Положение русского монашества на святой горе Афон в ХХ веке (23437-1)

Посмотреть архив целиком

ПОЛОЖЕНИЕ РУССКОГО МОНАШЕСТВА НА СВЯТОЙ ГОРЕ АФОН В XX ВЕКЕ

Историю русского монашества невозможно Афон является колыбелью русского монашества. представить без тех ее страниц, которые связаны с подвижничеством русских иноков на Святой Горе Афон. Памятуя о том, что первооснователь монашества на Руси преподобный Антоний Печерский был афонским постриженником, можно говорить о том, что Афон является колыбелью русского монашества. История русского присутствия на Святой Горе насчитывает более тысячи лет. Еще в эпоху св. равноапостольного князя Владимира выходцам из Руси был предоставлен в вечное владение скит Богородицы Ксилургу. Двумя веками позже, в 1169 году, им был также передан монастырь во имя святого великомученика и целителя Пантелеимона. За эти долгие годы как все русское святогорское иночество в целом, так и Свято-Пантелеимонов монастырь в частности, наряду с периодами расцвета пережили и времена упадка и запустения, что, как правило, было связано с ослаблением по тем или иным причинам духовных связей Афона с Русской Православной Церковью. Одним из таких драматических периодов является совсем недавнее от нас время, а именно вторая половина ХХ века, рассмотрению которого и посвящен настоящий доклад.

В указанный период реально существовала опасность полного исчезновения русских на Афоне, хотя начало двадцатого столетия совершенно не предвещало подобного развития событий. В 1903 году из 7432 святогорских монахов (включая скиты и келии) русских было 3496, грузин – 51, болгар – 307, сербов – 16, румын – 286, греков – 3276. Таким образом, русская братия была самой многочисленной на Афоне.

Но уже к 1956 году в двадцати монастырях, скитах и келлиях обитало монахов 1491, или в пять раз меньше, чем в 1903 году. Из них греков осталось1290 человек, болгар – 17, грузин – ни одного, сербов – 28, румын – 94, а русских – всего 62, т.е. почти в 57 раз меньше, чем в 1903 году. В дальнейшем количество их еще более уменьшилось. Словно пропорционально убыванию русских на Афоне пустела и скудела вся Святая Гора. Что же привело к такому оскудению русского монашества на Афоне?

Уже после первой балканской войны 1912 года, когда внешняя власть над Святой Горой перешла от мусульман-турок к православным грекам, положение русского и других славянских монастырей изменилось в худшую сторону. Если турецкая администрация не ограничивала самоуправление Афона и не препятствовала пополнению русских обителей иноками из России, то греки сразу же обнаружили стремление поставить святогорскую общину под свой контроль, подчинить ее светской юрисдикции.

Российское правительство не признало этой оккупации, и русские монахи подчинялись Российскому посольству в Константинополе. На Лондонской конференции послов 11 августа 1913 года обсуждался вопрос о международном положении Афона, было достигнуто соглашение, что Афон будет пользоваться независимой и нейтральной автономией. Совет (Протат или Кинот), состоящий из 20 представителей 20 монастырей, между которыми распределены все земли Афонского полуострова, заведует управлением Святой Горы, и располагает полицией. Тем самым снова подчеркивался всеправославный и всенародный характер святогорского иноческого центра, ни у кого не вызывавший сомнений еще со времен византийских императоров.

После дипломатических усилий России этот проект поддержали премьер-министр Греции Е. Венизелос и Константинопольский патриарх. Вот как звучал ответ патриарха российскому посланнику в Константинополе:

"Патриархия присоединяется вполне к проекту, по которому полуостров Афон должен сохранить свое автономное положение под руководством шести держав. Патриархия всеми силами будет против того, если какое-нибудь государство, будь даже это Греция, будет домогаться захватить себе Святую Гору, которая является одинаково священной для всех православных христиан".

Однако эти слова были быстро забыты. 26 августа 1913 года Бухарестская конференция вынесла решение о размежевании границ между Грецией и Болгарией, по которому Афон был отдан Греции. Тем не менее, для России итоги Лондонской конференции оставались основополагающими, ибо решение об "интернационализации" Святой Горы не было отменено, несмотря на то, что Афон был включен в состав Греческого Королевства.

Греческие войска заняли Афон 2 (15) ноября 1912 года. В тот же день командиром высаженного десанта адмиралом Кундуриотисом был объявлен королевский декрет, включавший такие характерные пункты:

"(1) Афонский полуостров весь занят нами и составляет отныне нашу оккупацию...

