Зигмунд Фрейд: биографический очерк, формирование школы, отношение с учениками (133258)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/

Федеральное агентство по образованию РФ

Высшее профессиональное учебное заведение

Тульский государственный университет

Кафедра психологии










Курсовая работа

Зигмунд Фрейд: биографический очерк, формирование школы, отношение с учениками




Написал: студентка гр.820 572

Полякова Нина

Проверил: Брагина Т.А.






Тула 2008


Содержание


Введение

Глава 1. Биографический очерк

Глава 2. Отношение с учениками

1. Юнг

2. Ференци

3. Адлер

4. Райк

5. Анна Фрейд

6. Райх

Глава 3. Формирование школы

  1. Отто Ранк как летописец истории психоанализа

  2. «Развитие»

  3. «Письма по кругу»

Заключение

Список использованной литературы



Введение



«Попросите сто человек на улице назвать известного покойного психолога,- предлагает Кейт Станович, - и наверняка Зигмунд Фрейд станет победителем». Хотя в настоящий момент влияние, оказанное Фрейдом на психологическую науку, кажется не столь значительным, его известность продолжает делать свое дело в восприятии людьми психологии. Его наследие используется в литературных интерпретациях, психиатрии и популярной психологии. Так кто же такой был Фрейд и чему он учил?

На протяжении долгого времени, да и сейчас также удивительная личность Зигмунда Фрейда интересовала, интересует и скорее всего, будет интересовать всех ученых, кто хоть раз сталкивался с его работами. Вот и нас также заинтересовал этот великий человек, который приоткрыл дверь в мир бессознательного.

Мы решили поближе познакомиться с его жизнью и работами, поэтому задачи нашей работы состоят в следующем:

  • Поинтересоваться биографией Фрейда З.

  • Рассмотреть его отношения с учениками

  • Пронаблюдать за формированием школы З. Фрейда.

Его личность рассматривали различные ученые, к примеру, Э. Фромм – знаменитый американский неофрейдист, который в своей книге «Миссия Зигмунда Фрейда» дает анализ личности основателя психоанализа. Данное исследование выгодно отличается от других биографий Фрейда, написанных его учениками и последователями, своей объективностью и непредвзятостью – Фромм описывает как сильные, так и слабые стороны личности Фрейда. Из этой книги можно узнать и понять, почему и по какой причине создавались труды, что влияло на их создание. Можно сказать, что в книге Фрейд предстает перед нами как объект исследования, с точки зрения своих теорий, так как из каждого его «движения» в жизни создавалась какая-нибудь концепция или дополнение к ней, и Фромм проанализировал личность Фрейда, применяя отчасти к ней его же теории.

В очень легкой и доступной форме, немного с юмором, отобразил жизнь основателя психоанализа Р. Осборн. В ней отражены основные моменты, как самой жизни ученого, так и его работ. Есть трехтомная энциклопедия, под редакцией Боковикова, где полностью рассмотрены жизнь, труды, наследия З. Фрейда. В энциклопедии имеются вставки писем, написанных лично Фрейдом, по которым оцениваются отношения между автором писем и их получателями. Здесь присутствуют пионеры психоанализа и все те, с кем когда-то был знаком Фрейд. Так каким же он был: страстным и любящим по отношению к семье, добрым по отношению к ученикам, справедливым и терпимым к выходкам противников или же он был как обычный человек, у которого хватает и забот и проблем, который может быть черствым, бесчувственным и эгоистичным? Почему у него не сложились все-таки отношения с учениками? Среди многих аналитиков, которые порвали с Фрейдом и создали свои теоретические школы, в первую очередь следует назвать Альфреда Адлера и Карла Г. Юнга. Они оба были в числе самых первых и самых значительных последователей. Что привело к разрыву между ними? Поэтому мы задались целью узнать, как протекала жизнь Фрейда, какими были отношения в школе, которую он сформировал.

Возможно, можно предположить, что и становление или некое зарождение его школы началось с того, как он увлекся раскрытием причин болезней своих пациентов не со стороны физиологии, а с точки зрения рассмотрения психики, и когда начал вести свою переписку с единомышленниками и с теми, кто его понимал и принимал. Как Фрейд «пришел» к созданию психоанализа? Что стало толчком к возникновению идей? Может быть, повлияло окружение или все же ему, как и Менделееву, «во сне приснилось»?

Попробуем найти ответы на поставленные вопросы.


Глава 1. Биографический очерк


Зигизмунд Фрейд родился 6 мая 1856 года в маленьком австрийском городке Фрайберге, Моравия (на территории современной Чехии). Он был самым старшим из семерых детей в своей семье, хотя у его отца, торговца шерстью, было двое сыновей от предыдущего брака, и он был уже дедушкой к моменту рождения Зигмунда. Когда Фрейду было четыре года, его семья в связи с финансовыми затруднениями перебралась в Вену. Фрейд постоянно жил в Вене, а в 1938 году, за год до смерти, он эмигрировал в Англию.

С самых первых классов Фрейд блестяще учился. Несмотря на ограниченные финансовые возможности, заставлявшие всю семью ютиться в тесной квартирке, у Фрейда была своя собственная комната и даже лампа с масляным фитилем, которой он пользовался во время занятий. Остальные члены семьи довольствовались свечами. Подобно другим молодым людям того времени, он получил классическое образование: изучал греческий и латынь, читал великих классических поэтов, драматургов и философов – Шекспира, Канта, Гегеля, Шопенгауэра и Ницше. Его любовь к чтению была так сильна, что долги в книжной лавке стремительно росли, а это не вызывало сочувствия у его отца, стесненного в средствах. Фрейд великолепно владел немецким языком и одно время получал призы за свои литературные победы. Он также бегло говорил на французском, английском, испанском и итальянском языках.

