Социальный прессинг в малой научной группе (27972-1)

Посмотреть архив целиком





















КАФЕДРА



СОЦИАЛЬНЫЙ ПРЕССИНГ

В МАЛОЙ НАУЧНОЙ ГРУППЕ




Выполнил Д.В. НИКОЛАЕНКО




















1987 - 1999СОДЕРЖАНИЕ




  • Введение

  • Условия действия и действующие лица

  • 1987 год

  • 1988 год

  • Черты социальной психологии охломонов в свете проведенной акции (точка зрения включенного наблюдателя)

  • 1989 год

  • Программа исследования ''Поведение малой научной группы охлократического типа в экстремальной ситуации''

  • Программа исследования ''Курс аутотренинга: ученый в стрессовой ситуации. Психологическая защита от прессинга малой научной группы''

  • Методические указания по проведению социального прессинга в малой научной охлократической группе

  • Методические указания по защите от социального прессинга в малой научной охлократической группе

  • Дополнения. 1990 - 1999 годы

ВЕДЕНИЕ

Задачи работы

Приведенное произведение не имеет литературного и научного значения. В нем описывается и анализируется тривиальный случай. На протяжении 1987 - 99 годов делались записи. В этой связи столь различен стиль изложения и противоречия в теоретических авторских установках. Мы не стали унифицировать материал. Пусть будет, как есть.


Каждый советский ученый, вероятно, сможет привести с десяток аналогичных историй. Они будут различаться только интерпретациями. В зависимости от того, насколько далеко и давно нечто происходило, будет меняться и восприятие действительности. Очень многое зависит от роли рассказчика в событиях. Ситуативность проявляется очень сильно, она определяет весь смысл данной истории в глазах данного человека.


Итак, произведение тривиальное. У него есть много недостатков и одно достоинство, заключающееся в том, что описанные события уж слишком похожи на правду. Исходя из этого, попытаемся проанализировать описанную историю с позиций науковедения. При этом науковедческий анализ можно было бы дополнить рядом строго научных исследований. Например, можно было бы проанализировать динамику публикаций шефа и его аспирантов. Шеф настолько проникается интересами каждого из аспирантов, что начинает менять свой научный стиль, отработанный годами чуткого улавливания веяний, идущих сверху. Он адаптирует не только общую структуру стиля аспиранта, но даже и некоторые обороты его речи. Если у шефа много аспирантов, то тематика скачет по самым разным областям. С уходом аспиранта с кафедры соавторство прекращается, и шеф никогда больше не возвращается к данной тематике. Если аспирант остается работать на кафедре, то соавторство длится долгие годы. Можно посчитать все это очень строго; можно посчитать и особенности соавторства с теми, кто остался в данном городе, и иногородними - они также будут различны. Можно сделать и многое другое, чего мы делать не станем. Причина проста: это вызовет слишком бурную реакцию описываемых людей. Придется остановить научную деятельность и только защищаться. Охломоны могут доводить дело до летального исхода, особенно когда речь идет о раскрытии их "ВЕЛИКОЙ ОХЛОМОНСКОЙ ТАЙНЫ". Это тайна их функционирования.


Может быть, в дальнейшем можно будет провести подобный анализ кафедры (малой научной группы) с системных науковедческих позиций. Это было бы очень интересно с точки зрения социологии. Но на данном этапе делать этого не стоит по той причине, что есть более важная научная работа. Охломоны никуда, к великому сожалению, сами не денутся. Это явление всерьез и надолго.


Данная работа может заинтересовать весьма многих. В СССР вряд ли можно найти человека, который бы занимаясь не совсем рутинной работой, не подвергался определенному давлению по идеологическим каналам. Именно с этим связано то, что в первый период перестройки появилось большое количество страдальцев застойного периода, которые парадоксально сочетали долголетнее и успешное пребывание в КПСС, продвижение по службе и при этом оказались жертвами застоя. Причины такого положения вполне объяснимы. Тотальный и часто превентивный идеологический контроль приводит к тому, что идет проверка многих даже проверенных не один раз охломонов. При начале нового социального цикла, данные охломоны, со свойственным им прямодушием меняют позиции и рассматривают себя уже как жертвы прошлого. Это важный шаг.


Мы не станем вливаться в ряды страдальцев такого рода. Бог с ними. Сразу скажем, что в застойные годы (в 1983 году) автор защитил кандидатскую диссертацию по классической советской теме - критическому анализу зарубежной науки. Все было в классических охлократических рамках. Но было что-то не позволяющее окончательно слиться с охлократическими массами.


