Начала содержательной логики (1297-1)

Посмотреть архив целиком

Начала содержательной логики.

Юрий Кузнецов

О разуме

Сила человека - в его разуме. Любое деяние осуществляется человеком или при помощи разума, или при его активном посредничестве. Даже Дон Хуан (см.: Кастанеда "Путешествие в Икстланд") стремится добиться иррациональных результатов развития личности своего друга исключительно силой убеждения, ясной демонстрацией и доказательностью, то есть вполне рационально. Стремление отмежеваться от разума (в какой бы то ни было форме) представляется совершенно несостоятельным и в перспективе может привести человека только к деградации.

Разум и Абсолют.

Однако, в понимании Разума еще много неясного, хотя и употребляемого в качестве само-собой-разумеющегося. В начале исследования мы можем вполне опереться на главное свойство Разума, уже давно установленное в мировой культуре: Разум есть "схватывание Абсолютного" (в частном, единичном, относительном, воспринимаемом чувствами), то есть независимого от прихотей видимой изменяющейся Материи. Или, если смотреть с другой стороны: Разум - есть «свет Абсолютного» в весьма относительном конкретном бытии конкретного человека ( может быть не только человека - но этот вопрос остается вне рамок данного исследования), есть то "место", где Абсолютное выходит на контакт с «относительной» Материей. Многие говорят о трудностях познания Абсолютного, но трудности эти сильно преувеличены, и сам факт наличия разума гарантирует, если и не познаваемость, то вполне адекватную связь с Абсолютным, что, впрочем, прояснится ниже.

Во всяком случае ясно, что абсолютное - есть неизменное, а неизменное - есть в первую очередь независимое от пространства и времени - главных модусов Изменчивого. Кроме того, абсолютное не есть просто неизменное (наряду с изменчивым), а есть условие и даже основа относительного. Это можно пояснить такими примерами.

Так, из постулатов известной космологической модели "расширяющейся Вселенной", "Большого взрыва" следует вывод, что до известной поры(!) времени вовсе не было, оно не шло (до "Взрыва").

Совершенно ясно, что определить это можно только в координатах абсолютного времени (то есть тех, где эта "пора" есть). Т.о. попытка превратить абсолютное течение времени (Ньютонова) в относительное заканчивается появлением "второго" времени, а первое - абсолютное - сохраняется. Причем, очевидно, что дело тут не в "допущениях", связанных с "работой исследователя" и его особенностями (то есть не в металогических допущениях), а в характере самого изучаемого предмета (Времени). Аналогичные выводы следуют из анализа понятия "кривизна пространства", предполагающем "место", в котором эта кривизна проявила бы себя (то есть абсолютное пространство).

Можно утверждать, что время и пространство суть абсолютные модусы изменчивого.

Точно так же конкретное множество необходимо предполагает единое, ложное - истинное, относительное - абсолютное и т.д. Каждое изменчивое предполагает своей основой и условием неизменное и не может быть отъято от него. Абсолютное и относительное оказываются имманентными друг другу, причем сам этот факт является абсолютным. Все это следует отличать от парности категорий (истинное - ложное, верх - низ, инь - ян и т.п.), ибо речь идет не о категориях, а о событиях и предметах, жизнь которых предполагает абсолютные условия, не воспринимаемые нами чувственно и непосредственно (то есть минуя разум, сознание), но существующие реально.

Постижение таких условий - прерогатива Разума.

Сущность как конкретное Абсолютное.

Самое удивительное состоит в том, что Разум не только знает об Абсолютном, но и умеет находить его в каждой вещи. Все изменчиво вокруг, но любое изменение может быть зафиксировано только со стороны, то есть неподвижным относительно него наблюдателем (субъективно) и того, относительно чего изменяется вещь (объективно).

Если что-то изменилось, то что изменилось? - спрашивал Брэдли. Если, например, мы утверждаем, что "дом разрушен до основания", то в этом суждении имеется как нечто изменившееся (разрушенный дом), так и неизменное, которое сравнивается с ним (дом первоначальный).

В том, что Разум автоматически усматривает в вещах Абсолютное, можно убедиться, идя не только "от объекта", но и "от субъекта". Хорошо известно, что люди часто обозначают одним и тем же словом вещи, далеко не схожие при их физическом сопоставлении (случаи, связанные с недоразумениями тут не рассматриваем), или вещи, содержание которых вообще еще не установлено. Ясно, что без этого "одного слова" оно не могло бы быть установлено, а вещи - сравнены.