Фрейд вспоминал, что в детстве он часто мечтал стать генералом или министром. Однако, поскольку он был евреем, почти любая профессиональная карьера была для него закрыта, за исключением медицины и юриспруденции – так сильны были тогда антисемитские настроения. Фрейд выбрал медицину без особого желания. Он поступил на медицинский факультет Венского университета в 1873 году. Во время учебы он испытал на себе влияние знаменитого психолога Эрнста Брюкке. Брюкке выдвигал идею о том, что живые организмы представляют собой динамические энергетические системы, подчиняющиеся законам физической вселенной. Фрейд воспринял эти идеи со всей серьезностью, и позднее они получили свое развитие в его взглядах на динамику психического функционирования.

Честолюбие толкало Фрейда к совершению какого-нибудь открытия, которое принесло бы ему известность уже в студенческие годы. Он внес свой вклад в науку благодаря описанию новых свойств нервных клеток у золотых рыбок, а также подтверждению существования яичек у самцов угря. Однако наиболее важное его открытие состояло в том, что при лечении многих заболеваний может быть использован кокаин. Он сам употреблял кокаин без каких-либо отрицательных последствий и пророчил этому веществу роль едва ли не панацеи, не говоря уже о его эффективности в качестве обезболивающего. Позднее, когда стало известно о существовании наркотической зависимости от кокаина, энтузиазм Фрейда пошел на убыль.

После получения медицинской степени в 1881 году Фрейд занял должность в Институте анатомии мозга и проводил сравнительные исследования мозга взрослого человека и плода. Его никогда не влекла практическая медицина, однако вскоре он оставил свою должность и стал практиковать приватно как невропатолог, преимущественно по той причине, что научная работа низко оплачивалась, а атмосфера антисемитизма не давала возможности продвижения по службе. Ко всему прочему, Фрейд влюбился и был вынужден осознать, что если он когда-нибудь вступит в брак, ему нужна будет хорошо оплачиваемая работа.

1885 год ознаменовался критическим поворотом в карьере Фрейда. Он получил исследовательскую стипендию, которая дала ему возможность поехать в Париж и в течение четырех месяцев стажироваться у Жана Шарко, одного из наиболее выдающихся неврологов того времени. Шарко изучал причины и лечение истерии – психического расстройства, проявлявшегося во множестве разнообразных соматических проблем. У пациентов, страдавших истерией, наблюдались такие симптомы, как паралич конечностей, слепота и глухота. Шарко, используя внушение в гипнотическом состоянии, мог, как индуцировать, так и устранять многие из этих истерических симптомов. Хотя позднее Фрейд отвергал применение гипноза в качестве терапевтического метода, лекции Шарко и его клинические демонстрации произвели на него сильное впечатление. За время короткого пребывания в знаменитом госпитале Сальпетриер в Париже Фрейд из невролога стал психопатологом.

В 1886 году Фрейд женился на Марте Бернайс, с которой они прожили вместе более половины века. У них родились три дочери и три сына. Младшая дочь, Анна, последовала по стопам отца и со временем заняла лидирующее положение в психоаналитическом направлении как детский психоаналитик. В 80-е годы Фрейд начал сотрудничать с Йозефом Брейером, одним из наиболее известных венских врачей. Брейер к тому времени достиг определенного успеха в лечении пациентов с истерией благодаря применению метода свободных рассказов больных о своих симптомах. Брейер и Фрейд предприняли совместное исследование психологических причин истерии и методов терапии этого заболевания. Их работа завершилась публикацией книги «Исследования истерии» (1895), в которой они пришли к выводу о том, что причиной появления истерических симптомов являются подавленные воспоминания о травматических событиях. Дату этой знаменательной публикации иногда связывают с основанием психоанализа, однако наиболее творческий период в жизни Фрейда был еще впереди.

Личные и профессиональные отношения между Фрейдом и Брейером резко прервались примерно в то же время, когда была опубликована книга «Исследования истерии». Причины, по которым коллеги внезапно стали непримиримыми врагами, до сих пор не вполне ясны. Биограф Фрейда Эрнест Джонс утверждает, что Брейер категорически не соглашался с Фрейдом по вопросу о роли сексуальности в этиологии истерии, и это предопределило разрыв (Jones, 1953). Другие исследователи предполагает, что Брейер выступил в роли «отцовской фигуры» для более молодого Фрейда и его устранение было просто предначертано самим ходом развития отношений вследствие эдипова комплекса у Фрейда. Каковы бы ни были причины, эти два человека никогда снова не встретились как друзья.

Утверждения Фрейда о том, что в основе истерии и других психических расстройств лежат проблемы, связанные с сексуальностью, привели к его исключению из Венского медицинского общества в 1896 году. К этому времени у Фрейда имелось крайне мало разработок (если они вообще были) того, что позднее получило известность как теория психоанализа. Более того, его оценка собственной личности и работы по наблюдениям Джонса была такова: «У меня довольно ограниченные способности или таланты – я не силен ни в естественных науках, ни в математике, ни в счете. Но то, чем я обладаю, пусть и в ограниченном виде, вероятно, развито очень интенсивно».

Промежуток между 1896 и 1900 годами был для Фрейда периодом одиночества, но одиночества очень продуктивного. В это время он начинает анализировать свои сновидения, а после смерти отца в 1896 году практикует самоанализ в течение получаса перед сном ежедневно. Его наиболее выдающийся труд «Толкование сновидений» (1900) основан на анализе собственных сновидений. Однако слава и признание были еще далеко. Для начала этот шедевр был проигнорирован психиатрическим сообществом, а Фрейд за свой труд получил лишь авторский гонорар в размере 209 долларов. Может показаться невероятным, но за восемь последующих лет ему удалось продать всего 600 экземпляров этого издания.

