Развитие речи в дошкольном возрасте (133247)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru

Министерство образования и науки Республики Казахстан

Карагандинский Государственный Университет им. Е.А. Букетова










Курсовая работа

Дисциплина «Возрастная психология»

Тема:

«Развитие речи в дошкольном возрасте»


Выполнила: ст-ка гр. ДОиВ-12

Исхакова Р.

Проверил: преподаватель

Каратаева И.П.










Караганда – 2008


Содержание


Введение

Глава 1. Развитие речи дошкольников как процесс овладения родного языка

1.1 Закономерности усвоения речи

1.2 Развитие функций речи в дошкольном возрасте

Глава 2. Особенности развития речи в разные периоды детства

2.1 Развитие речи в раннем детстве

2.2 Процесс развития речи в дошкольном возрасте

Заключение

Список литературы



Введение


Язык и речь традиционно рассматривались в психологии, философии и педагогике как “узел”, в котором сходятся различные линии психического развития — мышление, воображение, память, эмоции. Являясь важнейшим средством человеческого общения, познания действительности, язык служит основным каналом приобщения к ценностям духовной культуры от поколения к поколению, а также необходимым условием воспитания и обучения. Развитие устной монологической речи в дошкольном детстве закладывает основы успешного обучения в школе.

Дошкольный возраст — это период активного усвоения ребенком разговорного языка, становления и развития всех сторон речи — фонетической, лексической, грамматической. Полноценное владение родным языком в дошкольном детстве является необходимым условием решения задач умственного, эстетического и нравственного воспитания детей в максимально сенситивный период развития. Чем раньше будет начато обучение родному языку, тем свободнее ребенок будет им пользоваться в дальнейшем.

В дошкольном возрасте расширяется круг общения детей. Становясь более самостоятельными, дети выходят за рамки узкосемейных связей и начинают общаться с более широким кругом людей, особенно со сверстниками. Расширение круга общения требует от ребенка полноценного овладения средствами общения, основным из которых является речь. Высокие требования к развитию речи предъявляет и усложняющаяся деятельность ребенка.

Развитие речи идет в нескольких направлениях: совершенствуется ее практическое употребление в общении с другими людьми, вместе с тем речь становится основой перестройки психических процессов, орудием мышления. Это и обуславливает актуальность данной темы.

Предмет – процесс развития речи у дошкольников.

Объект – дети дошкольного возраста.

Цель курсовой работы – исследовать развитие речи в дошкольном возрасте.

В соответствии с поставленной целью были определены следующие задачи:

- изучить развитие речи дошкольников как процесс овладения родного языка;

- выявить особенности развития речи в разные периоды детства.

Среди психологов, педагогов, лингвистов, которые создали предпосылки для комплексного подхода к решению задач речевого развития дошкольников, — Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, Д.Б. Эльконин, А.В. Запорожец, А.А. Леонтьев, Л.В. Щерба, А.А. Пешковский, А.Н. Гвоздев, В.В. Виноградов, К.Д. Ушинский, Е.И. Тихеева, Е.А. Флерина, Ф.А. Сохин. Это и послужило методологической основой данной курсовой работы.

Методы исследования темы курсовой работы: анализ и синтез научной психологической литературы.



Глава 1. Развитие речи дошкольников как процесс овладения родного языка


1.1 Закономерности усвоения речи

речь дошкольный

Закономерностями усвоения родной речи называется зависимость интенсивности образования речевых навыков от развивающего потенциала языковой среды — естественной (в домашнем обучении) или искусственной, т. е. языковой среды, специально подготовленной методическими средствами (в детских дошкольных учреждениях).[34]

Развивающий потенциал речевой среды, очевидно, окажется тем выше, чем точнее будут учитываться при ее создании особенности языка как предмета усвоения и особенности функционирования языка как речи, а также психология усвоения речи ребенком на разных возрастных ступенях.

