Особенности крымско-татарской архитектуры (144201)

Посмотреть архив целиком

16



ПЛАН


Введение

Глава 1.ОСОБЕННОСТИ КРЫМСКОТАТАРСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ

Глава 2. АРХИТЕКТУРА НАИБОЛЕЕ КРУПНЫХ ГОРОДОВ КРЫМСКОГО ХАНСТВА

2.1.Архитектура Гезлева

2.2.Архитектура Солдайи

2.3.Архитектура Солхата

2.4.Архитектура Кафы

2.5.Архитектура Хан-Сарая

Заключение

Список литературы

Приложения


ВВЕДЕНИЕ


Данная работа освещает тему «Архитектура Крымского ханства».

Актуальность данной темы заключается в том, что многие вопросы, связанные с архитектурными построениями Крымского ханства остаются открытыми, спорными не до конца изученными. Крымские татары являются хранителями своих традиций и достаточно большое количество архитектурных особенностей периода Крымского ханства этот народ сохранил до наших дней. Невозможно не упомянуть в актуальности о том, что большая часть архитектурных построений рассматриваемого периода действует и до сих пор, а мусульмане, как и несколько веков назад используют их всё с теми же целями.

Целью данной работы является исследование архитектуры Крымского ханства, которая была в период с XIII по XVIII вв.

В связи с поставленной целью автор данной работы ставит следующие задачи:

1.Изучить общие закономерности крымско-татарской архитектуры

2.Исследовать архитектурные сооружения наиболее крупных городов Крымского ханства

При написании данной работы автором были использованы различные методы. Одним из них является описательный метод, который даёт возможность описания архитектурных построений. Также в работе использован метод текстологического анализа, т.к. в написании задействованы архивные источники. При написании работы задействован метод критического анализа, позволяющий критически подходить к литературе. Ещё одним из методов, использованных в нашей работе является сравнительный метод, благодаря которому мы сравнили архитектурные сооружения, принадлежащие одному периоду и выявили общие закономерности построек.

По данной теме существует достаточно большое количество источников, но некоторые из них противоречивы.

Данной темой занимались следующие исследователи: Е.В. Крикун в труде «Памятники крымско-татарской архитектуры (XIII-XX)» даёт обширное описание первоначального плана архитектурного построения, его изменения на протяжении веков (Симф., 1998. 111 с.); по бахчисарайским памятникам архитектуры периода Крымского ханства довольно хорошим является У. Боданский, написавший труд «Бахчисарайские памятники» (Симф., 1916. 6 с.); об архитектуре Гезлева говорит В. Драчук, Я. Кара, Ю. Челышев в книге «Керкинитида – Гезлев - Евпатория» (Симф., 1978. 125 с.). Также сведения об архитектуре Крымского ханства есть у многих других исследователей.

Данная работа не претендует на полноту исследования данной темы и требует дальнейшего изучения.


Глава 1.ОСОБЕННОСТИ КРЫМСКОТАТАРСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ


Начиная с XIII в. по XVIII в. большая часть территории Крымского полуострова находилась в руках Крымского ханства. Один за другим крымские ханы сменяли друг друга, оставляя после себя архитектурные сооружения на первый взгляд кажущиеся такими похожими, но в то же время имея некоторые отклонения и особенности. Мы в данной главе выясним, что было характерно для крымскотатарской архитектуры, характеризуя каждый наиболее встречающийся тип здания отдельно.

Одним из самых главных для мусульман мест является, конечно же мечеть. Мечети, обычно строились с ориентацией на север-юг, при чём вход должен находиться с севера. Это связано с тем, что вход в мечеть должен выходить на священный город мусульман – Мекку. Мечеть должна быть куполообразна, но может быть и с черепичной крышей. Обязательным атрибутом мечети является михраб – место, где иммам обращается к Аллаху. Михраб должен располагаться напротив центрального входа в мечеть и ориентирован на юг. Окна в мечети тоже ориентированы, но на все стороны света. Каждая мечеть имеет минарет – высокий многогранник со своеобразным балконом, откуда иммам оповещает мусульманам о времени молитвы. Минарет заканчивается мусульманским знаком – серпом луны.

Около мечети часто располагалось кладбище – мезарлык. Памятники на кладбище различны. Обычно на ханском кладбище хоронили только ханскую семью и приближённых к ним людей, но спустя век-полтора территория кладбища забрасывались и здесь могли продолжать хоронить людей из более бедного слоя населения или просто пасли скот те, кто выкупал участок земли. Для магометанского кладбища характерно то, что на нём не принято садить цветы и огораживать его. Обычно над могилой ставят каменные памятники в виде плиты или прямоугольной большой коробки.

Рядом с ханским кладбищем мог находиться мавзолей. Для мавзолеев свойственна форма восьмигранника. Перед входом в него должна быть надпись, говорящая о том, кому этот мавзолей посвящён. Крыша, как и у мечети может быть либо куполообразной, либо черепичной, а на верху могли ставить, а могли нет магометанскую луну.

Важным элементом татарской архитектуры являлись фонтаны и колодцы. Фонтаны представляли собой сооружение из мрамора, часто белого и находились в большинстве случаев вблизи мечети.

Для мусульман в XVIII в. характерен стиль барокко. Признаками этого стиля являются горизонтальные и вертикальные рельефные членения.

Если брать на рассмотрение Ханский дворец, то первым, что бросается в глаза является его территория, но он не только широк, он и двухэтажен, при чём в некоторых помещениях окна идут в двойной ряд: под потолком и ближе к полу. Повсюду царит изящность и красота. Преобладает резьба по дереву и по камню, сделанная руками умелых мастеров.

Двухэтажными являлись и жилые дома татар, к сожалению не дошедшие практически до наших дней. Связано это скорее всего с тем, что они в основном строились из дерева, а пожары в средневековье были не редки. Татарские жилые дома обычно снизу строились из бута, а верхняя их часть свисала в виде балкона на улицу. Кладка бута – на глине, часто с добавлением битой черепицы.

Для любого средневекового города была характерна оборонительная стена. Для татар это не было исключением. В соответствии с каждой стороной света размещалась по краям стены крепость. Стены были массивны высотой 2 - 2,5м. обязательно имелись крепостные ворота, через которые можно попасть в город.

В целом, крымскотатарская архитектура богата разнообразием фантазии и красотой. Так же полна тончайшей мастеровой работой и воображением мастеров. Огорчает лишь тот факт, что многие архитектурные сооружения до наших дней просто не дошли, а гибли либо от запущения, либо от пожаров или ещё каких-либо причин.


Глава 2. АРХИТЕКТУРА НАИБОЛЕЕ КРУПНЫХ ГОРОДОВ КРЫМСКОГО ХАНСТВА


2.1. Архитектура Гезлеза


Некоторые учёные считают, что среди городов Крымского ханства, Гезлев уступал лишь столице ханства – Бахчисараю. Гезлев вырос на руинах Керкинитиды. Название города скорее всего происходит от крепости, находившейся на его территории. Первые упоминания о ней относятся к 1478 г. Исследователь В.Х. Кондараки переводит это название как «сто глаз», т.е. множество огней, которые светились по вечерам в домах города, которые были видны с моря и из степи. Другие исследователи объясняют название крепости как сочетание двух слов «глаз» и «дом», т.е. некий наблюдательный пост. Эта крепость находилась в районе нынешнего старого города или как говорит Е.В. Крикун: «занимал территорию в границах современных улиц Революции, Караева, Интернациональной, Дмитрия Ульянова, Пионерской».1В 1666 г. турецкий путешественник Эвлия Челеби описал эту крепость: «Со всех сторон её высятся мощные четырёхугольные бастионы, всего 24, покрытые красной черепицей, а расстояние между ними составляет 150 больших шагов. Из этого расчёта следует, что окружность замка Гезлев составляет 3400 шагов. Эта огромная крепость в виде пятиугольника, прекрасно украшенная и укреплённая. Она построена из тёсаного камня на ровном морском побережье… Крепость имеет пять больших и мощных ворот…».

Остатки этой крепости (значительная часть стены и ворота) были ещё в начале прошлого века, но на данный момент от них ничего не осталось. Нам известно, что крепостные ворота с 1837 по 1839 г. подлежали капитальному ремонту (См. Приложение 1).

Сам город застраивался беспорядочно сложенными домами, наглухо отгороженными от мира высокими заборами и стенами2.

Гезлев интенсивно застраивался, уплотнялся, особенно после того как вступивший на крымский престол хан Девлет-Гирей I, прибывший из Стамбула после коронации там, повелел заложить в честь своего восхода самую большую, величественную, самую красивую на полуострове мечеть, именно здесь в Гезлеве, где виделся хану второй Стамбул, будущая столица окрепшего ханства, т.к. Бахчисарай был уже тесен и мал.

Проект гезлевской мечети хан заказал в Стамбуле архитектору Ходже Синану3. Ходжа Синан является автором более трехсот сооружений. Е.В. Крикун приводит некоторые цифры построений, автором которых он является. Среди них: 131 мечеть, 35 медресе, 19 мавзолеев, 5 акведуков, 14 минаретов, 17 караван-сараев, 31 дворец, 35 бань.

В пятницу у мусульман священный день, т.к. по преданию в этот день родился пророк Магомет и в пятницу была заложена мечеть Джума-Джами.

Есть 2 версии возникновения мечети. Обычно употребляется дата, которая находится над северной дверью, где говорится, что мечеть была заложена в Гезлеве спустя год после коронации Девлет-Гирея 1 в 1552г. Эту дату приводят Александр Зарубин в статье «Мечеть в Евпатории», Е.В. Крикун в труде «Памятники крымско-татарской архитектуры (XIII – XX в.в.)» и др. исследователи. Однако существует и другая дата начатия постройки мечети – 1522 г.

Строительство велось долго, более десяти лет и завершилось, как предполагают, в 1564г.