За пять лет после публикации «Толкования сновидений» престиж Фрейда вырос настолько, что он вошел в число врачей, пользующихся всемирной известностью. В 1902 году было основано общество «Психологические среды», которое посещал только избранный круг интеллектуальных последователей Фрейда. В 1908 году эта организация была переименована в Венское психоаналитическое общество. Многие из коллег Фрейда, бывшие членами этого общества, стали известными психоаналитиками, каждый в своем направлении: Эрнест Джонс, Шандор Ференци, Карл Густав Юнг, Альфред Адлер, Ганс Сакс и Отто Ранк. Позднее Адлер, Юнг и Ранк вышли из рядов последователей Фрейда и возглавили конкурирующие между собой научные школы.

Период с 1901 по 1905 год стал особенно творческим. Фрейд опубликовал несколько работ, в том числе «Психопатология обыденной жизни» (1901), «Три эссе о сексуальности» (1905) и «Юмор и его отношение к бессознательному» (1905). В «Трех эссе…» Фрейд выдвинул предположение о том, что дети рождаются с половыми побуждениями, а их родители предстают в роли первых половых объектов. Общественное возмущение последовало незамедлительно и имело широкий резонанс. Фрейда заклеймили как страдающего половыми извращениями, непристойного и безнравственного человека. Многие медицинские учреждения бойкотировались из-за их терпимости к идеям Фрейда о половой жизни детей. В 1909 году произошло событие, сдвинувшее психоаналитическое движение с мертвой точки относительной изоляции и открывшее ему путь к международному признанию. Г. Стэнли Холл пригласил Фрейда в Университет Кларка в Уорчестере, штат Массачусетс прочесть цикл лекций. Лекции были приняты очень хорошо, и Фрейд был награжден почетной степенью доктора. В то время его будущее выглядело весьма многообещающим. Он достиг значительной известности, пациенты со всего света записывались к нему на консультации. Но были и проблемы. Прежде всего он потерял практически все свои сбережения в 1919 году в связи с войной. В 1920 году умерла его 26-летняя дочь. Но, возможно, наиболее тяжелым испытанием для него стал страх за судьбу двух сыновей, воевавших на фронте. Отчасти под влиянием атмосферы первой мировой войны и новой волны антисемитизма, в возрасте 64 лет Фрейд создал теорию об универсальном человеческом инстинкте – стремлении к смерти. Однако, невзирая на пессимизм в отношении будущего человечества, он продолжал четко формулировать свои идеи в новых книгах. Наиболее важными являются «Лекции по введению в психоанализ» (1920), «По ту сторону принципа удовольствия» (1920), «Я и Оно» (1923), «Будущее одной иллюзии» (1927), «Цивилизация и недовольные ею» (1930), «Новые лекции по введению в психоанализ» (1933) и «Очерк психоанализа», опубликованный посмертно в 1940 году. Фрейд был исключительно одаренным писателем, о чем свидетельствует награждение его Премией Гете по литературе в 1930 году.

Первая мировая война оказала огромное влияние на жизнь и представления Фрейда. Работа в клинике с госпитализированными солдатами расширила его понимание разнообразия и тонкости психопатологических проявлений. Усиление антисемитизма в 1930-х годах также оказало сильное влияние на его взгляды о социальной природе человека. В 1932 году он был постоянной мишенью для нападок гитлеровцев (в Берлине нацисты устроили несколько публичных сожжений его книг). Эти события Фрейд прокомментировал так: «Какой прогресс! В Средневековье сожгли бы меня самого, теперь же они довольствуются сожжением моих книг». Только благодаря дипломатическим усилиям влиятельных граждан Вены ему было разрешено покинуть этот город, вскоре после вторжения нацистов в 1938 году. Последние годы жизни Фрейда были тяжелыми. С 1923 года он страдал распространяющейся раковой опухолью глотки и челюсти (Фрейд выкуривал ежедневно 20 кубинских сигар), но упорно отказывался от лекарственной терапии, за исключением небольших доз аспирина. Он настойчиво работал, несмотря на то, что перенес 33 тяжелые операции, которые должны были остановить распространение опухоли (из-за этого он был вынужден носить неудобный протез, заполнявший образовавшееся свободное пространство между носовой и ротовой полостями, и поэтому временами не мог говорить). Его ожидало еще одно испытание на стойкость: во время гитлеровской оккупации Австрии в 1938 году его дочь Анна была арестована гестапо. Только благодаря случайности ей удалось освободиться и воссоединиться со своей семьей в Англии1.

В феврале 1939 года возникает неоперабельный рецидив рака. 23 сентября 1939 года в Лондоне, где он оказался как перемещенный еврейский эмигрант, Зигмунд Фрейд покинул этот мир.

Жизнь его была довольно многообразна и насыщенна. Великий человек прожил великую и присущую только ему жизнь.


Глава 2. Отношение с учениками


Прежде чем нам рассмотреть формирование школы, будет лучше рассмотреть отношение Фрейда с учениками, так как именно из переписки с ними и с друзьями можно увидеть, как начала зарождаться школа психоанализа, как внутри неё строились отношения и что с ней стало. Здесь мы рассмотрим не вех учеников профессора (так называли Фрейда ученики), а только те, которые отличаются от остальных. В основном отношения были теплыми, можно сказать «семейные», приверженцы психоанализа Фрейда души в нем не чаяли, что нравилось Фрейду.