Можно выделить следующие закономерности усвоения речи:

Первая закономерность: способность к восприятию родной речи зависит от натренированности мускулатуры органов речи ребенка. Родная речь усваивается, если ребенок приобретает способность артикулировать фонемы и модулировать просодемы, а также вычленять их на слух из комплексов звуков. Для овладения речью у ребенка должны быть отработаны движения речевого аппарата, необходимые для произнесения каждой фонемы данного языка и их позиционных вариантов и каждой просодемы (модуляции силы голоса, высоты тона, темпа, ритма, тембра речи), и движения эти должны быть скоординированы со слухом ребенка. Речь усваивается, если ребенок, слушая чужую речь, повторяет (вслух, а затем и про себя) артикуляции и просодемы говорящего, подражая ему, т. е. если ребенок работает органами речи.

Так, в младенческом возрасте предречевые действия ребенка — это артикуляционные и модуляционные голосовые действия (гуление, свирель, лепет, модулированный лепет). Они проходят интенсивнее, если воспитатель принимает в них участие. Гуление, лепет сменяются речью, которая на первых порах — речь вслух, т. е. работа мускулов речевого аппарата, требующая от ребенка значительных волевых усилий. И только после того, как ребенок научится в какой-то степени произвольно управлять мускулами своего речевого аппарата, у него появляется речь внутренняя, т. е. способность совершать артикуляции и модуляции органов речи без звукового сопровождения их. Ребенок может научиться произносить звуки речи в знакомых словах чисто, без дефектов (без пропусков или замены гласных и согласных, без картавости, шепелявости и т. п.) примерно к пятому году жизни: например, двухлетний ребенок вместо шляпа и репка говорит «ляпа» и «ека»; трехлетний — «сьляпа», «лепка» или «репъа»; пятилетний — шляпа, репка. По мере того как ребенок растет, речь его развивается, ему уже не хватает правильно произносимых знакомых слов, взрослые, вводя в его лексику новые слова, должны научить его произносить их все, а также научить модулировать интонацию всех синтаксических конструкций, которыми обогащают речь ребенка.

Вторая закономерность: понимание смысла речи зависит от усвоения ребенком лексических и грамматических языковых значений разной степени обобщенности.

Родная речь усваивается, если развивается способность понимать лексические и грамматические языковые значения, если при этом ребенок приобретает одновременно лексические и грамматические навыки.

Естественный путь усвоения ребенком родного языка можно представить себе так. Ребенок слышит комплексы звуков и, еще не понимая смысла, произносит их; постепенно он начинает осмысливать лексические значения произносимых комплексов звуков, т.е. соотносить их с определенными явлениями действительности. Его первые предложения — это наборы (ряды) слов.

Одновременно с лексическими значениями слов ребенок усваивает и свою первую синтаксическую абстракцию: значение отношений предикативности (т. е. отношений подлежащего и сказуемого), значение утверждения или отрицания («это — мама», «это — деда», «это — не папа»). Еще не умея выговаривать слова (не владея мускулатурой своих органов речи), пользуясь указательным жестом руки как неким «универсальным местоимением», ребенок строит свои первые предложения: «ы-ляпа» (это шляпа), «кыр» (сыр), «паха» (черепаха). «Чья это шляпа, Лидонька?» — «Папа!» (Шляпа папина.)

Лексическое значение своих слов-предикатов ребенок может воспринимать еще как номинативное (называющее единственный предмет), но предикативное значение их он уже понял интуитивно. И это первое понимание грамматического значения — свидетельство зарождения у ребенка важнейшего компонента интеллекта — мышления.

Итак, человек постигает мыслительную операцию абстрагирования при усвоении отвлеченных лексических значений; этот первоначальный мыслительный навык является ступенькой, поднявшись на которую он оказывается способным постичь и грамматические значения родного языка — предельно абстрактные значения. Грамматические формы родного языка — это материальная основа мышления.

Третья закономерность: усвоение выразительности речи зависит от развития у ребенка восприимчивости к выразительным средствам фонетики, лексики и грамматики.

Родная речь усваивается, если параллельно с пониманием лексических и грамматических единиц появляется восприимчивость к их выразительности.

Усваивая грамматические и лексические значения, дети чувствуют (интуитивно), как отражается в языке внешний по отношению к говорящему мир, а усваивая способы выразительности речи, дети чувствуют (также интуитивно), как отражается в языке внутренний мир человека, как человек выражает свои чувства, свою оценку действительности.

