Дмитрий Пучков - Санитары подземелий (Goblin-sanitari-podzemelii)

Посмотреть архив целиком

Дмитрий Пучков

Санитары подземелий




Часть 1


Сидеть на железном полу было жестко и неудобно. Постоянно затекала то одна, то другая половинка задницы, и соответствующая ей нога. Менять положение приходилось очень осторожно и тихо, так, чтобы не издать ни малейшего звука.Скрючившись за ящиком, Гоблин, не мигая, смотрел в прицел рейлгана. Притомившийся в ожидании Лютый уснул на полу рядом.

Могучая оптика воспроизводила мельчайшие детали дверного проёма, расположенного в противоположном от небрежно составленных в углу ящиков конце помещения. Под тонкими волосками перекрестья и рисок красными угольками тлели цифры часов, а под ними весело бежали зелёные циферки дальномера. Дальномер сообщал хозяину, что до цели ровно 91 метр, 17 сантиметров и 8 миллиметров.

«Надо будет загрубить настройки, – в сотый раз подумал Гоблин: заколебал ты уже своей точностью.»

Где же ты есть ублюдок? Последний раз гладиатор прошёл 36 минут назад, и выстрелить тогда не удалось. То есть выстрелить было можно, но только в спину. А полной гарантии летального исхода такой выстрел, конечно же, не давал. Поскольку пулями для рейлгана служили обыкновенные металлические болванки, жертву просто прошибало на месте попадания насквозь, что сопровождалось обширными повреждениями тканей, но в случае с гладиатором 100‑процентного эффекта ожидать было трудно. Поэтому стрелять надо было наверняка – в голову. Надо ждать.

Время тянулось, как патока. Тихонько гудела обмотка соленоидов. Мышкой лёжа в казеннике, ждал старта снаряд. Сделан он был из простой нержавейки, поскольку носить с собой обеднённый уран в свинцовом контейнере дураков не было.

Где ж ты бродишь, тварь? Кто так службу несёт? Точняк, он там был не один, поэтому и не возвращается... Главное – попасть по мозгам. Ну, иди же, иди, скотина...

Шлем сидел на голове как влитой, и его веса диверсант не замечал. Установленные на нём стерео микрофоны чутко улавливали любые звуки, а встроенная в шлем акустическая система их многократно усиливала и точно воспроизводила. Воспроизведение было бинауральным, и стоило закрыть глаза, как создавалось впечатление, что ты висишь в середине беспредельного, наполненного шорохами и звуками, пространства. При желании можно было даже послушать, как бегают по стенкам местные тараканы. Будда, который в свои лучшие дни слышал «как растёт трава и разговаривают муравьи», против шлема отдыхал.

Со стороны прохода донёсся металлический звук. Боец подобрался. Грязный указательный палец начал нервно поглаживать скобу спускового крючка.

Немного погодя уже можно было чётко разобрать ровные шаги. Звук шагов стих и раздался грубый командный голос. Руководит, урод. Разводящим он у них. Бугор. Голос смолк, залязгало железо, и через секунду весь дверной прём загородила огромная фигура гладиатора.

Монстр остановился лицом к походу. Через прицел было видно, как его злоюные маленькие глазки, похожие на торчащие из амбразур дота спаренные пулемёты, шарят по помещению.

Иди сюда, пёс, иди...

Гладиатор уверенно шагнул вперёд и, тяжко ступая металлическими подошвами, вошёл в помещение. Остановился. Сделал ещё пару шагов, и опять остановился, медленно поворачивал свою маленькую несоразмерную головёнку, по‑хозяйски озираясь.

Перекрестье прицела стояло точно между бегающими по сторонам глазами. Гоблин плавно вздохнул, выдохнул и, не дыша, начал медленно выбирать свободный ход спускового крючка.

Бздынь! – Взвизгнул рэйлган, сердито лягнув диверсанта в плечо. И в ту же секунду пробивший чужую голову снаряд гулко ударил в металлическую стену, а между глазами монстра появилась маленькая, аккуратненькая дырочка. Оба глаза по сторонам дырочки часто заморгали и дружно закатились под лоб. Гладиатор начал медленно клониться вперёд и с глухим металлическим стуком упал.

Гоблин сидел не отрываясь от прицела и не шевелясь. Рюхнутся или нет? Удар в стену и падение тела не расслышали только на поверхности.

Ещё со времён свирепых войн двадцатого века было известно, что при стрельбе из автоматического оружия на одного убитого противника в ходе боя расходовалось около 50000 патронов. Зато снайпер для поражения цели тратил всего один патрон, не имея себе равных эффективности и экономичности. Созданный лучшими умами человечества рэйлган, пришедший на смену снайперской винтовке, довёл состояние дел в этой области до идеальности. Его тактико‑технические характеристики были таковы, что теперь можно было смело забыть про ветер и расстояние. Однако при всех своих несомненных достоинствах, он обладал и целым рядом отрицательных качеств. Самым гнусным из них было то, что из‑за огромной скорости полёта снаряда за ним оставался закрученный в спираль инверсионный след, по которому легко обнаруживался стрелок. Во‑вторых, начальную скорость полёта снаряда не возможно было установить меньше 1000 метров в секунду. При такой скорости следа в воздухе не оставалось, но удар по металлической стене получался оглушительным, а про рикошеты и говорить не приходилось. Силу тока в солиноидах Гоблин выставил по минимуму, и, хотя снаряд разогнало относительно не сильно, всё равно ударило громко.