Фрейд «был наделен» зависимостями. Зависимость Фрейда от Матери не ограничивалась его зависимостью от собственной жены или матери. Она переносилась на мужчин: на тех, кто был старше его, таких, как Брейер, современников, как Флисс, учеников, как Юнг. Однако Фрейд был наделен неистовым чувством гордости за свою независимость и сильнейшим отвращением к положению протеже. Эта гордость заставляла его вытеснять сознание своей зависимости, полностью отрицать её, рвать дружбу, как только друг более не соответствовал предназначенной ему роли «матери». Так, все его наиболее заметные дружеские связи подчинялись одному и тому же ритму: интенсивная дружба на протяжении нескольких лет, затем полный разрыв, часто – вплоть до ненависти. Такой была судьба его дружеских отношений с Брейером, Флиссом, Юнгом, Адлером, Ранком и даже с Ференци, лояльным учеником, который никогда и не помышлял об обособлении от Фрейда и его движения.2 Пока он ощущал на себе действие этой любви, пока чувствовал, что его превосходство должным образом признавалось, и к его учению прислушиваются, он был готов проявлять ответную симпатию. Никогда не подвергалось сомнению то, что Фрейд предлагал ученикам любовь - правда, в несколько отрешенной форме,- и преданность. Он даже был готов допустить определенную долю открытой полемики критики в свой адрес. Но как тока он чувствовал, что его позиция в той или иной мере начинала колебаться тут, же полностью менял свое отношение к тому, или иному человеку.


Отношение Фрейда с Карлом Г. Юнгом

Как и во всех других отношениях здесь обнаруживается та же динамика: великие надежды, огромный энтузиазм и разрыв. Здесь также прослеживается зависимость, но зависимость, где доминирующая личность зависит от тех, кто от неё зависим. Юнг активно заинтересовался психоанализ, чем привлек внимание к себе Фрейда. Как сообщает Джонс: «…Вскоре он (Фрейд) решил, что Юнг должен стать его преемником, и порой называл его «своим сыном и наследником». Он говорил, что Юнг и Гросс были единственными оригинальными умами из всех его последователей. Юнг был уподоблен Иисусу Навину, призванному войти в те земли психиатрии, которые Фрейду, как Моисею, было дано видеть лишь издалека».3 Но существовал еще один важный аспект в отношении Фрейда к Юнгу. До того времени большинство сторонников Фрейда были венцами и евреями. Фрейд чувствовал, что для окончательной победы психоанализа в мире необходимо лидерство «арийцев». Фрейд стремился создать для психоанализа более широкий базис. На одном из венских конгрессов он сделал акцент на той патологической враждебности, которая его окружает, и на необходимости внешней поддержки, дабы противостоять ей. Затем он драматически скинул пальто, сказав, что все хотят видеть его «умирающим с голоду». Ход его мысли понятен, он боялся не за себя, а за психоаналитическое движение, и это побуждало видеть в Юнге спасителя от бед.

В апреле 1906 года Фрейд начинает переписку с Юнгом, которая интенсивно, то есть до 50 писем в год, продолжалась в течение семи лет и которая содержит свидетельства возникновения и упадка этой дружбы. Оба они свободно обменивались мнениями относительно своих коллег и дальнейших шагов по развитию «дела». Они обсуждали опыт, полученный в работе с пациентами, разбирали крупные проблемы и частные детали теории и практики. Проявляя особый интерес к шизофрении, мифологии, антропологии и оккультизму. Конец переписки отражает нарастающее нежелание Юнга принимать дружбу Фрейда, властное влияние последнего и его требования продолжать борьбу, организацию, управление.4

Фрейд хотел полностью завладеть Юнгом, сделать его своим наследником и лидером движения. Подтверждением этому может служить эпизод, который произошел в Соединенных Штатах. За обедом Фрейд предложил преступить «сухой закон», которому следовал Юнг и его учитель Блейер, нарушение его означало бы разрыв с ним и принятие верности Фрейду. На протяжении 1912 года отношения между Фрейдом и Юнгом ухудшились. Фрейд узнал об антагонистическом отношении Юнга к его теориям и к нему самому. Более того, Юнг уже успел высказать Фрейду, что инцестуальные влечения следует толковать не буквально, но как символы других тенденций. Они встретились в Мюнхене в ноябре 1912 года, Фрейд упрекал Юнга за нелояльность, Юнг «покаялся», принял всю критику и обещал исправиться.

Несмотря на повторные заверения в лояльности, как личностные отношения, так и научные взгляды становились все более отчужденными, пока в 1914 году не произошел окончательный разрыв. Разрыв был неизбежен, так как взгляды отличались сильно. Юнг был романтиком, антирационалистом, тогда как Фрейд был ярым рационалистом и стремился рационально контролировать бессознательное.

Взаимоотношения Фрейда с некоторыми другими близкими ему людьми, в особенности с Адлером, Ранком и Ференци, развивались по тому образцу: пылкая дружба, зависимость, превращающиеся затем в подозрительность и в ненависть.


Фрейд и Ференци

В 1907 году, перечитав во второй раз «Толкование сновидений», Ференци испытал потребность написать Фрейду. При посредничестве врача доктора Штайна в 1908 году, незадолго до Зальцбургского конгресса, состоялась их первая встреча на квартире Фрейда. Общение с обеих сторон оказалось столь непринужденным и задушевным, что Ференци тут же пригласили провести летние каникулы вместе с семьей Фрейда – привилегия, которой он часто пользовался и в дальнейшем.

Ференци, когда познакомился с Фрейдом, имел врачебную практику в Будапеште и уже начала первые опыты с гипнозом. Макс Шур, с шармом и юмором, изображающий живой и умозрительный дух Ференци, отмечает, что Фрейд обращался с этим учеником и другом, словно с родным сыном и что поэтому также и в переписке проявляется полная открытость. Это можно проследить даже в небольшом отрывке: « Наши дела мы будем продолжать с осмотрительной уверенностью. Я надеялся, что Юнг подарит мне ощущение, что дети хорошо пристроены, без этого еврейский отец не может ни жить, ни умереть. Теперь я радуюсь, что подобную уверенность внушаете мне Вы и Ваши друзья.

С сердечными пожеланиями на последующие две трети Вашего индивидуального существования. Дружески преданный Вам Фрейд»5.

Самым поразительным примером фрейдовской нетерпимости и авторитарности является его отношение к Ференци, который долгие годы был самым преданным другом и учеником, не имевших притязаний, и лишь к концу жизни предположил, что пациентам нужна любовь, та любовь, в которой они нуждались, но не получали в детстве. Это привело к определенным изменениям в технике, переходе от совершенно безличного, от фрейдовского «зеркального» положения аналитика к более человечному и любовному отношению к пациенту.