Наличие в языке синонимов и употребление их говорящим делает язык не только средством информации, сообщения, но и средством выражения отношения говорящего к тому, о чем он говорит. Следовательно, развитие у детей способности чувствовать выразительность чужой речи и выражать словами свои чувства, зависит от усвоения ими синонимии родного языка. Эмоциональную окраску речи дети начинают ощущать с усвоением речи вообще. Особенно доступна им выразительность интонации. Еще не понимая ни одного слова, ребенок безошибочно различает в речи взрослого интонацию ласки, одобрения, порицания, гнева (в ответ он улыбается, обиженно складывает губы или разражается плачем). Усваивает ребенок и лексические средства выражения эмоций. Выразительность переносного употребления слов и выразительность грамматических средств тоже может быть усвоена ребенком очень рано, но для этого нужно специальное обучение.

Восприимчивость к выразительности речи можно привить только тогда, когда работа эта начата в самом раннем детстве. Полученная в детстве способность чувствовать выразительность речи дает возможность взрослому человеку глубоко понимать красоту поэзии, художественной прозы, наслаждаться этой красотой.

Детей нужно учить понимать выразительность речи так же, как учить их воспринимать смысловую ее сторону: показывать им образцы выражения чувств в речи и заботиться о том, чтобы чувства эти дошли до ребенка, вызвали у них ответные чувства.

Четвертая закономерность: усвоение нормы речи зависит от развития чувства языка у ребенка.

Родная речь усваивается, если у ребенка появляется способность запоминать норму употребления языковых знаков в речи — запоминать их сочетаемость (синтагматику), возможности взаимозаменяемости (парадигматику) и уместность в различных речевых ситуациях (стилистику).

Чтобы понять, как развивается у ребенка чувство, лежащее в основе владения лексикой, нужно проследить, как он усваивает значение слов с производной основой. А.Н. Гвоздев, М.А. Рыбникова, наблюдая за появлением в речи ребенка производных слов, приходят к убеждению, что, прежде всего ребенок усваивает смысл отдельных аффиксов. Например, если он образует «свои» слова — «примолоточил», «бездверный» (избушка Бабы Яги), «кусастая» (собака), то это значит, что ему ясен смысл приставок при-, без-, суффикса -аст-. Следовательно, если ребенок понимает уже смысл корней и аффиксов каждого в отдельности, то он может почти безошибочно понять и смысл слова, состоящего из данных морфем, хотя бы он раньше и не встречал этого. Конечно, «знание» это — интуитивное, оно может оказаться неточным и даже неверным, но это уже исключение, а не правило. Следовательно, закономерность, облегчающая человеку усвоение (запоминание) нескольких тысяч слов, составляющих лексику его родного языка, состоит в способности запоминать смысл элементов слова и правильно употреблять их в речи.[9]

Так же без видимых усилий усваивает ребенок синтаксис, прежде всего — словоизменительные морфемы (окончания существительных, прилагательных, глаголов и формообразующие суффиксы). «Вы замечаете... — говорил К.Д. Ушинский, — что ребенок, услышав новое для него слово, начинает по большей части склонять его, спрягать и соединять с другими словами совершенно правильно...». «Рабочим механизмом», позволяющим ребенку удерживать идеальные конструкции родного языка и оперировать ими в речи, является память; память — основное средство развития чувства языка. [33]

Пятая закономерность: усвоение письменной речи зависит от развития координации между устной и письменной речью. Письменная речь усваивается, если образуется способность «переводить» звучащую речь на письменную.

При обучении чтению и письму к работе органов речи подключается еще работа мышц глаз и пишущей руки, но глаза и рука не могут выполнять речевых функций (читать и писать) без одновременной работы мускулов речевого аппарата. «Письменная речь для ребенка, — пишет Н. С. Рождественский, — это второй этап в овладении речью вообще». [23] И особенность усвоения ее состоит в том, что «слова устной речи являются знаками для реальных предметов и их отношений; письменная же речь состоит из знаков, условно обозначающих звуки и слова устной речи». Письменная речь не может быть усвоена, если ребенок не владеет устной речью.

