Критика философии личного опыта (72965-1)

Посмотреть архив целиком

Критика философии личного опыта

Крылов Игорь Михаилович

Есть такая поговорка: рыба портится с головы. Видимо поэтому наиболее последовательные защитники науки не оставляют попыток отсечь философию от научного познания, поскольку являясь в традиционном понимании наукой наук, или наукой о всеобщих законах устройства Мира, она не выполнят своей функции и дабы не портить весь продукт, отсекают самую уязвимую часть. Такие действия представляются вполне оправданными еще и по той причине, что философия действительно осталась самой странной и запутанной дисциплиной, не способной решить свои проблемы и доказать свою пригодность в качестве таковой участвовать на равных с частными науками в познании окружающей нас действительности.

Современные философы уже не могут оправдывать ее претензии на особую роль в процессе познания и предпочитают вообще вывести ее из под огня критики лишив ее заявленного статуса. Не станем осуждать их за это желание, поскольку историческая ситуация не благоприятствует поддержанию ее стремительно падающего имиджа, хотя естественно самая большая доля ответственности лежит именно на философах, и объясняется их не способность решить проблемы ее самоопределения и становления, не смотря на ее многовековую историю.

Но ситуация не столь безнадежная как может показаться на первый взгляд. Понятное стремление философов отыскать себе нишу для продолжения той деятельности, которая, не смотря на весь скепсис и разочарование продолжает оставаться востребованной, дабы спокойно есть свой хлеб, не опасаясь подвергнуться критике со стороны научной номенклатуры и практических деятелей науки, не должно вводить в заблуждение и заставлять заранее признавать поражение. Не стоит рассматривать научность в философии и как пережиток тоталитарного устройства нашего государства. Надо попытаться подойти к решению этой проблемы непредвзято, без заранее готового ответа, что порою невозможно как в силу психологических причин, так и причин заложенных в традициях постановки и решения философских задач.

Попытаемся дать такую непредвзятую оценку в вопросе о научности философии.

Альтернативной точкой зрения будут выступать представления о философии как о мировоззрении, изложенные в статье А.Л. Никифорова «Философия как личный опыт». Основными стимулами к пересмотру статуса философии являются по его мнению искусственность онаучивания философии посредством введения в ее структуру методов частных наук, влияние идеологии, сложность существование философа в рамках действия научных критериев, что сдерживает его свободу творчества, а так же естественно трудности обнаружения научного содержания в ее результатах, то есть в продуктах деятельности самих философов.

Естественно автор понимает что самым сильными аргументами в подтверждение тезиса о не научности будут не указания на наличие субъективного дискомфорта возникающие при ее изучении, а опровержение именно претензий философии на научность. Найти же такие «подтверждения» этой точке зрения в той ситуации в которой она оказалась, из-за собственных проблемам ее формирования и самоопределения, не составляет большого труда. Но думается автор переоценил их очевидность, и не смог определить их действительную природу. А она как нам кажется, заключается именно в проблемах построения самой теории, нежели в неадекватном толковании философского метода отражения действительности.

Применимы ли к философии критерии научности?

Рассмотрим известные критерии демаркации и оценим их корректность применительно к философии.

Представим сначала точку зрения Никифорова.

1. «Верификационный критерий (Венский кружок, неопозитивизм): наука стремится подтверждать свои гипотезы, законы, теории с помощью эмпирических данных. Например, когда ученый утверждает, что все вороны черные, то он постарается найти какого-нибудь ворона и указать: "Видите, вон сидит ворон и обратите внимание - черный, следовательно, мое утверждение подтверждено". Многие философы науки и сами ученые считают, что все утверждения науки в той или иной степени подтверждены или должны быть подтверждены фактами, наблюдениями, экспериментами.

Философия, на мой взгляд, равнодушна к подтверждениям. Правда, мы часто подчеркиваем, что марксистская философия находится в согласии с научными представлениями, и склонны рассматривать это как подтверждение наших философских воззрений. Но, во-первых, это вовсе не то эмпирическое подтверждение, к которому стремится наука. Здесь нет ни логического вывода (научных данных из философских положений), ни обращения к эмпирическим методам. Речь идет просто о совместимости философской системы с данными науки, но совместимость отнюдь, нельзя рассматривать как подтверждение, указывающее на возможную истинность системы. В одно и то же время я могу пить чай и читать газету, т.е. эти действия совместимы. Но из того, что я сейчас читаю газету, странно было бы заключать, что я сейчас непременно должен пить чай. Итак, наука стремится подтверждать свои положения фактами, философия же в этом не нуждается».