С этим предложением ученик пришел к своему учителю. Но Фрейд не терпел поправок в своей теории. Он внимательно выслушал все высказывания Ференци с нарастающим нетерпением и предупредил ученика, что тот вступает «на опасную почву и в самой основе» расходится «с традиционными обычаями и техникой психоанализа». После чего Фрейд развернулся и вышел из комнаты. Ференци был рядом с Фрейдом почти всю жизнь. Они вместе с ним посещали Париж, Флоренцию, Неаполь и Сицилию, Рим и многие другие места, но за десять лет до смерти Фрейда осенью 1929 года Ференци отходит от своего учителя.


Фрейд и Адлер

Первая из многочисленных размолвок, которыми было отмечено начало истории психоанализа, произошла между Фрейдом и Адлером. Изначально различия между этими двумя направлениями не казались столь глубокими, поэтому, когда в 1910 году венское психоаналитическое общество приняло его к себе и назначило президентом, после чего и начались разногласия.

Вот что говорил Фрейд по поводу отношения к Адлеру: « Теории Адлера начинают слишком сильно отклоняться от истинного пути, и пришло время установить порядок. Он забыл слова апостола Павла, те слова, которые Вы знаете лучше меня: «и я знаю, что нет у тебя любви». Он создал систему мира без любви, и я готов обрушиться на него карающим мечом обиженной богини Либидо. Моим принципом всегда была толерантность, а не насаждение своего влияния, хотя, на практике это не всегда действует». На одном из заседаний Венского общества, на котором Адлер представил свою теорию, Фрейд воспользовался случаем и ответил своему оппоненту в манере, которой Фриц Виттельс назвал попыткой «уничтожить своего противника». Тогда самые верные ученики сомкнули свои ряды вокруг Фрейда, и, - как пишет Виттельс, - «все вместе набросились на Адлера, это было нечто невиданное по своей ярости, даже в вызывающей столько разногласий области, как психоанализ». Но Фрейд не только набросился на Адлера, он еще и намеренно усугубил обстановку. Позднее в феврале 1911 года, Фрейд добился и одной из своих целей, когда Адлер покинул пост президента Венского общества. Вместе с ним ушел и Вильгельм Штекель. В июне того же года Фрейд настоял на том, чтобы Адлер был изгнан и из всех остальных обществ. В августе 1911 года основатель психоанализа объяснял Эрнесту Джонсу, что размолвка с Адлером была неминуемой и, если уж кто и несет ответственность за умышленное создание такой «критической ситуации», так это – Адлер. О том насколько глубока была неприязнь Фрейда к своему ученику моно судить по тем словам кот он сказал об этом, так называемом «кризисе» «это мятеж ненормального человека,- писал Фрейд Джонсу,- которого амбиции довели до сумасшествия его влияние основано лишь на проявлениях крайнего садизма и терроризма по отношению к другим». Фрейд не хотел довольствоваться частичной победой, поэтому, когда осенью 1911 года состоялось заседание венского общества, он еще более усугубил и без того напряженную ситуацию. Именно тогда отец психоанализа объявил, что Адлер ушел в отставку вмесите с тремя самыми верными последователями и то, что они объединились в адлерианскую группу. Фрейд категорически был против содействия с данной организацией и поставил всех перед выбором либо с ним, либо с Адлером, тогда с ним вообще разрываешь связь.6


Фрейд и Теодор Райк

Доктор философии Теодор Райк вступил в Венский психоаналитический кружок Фрейда совсем еще молодым и стал одним из первых фрейдовских учеников. Фрейд, с самого начала считавший Райка чрезвычайно одаренным – «одним из главных наших надежд» - и особенно ценивший его наряду с Ранком как исследователя и мыслителя, был связан с ним на протяжении тридцати лет, сначала лично, а затем посредством писем.

Во многих письмах Фрейда можно найти похвалу и признание работ Райка, порой также и замечания в их адрес. Например, Фрейд считает, что они бывают «неотесанными, ядовитыми, сварливыми». В частности, по поводу одной рецензии Райка он отзывается в письме таким образом: «Юмор – это хорошо, но не оскорбление, лучше бы Вы сделали дружелюбные и разумные предложения».

Даже в 1928 году, когда Фрейд в связи с операцией находился в Берлине, где в то время практиковал Райк, он пытался опекать и воспитывать своего коллегу. В ту пору Райк выступил против одного своего коллеги со статьей, полной горьких упреков. Возможно, Райк понимал, что Фрейд воспримет это выступление, как нечто недостойное. С болью в сердце Фрейду пришлось защищать своего юного коллегу от враждебных выпадов, перешедших уже всякие границы. Даже когда Райк написал «Очерк о Достоевском» как отклик на статью Фрейда «Достоевский и отцеубийство», где была как критика, так и признание размышлений профессора. Фрейд откликнулся на это одобрительно.


Фрейд и Анна Фрейд

В декабре 1895 года родилась Анна, шестой и последний ребенок. Когда Анне было 13 лет, Фрейд познакомил её со своей теории психоанализа, она стала посещать его лекции и даже присутствовала на приемах пациентов. После окончания университета, полностью увлеклась психоанализом и вошла в Венское общество. Принимала пациентов в кабинете Фрейда. Когда болезнь сломала Фрейда, она продолжала выступать с его лекциями. Ну что здесь можно сказать, Фрейд хоть и ждал сына, но в дочери «души не чаял» и видел в ней свое продолжение, продолжение жизни своего «дитя» - психоанализа.


Фрейд и Райх

В 1919 году еще студентом-медиком Райх впервые прослушал лекцию по психоанализу и решил посвятить свою жизнь психиатрии.