Искусственно организованная речевая среда для обучения письменной речи будет оптимальной лишь в том случае, если дидактический материал будет предъявляться детям одновременно в звуковой и письменной форме (для сопоставления).

На первом этапе обучения письменной речи (чтение и письмо в подготовительной группе) ребенок «переводит» неизвестное ему — буквы — на известное — слышимые слова. Если на занятиях по обучению грамоте в подготовительной группе детей не учат читать с правильной интонацией, они, во-первых, получают неполные знания по грамматике, что ведет к непониманию смысла слышимой речи, к неумению точно выражаться; во-вторых, не усваивают выразительной (стилистической) стороны речи; наконец, незнание ритмомелодических рисунков синтаксических конструкций затрудняет в дальнейшем усвоение пунктуации.

Шестая закономерность: темпы обогащения речи зависят от степени совершенства структуры речевых навыков.

Естественный процесс усвоения родного языка, обогащение речи ребенка новой лексикой и новыми конструкциями происходит тем скорее, чем совершеннее его речевые (особенно фонетические и грамматические) навыки.

Эту закономерность наблюдают постоянно воспитатели детского сада: чем более развита речь ребенка, тем легче он запоминает стихи, сказки, рассказы, тем точнее он может передать их содержание.

Итак, существует шесть закономерностей естественного процесса усвоения родного языка.

1. Родной язык усваивается, если усваивается «материя языка» в процессе мускульной речевой деятельности ребенка. Развиваются кинестезические (речедвигательные) ощущения.

2. Родной язык усваивается, если развивается способность понимать языковые значения разной степени обобщенности, если лексические и грамматические навыки приобретаются синхронно. При этом развивается мышление, воображение ребенка.

3. Родной язык усваивается, если параллельно с пониманием лексических и грамматических единиц появляется восприимчивость к их выразительности. При этом развивается эмоциональная и волевая сфера ребенка.

4. Родной язык усваивается, если развивается чувство языка, т. е. интуитивное (неосознанное) правильное (в соответствии с нормой) владение всеми компонентами языка. При этом развивается память ребенка.

5. Письменная речь усваивается, если ее опережает развитие устной речи, если она является как бы «переводом», перекодировкой звуковой речи в графическую. При этом развиваются все познавательные способности, эмоции и воля ребенка.

6. Если на предшествующем возрастном этапе развитие речи ребенка было проведено в полную меру его возможностей, то на следующем этапе процесс обогащения речи и усвоения ее ребенком идет быстрее и легче.

Поскольку каждый речевой навык образуется на базе развития определенной познавательной способности (ощущения, памяти, воображения, мышления) или эмоционального и волевого состояния, то и закономерности естественного процесса усвоения родного языка можно определить как зависимость совершенствования структуры речевых навыков от развития познавательных способностей и эмоциональной и волевой сферы ребенка.


1.2 Развитие функций речи в дошкольном возрасте


Коммуникативная функция

Одна из основных функций речи, развивающихся в дошкольном возрасте,— коммуникативная функция, или функция общения. Уже в раннем детстве ребенок пользуется речью как средством общения. Однако он общается лишь с близкими или хорошо знакомыми людьми. Общение в этом случае возникает по поводу конкретной ситуации, в которую включены взрослые и сам ребенок. Общение в конкретной ситуации по поводу тех или иных действий и предметов осуществляется с помощью ситуативной речи.

Ситуативная речь вполне ясна собеседникам, но обычно непонятна постороннему лицу, не знающему ситуации. Ситуативность может быть представлена в речи ребенка многообразными формами. Так, например, типичным для ситуативной речи является выпадение подразумеваемого подлежащего. Оно по большей части заменяется местоимением. Речь так и пестрит словами «он», «она», «они», причем по контексту невозможно установить, к кому (или чему) эти местоимения относятся. [18]

Постепенно ребенок вводит вместо бесконечно повторяющихся местоимений существительные, которые вносят определенную ясность. У старших дошкольников появляется типичная речевая конструкция: ребенок сначала вводит местоимение («она», «он»), а затем, как бы чувствуя неясность своего изложения, поясняет местоимение существительным: «она (девочка) пошла»; «она (корова) забодала»; «он (волк) напал»; «он (шар) покатился» и т. д. Это существенный этап в речевом развитии ребенка. Ситуативный способ изложения как бы прерывается пояснениями, ориентированными на собеседника.