В Гезлевской мечети происходило посвящение в ханы. В древнем акте, хранившемся в мечети, указаны имена 18 правителей. Отсюда происходит второе название мечети – «ханская».

Джума-Джами расположена в восточной части современной евпаторийской набережной.

Общий вид Джума –Джами прост. Это центрально-купольное сооружение, в плане приближено к квадрату. Внешне – это кубический объём с очень лаконичными и суровыми формами, увенчанный центральным куполом, на высоте четверика с 11 куполами меньших размеров одинаковых по высоте и диаметру.

Центральный купол, диметром 11м покрыт свинцом, перерезан 15 широкими окнами. Распор от центрального купола передаётся с помощью сферичных парусов и трёх стрельчатых подпорных арок на опорных столбах и северную стену с двумя пилястрами на месте конструктивно необходимых столбов. Северная стена имеет восемь окон, из них три стрельчатые, немного выше между ними размещены два таких же малых и три больших. Восточная и западные стены имеют пять окон, из них три стрельчатые (одно большое и два маленьких) и два крупных, расположенных между ними.

С юга нагрузку на стены от центрального купола передаёт один большой полукупол, такое же конструктивное решение, характерное для творений Ходжи Синана. С востока и с запада стремительно взмывают на тридцатиметровую высоту два стройных минарета с полумесяцами на конических завершениях - Аланом. По архивным источникам сер. ХIХ в. мы установили, что минареты находились в разрушенном состоянии и были отреставрированы (См. Приложение 2).

Высота мечети около двадцати двух метров.

Первоначально здание имело три входа: западный, восточный и северный. В наше время остался только северный вход, который представляет собой арочную галерею из изящных мраморных колон.

Капителии этих колон служат основанием под деревянные колоны средней части балкона внутри здания.

По бокам расположены две ниши, украшенные тонкой резьбой. Главный вход имеет две двери: внешняя – наборная из разных сортов дерева и внутренняя остеклённая.

Стены здания выложены из ракушечника. Ширина стен составляет около 70 см (См. Приложение 4). Общая ширина мечети равна 21 метру. Фасады разделены рядами прорезей на два этажа. Это говорит о двух этажном разделении по галерее в интерьере мечети. Большое количество окон (59) освещает интерьер мечети. Большинство из них купала и барабаны, которые наполняют конструкцию рассеянным светом (См. Приложение 5). В южной стороне имеется – кыбла ( у мусульман кыблой называют направление в Мекке ). В центре имеется открытый алтарь – михраб (См. Приложение 6). Это не глубокая пятигранная ниша высотой 4,5 метра. По наружным сторонам михраба- две полуколонны. Свод состоит из 8 рядов «сталактитов». Около него направо, к южной стене пристроен мимбар в виде кафедры с конической деревянной крышей. Коническая крыша мимбара украшена пучком сияния. На мимбар можно подняться по каменной двенадцати ступенчатой лестнице.

Налево от михраба, у первого пилона располагается открытая кафедра-купси, для проповедников и толкователей Корана, которым мог быть любой правоверный. К восточной и западной стенам мечети пристроены хоры-мафиль. Попасть на них можно по винтовой 105-ступечатой лестнице, расположенной слева от центрального входа, и через внешний вход на ханский балкон, который первоначально, вероятнее всего, имел меньший вид.

Возле входной части, вьётся винтовая лестница, состоящая из 14 ступенек, которая ведёт наверх, где обычно молятся мусульманки (См. Приложение 7). Западный выход для них устроен на западной стене.

Как установили исследования, к началу реставрации 1969г. мечеть реставрировалась трижды: в 1834, 1896 (См. Приложение 8) и 1962г. В первой зафиксированной документально реставрации, проведённой ханом Арслан-Гираем, приходится на период с 1757 по 1764гг.

Эти деньги на ремонт мечети выделены не были. Свидетельства 1834г., о которых писал Г. Спасский в 1850г. говорят: «Мечеть хорошо сохранилась и 1834г. вновь поправлена на отпущенные из казны 3000 рублей». После этой реставрации (И. Жукова), стены мечети окрашены, галерея замурована.

Следующая реставрация производилась в 1896г. Тогда, согласно проектам архитектора Гека, сделано пробное восстановление минаретов, но они были лишь законсервированы и покрыты временной кровлей от дальнейшего разрушения. Во время реставрации 1896г. северный портал был построен по чертежам архитектора Гека. В 1840 году мечеть заново покрасили цементом.

В 1962 году Киевскими научно – исследовательскими реставрационными мастерскими деревянные конструкции и металлические покрытия крыш и куполов заменены. Тогда же реставрированы венчающие карнизы4.

В 1969 году проведены архитектурно-археологические исследования мечети, которые продолжались до 1985 года. Исследования в натуре провела группа архитекторов института «Укрпроектореставрации» под руководством главного архитектора проектов Е. Лопушинской. Джума-Джами – единственный на просторах Украины памятник такого значения. Это творение гениального мастера, являющееся по истине шедевром османской архитектуры эпохи Возрождения.

Мы уже приводили отрывок из книги путешествий Эвлия Челеби, когда говорили о Гезлевской крепости и теперь, когда говорим о мечети Джума-Джами, приведём описание его воспоминаний:

«Мечеть имела два великолепных минарета (См. Приложение 2), но один из них разрушен землетрясением,— сообщает Эвлия Челеби.— Но другой, что уцелел и стоит слева, поднялся я, убогий, и лю­бовался всей панорамой города... Сходя же вниз, я насчитал сто пять ступеней... Мечеть поистине прекрасна и замечатель­на, полна прелести и очарования, однако свободное простран­ство перед ее фасадом слишком мало по сравнению с разме­рами храма, ибо лежит джами в самой многолюдной части Гезлева посреди четырехугольного базара...

Это единственный в городе храм, покрытый чистым светло-голубым свинцом. Блеск свинцовой кровли на его куполах виден на расстоянии одного парасанга»5.

После реставрации Джума-Джами стала опять служить для людей в качестве места общения с Богом.

Ещё одним памятником крымско-татарской архитектуры Гезлева являются турецкие бани, построенные в XVI в. (См. Приложение 9). Несмотря на то, что это построение существует более 4-х веков, оно ещё в к. ХХ в. исполняло свою функцию предназначения. Сейчас же бани закрыты и от них можно увидеть только высокий забор с осыпавшейся штукатуркой и оббитой вывеской. Описание бани приводит исследователь Е.В. Крикун: «Баня – многокупольное здание с грубой поздней переделкой предбанника, обращённого фасадом к современной улице Красноармейской… Из-за искажённого перестройками предбанника купола раздевалок и моечных с улицы не видны, а возможно и не были видны и встарь, т.к. их размеры невелики – не более 3 м в диаметре – и архитектурный эффект и выразительность общественного здания (бани в те времена были своего рода клуба, особо привлекательными для женщин) создавался рядами сгруппированных разнообразных куполов – круглых и овальных, с отверстиями-оконцами для пропуска дневного света.

Внутренняя планировка здания осуществлена по известной традиционной схеме: просторный предбанник, раздевалка, моечные помещения – все купольные. В интерьерах, искажённых за 400 лет реставрациями и переделками, были мраморные полы, панели, скамьи и мойки»6.

В. Драчук, Я. Кара, Ю. Челышев рассказывают о хане, находившемся у власти в XVIII в – Арсалан-Гирее, который любил строить фонтаны и построил их около мечети и бани. Исследователи приводят в пример рисунок архитектора Гесте, на котором изображён один из фонтанов, сооружённых в этот период. Для описания этого рисунка мы воспользуемся цитатой из «Керкинитиды – Гелева - Евпатории»: «Фонтан представлял собой квадратное в плане помещение с шатровым покрытием. Внутрь сооружения был выведен водопровод, подававший по трубам воду на каждый из четырёх фасадов.

Строенье это сложное, очевидно, из местного известняка, замечательно простотой и лаконичностью архитектурного решения. Сходные архитектурные формы имело большинство фонтанов, отличаясь лишь отделкой»7. Авторы этого труда предполагают, что в Гезлеве было достаточно большое количество колодцев и они питали водопроводные трубы, идущие к центру города. Вода, собираясь в бассейны – поступала в фонтаны. Мы пытались установить местонахождение фонтана, находившегося около мечети и предположили, что он мог находится перед главным в неё входом, где сейчас находятся умывальники для намаса.

Говоря об средневековой архитектуре Гезлева невозможно не упомянуть о значительном памятнике – монастыре дервишей – текие (См. Приложение 10). Соору­жение этого здания, расположенного на углу улиц Караева и Интернациональной, датируется XV - в.в. В плане текие пред­ставляет собой квадрат со стороной, равной 10 м. Верхняя часть здания, благодаря срезу углов, переходит в восьмигран­ник, увенчанный шатровой черепичной кровлей. Возле текие — мечеть с минаретом, высота которого около 27 м.(См. Приложение 11), однако в данное время он находится в разрушенном состоянии. Мечеть была построена на рубеже XVIII-XIX в.в. Эта мечеть была довольно проста.


2.2. Архитектура Солдайи


Самой большой достопримечательностью нынешнего Судака, а тогдашней средневековой Солдайи является Судакская крепость. Эта крепость была построена скорее всего в XIV в., но сих пор является уникальным сооружением. Не случайно ещё в середине XIX в. Дюбуа де Монпере, побывавший почти во всех странах Европы, писал: «Нельзя себе представить руины более прекрасных, величественных и вместе с тем меланхолических, нежели руины руины Судакской крепости». Русский историк М.П. Погодин отмечал: «…Во всей Европе нет развалин живописнее этих: никакие рейнские замки не сравнятся с ними».