(3) Местные дела будут разбираться... под высшим надзором самого командира отряда.

(4) Существующие законы и обычаи... будут продолжать действовать и применяться... под надзором командира отряда, который имеет право ведать всякое дело...

(5) Мы ручаемся за уважение и ненарушимость прав собственности, религии, личной свободы... всех жителей занятой нами местности без различия племенного происхождения или религиозного верования...

(7) Охранение прав возлагается на командира отряда, имеющего власть делать приказания какого бы то ни было характера..." .

Весь документ, как легко видеть, выполнен в сугубо мирском духе. Внутренние дела монастырей безоговорочно ставятся под контроль военных властей (пп. 3, 4, 7), а с другой стороны, гарантируются права всех, "без различия религиозного верования". Русское правительство потребовало вывода греческих войск, которые и были выведены с территории Русского Пантелеимонова монастыря.

После 1917 года все решения и международные договоры, связанные со статусом Святой Горы и принятые после Лондонской конференции 1913 года, состоялись без участия России. Тем не менее, и в них было предусмотрено сохранение прав и свобод иноков негреческого происхождения. Так, согласно 13-й статье Севрского договора между странами Антанты и Грецией, заключенного 10 августа 1920 года, Греция обязывалась "признавать и хранить традиционные права и свободы, которыми пользуются негреческие монашеские общины на Афоне, в соответствии с 62-й статьей Берлинского трактата от 13 июля 1878г.

Севрский договор ставил исполнение этого пункта под контроль Совета Лиги Наций, каждый член которого мог вносить в Совет предложение о принятии тех или иных мер против Греции за нарушение с ее стороны этого пункта. В целом Севрский договор так и не был ратифицирован, но его постановления о национальных меньшинствах, – в частности, на Афоне, – вошли в Лозаннский мирный договор от 24 июля 1923 года, который был зарегистрирован Лигой Наций 5 сентября 1924 года под 701 и взят Лигой под ее гарантию 26 сентября того же года. Таким образом, это решение явилось обязательным для Греции. Его обязательность прямо предписывается первой статьей Лозаннского договора: "Греция обязуется признавать постановления статей от 2 до 8 (о меньшинствах) этой главы, как основной закон, так что никакой закон и никакие правила, никакой официальный акт не могут быть в противоречии или в несогласии с этими постановлениями".

На деле греческое правительство в сложной международной обстановке 20-х годов текущего столетия вопреки гарантиям Лиги Наций предприняло новые действия по эллинизации Афона. По смыслу всех международных и канонических постановлений о Святой Горе ее монахи, независимо от их национальности, никогда не рассматривались как обыкновенные жители или подданные того государства, в пределах которого находился Афон. Они всегда составляли отдельную самостоятельную монашескую республику, вполне автономную в своей внутренней жизни. Всегда прием желающего поступить в монастырь был исключительно внутренним делом каждого монастыря. В него не вмешивались ни Священный Кинот, ни Константинопольский патриарх, ни, тем более, светская власть.

В противоположность этой древней практике 10 сентября 1926 года греческое правительство издало закон, согласно которому все афонские монахи, независимо от их национальности, считаются подданными греческого государства. В силу этого закона в афонские монастыри не может быть вновь принято лицо, не имеющее греческого подданства. А для того, чтобы лицо негреческой национальности могло получить право на греческое подданство, оно должно прожить в Греции не менее 10 лет, причем сведения о нем в полиции должны быть благоприятными. Этим законом фактически закрывался въезд и поселение славян в славянских монастырях на Афоне. Тем самым были нарушены вековечные свободы этого иноческого всеправославного центра и международные постановления о нем, в результате чего величайшая святыня Православия была фактически изолирована от многих Поместных Православных Церквей.

Закону 1926 года предшествовало принятие Священным Кинотом Афона в мае 1924 года "Нового устава", или "Нового канонизма", состоящего из 188 статей.

Статья 6 этого "Устава Святой Афонской Горы" гласит, что "все обитающие на Святой Горе монахи, какой бы они ни были национальности, считаются приобретшими греческое подданство", а согласно статье 8 "представитель греческого государства на Святой Горе заботится и через свои органы приводит в исполнение решения монастырей и Священного Кинота, поскольку они приняты согласно настоящему Уставу". Новый Устав якобы "вытекает из императорских хрисовулов и типиков, патриарших сигиллионов, султанских фирманов, действующих Главных канонизмов и древнейших монашеских уставов и режимов" (статья 188). Но это не так.


Случайные файлы

Файл
83066.rtf
69920.rtf
163179.rtf
70510.rtf
17755-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.