По мере расширения круга общения и по мере роста познавательных интересов ребенок овладевает контекстной речью. Контекстная речь достаточно полно описывает ситуацию, для того чтобы быть понятной без непосредственного восприятия этой ситуации. Пересказ книг, рассказ об интересном факте или описание предмета не могут быть поняты слушателем без вразумительного изложения. Ребенок сам к себе начинает предъявлять требования и пытается следовать им при построении речи.

Овладевая законами построения контекстной речи, ребенок не перестает пользоваться ситуативной речью. Со временем ребенок начинает все более совершенно и к месту пользоваться то ситуативной, то контекстной речью в зависимости от условий и характера общения. Контекстной речью ребенок овладевает под влиянием систематического обучения. На занятиях в детском саду детям приходится излагать более отвлеченное содержание, чем в ситуативной речи, у них появляется потребность в новых речевых средствах и формах, которые дети присваивают из речи взрослых.

Особым типом речи ребенка является объяснительная речь. В старшем дошкольном возрасте у ребенка возникает потребность объяснить сверстнику содержание предстоящей игры, устройство игрушки и многое другое. Часто даже незначительное недопонимание приводит к взаимному неудовольствию говорящего и слушателя, к конфликтам и недоразумениям. Объяснительная речь требует определенной последовательности изложения, выделения и указания главных связей и отношений в ситуации, которую собеседник должен понять. Объяснительный тип связной речи имеет существенное значение, как для формирования коллективных взаимоотношений детей, так и для их умственного развития.

Объяснительную связную речь, которая необходима при включении одним ребенком другого в ситуацию новой игры, дошкольники очень часто подменяют ситуативной речью. Дошкольник затрудняется строить речь таким образом, чтобы объяснить, почему следует делать так, а не иначе. Он сосредоточивает свое объяснение лишь на исполнительской деятельности того, кого он стремится включить в игру. В том случае, когда взрослые создают специальные условия, требующие от старшего дошкольника раскрывать смысл объяснения, у ребенка появляется умение добиваться, чтобы другой понял содержание объяснения.

Планирующая функция

На протяжении дошкольного возраста речь ребенка превращается в средство планирования и регуляции его практического поведения. В этом заключается вторая функция речи. Выполнять эту функцию речь начинает в связи с тем, что она сливается с мышлением ребенка.

Мышление ребенка в раннем детстве включено в его практическую предметную деятельность. Что касается речи, то она в процессе решения задач выступает в виде обращений к взрослому за помощью. К концу раннего детства в речи детей, взявшихся за разрешение какой-либо задачи, появляется много слов, которые как будто ни к кому не адресованы. Частично это восклицания, выражающие отношение ребенка к происходящему, частично — слова, обозначающие действия и их результаты.

Речь ребенка, возникающая во время деятельности и обращенная к себе самому, называется эгоцентрической речью. На протяжении дошкольного возраста эгоцентрическая речь изменяется. В ней появляются высказывания, не просто констатирующие то, что делает ребенок, а предваряющие и направляющие его практическую деятельность. Такие высказывания выражают образную мысль ребенка, опережающую практическое поведение. К старшему дошкольному возрасту, эгоцентрическая речь идет на убыль. Ребенок, если он в это время ни с кем не общается, чаще всего выполняет работу молча. Это не значит, однако, что его мышление перестает протекать в речевой форме. Эгоцентрическая речь подвергается интериоризации, превращается во внутреннюю речь и в этой форме сохраняет свою планирующую функцию. Эгоцентрическая речь является, таким образом, промежуточной ступенью между внешней и внутренней речью ребенка.