Более всего Райха привлекала фрейдовская теория либидо, он искал биологические основания этой концепции сексуальных влечений. Он полагал, что нашел, наконец, это подтверждение в открытии биоэнергетических функций, теории оргазма и теории оргона. Его попытка провести «сексуальную революцию» и создать синтез марксистской теории и психоанализа натолкнулась на сопротивление с обеих сторон – как марксисты, так и психоаналитики, в конечном счете, отошли от идей Райха. Райх полагал, что Фрейд был несчастливо женат и зажат в своих отношениях к ученикам и друзьям. Личный и научный разрыв между ними произошел в 1929 году. Райх относил это на счет своих напряженных отношений с Паулем Федерном, проводившим с ним учебный анализ. В сентябре 1930 года, прежде чем отправиться в Берлин, Райх в последний раз посетил профессора в Грундльзее, чтобы попрощаться. Между ними произошло резкое объяснение, и это был конец. Последний приговор Фрейда звучал так: «Ваши взгляды не имеют ничего общего со столбовой дорогой психоанализа». На этой исторической встрече Фрейд якобы также сказал: «Спасать мир – не есть смысл нашего существования».


Глава 3. Формирование школы психоанализа

зигмунд фрейд школа психоанализа

Отто Ранк как летописец истории психоанализа

В рассмотрении формирования и функционирования школы психоанализа невозможно обойти стороной роль Ранка как летописца истории психоанализа. Протоколы дают нам наглядное представление о первом периоде развития психоанализа в Вене. Они имплицитно содержат характеристики венских психоаналитиков, их отношений с Фрейдом и друг с другом. Они отображают творческое развитие психоанализа и его выдающихся пионеров, открывавших новую науку.

Начиная с 1902 года, каждую среду вечером на квартире у Фрейда собираются друзья, члены так называемого «Общества по средам». До 1906 года (за два года до основания Венского психоаналитического объединения) протоколы не велись. В тот период происходили бурные аналитические дискуссии по поводу современной литературы, ведь это время кроме всего прочего было временем Шопенгауэра, Ницше, Стриндберга, Достоевского и Ведекинда. Нунберг связывает тематику встреч с небольшой численностью анализируемых пациентов. Встречи обычно проводились в форме семинаров, хотя и не все участники имели одинаковую «ученую степень». Каждый был обязан принять участие в дискуссии, порядок выступлений определялся жребием. Фрейд вел заседания, на которых нередко происходило то, что мы теперь называем групповым терапевтическим процессом. Не всегда было просто сдержать этих интеллигентных и зачастую весьма агрессивных людей. Фрейд всегда старался, чтобы дискуссия не переросла в оголтелый спор. Он хвалил, когда было за что, и критиковал, если что-то, на его взгляд, заслуживало упрека (или если до него никто не выступал с критическими замечаниями). Фрейд давал возможность своим ученикам – Ранку, Адлеру, Штекелю и другим, проявить себя и, хотя иногда бывал достаточно резок, в целом, хвалил он или возражал, старался проявлять терпимость и уважение к участникам. Здесь можно пронаблюдать, как от Фрейда откалывались ученики. Как создавал свою концепцию А. Адлер и как на нее отрешенно реагировал Фрейд. Шло развитие, и накапливался опыт, появлялись у каждого свои мнения, что явно не нравилось Фрейду, больше всего его волновали именно эти вечно строптивые ученики.


«Развитие»

В 1882 Фрейд начал лечение Берты Паппенхайм (обозначаемой в его книгах как Анна О.), которая ранее была пациенткой Брейера. Ее разнообразная истерическая симптоматика дала Фрейду огромный материал для анализа. Первым важным феноменом оказались глубоко скрытые воспоминания, прорывавшиеся наружу во время сеансов гипноза. Брейер предположил, что они связаны с состояниями, в которых сознание редуцировано. Фрейд считал, что подобное исчезновение из поля действия обычных ассоциативных связей (поля сознания) является результатом процесса, который он назвал вытеснением; воспоминания заперты в том, что он назвал «бессознательным», куда их «отправила» сознательная часть психики. Важной функцией вытеснения является защита личности от влияния негативных воспоминаний. Фрейд предположил также, что процесс осознания старых и забытых воспоминаний приносит облегчение, хотя и временное, выражающееся в снятии истерических симптомов.

Сначала Фрейд, как и Брейер, использовал гипноз для освобождения вытесненных воспоминаний, а позднее заменил его техникой, так называемых свободных ассоциаций, в которой пациенту позволялось говорить все, что приходит в голову. Предложив концепцию бессознательного, теорию защиты и понятие вытеснения, Фрейд начал разработку нового метода, который он назвал психоанализом.