Итак, абсолютное каждой конкретной вещи, или сущность, обладает следующими признаками:

независимостью от изменений воплощаемых ею предметов (предмета);

неизменностью и независимостью от пространства и времени;

объединяет собой (по своему основанию) как правило ряд предметов; воплощает их;

относится именно к предметам, а не их названиям и не к наблюдателям (исследователям);

в принципе обозначается одним-единственным словом;

является самодостаточной и не сливаемой с другими сущностями "монадой".

Логика формальная и содержательная.

Часто можно видеть как спорят: что такое, например, справедливость? Приводят массу аргументов за то или иное понимание ее, за различные трактовки и факты, относящиеся к "справедливому". Однако, следовало бы задуматься о том, почему употреблено одно и то же слово двумя спорящими? Найти надо бы было именно неизменное содержание справедливости, то, что обозначено этим словом.

Всегда надо помнить, что понятие - это имя сущности. В этом состоит коренное отличие понятия от слова (термина), которое (слово) связано и отражает конкретное и чувственно-воспринимаемое. Обозначить некоторые события термином "справедливость" совсем не то же самое, что понять справедливость. В первом случае понятие справедливого было употреблено в качестве само-собой разумеющегося, также, как и оппонентом (приведшим иные примеры) и спор мог возникнуть только о примерах, но не о справедливости (вообще).

Если утверждать, что Логика - это наука о понятиях, то здесь необходимо уточнить предмет содержательной логики. В отличие от формальной логики, изучающей формы и связи понятий, причем безотносительно к их содержанию, а исходя лишь из общих требований мышления как определенного процесса, содержательная логика изучает понятия как имена сущностей. Ибо всегда сущность дается не непосредственно, а только в понятиях. Основным методом логико-содержательного можно предполагать феноменологическое «углубление» в понятие, начиная с того момента, когда оно сформулировано или просто высказано. Углубление в понятие с целью обнаружения обозначенной им сущности обычно приводит к нарастанию различия в понимании между феноменом, послужившим поводом к высказыванию понятия и соответствующей сущностью, а в методологическом плане это различие создает необходимое пространство для применения специфических логико-содержательных средств.

Кроме того (что очевидно, но как правило не рассматривается в традиционной логике), содержание понятий (откуда и выражение «содержательная логика») имеет прямое отношение к их исчислению, сопоставлению, анализу и синтезу в своем специфическом (то есть не формальном) смысле.

Способность воспринимать сознанием.

Хорошо известно, что понятие есть названное единство существенных признаков предмета. Но чтобы назвать его, это единство надо усмотреть, обнаружить. Говоря «дерево» и глядя при этом на него, - как мы видим дерево в целом (а не просто совокупность веток, листьев, коры и т.д.)?

Способность усматривать среди частей и предметов целое - есть уникальная способность Разума, рассматривающего весь мир некоторую как иерархию ансамблей.

Воспринятое Разумом - есть осознанное. Тут необходимо указать на отличие чувственного восприятия (пятью органами чувств) от восприятия сознанием (то есть сознания).

Нечто воспринятое сознанием (заполненное) сразу схематизируется и становится неизменным, независимо от того, как ведет себя далее (первоначально воспринятый) внешний объект. В дальнейшем память с легкостью воспроизводит этот объект на любой стадии и в любой форме, даже если он материально не существует.

Мы с легкостью представляем себе жизнь римского легионера в самых мельчайших подробностях и в разные времена. По одной увиденной детали можем воспроизвести весь его образ; меж тем объекта отражения давно нет. В роли таких же объектов для Разума могут выступать и разнообразные абстракции.

В отличие от чувственного восприятия для сознания не имеет значение удаленность объекта в пространстве и/или времени, или даже неполнота объекта, восстанавливаемого нашим сознанием в целом даже по мельчайшей детали его. И по намеку можно понять все намерение.

Все воспринятое и удержанное сознанием образует особый мир (внутри нас), для обозначения которого обычно используются понятия типа: память, воображение, представление и т.д. Эти образы внутреннего мира, связанные с конкретным (воспринятым) целесообразно называть особым словом - лектон.

Итак: сущность - конкретное Абсолютного (в явлениях); объекты - явления сущностей; понятия - имена сущностей; лектоны - образы сущностей (абсолютизированное отражение).

Основные свойства лектона:

независимость от изменений отраженных объектов;

неизменность и независимость от пространства и времени существования отраженных объектов;


Случайные файлы

Файл
125122.rtf
62179.rtf
154547.rtf
ras_tsum.doc
ref-20672.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.