Джума-Джами в Евпатории (144000)

Посмотреть архив целиком

Посвящается 450-летию "ХАН-ДЖАМИ" в Гезлеве.

1552-2002 гг.


Беспощадное время и влияние человеческого фактора не сохранили памятники древне? цивилизации, бурлившее в узеньких улочках низеньких домиках городов у берегов Понты, Остались на их месте камни, поросшие мхом, травой, засыпанные песком, охраняя тайну веков.

Мусульманские культовые сооружения, воздвигнутые в эпоху возрождения воплощали в себе культурные, политические и экономические связи Крыма с исламским миром, отожествляли архитектуру с символом веры, являясь частью крымскотатарского культурного наследия.

Крым, в эпоху средневековья, насыщенный историческими событиями и градостроительством, отображал доносивших из глубины веков имена сельжукских, османских, мамлюкcких султанов, золотоордынских и крымских ханов, связанных с возведением "храмов". Крымская знать, султаны, правители Востока, Увековечивали свои имена, воздвигая великолепные дворцы, мечети, создавая целые архитектурные ансамбли, поражающие гениальной простотой и совершенством, величием и гармо­нией, различаясь по своим функциям и размерам.

Наследники Крымского престола, получая воспитание и образование при Стамбульском дворе, заимствовали турецкий быт, культуру и турецкое искусство. Для строительства мечетей, медресе, текие, бани приглашались в Крым лучшие зодчие. Воздвигнутые в средние века строения, несли в себе характерные черты художественного образца строений Стамбула, Эдирне и др. городов Турции. Одно из таких сооружений "Хан-джами" в Евпатории, была наследственной мечетью крымских ханов, которая отличается предельной чистотой стиля и отсутствием излишней детализации и декорировки архитектурных форм.

Евпаторийская мечеть "Хан-джами" - архитектурный памятник эпохи возрождения мусульманского зодчества на северо-западе Крымского полуострова. Это одно из первых произведений архитектуры образовавшегося крымского государства. Единственный образец высокого творчества, безмолвный свидетель, около 500 лет, наблюдающий бегущую мимо жизнь, говорит о большом значении Гезлева в тот период. Построена мечеть великим устазом Османской империи, сыном Абдулменнана Мех­оедом Ходжи Синани в 1552 году. Мечеть "Хан-джами" одна из тех немногих, которые сохранились - это наша история, наша действительность!

Мехмед Ходжа Синани за свою более чем столетнюю жизнь, при правлении Селима, Сулеймана- "Законодателя", Селима - и Мурада-Ш, выстроил более 400 сооружений, одних только мечетей 81 в различных городах Османской империи. В честь султана Селима сооруженная мечеть Ходжи Синаном в Кефе (Феодосия), одно из первых его произведений, в основу которого положено конструктивное решение мечети "Аль София" в Стамбуле. Творение великого зодчего в Кефе снесено после колонизации Крыма российской империей в 1833 году. Последующие его строения уже были творениями опытного мастера, которые до сих пор поражают своим совершенством. Таким является "Хан-джами" в городе Гезлеве (Евпатория), одна из самых грандиозных мечетей северо-западного Крыма - сооружена в формах, близких соборных мечетей "Шах заде", "Сулеймание", "Селимие" в Турции. Прекрасная сохранность турецких мечетей дает предположение об их внутреннем облике. Безусловно, "Хан-джами" обладала характерными чертами художественного образца творчества великого зодчего Синани.

Участие прославленного турецкого мастера в строительстве выдающейся мечети, объясняется возросшим авторитетом города. Единственный морской порт, связывающий Турцию с Крымом, сделал Гезлев опорной крепостью на северо-западной границе владений крымских ханов, ремесленно-культурным, религиозным центром. Учения ислама вошли в историю Гезлева как оплот знаний, веры, мудрости, терпимости, правильной оценки духовных ценностей, познания истины.

Крымские ханы, получив в Оттоманской Порте фирман на ханство, сходили с корабля в Гезлеве. В Гезлеве, "в благословенной мечети "Ханджами" перед подданными, хан объявлял свои права, расписываясь при этом в специальном фирмане (акте), который хранился в мечети". Шейх, дервишеского ордена Мевлеви, наделенный политической властью, при короновании, опоясывал хана мечом Османа. Анатолий Демидов во время путешествия по Крыму в 1837 году упоминает о существовании такого фир-мана, подписанного 18-ю ханами, правившими в Крыму. Подпись Хаджи Девлет Гирея стояла первой.

Любопытное донесение Евпаторийского городничего Эссена, Тав­рическому губернатору Нарышкину Д.В. в 1837 году: "...по собранным справкам, мечеть заложена в 1552 году владетельным ханом Гиреем по смерти коего Мемет Гирей в 1564 году окончил и грамотою за подписем своим поручил под надзор придворному духовнику Эмир-хатипу. После сия мечеть переходила в наследство владетельных ханов, коих было от Мемет Гирея до последнего Шагин Гирея 18, и каждый из них при получении ханства утверждал означенную грамоту собственноручным своим подписем. Сия грамота хранится при мечети и 20-ти владетельных ханов имеются на грамоте собственные подписи".