Не стоит в данной работе искать лишь личностное. Это фиксация поведения охломонов и не более того. Вероятно, будут обиды на эту работу. Если так, то зря. Мы писали ее не для того, чтобы свести счеты, отомстить какому-то конкретному лицу. В основу анализа положены личные факты и опыт советской науки, функционирования научного сообщества в СССР. Но делалась попытка определить некоторые общие принципы в данной области.


Для нас данная работа важна с точки зрения анализа малой охлократической группы. И основное внимание обращено именно на социологический аспект. Мы оставляем в стороне идеологические и личностные аспекты, особенно их конкретное выражение. Они столь быстро меняются в последние годы, что их анализ малоинтересен с точки зрения социологии. Важно то, что остается механизм функционирования малых охлократических групп. На это и обращается внимание.


Методология исследования


Невозможно не задаться вопросом - почему советское научное сообщество не проанализировано как охлократическое? Его охлократичность бросается в глаза любому грамотному социологу. Но исследуется все, что угодно, но только не это. Думается, причины подобного положения лежат в сопротивлении научного сообщества рефлексии над ним. Ученые сами категорически не хотят выступать как объект исследования. Для них весь мир есть объект и предмет исследования. Но они сами стоят выше (или вне) этого подхода. Научные методы на исследование науки не распространяются. На это распространение наложено табу.


Попытки анализа вызывают яростное сопротивление. Мы с этим столкнулись при исследовании советского экономико-географического сообщества. Коллеги воспринимают науковедческое исследование как корпоративное предательство, как грубейшие вторжение в их личную жизнь и готовы делать все, чтобы не допустить систематического независимого исследования. Аналогичная реакция и у советских социологов, когда делается попытка их исследования. Это парадоксально, так как они поступают точно также, но с другими. Научные методы исследования на науку, вернее научное сообщество, не распространяются.


Сопротивление рефлексии в охлократическом сообществе - естественная спонтанная реакция научного сообщества, ориентированная на самосохранение. Описанное охлократическое сообщество уже не может оставаться прежним. Оно должно меняться. Реализовывать установку на исследование РЕАЛЬНОГО СОВЕТСКОГО НАУЧНОГО СООБЩЕСТВА, по сути, не очень сложно. Для этого в рамках социологии нужно не очень много. Нет необходимости радикально обновлять методологию и теорию. То, что есть в науке, вполне удовлетворительно может объяснить происходящие процессы. Для реализации потенциальных возможностей адекватного исследования необходимо только обретение свободы от самого научного сообщества. Это основное и главное условие. Раб не может адекватно исследовать тоталитаризм: у него соответствующая установка на восприятие реальности. Это может делать только свободный человек, что зависит только от самого исследователя. Его нельзя сделать более свободным, чем он хочет и может быть свободным. Все внутри каждого человека.


Отсутствие внешней цензуры в этом отношении мало что может изменить в советском обществоведческом сообществе, если оно само не осознает своего положения. Осознание же позволит выйти на новый уровень исследования реальности.


В настоящей работе мы постарались выступить как независимый эксперт, который исходит только из научных стандартов, принципиально игнорируя то, кто и что скажет относительно положений работы. Только так можно подойти к описанию охлократического научного сообщества и пониманию текущей советской реальности.


Включенное наблюдение как метод исследования

охлократического научного сообщества


Для преодоления ограниченности традиционных социологических методов исследования прилагается немало сил. Нам представляется разумным направить хотя бы часть усилий на то, чтобы поднять на достаточно строгий уровень подход, связанный с осмыслением собственного социального опыта, и методологию его сознательного получения для определенных целей. Включенное наблюдение дает возможность понять очень многое в социальных процессах.


В общественных науках крайне недостаточное внимание уделяется личному опыту. Во многом он рассматривается как нечто публицистическое. Между тем, это ценнейший эмпирический материал, который невозможно получить иными методами. Для получения аналогичного материала от других людей требуются большое умение и недюжинные усилия. А собственный опыт рассматривается как нечто, не достойное научного исследования. Обычно приводятся ссылки на субъективность его осмысления и заведомую недостоверность в качестве эмпирической информации как слишком отягощенного субъективными установками.


Случайные файлы

Файл
159837.rtf
80631.rtf
74667-1.rtf
179255.rtf
26479.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.