Крепость, авторами которой являются генуэзцы, расположена на конусообразной горе – древнем коралловом рифе, что не даёт возможности атаки с востока и с юга, с запада – труднодоступна, и только к северу ведёт отлогий спуск. Крепость оснащена двумя ярусами обороны. Нижний состоит из наружной массивной стены высотой 6 – 8 м. Стена укреплена 14-ю боевыми башнями закрытого и открытого типа. Одна из башен полукруглая в плане, остальные черырёхугольные и в основном трёхэтажные. Стены завершались зубцами, за которыми прятались на специальных помостах защитники крепости.

Второй, верхний ярус служил цитаделью крепости и состоял из консульского замка и башен, соединённых стеной. На вершине находился комплекс дозорной башни.

За пределами крепости располагались городские предместья.

Город всегда находился на положении усилённой охраны.

С заходом солнца ворота крепости запирались и подъёмный мост через ров поднимался. На стенах ночью выставлялся караул с барабанщиком и трубачом, а по городу ходили патрули8.

На наш взгляд, данная тема хорошо изучена исследователями А.И. Барановым, В.Н. Даниленко и Е.А Паршиной.

Главные ворота Судакской крепости дали имя всей северной части средневековой Солдайи, известной в документах Генуэзской Газарии и по Уставу Каффы 1449г. как замок св. Ильи (Санта-Элоса). Они расположены у подножия у горы Дженевез – Кая в месте соединения двух глубоких балок, использованных генуэзскими фольтификаторами в качестве естественных сухих рвов. Средневековая дорога шла из долины по водоразделу к югу от ворот на главную поперечную улицу. Последняя вела мимо портика таможни к общественным зданиям и торгово-ремесленным кварталам нижнего города и далее, в аристократии часть Солдайи с цитаделью Санта-Кроче-Святой Крест, в башне-донжоне, увенчанной флагом Генуи с мультийским крестом, находилась Санта-Элия, будучи парадным въездом в город и являясь одновременно ключом его обороны, возводились западноевропейскими военными инженерами с учётом требований современной фортификации и имели величественный вид, подчёркивающий могущество Великой Генуи. Архитектурный комплекс Главных ворот Солдайи состоят из двух привратных башен с геральдическими штампами. Между башнями встроены двухстворчатые ворота и арка ворота были дополнительно укреплены предмостным укреплением – барбакам. Впервые сооружения описаны в 1771г. подполковником русской армии Фишером, а в в1792г. – Г.А. Одерико, который прочитал на германской плите западной превратной башни имя консула якобы Торселло и дату 1380г. В 1797г. та же надпись уже с датой 1382г. прочитана Л. Векселем и другими учёными.

Что касается после конструктивных особенностей привратных башен и ворот позволять рекоструировать их внешний вид. Крыши обеих башен опирались на известковые кронштейны, на котором лежат тетивы строительных ферм кровли. В этом случае оправдано и сооружение полукронштейнами, которые служили для устойчивости крыши.

Типично и строительство между башнями спаренных ворот, перекрытых сверху площадкой, над которой возвышались двускатная крыша.

Башня Торселло по своим боевым возможностям не могла стоять без прикрытия второй, которой, которая в отличии от западной, возводилась в качестве самостоятельного узла обороны. Следовательно, восточная башня предшествовала башне Торселло, т.е. была возведена между захватом Солдайи генуэзцами в 1385г. Время и строительство позволили уточнить регистры Массарий Каффы, согласно которым единой башней, построенной в этот период времени, была большая башня длиной около 53м, возведённая во внешнем поясе обороны 1381г.

Строительство этих укреплений было необходимо для защиты наиболее уязвимого участка крепости в канун ожидавшегося в 1381г. нападения венецианского флота на приморские крепости Генуэзской Газарии. Опасения генуэзцев относительно слабости этого участка оказались небеспечными. Именно здесь в декабре 1475г. турки Геддук Ахмеда-паши, сосредоточив на узком водоразделе всю корабельныю артиллерию, до основания снесли оборонительную стену у башни Раффаэле Ультрамарино и, возвращавшись в пролом, завершили разгром Солдайи. Население города было поголовно вырезано, а городские постройки сожжены и разрушены.

На первом этапе своего господства в Крыму турки не восстанавливали приморские крепости, разрушенные в 1475г. Это подтверждается и наличием турецкого жилища, пристроенного с внешней стороны к руине, разбитой пушками оборонительной стены. Постройка каменная с земляными полами и крышей, перекрытой сланцевым плитняком с глиняной обмазкой: крупные плиты сланца и слой глины обнаружен у её южной стены, в качестве которой использованы руина оборонительной стены 1381г. Остальные кладки дома возведены из бута насухо.

Приблизительно началом XVIII в. Рекомендации к работе анонимного турецкого сановника, посетившего Крым во II-ом десятилетии XVIII в. Именно в этот период строится крепость Ени-Кале, форты Араба и Керчи, восстанавливается оборонительные сооружения Азова, Тюмрюка и др.

Новые ворота Судакской крепости сооружены в северной стене барбакана. Для этого был сделан проём 3,2 м, откосы которого выложены блоками пиленого ракушечника. Во времена строительства дневная поверхность перед воротами была на первом ниже, чем во дворике баркана. Поэтому перед воротами соорудили эстакаду с понижением к северу. Обкладка её бортов сделана из крупного бута на глине и построена к откосам ворот. Обе кладки (высота 1м, толщина 0,8, длина 5м) поставлены основаниями на поверхность времени строительства ворот, перекрыв слой застывшей извести и каменнотёсных отходов. Пространство между кладками забутовано мелким камнем и подсыпано утрамбованным грунтом, служащим её полотном.

К эстакаде пристроены хорошо сохранившиеся у откосов ворот лестницы четырёхкаменных ступеней. Основание нижних ступеней соответствовало дневной поверхности времени ворот и эстакады; глубина слоя на этом участке не превышала 1 м, что полностью исключало образование искусственного рва.

В западной и восточных стенах барбакана в XVIII в., на уровне дворика были разбитыпрямоугольные в сечении водосбросы взамен прежних, теперь засыпанных колодцев. Дворик барбакана был перекрыт вымосткой, уложенной на известковую подмазку. Вымощенная площадка использовалась для хозяйственных нужд, т.к. перекрывалась навесом на толстых круглых столбах. Для отвода воды под навесом в вымостке был выбран желоб с керамической водопроводной трубой, отводившей от башни к водосбросу в западной стене барбакана.

В истории строительства последних ворот прослеживается 2 этапа, которые датируют в пределах XVIII в. Первоначально эти ворота были перекрыты деревянным брусом, соединившим откосы на высоту 5,2 м. Перестройка ворот заключалась в замене балочного перекрытия каменной аркой, при этом были заложены ближайшие к откосам зубцы-мерлоны, а обе пяты арки и поставлены на боевую площадку стены первого строительного периода. Вместо заложенных мерлонов над аркой аркой соорудили парапет, а в откосах ворот прорезаны прямоугольные пазы шириной 22 м, в которых утоплены деревянные брусы рамы ворот. К ним крепились петли створок.

На территории Судакской крепости сохранилась Мечеть под куполом, но без минарета, основание которого находится в северо-восточном углу9.

2.3. Архитектура Солхата


С юго-запада на северо-восток тянется извилистая Внутренняя гряда Крымских гор. В преддверии степей на востоке горы словно раздвинулись, отторгли к северу гору Агармыш, принимая в объятья широкую долину и выпуская на степную волю упругую ленту дороги к развилке на Черноморское и Азовское побережья. Тут издревле пролегал торговый путь из Западной Европы в Азию. На вековечном сем пути возникло у подножия Агармыша ещё в античную эпоху поселение и развилось в город Солхат, сохранившийся до нашего времени под разными сменявшимися именами: Солхат-Крым, Эски-Крым, Старый Крым.10

Исследовательница Л. Литвинова в труде «Дорогой тысячелетий» отмечает, что Солхат был довольно богатым городом средневековья и это привлекало внимание татар. После захвата степей, части предгорья татары заняли сначала земли вокруг Солхата, а позже захватили и разрушили его. «Однако в след за тем новые хозяева заново сложили его стены и башни, построили крепкие ворота. Перед стенами был построен новый и широкий ров»11.

Если Л. Литвинова говорит, что Солхат сначала был разрушен, а потом отстроен татарами, то Е.В. Крикун о разрушении города ничего не упоминает, говоря об отсталости татар в плане архитектуры. «Присмотревшись к жизни древних жителей Солхата, ордынцы, восприимчивые к чужой, более высокой, чем у них, культуре, потянулись к оседлости и связанной с ней строительной деятельности. Не имея собственного строительного опыта, вчерашние кочевники привлекли к строительству солхатских мастеров.

Богатея, город ширился, укреплялся. Строились городские дома для знати и ремесленников, склады и лавки для купцов, постоялые дворы, фонтаны, обновлялись крепостные стены и башни. В 1253г. по приказу хана Батыя был построен для него в Солхате дворец. Окружённый стенами и башнями и рвом, Солхат уже под другим – татарским наименованием Крым – был так велик, что, по словам арабских писателей, всадник на хорошем коне мог его объехать и за полдня, что, конечно же, следует считать художественным преувеличением.

Слава о Солхате-Крыме докатилась до египетского султана Ал-Меллика Бейбарса, пожелавшего приобщить сородичей, тогда ещё язычников к магометанской вере и увековечить имя своё на бывшей родине. В 1277г. были отосланы 200 динаров «для постройки мечети в Крыме». Подготовительные работы тянулись долго: завозили мрамор, порфир, другие материалы, тесали, пелили, шлифовали, полировали… Стены её были облицованы мрамором, потолок – порфиром. Весь её внешний облик и интерьер, разительно контрастируя с неброскими здесь христианскими базиликами того времени, поражали взор вчерашних кочевников»12.