Тишина. Притаились, хитрые вы мои. Ну‑ну.

Гоблин скосил влево. Лежащий на спине Лютый от выстрела проснулся, открыл левый глаз и смотрел на приятеля подняв бровь – дескать, как? Гоблин ухмыльнулся – как обычно. Затем медленно встал, шипя сквозь зубы и разминая затёкшую ногу, потому как ёё невыносимо кололо изнутри. Прихрамывая, осторожно пошёл вдоль стены к упавшему монстру. Лютый уже сидел на его месте и, так же припав к прицелу рейлгана, держал в прицеле проход.

Подойдя к огромной туше, боец притормозил. Он стоял не двигаясь, внимательно слушая и глядя в дверной проём. Гладиатор всё ещё хрипел, тело его били конвульсии и железные ступни судорожно скребли пол. Да чтоб ты сдох, баран. Огромные ноги дёрнулись, отчаянно взбрыкнув в последний раз, и монстр затих. Не сводя глаз с прохода, Гоблин присел над левой рукой, ловко сковырнул ножом крышечку, поддел аккумуляторы и вытащил их наружу. Техника у строггов была серьёзной, а в деле производства всяких там батареек в этой части галактики не имели равных. Аккумуляторам вообще не было цены. Свои было заряжать уже негде, поэтому трофей пришёлся как нельзя кстати.

Сзади тихо подошёл Лютый. Без слов и звуков оба двинулись к двери и, не дойдя до неё пары шагов, остановились. С левой стороны прохода на пол падала чья‑то еле заметная тень.

Ждёшь, козлёнок. В ушах отчётливо звучало еле сдерживаемое дыхание противника. Хорошая штука – шлем. И ты нас услыхал значит. Ждёшь теперь. Считай, дождался. Интересно, один ты или нет? Сейчас посмотрим.

Лютый сделал шаг в сторону и, держа дверь под прицелом, опустился на одно колено. Гоблин двинулся вперёд. Подойдя к двери, он осторожно высунул вперёд ствол рэйлгана.

И тут же из‑за угла влетела металлическая рука, пытаясь перехватить оружие. А за ней, вытянув одну руку вперёд и отведя вторую для удара назад, выскочил и весь берсерк целиком.

Бздынь! – снова взвизгнул рэйлган отскочившего назад Гоблина. Бздынь! – мгновенно повторил за ним рэйл Лютого. Срикошетив от стен, пули завизжали по соседней комнате, а в голове монстра стало на 4 дырки больше. Издав глухой стон берсерк с грохотом рухнул ничком на пол. Прыткий какой паренёк оказался.

Замерев, бойцы внимательно слушали, что происходит внутри соседнего помещения. Ничто там не происходило. Тишина.

– Как сам‑то? – полуобернувшись, спросил Гоблин.

– Поспал чуток, – улыбнулся Лютый. – А ты?

– Жрать хочу. И спать. Пошли назад, там удобнее.

Труп лежал ногами в одном помещении, а головой – в другом. Они дружно ухватили преждевременно усопшего берсерка за ноги и, размазывая по рифленому полу оранжевую кровь, втащили его на свою половину.

После этого подломили щиток дверного управления, покопались в замке, закрыли дверь и перемкнули замок со своей стороны. Потом опять подхватили монстра и поволокли его к первому трупу. Дотащив пристроили его к гладиатору в непристойную позу «бутерброд». Сняли шлемы. Гоблин смачно высморкался на трупы и важно пояснил:

– Операция по открытию гладиатору третьего глаза прошла успешно! Между прочим, после выстрела в башку монстр не только испытывает утечку мозгов и падает на пол, камрад!

– А что ещё?

– А он ещё отбрасывает копыта!

Лютый усмехнулся, и диверсанты устало побрели назад, к ящикам. Возле ящиков остались рюкзаки. А в них – еда.

– Весь день не спим. Всю ночь не жрём – кто же это выдержит, камрад?

– Условия не выносимые, камрад, – Гоблин потянул носом. – Ну, от тебя и вонь...

– Ты бы лучше себя понюхал, душистый ты мой.

– Хе, как в анекдоте. Один солдат другому говорит: «Слышь, давай в казарме скунса поселим. Будет наш ротный талисман!» Второй спрашивает: «А вонища?» «А чё вонища? Привыкнет! Мы же привыкли!»

Из‑за открытой лавы в подземельях Строггоса всегда было жарко. Оба они не мылись уже неделю и одинаково провоняли. Всю неделю они шли вниз по пещерам, туннелям, шахтам и лестницам, а конца не было видно. Связи с поверхностью не было, и ни одной из соседних групп они не слышали и не видели.

– Жар костей не ломит. Ты вспомни как мы на перевале отход прикрывали. Вот бы где потеплее было...

– Да уж. Минус 40, а мы гусеницу на танк натягиваем с этими мазутчиками из мехбатальона поддержки. Четверо суток без сна и жратвы...Давай лучше что‑нибудь повеселее вспомним.


Случайные файлы

Файл
41295.rtf
11924-1.rtf
168910.rtf
168946.rtf
174786.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.