с самого момента его зарождения и до наших дней предпринимались многочисленные попытки опровергнуть основы марксистского мировоззрения, доказать их научную несостоятельность или несовременность, марксизм все же остается живым и многообразным интеллектуальным явлением. Вычеркнуть марксизм из европейского и мирового культурного наследия невозможно, хотя исторический след, оставленный марксистской философией и является крайне неоднозначным. По словам современного биографа Маркса Энтони Уина, «После Иисуса Христа ни один человек не вызывал подобного всеобщего поклонения и в то же время не был настолько неправильно истолкован»1. Жак Деррида в своей книге «Призраки Маркса» отмечал, что несмотря на постоянно повторяющиеся попытки «похоронить» Маркса, «призрак коммунизма» не уходит2. Известный отечественный социолог Борис Кагарлицкий остроумно заметил: «Никто не стремится «похоронить Гегеля» или опровергнуть Вольтера, ибо и без того понятно, что гегельянство и вольтерьянство принадлежат прошлому… Стремление похоронить Маркса тем более естественно, чем более воззрения Маркса живы»3.

Работы таких марксистских авторов, как Луи Альтюссер, Иммануил Валлерстайн, Славой Жижек, Алекс Каллиникос, Ален Бадью, Дьердь Лукач, Герберт Маркузе, Михаил Лифшиц, Эвальд Ильенков, Борис Кагарлицкий и мн. др. активно издаются и переиздаются в России, пользуясь неизменной популярностью в среде интеллектуалов. Не будет преувеличением сказать, что сегодня, в канун 190-летия со дня рождения Карла Маркса, наблюдается своеобразный ренессанс марксизма, обусловленный, прежде всего, такими явлениями, как глобализация и связанные с ней социально-политические катаклизмы. «Нынешние ученые мужи и политики, – пишет Э. Уин, – склонные считать себя мыслителями современности, любят к месту и не к месту произносить модное словечко «глобализация», не имея при этом ни малейшего понятия о том, что Маркс занимался этим вопросом еще в 1848 году. По меньшей мере, его нисколько не удивило бы глобальное господство «Макдоналдс» и MTV. Перемещение центра финансовой активности с Атлантики в Тихоокеанский регион – благодаря экономике «азиатских тигров» и силиконовому буму в городах западного побережья Америки – было предсказано Марксом более чем за сто лет до рождения Билла Гейтса»4.

В то же время даже среди авторов, причисляющих себя к марксистской традиции, не существует единого мнения о том, что в действительности следует понимать под марксизмом. На протяжении всей своей истории марксизм выступал как необычайно многоликое явление. Советский официальный «марксизм-ленинизм» имеет мало общего, скажем, с фрейдо-марксизмом Герберта Маркузе; марксизм идеологов правой социал-демократии, таких как Эдуард Бернштейн – с марксизмом Ленина или Троцкого; марксистский метод таких историков как Фернан Бродель – с «марксистским» начетничеством, характерным для сталинистской историографии. В нашей работе мы не будем вдаваться в разбор различных толкований марксизма, его многообразных «ветвей» и политических прочтений. Предметом данной работы являются лишь философские основы взглядов великого мыслителя, базовые идеи, лежащие в основе исторического материализма и место марксизма в системе научного знания.




1. Марксизм в системе научного знания


Марксизм являет собой попытку создания всеобщей, универсальной, мировоззренческой системы, и именно поэтому он постоянно выбивается из академических рамок. Главный труд Маркса – «Капитал» – представляет собой масштабное экономическое произведение. Однако назвать Маркса экономистом в привычном понимании этого термина было бы крайне узко. «Капитал» никогда бы не приобрел такого влияния на умы, в том числе на умы философов, будь он всего лишь сухим академическим исследованием, повествующем о прибавочной стоимости, норме прибыли и тому подобных специальных предметах. Категории, используемые Марксом, как правило, многослойны. Например, теория прибавочной стоимости находится в прямой связи с марксовой концепцией отчуждения, имеющей как экономический, социальный, так и философский, экзистенциальный смысл. Кризисы, имманентно присущие капиталистическому способу производства, есть в то же время кризисы человеческой культуры, цивилизации, форм мышления и технологий господства, характерных для данного классового общества. По замечанию американского литературного критика Эндрю Уилсона, «Значение безликих формул, которые выводит Маркс с такой научной сухостью, это, напоминает он нам время от времени как бы невзначай, пенни, удержанные у рабочего, пот, выжатый из его тела, и естественные радости, которых лишена его душа»5.