Активная исламизация крымцев началась при ордынском хане Узбеке, ещё язычником вступившим на престол в 1312г. Распознав выгоду новой религии и вскоре став её приверженцем, хан велел построить в Солхате в ознаменование своего прихода к власти красивую мечеть, а затем и высшее мусульманское духовное училище – медресе. Так называемая мечеть Узбека была сооружена в 1314г. (См. Приложение 12), а спустя 18 лет, в 1332 – 1333гг. к ней пристроено большое, красивое, величественное здание медресе, ставшего проводником Магометанства среди крымцев.

По своим формам мечеть – базиликального типа здание, прямоугольное в плане, с входом с северной стороны и встроенным в северо-восточный угол минаретом. Продольной осью здание ориентировано на север-юг с тем, чтобы находящиеся в зале правоверные, молясь лики свои обращали к югу, в сторону Мекки. Вход украшен резным порталом с датирующей надписью и следами ремонта в верхней части, над стрельчатой нишей и с таким же архивольтом. Кладка торцевых стен бутовая, на известковом растворе. Боковые стены сложены тоже из бута, на глине, с использованием в кладке деревянного каркаса. Западный фасад оживлён тремя двухъярусными окнами (два света), восточный – двумя, в один ряд, низ которого расположен на высоте около 3м от поверхности грунта. Похоже, строители храма решили защитить таким образом находящихся в зале от свирепых восточных ветров, как и ныне по три дня непрерывно дующих со стороны Керчи13.

Внутреннее пространство храма разделено тремя парами восьмигранных колонн со сталактитовыми капителями на три нефа, продольно соединённых стрельчатыми арками. В южной стороне устроен резной стройный махраб (молитвенная ниша, как бы дверь в сторону Мекки) с полихромной окраской. Пол вымощен каменными плитами, которые до наших дней не сохранились, устилался циновками и ковриками, подшивной деревянный потолок, возможно, был узорчатым, лакированным. Крыша двускатная, крытая черепицей. К мечети примыкает медресе, имеющее форму почти квадрата, большим двором, куда вёл с восточной стороны торжественный портал.

Расположенные по трём сторонам большие голубые ниши – айваны – один против входа и два по бокам – служили аудиториями для занятий. Здесь изучали Коран, философию, арифметику, астрономию, логику и др.14

Основным архитектурным элементом является многопластная арка, снаружи опёртая на декоративные трёхчетвертные колонки с корзинообразными капителями. Свод арки оформлен сочленением мелких, нависающих друг над другом нишек и выступов, напоминающие природные, пещерные сталактиты. Обращённые к входу щелковые (боковые) стены пилонов, несущих арку, украшены нишами с трёхпластным, тоже сталактитовым завершением и обрамлены лентой-бордюром.

Лицевые и торцевые плоскости были украшены орнаментом из переплетающихся лент и валиков-жгутов (называемая «сельджукская цепь»), розеток и других элементов геометрического и стилизованного растительного характера. Эти мотивы, как и сталактиты, форма арок и ниш, вся архитектура солхатской мечети-медресе, занесены в Крым из сельджукской Малой Азии армянскими и переселившимися из Добруджи в 1265г. турецкими мастерами, привлечёнными возможностью высоких заработков. В дальнейшем солхатская архитектурная атрибутика распрастраняется в постройках крымских татар, армян, других переселенцев полуострова под ярлыком «крымско-сельджукских» форм.

Как видно по выше написанному, Е.В. Крикун уверен в том, что мечеть и медресе построены в один и тот же период при одном и том же хане, к тому же являются одним зданием, однако у О. Домбровского и В. Сидоренко мы встречаем другие сведения, где они больше склоняются к другой версии, что медресе являются разными зданиями, но могут принадлежать к одному и тому же времени. Но при появлении медресе мечеть была переделана, следовательно, она уже существовала до постройки медресе.

О. Домбровский и В. Сидоренко приводят довольно подробное описание медресе: «Так называемое медресе – это квадратное в плане строение с внутренним открытым двором, вокруг которого со всех сторон располагались некогда кельи – каменные клети с узкими окнами. Каждая из них перекрыта сводом, возведённым из своего рода бетона – мелкого бута на песчано-известковом растворе. Из бутового камня выстроены и стены, за исключением углов, откосов и дверных и оконных проёмов (они из тёсаного камня) и портала главного входа, облицованного большими, плотно подогнанными блоками.

По четырём углам здания возвышались четыре открытые экседры –глубокие ниши, квадратные в плане и крытые полуциркульными сводами»15. Кроме мечети и медресе, в Солхате появился ещё один новый тип восточной постройки, выработанный ранее, видимо, в Армении, это –Караван-Сарай, гостиный двор. Он был построен в XIV в. у въезда в город, став сердцевиной, своеобразным торговым центром, наиболее значительным общественным сооружением Солхата-Крыма. Большой резной портал вёл во внутренний двор огромного пятиугольника площадью 2500 квадратных метров с лёгкими галереями на деревянных столбах вдоль стен, где складывали товары, и отдельными комнатами для постояльцев. В середине двора, оборудованного керамическим водопроводом, стояла перекрытая сводом арка, где продавали дорогие восточные товары (ковры, шелка, посуду).

Ныне от караван-сарая остались руины. Их можно увидеть в южной части Старого Крыма.

Кое-что сохранилось от других солхатских построек. До наших дней дошли руины мечети Куршун-Джами (Свинцовой мечети), названной так из-за того, что мастера, возводя здание, для прочности зализывали свинцом зазоры между камнями. На одной из улиц можно увидеть остатки стен и часть алтарного закругления небольшого христианского храма – памятника дотатарского Солхата. А у въезда в город с восточной стороны заметны следы оборонительной стены и глубокого рва, которым был опоясан город.

После распада Золотой Орды и образования самостоятельного Крымского ханства, основателем которого стал в 1443г. Хаджи-Гирей, внук золотоордынского хана Тохтамыша, перенесшего ханскую резиденцию в Бахчисарай, значение Солхата-Крыма постепенно теряется.16


2.4. Архитектура Кафы


XIII в. знаменуется господством на море генуэзцев, а на суше татар. Территория нынешней Феодосии вошла в состав Крымского улуса (провинции) Золотой Орды. Во второй половине XIII в. генуэзские купцы приобрели у татарского хана Оран-Тимура участок побережья бухты и основали здесь свою фракторию, сохранив за ней уже известное название Кафа.

Благодаря выгодному географическому положению Кафа стала крупным транзитным центром. А.И. Балахонова и В.И. Балахонов в работе «Феодосия» рассказывают об исторических документах XIII – XV в., в которых говорится о том, что центр работорговли в бассейне Чёрного моря – Кафа. Более того здесь можно было выбрать любого раба для различной работы в зависимости от его структуры тела и здоровья.

При турках-османах Кафа называлась Кичик-Стамбулом, что в переводе на русский означает «маленький Стамбул», но при турках этот городок так разросся, что численность его жителей достигала по одним источникам 85000, а по другим – 80000 человек.

Турки, придя на территорию Кафы получают оборонительные стены, башни и цитадель. Они за период своего пребывания, который составляет почти 2 столетия на рассматриваемой нами территории основали около 70 мечетей. Исследователь Е.В. Крикун предполагает, что под мечети были приспособлены многие христианские храмы и другие построения.

На наш взгляд достаточно полное описание архитектуры Кафы изложено у исследователя, к работе которого мы уже неоднократно обращались – Е.В. Крикуна. Он рассказывает о мечети Муфтий-Джами (См. Приложение 13), которая бала построена в 1623г. «Мечеть Муфтий-Джами в плане – квадрат площадью около 40 квадратных метров с прямоугольным выступом на южной стороне, где устроена алтарная часть с михрабом. Внешний облик храма представляет собой кубический объём, оживлённый двумя ярусами окон, перекрытый сферическим куполом, низ которого снаружи выложен в виде невысокого шестнадцатигранного барабана. Грани прорезаны окнами килевидного очертания вверху. К северо-западному углу здания примыкает главная архитектурная домината – стройный двенадцатигранный минарет с базой в виде усечённой пирамиды, редкими окошками, освещающими внутри ход винтовой лестницы, с резным гранёным шерфе (обходным балконом) и острым шатровым завершением, увенчанным металлическими шарами и полумесяцем. Такие же устремлённые в небо «чётки» с полумесяцем, но гораздо меньшего размера, украшают и купол молитвенного зала. Уменьшаясь по высоте, три «бусины чёток» облегчают конструкцию украшения-символа и зрительно удлиняют её. Чётко и рационально решены фасады, ведущая тема которых – прочно сложенная стена с выразительной фактурой груботёсанного камня. Вблизи такая стена кажется любовно вылепленной руками скульптура, а с расстояния светлые, тёплые цвета каменной кладки – охристые, розоватые, сиреневые – на фоне светло-серой известково-цементной замазки создают впечатление, будто голубоватое от расстояние поле стены, оживлённой парой двухъярусных окон на каждом фасаде и очерчённой сверху очень простым карнизом-палочкой, прописал добросовестный художник энергичными пастельными мазками Сдержанное разнообразие и элементы пластики привносят окна – прямоугольные, квадратно зарешечённые нижние, с килево-стрельчатыми нишкаминад ними, и стрельчатые верхние, с металлическими решётками, напоминающими пчелиные соты.

Храм имеет три входа: главный (с северной стороны) и два боковых. Отдельная небольшая дверь ведёт в минарет. Северный фасад по обеим сторонам главного входа украшен внизу похожими на михраб нишами, из чего исследователи делают предположение, что здесь, возможно, была входная крытая галерея…

Цельный, ясный и торжественный интерьер храма – нерасчлененый опорами высокий и просторный купольный зал, со всех сторон освещённый двухъярусным боковым и верхним, из-под купола светом»17.

Исследователи А.И. Балахонова и В.И. Балахонов усматривают стиле, в котором выполнена мечеть Муфтий-Джами влияние школ известного турецкого архитектора Ходжи Синана.