2. «Фальсификационный критерий (К.Поппер): утверждения науки эмпирически проверяемы и в принципе могут быть опровергнуты опытом. Пусть проверка носит опосредованный характер, пусть опровержение достается с гораздо большим трудом, нежели полагал сам Поппер, однако опыт, факты, эмпирические данные все-таки ограничивают фантазии ученых-теоретиков, а порой даже опровергают их построения. Эмпирическая проверяемость - один из важнейших и почти общепризнанных критериев научности.

На мой взгляд, утверждения философии эмпирически непроверяемы и неопровержимы. В свое время некоторые философы-марксисты обиделись на Поппера за то, что с точки зрения его фальсификационизма марксистская философия не является наукой, и пытались вообразить ситуации, которые опровергли бы марксизм, т.е. доказали его "научность". Нет и не может быть таких ситуаций, таких фактов и экспериментов!

Ну как, в самом деле, проверить и опровергнуть утверждение о том, что материя первична, а сознание вторично; что в основе развития природы лежит саморазвитие абсолютного духа; что субстанция представляет собой единство Природы и Бога и т.п.?»

3. «Парадигмальный критерий (Т.Кун): в каждой науке существует одна (иногда несколько) фундаментальная теория - парадигма, которой в определенный период придерживается большинство ученых. При всех оговорках, связанных с неопределенностью понятия парадигмы, нельзя отрицать тот факт, что в науке имеются достижения, признаваемые всем научным сообществом. По-видимому, до тех пор, пока такой фонд общепризнанных достижений в некоторой области не сложился, в ней еще нет науки.

Для нее (философии) (И.К.) характерен плюралиэм школ, течений, направлений (Кун именно в этом видит принципиальное отличие философии от науки). Фактически каждый более или менее самостоятельный мыслитель создает свою собственную философскую систему. Если принять во внимание то обстоятельство, что парадигма и научное сообщество являются в некотором смысле тождественными понятиями, т.е. парадигма может быть определена как то, во что верит научное сообщество, а научное сообщество - как совокупность сторонников парадигмы, то возникает вопрос: существует ли философское сообщество? Если у философов нет общей парадигмы, то что их объединяет и отличает?».

4. « Методы. Наука широко пользуется наблюдением, измерением, экспериментом. Она часто обращается и индукции и опирается на индуктивные обобщения. Наука стремится вводить количественные понятия и использует математический аппарат. Наука широко пользуется гипотезой для получения нового знания. Всего этого в философии нет или почти нет: философ не проводит целенаправленных наблюдений, не ставит экспериментов, не собирает фактов - он сидит в библиотеке и читает книги.

Поэтому даже если конкретные науки опираются на диалектический метод, то они не могут обойтись только им одним: каждая конкретная наука к общенаучным методам обязательно добавляет свои специфические методы познания. Область же философского исследования настолько широка и неопределенна, что философия не может ограничивать себя никаким специальным методом. Еще раз: специфика методов конкретных наук детерминирована спецификой изучаемой ими области объектов; область философского исследования неопределенна; следовательно, у философии нет определенного метода исследования».

5. Проблемы. В науке всегда существует круг открытых и общезначимых проблем. Всем биологам интересно знать, как устроена хромосома или есть ли жизнь на Марсе, любого физика заинтересует сообщение о новой элементарной частице и т. д. Ученые ищут решений своих проблем, и если ответ найден, то вряд ли кому-нибудь придет в голову еще и еще раз решать закрытую проблему. Вопрос выражает отсутствие информации, и, как только информация получена, вопрос снимается или становится риторическим.

Здесь, кажется, нет и открытых проблем. На любой вопрос всегда имеется ответ и даже не один, а несколько. Тем не менее философы продолжают искать все новые ответы на давно сформулированные и решенные проблемы».

6. «Язык. Каждая конкретная наука вырабатывает специфический язык, стремится сделать свои понятия все более точными. Этот язык является общепринятым, он служит для коммуникации между учеными данной области и для выражения научных результатов. И важным элементом подготовки будущего ученого является как раз овладение этим специальным языком. Понятия конкретной научной дисциплины в систематическом и точном виде представлены в учебнике, аккумулирующем в себе все достижения этой дисциплины. Поэтому, осваивая учебник, будущий специалист усваивает точку зрения на мир своей науки, ее результаты и методы их получения.


Случайные файлы

Файл
103043.rtf
148641.rtf
4.22 (2).doc
154563.rtf
100101.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.