Шейх, наделенный политической властью, при короновании опоясывал хана мечем Османа.

Несмотря на разрушения, искажения перестройками и реставрациями в 1821, 1834, 1896, 1921, 1962, 1982 годах "Хан-джами" поражает гениальной простотой своих конст­руктивных форм, но конкретная роспись мечети не со­хранилась. В то же время нельзя не отметить прекрасную сохранность зодчества Ходжа Синани в Турции, что позволяет нам представить их внутренний облик.

Архитектура ханской мечети отличается исключительной ясностью, четкостью, простотой и соразмерностью форм, гармонирующих с относительно скромным убранством. Наиболее древней формой строительства являлась базилика с деревянным перекрытием, а с XIV века распространяются купольные мечети. В "Хан-джами" всех куполов, покрытые литым свинцом 12 и один полукупол, расположенный в центре южной стены над михрабом.

Над главным входом в северной стороне, снаружи была надпись арабской вязью: "В 1552 году Девлет Гирей-ханом сооружена сия благо­словенная мечеть", она не сохранилась. Некоторые авторы путеводителей по Евпатории, предполагают, что эта надпись была сделана после реставрационных работ в 1896 году.

Исследователи мечети спорят о достоверности надписей на сооружении, а выдают только предположения: "Верхняя часть северного входа заложена в XIX веке и возможно надпись даты основания мечети в 1552 году является позднейшей. Каллиграфия относится тоже к XIX веку. Вторая надпись изнутри над второй дверью: "Бис-сми Лляхи Ррахма-ни Ррахим" "Именем Аллаха Милостивого Милосердного", а ниже каллиграф "Эмир Али 1844 г.", видимо, надпись сделана после реставрации»,- констатирует Чипурина П.Я.

Обратите внимание на искажения фактов, на два описания: Евпаторийский городничий Эссен доводит до сведения губернатора Нарышкина Д.В. в 1837 г. о "Хан-джами", о том, что "...поручено под надзор духовнику Эмир-Али хатипу...", - продолжает в 1924 году Чепурина П."...ниже надписи над второй дверью каллиграф "Эмир Али 1844". Разница между донесением и исследованием над-писи Чепуриной. Возможно, перевод с арабско­го Чепурина сделала не точный, и следует, что надпись была уже сделана давно до донесения городничего Эссена. Ошибка госпожи Чепуриной. Так же в угоду коммунистическому режиму она пренебрегла настоящим именем этой мечети. Называемый во все времена «Хан-джами», (ханская мечеть), Чепурина назвала в своей брошюре «Джума-джами»(пятничная мечеть), затем подхваченная и включенная в реестр архитектурных памятников как «Джума-джами».

В строительстве этого сооружения использовали местный строительный материал . Мечеть "Хан-джами" выложена из дикого камня - ракушечника, а углы и откосы, края дверей и окон -из тесаного известняка, на известковом или алебастровом растворе. Все древние сооружения клались на известковом растворе, выдержанным 5-6 лет, а позже стали использовать алебастр. Штукатурка известковая, с примесью очеса тонкой овечьей шерсти, служила для скрепления раствора. Для придания окраса розового цвета добавляли в раствор извести измельченный жженый кирпич.

В зал мечети ведут три двери небольших размеров. Западные и восточные служили только для достопочтенных людей, хану и его приближенным. Главные двери больших размеров из ореха с прекрасной резьбой, изящными медными ручками и засовами. Пол устлан большими каменными плитами разных размеров, побеленные в один тон.

На южной стене, внутри, в направлении Мекки (къыбла) имеется открытый голубой мих-раб с древним Кораном (алтарь) - пятигранная ниша, орнаментированная великолепной лепкой, высотой около пяти метров. Когда-то здесь золотом были вписаны имена пророков и Суры из Корана.

Чаша купола кажется невесомой, как бы парящей над головой. По краям конического купола, вверху над михрабом было вечное напоминание правоверным: "Прежде молитвы очисть свою совесть перед михрабом". Направо от михраба - минбар, полуоткрытая кафедра с величественным Аланом, увенчанный пучком небесного сияния, с которого улемы призывали к добру и справедливости, читали проповеди и Суры Корана, говорили назидательные речи хатипы или имамы. На фронтоне, с двенадцатью лестницами, (после реставрации лестниц оставлено только 9) была надпись "Машъалла" (так хочет Бог).

Налево от михраба открытая кафедра "курси" для всех правоверных толкователей Корана.

По восточной и западной стене идет мафиль (хоры), складные курси (подставка для Корана), ралле (полка). Зал был устлан дорогими персидскими, турецкими и ручной работы евпаторийских мастеров, коврами.


Случайные файлы

Файл
18672.rtf
72392-1.rtf
noise3.doc
10658.rtf
referat.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.