Нам известно, что рассматриваемая мечеть была переделана и её использовали как армяне в качестве церкви, так и греко-католики, а в 1975г. она была отреставрирована и киевские и крымские реставраторы максимально приблизили её к первоначальному виду. Кроме Муфтий-Джами в современной Феодосии сохранились турецкие фонтаны, развалины турецких бань и погребов.


2.5. Архитектура Хан-Сарая


Небольшая долина Ашлама-Дюре, избранная в 1428 году ханом Хаджи-Гиреем для своего жилья, со временем становится тесной, для ханского двора и войска. Необходимо было обосноваться в более удобном месте, и резиденция правителя переносится из ущелья на открытый берег речки Чурук-Су, в более просторную долину, где было много родниковой воды.

По словам Е.В. Нагаевской: «До 1474 года название «Бахчисарай» не встречается. Московские дипломатические акты упоминают о пребывании хана в крепости Кырк-Ор, или Кырк-Ер (ныне Чуфут-Кале). Донесение московского посла от 1492 года указывает на крепость как на более или менее постоянную ханскую резиденцию. В 1493 году Менгли-Гирей принимает здесь послов, а литовского посла Леза сажает в тюрьму в городе нашем «Кырк-Оре». Сын Менгли-Гирея Адиль-Сахиб-Гирей - первый хан, при котором упоминается Бахчисарай как местоприбывание правителя. Кстати, этого хана называли строителем, при нём – в 1519 году заложен дворец, стороительство которого продолжалось примерно до 1551 года»18. Однако, при изучении других источников, мы обнаружили и другие даты начала построения дворца. Так, к примеру, Е.В. Крикун говорит, что начало первого периода строительства приходится на 1503 г. Эту же дату приводит И.И. Чурилов, говоря, что она она написана на «Железных дверях», которые ведут в Посольский зал. Портал над ними сделан итальянским мастером Алевизом Новым»19. Г.М. Буров в статье «Топография и архитектура Бахчисарая и его ближайших окрестностей в 1665-1666 гг. по данным Эвлии Челеби» приводит данные, в которых упоминается о том, что «… В Эскисаланджике неплохо сохранилось медресе Менгли-Гирея 1 1550 г. и дюрбе Хаджи Гирея, построенное в 1501 г. его сыном…»20. По приведённым сведениям можно говорить о том, что точной даты возникновения Хан-Сарая нет, версии противоречивы и сомнительны.

Нынешний Ханский дворец занимает территорию более 4 гектаров, но после постройки он занимал скорее всего ещё большую территорию., т.к. к ограде и западным воротам примыкали как неотъемлемая часть дворца сады, от которых пошло название города (с крымскотатарского – «дворец-сад» или «дворец в саду»). «За садами находился большой дворцовый луг, на котором паслись ханские кони, а за ним у подножия глинистого холма было большое городское кладбище. Город же в основном громоздился на крутом берегу реки; на левом – отлогом – он почтительно отступал к югу и северу от излучины Чурук-Су с её просторными пойменными террасами, занятыми комплексом дворцовых строений21.

В этой подглаве мы рассмотрим следующий перечень памятников Бахчисарайских памятников: Ханский дворец, ханские бани, мавзолей Аджи-Гирея и Эски-Дюрбе, ханское кладбище, частные дома, мавзолей Дилляра-Бикеч и Эшниль-Джами (См. Приложение 14).

Дворец в садах, Бахча-Сарай, давший название городу, создавался с восточной пышностью в течение трёх веков, начиная с XVI в. Дважды горел во время русско-турецких войн (1738-1771гг) много раз его обновляли и перестраивали, каждый раз искажая. Но и сохранившиеся части дворца говорят о его бывшем величии. Кроме того он подлежал реставрации практически на протяжении всего XIX и нач. ХХ в.в ( См. Приложение 15).

Основные постройки расположенных по сторонам обширного дворца, вытянутого в направлении север-юг и обращенного главным въездом к реке и к дороге на правом её берегу. Застройку двора со стороны набережной составили кухонный блок, расчленённый арочными воротами с башнями над ними, и Большая ханская мечеть Хан-Джами с двумя минаретами. Именно эта часть дворца производит эффект внезапного появления среди зелени.

С набережной Чуруксу при подъезде к мосту с западной стороны открывается одноэтажный корпус северного фасада, пластику которого образуют выступающие из плоскости стены каминные трубы. Прорезав карниз, квадратные трубы эти над крышей переходят в высокие шестигранники с ажурными отверстиями для выпуска дыма.

Возвышаясь над арочным проездом с тяжёлыми металлическими воротами, росписная башня вверху которой находится окно с тремя зевершениями (такое же окно – на дворовом фасаде) им надвратной доской с ханским гербом и надписью: «Владетель этого дворца и повелитель страны, султан всемилостивый, Менгли-Гирей-Хан, сын Хаджи-Гирея. Да помилует Бог его и родителей его в обоих мирах». Башня имеет шатровую черепичную крышу малого уклона и большого свеса, снизу подшитого деревянными досками, рейками и выкрашенного. Такие свесы с фигурным карнизом (подзором) из резного дерева – одна из характерных черт восточной архитектуры. Они применены при устройстве крыш почти всех строений дворцового комплекса.

Примыкающий к воротам восточный флигель представляет собой короткий двухэтажный объём под черепичной крышей, не имеющий с севера никаких украшений кроме нескольких простых окон в уровне второго этажа, но во дворе находится двухъярусная галерея, выполненная из дерева в лучших крымско-татарских традициях. Галерея проста, состоит из квадратных деревянных брусьев.

К помещениям дворцовой стражи примыкает Большая ханская мечеть (Хан-Джами).

Форма мечети прямоугольна и близка к квадрату, что хорошо прослеживается в четырёхскатной пирамидальной крыше, вершина которой увенчана шарами и полумесяцем. Продольная ось храма ориентирована традиционно в направлении север-юг. В южном торце – ориентированный на Мекку, михраб с окнами по бокам и над ним, в северном – главный вход и ряд окон верхнего яруса. Над входной дверью имеется надпись с упоминанием имени основателя мечети и года постойки (или перестройки) «Селямет Гирей построил эту великолепную мечеть в 1740г.». Обозначено также время её первого ремонта- 1763г. Слева у входа был устроен оградой квадратный, мощёный плитами дворик с небольшими (ок. 3 м диаметром) многогранным бассейном. Бассейн перекрыт куполом из медных листов. Внизу облицован беломраморными резными плитами с продетыми в них металлическими трубками, излевавшими чистую воду мраморный круговой лоток. Здесь происходил обязательный для мусульман ритуал омовения перед входом в храм.

Позже дворик накрыли, заложив арочный вход в него с набережной и надстроив над ним служебное помещение с пристройками, кладовыми и наружной деревянной лестнице.

Боковые фасады мечети внизу затенены открытыми галереями с дверью в храм. Галереи образованы широкими арками, покоящимися на граненых колоннах с упрощёнными капителями. Простенки между небольшими окнами верхнего яруса на западном фасаде заполнены майоликовыми вставками с орнаментами и каллиграфическими надписями

По мнению Е.В. Крикуна интересным акцентом западного фасада мечети является двухъярусная открытая галерея с лестницей на второй этаж, в ханскую ложу22.

Минареты, гранёные стволы которых прочно сложены из штучного, хорошо подогнанного камня на свинцовых прокладках. Балконы минаретов украшены резьбой по камню. Широкие балконы делят внутреннее пространство на три продольных нерфа. В поперечном направлении зал разделяется на три зоны: входную (нартекс - притвор), молитвенную и алтарную, предназначенную для священых действий духовных лиц.

С высокого деревянного потолка, расшитого по рисунку рейками и расписанного, свисала большая люстра с разноцветными подсвечниками. Стены над михрабом и боковые были украшены золочёными надписями, верхние окна в южной стене отличались разноцветными окнами, как и остекление ханской ложи.

Усейн Боданский достаточно подробно описал как выглядело Эски-Дюрбе (См. Приложение 16) в начале ХХ в., поэтому мы сначала используем его сведения, а потом сведения Е.В. Крикуна, т.е. посмотрим, изменилось ли что-либо за период времени, равный веку.

Эски-Дюрбе в переводе с татарского обозначает «старая гробница». Установить время постройки – не удалось, благодаря отсутствию каких-либо надписей. Судя по названию «эски» (старая), по строгой простоте и монументальности стиля, близкого по своему характеру к стилю ханских бань, памятник этот должен быть построен в начале перенесения столицы из Солхата в Бахчисарай. Гробница в плане представляет собой удлинённый четырёхугольник; центральная часть – в виде четырёхугольника, пересекаемого круглым куполом. Свод мастерски выложен в основании крупным к вершине – меньшего размера камень. Под куполом снаружи шестигранное основание, а внутри ряд стройных стрельчатых арок, маскирующих переход от круглой поверхности к четырёхграннику. Вторая часть гробницы с южной стороны сообщается с центральной частью, не имеет крыши и состоит из больших стрельчатых пролётов. С восточной стороны – сильно выдвинутый портал с большой стрельчатой аркой, в нише которой небольшой вход в мавзолей. Снаружи под аркой портала, по бокам две хорошо высеченные из камня розетки с геометрическим рельефным орнаментом. Весь мавзолей построен из тщательно обработанного камня, который от времени сильно потемнел, кладка безукоризненна.

В 80-е гг. Х1Х ст. во время грозы удар полуразрушил купол: от загоревшегося сена, кем-то тут сложенного, произошёл пожар, уничтоживший все деревянные части мавзолея: следы пожара до сих пор видны на внутренних стенах, что касается того, кто мог быть похоронен в «Эски-Дюрбе», то на этот вопрос трудно ответить, т.к. нет данных. Среди местных жителей есть старцы, которые помнят, что внутри могилы было три могилы с каменными памятниками. В настоящее время здесь среди груды обломков есть неясные указания на это обстоятельство. Гробница находилась, несомненно, на территории расположенного тут же обширного кладбища и есть основания предполагать, что в мавзолее похоронены знатная семья или какие-нибудь святые23.