В процессе этой работы Фрейд расширил диапазон необходимых данных, включив в него сновидения, то есть психическую деятельность, происходящую в состоянии редуцированного сознания, именуемом сном. Изучая свои собственные сны, он наблюдал то, что уже вывел из феномена истерии, – многие психические процессы никогда не достигают сознания и удаляются из ассоциативных связей с остальным опытом. Сравнивая явное содержание снов со свободными ассоциациями, Фрейд обнаружил их скрытое или неосознаваемое содержание и описал ряд адаптивных психических приемов, соотносящих явное содержание снов с их скрытым смыслом. Некоторые из них напоминают конденсацию, когда несколько событий или персонажей сливаются в один образ. Другой прием, при котором мотивы того, кто видит сон, переносятся на кого-то еще, вызывает искажение восприятия – так, «я тебя ненавижу» превращается в «ты меня ненавидишь». Огромное значение имеет тот факт, что механизмы подобного рода представляют интрапсихические маневры, которые эффективно изменяют всю организацию восприятия, от которого зависит как мотивация, так и сама деятельность. Затем Фрейд перешел к проблеме неврозов. Он пришел к выводу, что основной областью вытеснения является сексуальная сфера и что вытеснение происходит в результате реальной или воображаемой сексуальной травмы. Фрейд придавал большое значение фактору предрасположенности, которая проявляется в связи с травмирующим опытом, полученным в период развития и изменившим его нормальное течение. Поиск причин невроза привел к наиболее спорной теории Фрейда – теории либидо. Теория либидо объясняет развитие и синтез сексуального инстинкта в его подготовке к репродуктивной функции, а также интерпретирует соответствующие энергетические изменения. Фрейд различал ряд стадий развития – оральную, анальную и генитальную. Разнообразные сложности развития могут помешать человеку достичь зрелости, или генитальной фазы, задержав его на оральной или анальной стадии. Подобное предположение базировалось на изучении нормального развития, сексуальных отклонений и неврозов. В 1921 Фрейд видоизменил свою теорию, приняв за основу представление о двух противоположных инстинктах – стремлении к жизни (эросе) и стремлении к смерти (танатосе). Эта теория, помимо ее невысокой клинической ценности, вызвала невероятное количество интерпретаций. Затем теория либидо была применена к изучению формирования характера (1908) и, вместе с теорией нарциссизма, к объяснению шизофрении (1912). В 1921, в основном для того, чтобы опровергнуть концепции Адлера, Фрейд описал ряд применений теории либидо к изучению феноменов культуры. Затем он попытался использовать понятие либидо как энергии сексуального инстинкта для объяснения динамики таких социальных институтов, как армия и церковь, которые, будучи ненаследственными иерархическими системами, отличаются в ряде важных аспектов от других социальных учреждений. В 1923 Фрейд предпринял попытки развить концепцию либидо путем описания структуры личности в терминах «Оно» или «Ид» (изначальный резервуар энергии, или бессознательное), «Я» или «Эго», (та сторона «Оно», которая входит в контакт с внешним миром) и «Сверх- Я», или «Супер-Эго» (совести). Три года спустя, в основном под влиянием Отто Ранка, который был одним из первых его последователей, Фрейд пересмотрел теорию неврозов, так что она снова стала ближе к его ранним концепциям; теперь он охарактеризовал «Эго» как ведущий аппарат адаптации и переработал само понимание общей структуры невротических феноменов. К 1908 Фрейд имел последователей по всему миру, что позволило ему организовать 1-й Международный конгресс психоаналитиков. В 1911 было основано Нью-Йоркское психоаналитическое общество. Быстрое распространение движения придало ему не столько научный, сколько вполне религиозный характер. Влияние Фрейда на современную культуру поистине огромно. Несмотря на то, что в Европе оно пошло на спад, психоанализ остается основным психиатрическим методом, применяемым в США и (в меньшей степени) в Великобритании. В Соединенных Штатах психоанализ оказал значительное влияние на литературу и театр, особенно на произведения таких известных авторов, как Юджин О'Нил и Теннеси Уильямс. Психоанализ непреднамеренно способствовал идее о том, что всяческого вытеснения и подавления надо избегать, чтобы это не привело к «взрыву парового котла», и что воспитание ни в коем случае не должно прибегать к запретам и принуждению. Хотя наблюдения и теории Фрейда всегда были предметом дискуссий и нередко оспаривались, нет сомнения, что он внес огромный и оригинальный вклад в представления о природе человеческой психики.7


«Письма по кругу»

Школа существовала не только в виде личных встреч, но и виде переписке между учениками и учителями. В них мы также можем пронаблюдать за развитием отношений внутри школы. Годы с 1920 по 1924, к которым относятся эти письма. В эту послевоенную эпоху психоанализ в определенной степени возрождался заново. Это было время подготовки, распространения и интенсивного сотрудничества всех членов Комитета.

Связь разбросанных по миру шестерых носителей колец (членов Комитета) осуществлялась посредством писем. Эти выдающиеся, тщательно отобранные Фрейдом мужи – Абрахам, Ференци, Эйтингон, Джонс, Захс и Ранк, - которые взращивали и лелеяли интеллектуальное достояние психоанализа и разошлись, словно апостолы, по чужим странам, работали в тесном контакте друг с другом в качестве великих зачинателей психоанализа.

Шестидесятилетний Фрейд предстает перед нами в пору первых своих посланий в качестве наставника, руководителя и организатора. В то время психоанализ считался не столько теорией человеческого поведения, сколько методом медицинского воздействия или важной частью западной идеологии.

Составлением писем занимались Фрейд и Ранк, даже если письмо было составлено одним Ранком, подписывалось оно всегда от двоих. В письмах в основном обсуждались проблемы организаций, правила и устав, уплата или неуплата членских взносов, то есть проблемы управления. Научные дискуссии возникали лишь в редких случаях - да и то только перед конгрессами. Между Ранком и Джонсом постоянно вспыхивали ссоры из-за проблем с психоаналитическим издательством и авторскими правами.

Кроме того, в некоторых «письмах по кругу» имеются собственноручно написанные Фрейдом строчки, доказывающие его огромный личный интерес к этой работе.

По всей вероятности, в то время стать членом психоаналитического объединения было значительно легче. Несколько студентов-медиков из Лейпцига, собравшихся для обсуждения психоаналитической литературы, пожелали быть принятыми в члены и едва не добились успеха, если бы Эрнест Джонс, истинный англичанин, не выступил против этого. Присылаются письма о развитии психоанализа в разных странах.

1921 год: организация расширяется.

В 1921 году рассылка писем упорядочилась и стала более регулярной.

Ференци попытался избавиться от обсуждения административных вопросов и сообщил о своей работе, посвященной символу и страху. Он также попытался понять динамику прогрессивного паралича, что в дальнейшем стало классическим случаем психоанализа.

Ференци профессор заверяет, что и в Вене дела идут не слишком хорошо и он сам видит, что количество консультаций заметно сокращается.

1922 год: кульминация переписки.

Ференци в своем обычном лаконичном стиле сообщает из Будапешта, что психоанализ в Венгрии развивается слабо.

