Спорные вопросы крещения Руси (29122-1)

Посмотреть архив целиком

Спорные вопросы крещения Руси

Принятие языческой Русью христианства в Десятом веке стало бесс­порно одним из важнейших событий русской истории, сыгравшим огромную роль в последующем политическом и экономическом развитии страны. Важ­ность этого события не отрицает никто, Но вопрос о принятии Русью христианства все еще остается открытым, хотя прошло уже более 1000 лет. К примеру: почему было выбрано именно православие, что связано с отсутствием русских или иноземных описаний этого события написанных очевидцами. Описания же этого события у более поздних авторов несут в себе множество искажений, они даже порой противоречат друг другу.

Чем важнее политическая значимость события, тем важнее правильно понять его суть и отчленить поздние наслоения и приписки от настоящего события.

Когда и при каких условиях появились на Руси первые христианские общины - мы не знаем. Обычно указывают на два крещения "росов" в девя­том веке Около 867 года крещение приняли росы, ранее совершившие напа­дение на Константинополь. Об этом сказано в вполне официальном доку­менте = послании патриарха Фотия. Но неизвестно о каких росах идет речь. О крещении росов около 886 года говорится в некоторых византийс­ких хрониках. И тоже неизвестно, кто именно имеется в виду.

Известно так же о том, что уже в 860 году имелся экземпляр Еванге­лия переведенного на русский язык, которое читал Кирилл. Церковный пи­сарь Иероним, описывая события пятого века говорит, что"холода Скифии пылают жаром новой веры", но эти слова вряд ли следует принимать всерьез. Возможно речь идет о единичных прецедентах крещения или же это просто литературная выдумка.

Достоверные сведения о наличии в Киеве христианской общины отно­сятся к середине десятого века. Узнаем мы о ней из помещенного в лето­писи договора князя Игоря с греками 944 года. Киевская знать и купцы, участвующие в заключении договора, представляют собой две равноправные общины - языческую и христианскую. Язычники клянутся на оружии именем Перуна, а христиане в Константинополе клянутся в верности слову цер­ковью Ильи в Киеве, а в самой столице подтверждают эту клятву в Ильин­ской церкви. Следует отметить, что на этом этапе мы не можем выявить каких-либо следов зависимости киевской христианской общины от Констан­тинополя. И дружинники, и купцы - варяги и русы, противостоят грекам без какого-либо различия по религиозному признаку.

Около 959 года, как следует из западных хронографов приняла креще­ние по греческому обряду Ольга. Крестившись она говорила своему сыну Святославу - "Аще ты крестишися, вси имуть тоже створити." Эти слова говорят о том, что Ольга не видела препятствий для крещения Руси,

дело оставалось только за распоряжением князя. Но Святослава воспиты­вали Свенельд и Асмуд, которые были язычниками, и он отказывается креститься говоря - " Аще кто хотяще креститися не браняху, но ругаху­ся тому." Святослав так же ссылается на дружину говоря, что она будет не согласна на крещение.

Едва крестившись у греков Ольга, однако. направила посольство к германскому королю Оттону I с просьбой прислать проповедников. В "коро-

левство ругов" был направлен видный проповедник Адальберт. Он достиг

Киева в 961-962 годах. Но миссионеры встретили здесь такой прием, что едва унесли ноги, а кто-то и погиб по дороге.

Однако не смотря на несомненное наличие христианских общин на Ру­си, она все же была языческой. Важной проблемой в осмыслении мотивов принятия христианства является соотношение христианства и язычества.

Крупнейшим исследованием по древнерусскому язычеству является двухтомник Б.А.Рыбакова" язычество древних славян" и "Язычество древ­ней Руси".

Автор обстоятельно рассматривает процесс приспособления христианс­тва к язычеству, как бы ассимилируя языческие празднества путем пере­осмысления их символики и включения их в структуру церковной иерархии.

Десятый век - это век борьбы язычества и христианства. Как извест­но, у славян умерших сжигали, в Поднепровье конца девятого века, осо­бенно в верхних социальных слоях, появляются погребения с трупоположе­ниями. Объяснить это можно либо вторжением новых этносов, либо расп­ространением новых верований. Наибольшей трудностью для установления природы погребений является сохранение обряда человеческих жертвопри­ношений, точнее захоронений вместе с дружинником женщины. Поскольку христианство такого не допускало, речь может идти о какой-то ереси не контролируемой ни Римом, ни Константинополем. Тут следует предположить связи с Моравией.