Е.В. Крикун описывает 2 мавзолея, называя их «близнецами», т.к. они похожи между собой («имеют одинаковый план, одинаковую высоту, толщину стен и внутренние размеры»). Имена создателей мавзолеев остаётся загадкой и до сих пор24.

О мавзолее мы находим сведения ещё у некоторых исследователей, в частности, у Е.В. Нагаевской, которая с уверенностью говорит, что в мавзолее захоронено 16 ханов, а остальные захоронения – могилы их родственников и приближённых. Самой ранней же могилой является могила 1592 г25. Однако кому эта могила принадлежит, исследовательница не уточнила.

В. Коваленко и Е. Алтабаева дают перевод надписей, встречающихся на гробницах: «Смерть есть чаша с вином, которую пьёт всё живое. Могила есть жилище, в которое сходит всякий человек»; «В цветнике мира я была розой и, увы, завяла».26

Эвлия Челеби описывает два мавзолея, «красивых, покрытых оловом».27 То, что они имеют серебристую крышу говорит и Х. Г. Манштейн: «По левую сторону большого двора - две большие мечети со сводами круглыми и с кровлей, свинцом покрытой, где ханы погребаются».28 В одном из дюрбе, сообщает Эвлия, в гробнице, полной света в гробах, укутанных зелёным сукном, покоятся хан Гази-Ислам-Гирей, сын Селямет Гирея, его дети и родственники, бийимы и бюкше (т.е. близкие к нему женщины).

Гробница «охраняется специальным сторожем» и «одарена многочисленными приношениями»29.

Вторым мавзолеем был мавзолей, построенный скорее всего в 1764г. для супруги Гирей-хана – Диляры Бикеч. Е.В. Крикун описывает современное состояние мавзолея, говорит о том, что он требуется «в тщательной реставрации, основанной на всесторонних исследованиях»30. Выглядит это сооружение вот как: Традиционный восьмигранник с куполом на смещённом восьмиггранном барабане. Нижнюю часть опаясывают грани, на которых по три двухъярусных арки, средняя нижняя из которых - окно ныне заложено; в западной стене устроен дверной проём в виде арки, с завершением рисунка. всё это находится над рельефным карнизом. Углы восьмигранника украшены тонкими пилястрами. на передней (входной) грани гробницы –доска с надписью: «Молитва за упокой души усопшей Диляры-Бикеч».У входа в дюрбе, по преданию, стоял фонтан Слёз (Сельсебиль), позже перенесённый в фонтанный двор31.

Говоря о мавзолеях, мы не можем не рассказать о кладбище (мезарлыке), которое примыкало к ним. Оно было основано в начале XVI в. У. Боданский сообщает нам, что в начале ХХ в. кладбище было заброшено и на нём не хоронят с к. XVIII в., а пасут скот32. Из архивных документов нам известно, что территория мезарлыка была частной собственностью, принадлежавшей некому купцу Борису Ефимовичу Энштейну, которым он пользуется. Была создана специальная комиссия, которая рассматривала данное дело со стороны, защищавшей как людей, чьи родственники находились на этом кладбище, так и Энштейна, который купил этот участок земли для своих нужд. Также в этом документе описываются остатки кладбища, находившиеся на территории купленного участка или около него: «На нём имеется два татарских памятника в виде маленьких домиков четырёхугольной формы, стены которых каменные, без крыши и потолка, один из памятников имеет в одной стене два отверстия в виде небольших окошек, одно из которых закрывается деревянной дверкой, второе – открывается со вставленной в нём решёткой, при чём на стене имеется татарская надпись, а в середине памятника лежит старый надгробный камень. Второй памятник такого же вида в середине и размера, имеется в середине надгробная плита. Других памятников на этом месте не обнаружено, за исключением найденных двух надгробных камней близ границы участка».33 Е.В. Крикун даёт сведения, в которых говорится, что «на территории кладбища расположено более двухсот надгробий, среди которого множество шедевров камнерезного искусства…

Простейшей формой надгробия является плита, горизонтально уложенная на ребро. Иные составлены из нескольких плит… Плита имеет скульптурно обработанное завершение в виде чалмы на мужских могилах и плитой с надписью в изголовье. Плита имеет скульптурно обработанное завершение в виде чалмы на мужских могилах или каблука - на женских»34.

Важным элементом в архитектурном ансамбле Бахчисарая являются ханские бани, находящиеся с ханским дворцом и получившие название из-за своего расположения при постройке на территории ханского дворца, но в начале ХХ в. оно принадлежало частному лицу. Ещё в начале ХХ в. это здание не было подвержено реставрации, а сохраняло первоочерёдный свой вид. Сооружение бани – значительное событие в жизни местного населения. В баню приходили не только мыться, но и здесь можно было развеяться, побеседовав, отдохнув, обменявшись новостями. У. Боданский считает, что вид бань «не казист», т.к. здание помещено «в узеньком, глухом переулке; фасад, выходящий частью на набережную речки Чурук-Су, окрашен в уродливый грязно-оранжевый цвет; над входом висит, по восточному обычаю вделанная в стену мраморная доска с выбитой рельефной надписью: «Построено по повелению Султана Адиль-Сахиб-Гирей-хана, сына Менгли-Гирей-хана, сына Аджи-Гирей-хана в 939 г.(1533 г. по Р.Х.)». Дворы ведут в раздевальню (предбанье) в виде четырёхугольной комнаты, перекрытой деревянной стропильчатой крышей; по середине комнаты – фонтан, корпус которого высечен из местного известняка. Дальше низенькая узкая дверь ведёт в следующее помещение с верхним помещением с верхним сводом, попадающим из небольшого окошка в виде звезды и нескольких застеклённых круглых отверстий, расположенных во круг него. За тем идёт помещение собственно бани; в плане представляется в виде четырёхугольника, перекрытого полукруглым куполом; переход от четырёхугольных стен к круглому куполу обработан рядом очень красивых стрельчатых арок. Помещение освещено верхним светом, падающим и множество круглых творений в куполе с позеленевшими от времени стёклами. по середине помещается сделанное каменное возвышение для сиденья; кругом стенок каменные раковины с кранами горячей и холодной воды »35.

Е.В. Крикун по поводу бань рассказывает также об их отоплении: «Обогревались бани сложной системой отопительных каналов, расположенных в массивных стенах под куполом. Отопительно-охладительное устройство позволяло нагреть или «простудить» баню, по желанию. Воды на каждого хватало предостаточно. Ощущению повышенного комфорта способствовали интерьеры моечных»36.

Самой плотной является западная сторона застройки дворцовой площади, где находится главный корпус. Его сложная живописная композиция состоит из групп построек, соединённых переходами, двориками и образующих парадную и жилую половины. К южной стороне ханских хоромов пристроена Малая дворцовая мечеть, за нею, западнее, на некотором расстоянии – гаремный корпус с отдельно стоящей около него Соколиной башней.

Парадная половина ханских палат начинается с Посольского дворика, куда ведут большие Посольские ворота. Сквозь деревянную колонаду дворика слева виднеется наиболее древняя часть дворца – портал Алевиза (См. Приложение 17 ).

С южной стороны к Посольскому дворику примыкает большой двухсветный зал Совета и Суда (Диван) с арочным входом.

По свидетельству Манштейна Х.Г. – стены зала Дивана были облицованы разноцветными фарфоровыми плитками, в окнах верхнего яруса – цветные витражи, нижние имели двойные ставни, внутренние из которых были решетными, красиво выточенными из букового дерева, потолок в середине куполообразный, расписан в красный цвет с золотом 37.

Е.В. Крикун достаточно подробно описывает рассматриваемый нами главный корпус ханского дворца: «Мраморный пол с беломраморным бассейном и фонтаном в середине зала. Вдоль боковых стен располагались крытые тонким оранжевым сукном диваны, где седели члены совета старейшин…

Построенный в XVI в., многое повидавший за столетие, горевший ни раз ремонтированный, ныне зал Дивана, постепенно трудами реставраторов возвращает свой вид. В нём нет фарфоровой облицовки, мраморного пола по середине, возвращены реставрацией фрагменты древней росписи, контрастное сочетание стен, ярких не повторяющихся витражей…

Боковая дверь в южной стене зала Совета и Суда ведёт в просторный Фонтанный дворик, куда можно попасть через Портал Алевиза из Посольского сада. Накрытое вторым этажом и частично освещённое верхним светом, переливающееся под прямым углом пространство Фонтанного дворика с рядами деревянных колонн… главные «герои» дворика – два фонтана: Золотой и фонтан Слёз.

Сооружённый в 1763 году (правление хана Каплан-Гирея) из белого мрамора в традициях османской архитектуры. Золотой фонтан – малая архитектурная форма в виде портала с прямоугольным завершением и неглубокой арочной нишей, вверху украшенной резной стилизированной раковиной, растительным орнаментом и сталактитовым поясом. Утраченная со временем и восстановленная со временем в 1963 г. реставраторами позолота орнаментов и рельефных надписей (с датой постройки и изречением Корана) дали имя фонтану: Манзуб – Золотой.