В то же время, было бы ошибкой рассматривать марксизм в качестве интеллектуального направления, подчиненного, искаженного (а значит, и обесцененного) априорными идеологическими установками либо «непогрешимого учения», «светской религии» по выражению Энтони Уина. Сведение взглядов Маркса и Энгельса к идеологии тем более странно, что сами они, как известно, яростно бичевали идеологию как форму «ложного сознания», «фантастическое отражение человеческого бытия в человеческой голове»6. Отмечая этот пункт в числе четырех – по его мнению – основных идей Маркса, Иммануил Валлерстайн пишет: «Маркс был материалистом. Он полагал, что идеи не приходят из ниоткуда и не являются просто продуктом раздумий интеллектуалов. Наши идеи, наши науки отражают социальную реальность нашей жизни, говорил он, и в этом смысле все наши идеи производны от конкретного идеологического климата. Многие с удовольствием указали, что эта логика должна быть применима и к самому Марксу, и к рабочему классу, который Маркс поместил в специальную категорию, так как считал его универсальным классом. Разумеется, эта критика правомерна, но она лишь расширяет ту область, к которой применимы аргументы Маркса»7.

Между тем, идеологизация Маркса характерна не только для его критиков, но и для многих марксистских теоретиков прошлого (вспомним хотя бы известную догму о партийности науки, искусства, философии, возобладавшую в СССР в период сталинизма). Характеризуя догматическую «логику» советского марксизма, берущую свое начало у теоретиков II Интернационала, известный британский историк Теодор Шанин пишет: «Марксизм, понятый как наука, ведет к надежде на возможность вывести социальные процессы из заданных предположений. Следовательно, аксиоматический авторитет, из которого исходят, приобретает чрезвычайно важный статус. Более того, это означает, что правильная теория подтверждается политической победой и наоборот. Те, кого победили, по определению, ошибались аналитически или же пострадали от измены. Концепция науки (понимаемой в этом позитивистском смысле) также подразумевает ее исключительную надежность, в то время как любой другой взгляд трансформируется, по определению, в предрассудок, утопию, злую волю или саботаж»8. Полемизируя с таким прочтением, Иммануил Валлерстайн считает возможным говорить о «двух Марксах». Первый из них – «утверждал существование множественных социальных реальностей, каждая из которых обладает особой структурой и расположена в отдельном мире, определенного своим способом производства. Задачей для него было раскрыть то, как именно эти способы функционируют за их идеологическими покровами». «Второй Маркс» (воспринятый ортодоксальным марксизмом конца XIX-начала ХХ веков) «принимал универсализм, поскольку придерживался идеи неумолимости исторического прогресса с ее линеарной антропологией. В этой интерпретации способы производства как бы выстраивались в ряд – подобно построению школьников по росту, – а именно в соответствии со степенью развития производительных сил»9.

Точно также было бы ошибкой сводить марксизм к философии истории или политической философии, хотя несомненно, что объектом марксистского теоретизирования является, прежде всего, история, а политические «пророчества» Маркса невозможно отделить от его деятельности как ученого.

Знаменитый марксов тезис о Фейербахе: «До сих пор философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его»10 явно противопоставляет марксизм традиционному представлению о науке как об отдельной, обособленной, автономной сфере человеческой деятельности, целью которой является именно объективное (или мнимо объективное) исследование, объяснение окружающего мира. Историк, экономист, социолог, философ могут заимствовать различные аспекты марксизма, но принятие марксизма во всей его полноте означает также принятие известной политической практики.

Видный марксистский теоретик 1920–1930-х гг. Карл Корш писал в своей известной работе «Марксизм и философия»: «Марксизм Маркса и Энгельса (на всем протяжении их жизни – Авт.) остается цельной всеобъемлющей теорией социальной революции. Изменение состоит только в том, что в более поздней фазе различные составные части этого целого: экономия, политика, идеология – научная теория и общественная практика еще более обособляются. Мы могли бы сказать словами Маркса, что пуповина, естественно связывавшая их, порвалась. Но у Маркса и Энгельса никогда в результате этого разрыва на место целого не выступает множество самостоятельных элементов; они лишь создали другое, научно более строго выдержанное и всюду основывающееся, как на фундаменте, на критике политической экономии, объединение отдельных составных частей системы. Таким образом, система марксизма не распадается никогда у самих ее творцов на ряд отдельных наук вместе с внешне связанным с ними практическим применением их результатов. Если, например, многие буржуазные толкователи Маркса, а также и некоторые марксисты в позднейшее время считали возможным различать в «Капитале» историческую часть всего материала от теоретико-экономической, то этим одним они уже доказали, что вообще решительно ничего не поняли в действительном методе марксовой критики политической экономии»11.


Случайные файлы

Файл
5797-1.rtf
CBRR0856.DOC
6011-1.rtf
138318.rtf
159052.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.