Язычество в целом ближе в природе, чем христианство, поскольку для древнего человека основной была именно проблема взаимоотношений с при­родой. Язычество оставалось неистребимым потому, что в нем отражался весь жизненный путь крестьянина-общинника- Цикл сельскохозяйственных работ, домашний быт, сельские сходы, свадьбы, похороны. Но с усложне­нием общественных отношений, с расколом общества на классы все более и более сильно начинает ощущаться потребность в религии, которая бы не противоречила, а наоборот сглаживала все возникающие противоречия. Та­ковой религией явилось христианство. По языческим понятиям человек в загробной жизни будет иметь такое же положение, как и в земной, поэто­му язычество противилось классовому разделению. В христианстве же го­ворится, что несмотря на классовые различия все люди равны перед судом Божьим в своих грехах и воздаяния в мире ином они получат именно за грехи свои, причем " благословенны нищие духом, ибо они унаследуют царствие небесное".

Единый Бог объединяет всех христиан, тогда как пантеон языческих Богов очень разношерстен. Нет единого всеми почитаемого Бога, который объединял бы верования всех язычников. А такое множество Богов вовсе не способствовало централизации власти.

Став единоличным правителем на Руси, Владимир, очевидно, хорошо представлял себе сложившуюся ситуацию. Он решает провести реформу. " Постави кумиры на холму вне двора теремного..." - приказывает он. При этом выносится туда шесть Божеств, а Перун как бы выделяется среди них. "Из того, что эти кумиры были поставлены вне двора теремного, - пишет профессор Корш (Корш Ф.Е. Владимировы Боги. Исторический очерк. Харьков,1908.С.2.), по-видимому, следует, что они предназначались для общественного поклонения."Но Владимир выносит своего дружинного Бога Перуна предназначая его для общественного поклонения, т.е. он объявил свой военно-племенной культ общим культом." Под горой внизу стоял Во­лос, Бог всей Руси, выше его значительнее, уже тоже для всей Руси,на холме стал возвышаться и был теперь издалека виден Перун, окруженный сонмом других Богов" ( Е.В.Аничков Язычество и Древняя Русь. СПб.,1914.С.320.).

Когда установил свой пантеон Владимир, сделал отчаянную попытку борьбы с наступающим христианством. Он навязывает свой культ Перуна, обставляя его другими Богами, т.к. он еще слишком немощен. то боги разноплеменного состава.

Но реформа оказалась неудачной. И необходимость принятия новой ве­ры стала для Владимира очевидной.

Но почему он выбирает именно христианство? И почему крестится по греческому образцу? Какое влияние на формирование русской церкви ока­зали другие христианские ветви? Эти и многие другие вопросы представ­ляют огромный интерес для исследователей этого периода уже многие го­ды.

В "Повести временных лет" существует несколько различных легенд связанных с событиями крещения Руси. В ней указывается на выбор Влади­миром веры. И действительно, отказавшись от языческих верований Влади­миру предстояло выбрать для себя и соответственно для всей Руси новую веру. Во всех религиях того времени главным была обрядность. Только участием в жертвоприношениях, а на Востоке еще и соблюдением обстоя­тельнейших предписаний относительно приема пищи и омовений, можно было доказать принадлежность к определенной религии. В то время как Рим и Греция в этом отношении терпимость, на Востоке свирепствовала система религиозных запретов. Христианство в отличие от восточных религий не знало никаких вносящих разделение обрядов, не знало даже жертвоприно­шений. Отрицая, таким образом, все национальные религии и общую им всем обрядность и обращаясь ко всем народам без исключения, христианс­тво само становится первой возможной мировой религией. В государствах Востока язычество трансформировалось в идеологическое прикрытие деспо­тизма оторванной от народа власти, а стремление к монотеизму удовлет­воряло именно потребности иерархически выстроенной деспотической влас­ти. Именно таковым был и монотеизм иудаизма.

Есть возможность принять различные верования. В "Речи философа" князь выслушивает послов от различных религиозных течений, но прямого ответа не дает. Владимир созывает бояр и старцев градских и сообщает о предложениях болгар, немцев, иудеев и греков. Совет бояр и посольство из 10 человек направленное в Волжскую Болгарию, в "Немци", а затем в Царьград, описаны схематично. Ездили ли послы в "Немци" на самом деле или это сочинил летописец установить невозможно. Только описание скуч­ной службы действительности не соответствует - служба католическая как известно превосходит по пышности греческую, а пение в церкви сближает русскую церковь именно с западной, а не с византийской. На западе же музыкальному сопровождению особое внимание уделяли ирландцы, о которых ниже будет особый разговор. Рассказ о посольствах должен был подчерк­нуть преимущество византийского богослужения и соответственно опреде­лить выбор. "Где крещение приимем?" спрашивает Влалимир бояр. "Где ти любо",- отвечают они ему.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.