Однако не пышный Золотой, а изящный Сельсебиль (райский источник), известный теперь как фонтан Слёз, стал уникальным поэтическим центром дворца»38. Так, к примеру, А.С. Пушкин в своей поэме «Бахчисарайский фонтан» пишет о Гирее, который воздвигает фонтан в честь девушки, которую он полюбил – Диляре, христианке по происхождению. Фонтан располагался в углу дворца. Над ним возвышалась магометанская луна и сохранилась надпись. Автором фонтана был иранский мастер Омер. Исследователи В. Коваленко и Е. Алтабаева называют этот фонтан «подлинным шедевром восточного искусства, полным глубокой символики, выражающей вечные темы любви и смерти»39. Омер на мраморной плите, украшенной растительным орнаментом, расположил чаши для воды. В верхней части он вырезал цветок лотоса из пяти лепестков, символ человеческого лица. В центре цветка подобие человеческого глаза, из которого капают «слёзы». Они падают в верхнюю центральную чашу, из неё в боковые, затем в следующую – среднюю. мотив раздвоения потока и последующего слияния повторяется трижды. В самом низу вырезана похожая на улитку спираль, символ продолжения жизни, преодоления лишений и страданий40.

Арочный вход ведёт из фонтанного дворика в Малую мечеть, построенную в XVI в. в византийских традициях. прямоугольной формы здание ориентировано для мечети необычно: продольно осью в направлении восток-запад, но михраб устроен, как требует ислам: в южной продольной стене, а вход – в северной стене.

Одна из дверей Фонтанного дворика ведёт в Летнюю беседку, или Альгамбру, названную так по имени мавританского дворца в Испании, славившегося беседками и фонтанами. Автором её, как и фонтана Слёз, является Омер. Альбагамба – квадратного плана павильон с круглыми колоннами, несущими второй этаж. Потолок деревянный расписной, пол мраморный, с квадратным бассейном и фонтаном посередине, тоже из белого мрамора.

Е.В. Крикун отмечает, что изначально беседка имела решетчатое бамбуковое ограждение, была увита виноградом и розами.41

Из летней беседки можно попасть в Бассейный садик: вытянутый вдоль восточного фасада главного корпуса и соединенный на одной оси трубами. В этом отгороженном с трёх сторон высокой каменной стеной, журчит вода в мраморном желобе, украшенном изображением резвящихся рыбок, а у южной стороны «плачет» беломраморный фонтан – дубликат фонтана Слёз.

Широкая деревянная лестница ведёт из фонтанного дворика на второй этаж, в Посольский зал, высокий и просторный – одно из наиболее просторных помещений дворца. Ранее пол был мраморный, а теперь покрыт досками. Потолок деревянный и расписан голубым цветом с золотом и отделан столярными мозаичными украшениями.

Парадная дверь в конце зала приводит в гостиную хана Крым-Гирея, называемую и Фруктовой беседкой, и Золотым кабинетом. Через два яруса витражных окон сюда поступал свет, а в четвёртой стене – входная дверь, высокий камин, встроенный шкаф. Стены расписаны архитектурными деталями с позолотой, лепными алебастровыми вставками, изображающими под натуру фрукты в вазах, поэтому и пошло название гостиной – «Фруктовая».

Ещё одной значительной комнатой Ханского дворца является Кофейная комната. В ней находятся две яруса витражных окон, ориентированных на юг и запад, т.к. комната угловая. Здесь же располагается встроенный шкаф для кофейной посуды и неприметная дверь, ведущая вниз по узкой деревянной лестнице, в комнату евнуха и гаремный сад42.

Гаремный комплекс до наших дней не сохранился, т.к. был уничтожен пожаром 1736 г. Единственное, что дошло до наших дней – комната Екатерины II, однако в данный момент эта комната является закрытой и находится в крайне тяжёлом состоянии, т.к. требует капитального ремонта.

Большой вклад в реставрационные работы внёс архитектор ХIХ в. Колодин. Он сумел отобразить и сохранить первоначальный вид того, что реставрировал.

Ещё одной посторойкой, о которой стоит упомянуть является Емиль-Джами построена по желанию супруги Крым-Гирей-хана (1764-1768), на что указывает сохранившаяся внутри на одной из стен надпись: «Диляра, Божья милость на неё, год 1178 (1764). Кроме этого У. Боданский приводит как доказательство легенду, в которой Диляра завещала её похоронить в таком месте Бахчисарая, откуда была бы видна её любимая мечеть Емиль-Джами. Из окон мечети действительно открывается вид на горы и на город, а налево виден мавзолей Диляра-Бикеч… На фасаде мечети работал Омер, который и жил при дворе.43

У. Боданский говорит, что уже при нём рассматриваемая мечеть не функционировала, т.к. кто-то убил имама, а в к. ХIХ в. здесь функционировала школа (мектеб). Исследователи считают, что мечеть была роскошной, т.к. находилась в самом центре города, где жила знать. В плане мечеть представляла собой четырёхугольник, к восточной стороне которого присоединялся минарет. Здание перекрыто четырёхскатной крышей с черепицей ярко-изумрудной поливы, поэтому и название мечети переводится как «зелёная».

Со стороны южного фасада, обращённого на юг, имелся вход прямо во двор мечети, ко входу вела каменная лестница, которой уже нет. В начале ХХ в. по свидетельству У. Боданского вход в мечеть был с западной стороны. С южной стороны на оси здания находится михраб со сталактитовой обработкой, испорченная позднейшей раскраской.

В мечети имеются фрески под названием «Три мечети». Автором их является Омер. Например, розы и цветы на арках отлично нарисованы и расписаны в принятых розоватых тонах; на арках и стенах – стихи из Корана, написанные графически безукоризненно чёрной краской по белому полю44.

Как ни странно, однако, никто из исследователей, работами которых мы пользуемся, об этой мечети не упоминает.

При рассмотрении данной главы мы приходим к следующим выводам:

  1. В Гезлёве в наши дни действует со времён средневековья мечеть Джума-Джами. Автором её является архитектор Синан. Средневековые бани, часть текие дервишей и крепостные ворота находятся в плачевном состоянии и требуют реставрации.

  2. В Солдайе наиболее выдающимся сооружением XIV в. является Судакская крепость, которая была построена в то время, когда на территории указанного города находились генуэзцы. Когда же Османская империя сделала вассалом Крымское ханство, судакская крепость, расположенная в хорошо защищённом месте стала служить татарам.

  3. Солхат- столица Крымского ханства до перенесения её в Бахчисарай в сер XV в. Здесь одним из выдающихся памятников татарской архитектуры является Мечеть Узбека и рядом расположенное с ним медресе (духовное училище мусульман). К этому же периоду относится Коршун-Джами, название которой переводится как «свинцовая мечеть». Эта мечеть интересна тем, что при её постройке в расстоянии между камнями клали свинец, замазывая таким образом щели.

  4. Крымскотатарская архитектура Кафы представлена большим количеством мечетей, что связано с исламизацией населения. Самой распространённой среди которых является мечеть Муфтий-Джами.

  5. Самым большим наследием крымскотатарской архитектуры периода средневековья, дошедшим до нас, остаётся архитектура Бахчисарая,


на территории которого сохранились практически все построения периода Крымского ханства.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Рассмотрев данную тему, мы уделяли внимание практически всем архитектурным сооружениям, построенным на территории таких городов как: Гезлёв, Солдайя, Солхат, Кафа, Бахчисарай, а также общую характеристику крымско-татарских сооружений. В некоторых из перечисленных городов работал известный в то время архитектор Ходжа Синан. В частности, он построил мечеть в Гезлёве, а его последователи работали в Кафе. Ещё одним выдающимся мастером того времени, творившим в Бахчисарае являлся Омер. Позже, уже во времена Таврической губернии нередко в строительной компании фигурирует имя архитектора Колодина, проводившего реставрации в мечетях и в Ханском дворце, пытаясь не нарушать первоочерёдный вид сооружений.

В наше время практически все строения рассматриваемого нами периода находятся в критическом состоянии. Средств, выделяемых государством на ремонт их недостаточно и с каждым годом у нас всё больше шансов потерять то ту или иную архитектурную постройку. Даже знаменитый во всём мире Ханский дворец, требует капитального ремонта, а многие его ранее действовавшие комнаты просто закрыты для посетителей. В современной Евпатории лишь мечеть Джума-Джами выполняет свою функцию, но и у той обсыпается известь со стен, на цементных ступеньках, которые ведут на второй этаж стирается краска. Правда, перед входом в неё лежит куча песка, что свидетельствует о том, что её начинают реставрировать. Однако, неизвестно, на какой период растянется эта реставрация. В намного худшем состоянии находится текие дервишей. В ней отреставрирован лишь центральный вход, что же касается минарета и здания, находящегося около него, так они стоят полуразрушенные, а вокруг них растёт полуметровый бурьян. О состоянии турецких бань, мы к сожалению, ничего не смогли узнать, но судя по внешней стене забора, оно невнушительно. Что же касается современного состояния Кафы, Солхата и Солдайи, то скорее всего, оно не особо отличается от выше описанных архитектурных построек.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Архитектурно-археологические исследования в Крыму / Под ред. А.И. Баранова, В.Н. Даниленко, Е.А. Паршиной и др.-К.: Наукова думка, 1988. – 163 с.

  2. Боданский У. Бахчисарайские памятники. – Симферополь: Типография Таврическаго Гебернскаго Земства, 1916. – 6 с.

  3. Буров Г.М. Топография и архитектура Бахчисарая и его ближайших окрестностей в 1665-1666 гг. по данным Эвлии Челеби // Известия Крымского республиканского краеведческого музея. - 1994.- №5. – 68 с.

  4. Гармаш П. Крым: Путеводитель. – Симферополь: Вояж, 1998. – 84 с.

  5. Домбровский О., Сидоренко В. Солхат и Сурб-Хач. – Симферополь: Таврия, 1978. – 125с.

  6. Дорогой тысячелетий: Экскурсии по средневековому Крыму/ Под ред. Л. Литвиновой. – Симферополь: Крым, 1966. – 190 с.

  7. Драчук В., Кара Я., Челышев Ю. Керкинитида – Гезлев – Евпатория. – Симферополь: Таврия, 1977. – 125 с.