Внезапно оказалось, что издательство должно переехать из Вены в Берлин. Ференци надеялся таким образом избежать каких бы то ни было экономических кризисов.

1922 год: раздор, сомнения и ссора.

В 1923 году объем писем – но не их количество – увеличивается. Можно предположить, что значительная часть корреспонденции в «письма по кругу» не включена. В этом году Фрейд заболел, и постепенно каждый ощутил тяжесть недуга, повлекши за собой столько страданий, столько операций и в конечном счете оборвавший жизнь и творчество Фрейда. Фрейд намеревается принять московскую группу, чтобы тем самым придать еще больший авторитет Международной психоаналитической организации и получить возможность влиять на эту группу.

В остальном все письма этого года говорят лишь о самочувствии профессора. Происходит ссора между Ференци и Джонсом, которого Ференци обвиняет в присвоении его достижений.

Между тем Ранк заболел и письма стали короче.

1924 год: последние послания.

Здесь происходит ссора между Ранком и Джонсом, но профессор не позволяет Ранку раздувать ссору. Письма стали более частными, и отправлялись только определенным лицам.

Первоначально Комитет «носителей колец» задумывался как своего рода духовная гвардия профессора, призванная оберегать его от разочарований, что и делал комитет в течении долгого времени.

«Носители колец» поддерживали профессора и психоаналитическое движение в те времена, когда понятия духовного существования были омрачены инфляцией и мировым кризисом. Они не перегружали его множеством организационных вопросов и техническими проблемами управления. Они делали это из верности Фрейду и психоанализу как «делу», движению, вере, мировоззрению, науке, искусству. Они работали без устали, и все они познали радость открытий, приключений, освоение новых территорий.

Отто Ранк, главный помощник Фрейда, судя по объему исполняемой им работы, имел больше рук, чем бог Шива. Он подавлял свою потребность в самовыражении, пока профессор не заболел неизлечимой болезнью, о чем какое-то время никто, кроме Ранка не знал.

Такие сложные и иногда запутанные отношения прослеживались в письмах, а также между их авторами.


Заключение


В данном исследовании нами была предприняты попытки рассмотреть биографию Фрейда, как образовывалась, и какие отношения были в школе, которую основал профессор, какие отношение были между Фрейдом и его учениками. Большая часть биографий Фрейда написана его последователями, для которых он остается Моисеем, приведшим их в землю обетованную. Фрейд был ученым, у которого было не легкое детство, его семейные связи не уложились у него в голове, так как он родился уже дедушкой, а его племянник был старше его, возможно поэтому он создал свои концепции. С другой стороны он, (как и многие люди) имел зависимости, которые проявлялись как в отношениях к семье, так и в отношениях к ученикам и друзьям. Формирование школы тоже происходило с некоторой спонтанностью, постепенностью. Сначала как некие встречи дома, в виде семинаров, после переросла в организацию, появился Комитет, и даже расстояния не стали преградой для развития работы психоанализа, они делились своим опытом через письма. Через письма также шло и личное частное общение между участниками школы и профессором. Отношения между Фрейдом и его учениками были теплыми, как между «отцом и сыном» до тех пор, пока «сын» не начинает противиться и не прислушиваться к мнению «отца», или тем более пытаться изменить, или внести коррективы в его теорию. Среди учеников встречались «любимчики», которые после ослушания переходили в статус «отверженных». Нам удалось выяснить, что Фрейд в отношении жены сначала был страстен, но после женитьбы вся страсть ушла, но жену он все же любил. Примерно такие же отношения прослеживаются у Фрейда с учениками, как только они становятся его учениками, следуют его теории, блюдут традиции классического психоанализа, он их по своему «любит», но стоит нарушить правило, как можно было сразу попасть в немилость к профессору. Такой разнообразной и по-своему необычной была личность великого ученого, который стал первопроходцем в открытой земле.


Список использованной литературы


  1. http://www.psystatus.ru/

  2. Джеймс Браун. Психология Фрейда и постфрейдисты. Пер. с англ. – М.: «Рефл-бук»; К.: «Ваклер», 1997. – 304 с. Серия «Актуальная психология».

  3. Фромм Эрих Миссия Зигмунда Фрейда. Анализ его личности и влияния: Пер. с англ. – Сер.: Библиотека психоанализа. – М.: Издательство «Весь мир», 1996. – 144 с.

  4. Энциклопедия глубинной психологии. Том I. Зигмунд Фрейд: жизнь, работа, наследие. Пер. с нем. /Общ. ред. А. М. Боковикова. – М.:ЗАО МГ Менеджмент, 1998. – 800 с., илл.

  5. http://www.krugosvet.ru

Размещено на http://www.allbest.ru/

1 http://www.psystatus.ru/

2 Фромм Эрих

Миссия Зигмунда Фрейда. Анализ его личности и влияния: Пер. с англ. – Сер.: Библиотека психоанализа. – М.: Издательство «Весь мир», 1996. С.41.

3 Фромм Эрих

Миссия Зигмунда Фрейда. Анализ его личности и влияния: Пер. с англ. – Сер.: Библиотека психоанализа. – М.: Издательство «Весь мир», 1996. С.41.

4 Энциклопедия глубинной психологии. Том I. Зигмунд Фрейд: жизнь, работа, наследие. Пер. с нем. /Общ. Ред. А.М. Боковикова. – М.:ЗАО МГ Менеджмент, 1998. – 800 с., илл. С.45

5 Энциклопедия глубинной психологии. Том I. Зигмунд Фрейд: жизнь, работа, наследие. Пер. с нем. /Общ. Ред. А. М. Боковикова. – М.:ЗАО МГ Менеджмент, 1998. С.91.

6 http://www.psystatus.ru/

7 http://www.krugosvet.ru


Случайные файлы

Файл
28904-1.rtf
54971.rtf
80916.rtf
19305.rtf
139094.rtf