  8. Коваленко В., Алтабаева Е. На черноморском перекрёстке (Крым с древнейших времён до конца XVIII века). Учебное пособие. – 2-е изд., перераб. и доп. – Севастополь: Искра, 2000. – 263 с.

  9. Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIII – XX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. – 111 с.

  10. Нагаевская Е.В. Бахчисарай: Очерк-путеводитель. – Симферополь: Таврия, 1976.– 109 с.

  11. Нагаевская Е.В. Бахчисарай: Очерк-путеводитель. – Симферополь: Таврия, 1979. – 140 с.

  12. Манштейн Х. Г. Описание дворца хана крымского и столичного его города Бахчисарая, учинённые по приказу графа Миниха // Отечественные записки, -1895. - №31. – 32с.

  13. Полканов А.И., Полканов Ю.А. Судак: путеводитель. – Симферополь: Таврия, 1981.- 125 с.

  14. Тунманн. Крымское ханство. – Симферополь: Таврия, 1991. – 92 с.

  15. ЦГАРК.Ф.27. – Оп. 13. – Д. 4964. – 20 л.

  16. ЦГАРК. Ф. 27. – Оп. 13. – Д. – 130 л.

  17. ЦГАРК. Ф. 27. – Оп. 13. – Д. 59. – 128 л.

  18. ЦГАРК. Ф. 27. – Оп. 13. – Д. 159. – 18 л.

  19. ЦГАРК. Ф. 27. – Оп. 13. – Д. 164. – 28 л.

  20. ЦГАРК. Ф. 27. – Оп. 13. – Д. 269. – 537 л.

  21. ЦГАРК. Ф. 27. – Оп. 13. – Д. 207. – 22 л.

  22. ЦГАРК. Ф. 27. – Оп. 13. – Д. 320. – 14 л.

  23. ЦГАРК. Ф. 27. – Оп. 13. – Д. 421. – 94 л.

  24. ЦГАРК. Ф. 27. – Оп. 13. – Д. 959. – 91 л.

  25. ЦГАРК. Ф. 27. – Оп. 13. – Д. 482. – 6 л.

  26. ЦГАРК. Ф.27. – Оп. 13. Д. 2084. – 189 л.

  27. ЦГАРК. Ф. 27. – Оп. 13. Д. 3975. – 38 л.

  28. Чурилов И.И. Бахчисарай. Историко-археологический музей: Фотоальбом. – Киев: Мистецтво, 1973. – 125 с.

  29. Челеби Эвлия. Книга путешествий. – М.: Вост. Лит., 1961, вып.1.- 144с.

  30. Якобсон А.Л. Средневековый Крым. – М-Л.: Наука, 1964. – 170 с.


Приложение 1


«Его Превосходительству Господину Тайному Советнику Гражданину Губернатору и Кавалеру Александру Ивановичу Казначееву

Помощника Таврическаго

Архитектора Химотченка.

Рапорт

В следствие преджписания Таврической Губернской Строительной Комиссией от 19-го Декабря 1936 г., основанного на предложении Вашего Превосходительства оной комиссии от 14-го того ж Декабря; Осмотрев древние крепостные ворота, находящиеся в городе Евпаториии. Нашёл я в них следуящие повреждения: - В передней части ворот, обращённых к морю, в своде оных по всей арке сдымалась значительная трещина на пространстве почти всего свода, что означенная передняя часть ворот отклонилась. И даже угрожает падением; каковую опасность усуглубляет и вывалившаяся камни в том же своде. Кроме того имеются небольшие трещины в том своде, под которым находятся городские лавки. Но от сего повреждения не предвидится большой опасности; и при том в наружной и внутренней части крепостных ворот местами обвалились углы и выпали камни; - обвалились углы и выпали камни;- створы сих ворот сделанные из брусьев и оббиты плоским железом с наружной стороны; на коих около четвёртой части таковой обивки не лишилось. О чём донеся Вашему Превосходительству, имея честь при сём предоставить для удобнейшаго снятый мною с натуры означенных ворот чертежом в плане и просмотреть используемый в описании главной трещины.


Помощник Губернскаго Архитектора

8-го Января 1837 г. Химотченко»

Источник: ЦГАРК.Ф.27. – Оп. 13. – Д. 421. – Л. 3.


Приложение 2

«16 июля 1858 г.

Строительная и дорожная комиссия от 3-го июля №1852 препроводила в канцелярию мой проект и смету на постройку двух минаретов при Евпаторийской Соборной мечети. Составление архитекторских помощников Еремкьевых и утверждённые по журналу. Комиссии, состоявшейся 26 апреля прошлого года в сумме 7947 руб. 39,5 коп. Усматривая ж имеющихся в канцелярии моих сведений, что на постройку 1-го минарета при этой мечети определено ж татарского сбора только 2000 руб. серебра. А на постройку другого – только 1000 руб. Я предлагаю Строительной и Доручённой Комиссии предписать архитекторскому начальнику Еремпьеву составить вновь вновь проект на постройку 1-го минарета, невходя ж имеющийся на этот предмет суммы 2/т руб. серебра, составив вместе с таким новым проектом и смету на устройство другого минарета, принимаемого обществом на свой счёт; просмотрение и утверждение их передать в канцелярию мою.


Генерал-Лейтинант Дренивский

Правитель канцелярии Якович»


Источник: ЦГАРК. Ф.27. – Оп. 13. - Д. 149. – Л. 8.


1 Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С. 81.

2 Гармаш П. Крым: путеводитель. – Симферопол: Таврида, Вояж, 1998. – С.210.

3 Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С.81 – 82.

4 Драчук В., Кара Я., Челышев Ю. Керкинитида – Гезлев – Евпатория. – Симферополь: Таврия, 1977. – С.67 – 81.

5 Эвлия Челеби. Книга путешествий. – М.: Вост.лит., 1961.- Вып.1. – С. 27.

6 Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С.86.

7 Драчук В., Кара Я., Челышев Ю. Керкинитида – Гезлев – Евпатория. – Симферополь: Таврия, 1977. – С.51.

8 Полканов А.И., Полканов Ю.А. Судак: путеводитель. – Симферополь: Таврия, 1981.- С.66.

9 Архитектурно-археологические исследования в Крыму/ Под ред. А.И. Баранова, В.Н. Даниленко, Е.А. Паршной и др.-К.: Наукова думка, 1988. - С. 81-89.

10 Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С.8.

11 Дорогой тысячелетий: Экскурсии по средневековому Крыму/ Под ред. Л. Литвиновой. – Симферополь: «Крым», 1966. – С. 174.

12 Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С.11.

13Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С.12.

14 Там же. - С.13.

15 Домбровский О., Сидоренко В. Солхат и Сурб – Хач. – Симферополь: Таврия,1978. - С.30-31.

16 Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С.14-15.

17 Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С. 19-20.

18 Нагаевская Е.В. Бахчисарай: Очерк-путеводитель. – Симферополь: Таврия, 1976. – С.20.

19 Чурилов И.И. Бахчисарай. Историко-археологический музей: Фотоальбом. – Киев: Мистецтво, 1973. – С.9.

20 Буров Г.М. Топография и архитектура Бахчисарая и его ближайших окрестностей в 1665-1666 гг. по данным Эвлии Челеби // Известия Крымского республиканского краеведческого музея. - 1994.- №5. –С.27.


21 Нагаевская Е.В. Бахчисарай: Очерк-путеводитель. – Симферополь: Таврия, 1976. – С.20.

22 Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С.43.

23 Боданский У. Бахчисарайские памятники. – Симферополь: Типография Таврическаго Гебернскаго Земства, 1916. – С. 3.

24 Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С. 46.

25 Нагаевская Е.В. Бахчисарай: Очерк-путеводитель. – Симферополь: Таврия, 1976. – С. 24.

26 Коваленко В., Алтабаева Е.На черноморском перекрёстке (Крым с древнейших времён до конца XVIII века). Учебное пособие. – 2-е изд., перераб. и доп. – Севастополь: Искра, 2000. – С. 249.

27 Эвлия Челеби. Книга путешествий. – М.: Вост.лит., 1961. - Вып.1. – С.81.

28 Манштейн Х. Г. Описание дворца хана крымского и столичного его города Бахчисарая, учинённые по приказу графа Миниха // Отечественные записки, -1895. - №31. – С. 25.


29 Эвлия Челеби. Книга путешествий. – М.: Вост.лит., 1961. - Вып.1. – С.81.

30 Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С.62.

31Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С.62 – 63.

32 Боданский У. Бахчисарайские памятники. – Симферополь: Типография Таврическаго Гебернскаго Земства, 1916. – С. 4.

33 ЦГРК.Ф.27. – Оп. 13. – Д. 4964. – Л.15-16.

34 Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С.46.

35 Боданский У. Бахчисарайские памятники. – Симферополь: Типография Таврическаго Гебернскаго Земства, 1916. – С.3.

36 Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С. 48.

37Там же. - С. 51.

38 Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С. 52-53.

39 Коваленко В., Алтабаева Е.На черноморском перекрёстке (Крым с древнейших времён до конца XVIII века). Учебное пособие. – 2-е изд., перераб. и доп. – Севастополь: Искра, 2000. – С. 248.

40 Там же. – С. 248-249.

41 Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С. 54.

42 Крикун Е.В. Памятники крымско-татарской архитектуры (XIIIXX в.в.). – Симферополь: Крымучпедгиз, 1998. - С. 55-56.

43 Боданский У. Бахчисарайские памятники. – Симферополь: Типография Таврическаго Гебернскаго Земства, 1916. – С. 5.

44 Боданский У.Бахчисарайские памятники.–Симферополь:Типография Таврическаго Губернскаго Земства, 1916.–С.6.


Случайные файлы

Файл
26373.rtf
169620.rtf
115242.rtf
165890.rtf
8901-1.rtf