Развитие речи как знаковой формы деятельности не может быть понято вне его соотношения с развитием других форм. Игра и рисование обеспечивают упражнение в символическом представлении заместителей реальных предметов. В игре ребенок открывает знаковый смысл предмета-заместителя, а в рисовании — знаковый смысл графических построений. Одновременное называние одним словом-наименованием отсутствующего предмета и его заместителя или предмета и графического построения: насыщает значение слова знаковым смыслом. Знаковый смысл постигается и в предметной деятельности; сопутствуя продвижениям ребенка в предметной деятельности (ребенок постепенно овладевает функциональным назначением предметов), слово, оставаясь одним и тем же в своем наименовании, меняет свое психологическое содержание. Слово начинает нести в себе знаковую функцию как своеобразный знак, выступающий в определенном значении и используемый для хранения и передачи некоторой идеальной информации о том, что лежит за пределами словесного обозначения.



Глава 2. Особенности развития речи в разные периоды детства


2.1 Развитие речи в раннем детстве


Освоение слова как сигнала

Исследования физиологов и психологов (А.Г. Иванов-Смоленский, В.К. Фадеева, И.Б. Познанская, Н.X. Швачкин, Г.Л. Розенгарт-Пупко, Н.И. Красногорский, М.М. Кольцова, А.Р. Лурия, Ф.И. Фрадкина, 3.И. Барбашова) показывают, что выделение младенцем слова как специального сигнала — довольно длительный процесс. [27]

Сначала слово, произнесенное взрослым в какой-то знакомой ребенку, привычной ситуации, например в ситуации кормления, слито со всеми входящими в эту ситуацию компонентами. Лишь постепенно, после 6 месяцев, слово начинает высвобождаться от действия различных сопутствующих компонентов привычной для ребенка ситуации. Прежде всего, падает значение стато-кинестезического компонента, т. е. позы, с которой у него связан прием пищи. Затем отпадает значение зрительного компонента (внешний вид обстановки, вид человека, который кормит и произносит сигнальное слово). Дольше всего сохраняется значение звукового сигнала и интонации, с которой взрослые произносят слово.

Ребенок довольно длительное время безразличен к смысловому значению слова. К концу первого года жизни он реагирует на знакомое слово уже независимо от наличия остальных компонентов ситуации.

М.М. Кольцова показала, что слово становится сигналом тем скорее, чем больше разнообразных связей установлено между данным словом и обозначаемым им предметом. При этом наиболее быстро у детей (от 10 месяцев до года) устанавливается связь слова с тактильно-кинестезическим раздражителем (9—13 сочетаний и 3—5 для выработки дифференцировки). Медленнее образуются связи на звуковой раздражитель (13—19 повторений и 8—10 — для различения сигналов) и еще медленнее — на сочетание слова со зрительным раздражителем (16—23 повторений сочетании и 10—14 — для получения дифференцированной реакции). [18]

Развитие понимания речи

Ситуативность в восприятии понимаемой речи сохраняется у ребенка до конца года. Так, девяти-, десятимесячный ребенок реагирует чаще всего на интонацию речи взрослого, на выражение его лица независимо от содержания тех слов, которые взрослый произносит. Это либо действие ребенка в ответ на сигнал: «Дай ручку», «Сделай ладушки»,— либо указательный жест, который ребенок обычно воспроизводит подражательно вслед за соответствующими движениями старшего или в ответ на вопрос: «Где папа?», «Покажи носик», «Где зайчик?»

Подобными играми-упражнениями взрослый вырабатывает у ребенка однотипную реакцию на словесный сигнал.

Однако еще нельзя сказать, что на этом этапе развития ребенок понимает речь. Он правильно реагирует на слово лишь в знакомой ему ситуации общения со взрослыми. Чем более вариативны отдельные условия это ситуации, тем скорее вычленяется для младенца слово как постоянный и неизменный ее компонент. Оно приобретает сигнальное значение, но это все еще сигнал первой сигнальной системы. О том, насколько трудной задачей для годовалых детей является переход к обобщениям, говорит то, что, например, девятимесячный ребенок правильно реагирует на вопрос «где папа?», но не понимает указания «иди к папе». К концу первого года жизни число таких узкопонимаемых слов и предложений обычно не превышает 12—18.

Резкие изменения в процессе развития речи происходят на втором и особенно на третьем годах жизни ребенка. Они являются следствием того, что в этот период существенно изменяется образ жизни ребенка — он начинает ходить. Став более самостоятельным в действиях, ребенок знакомится с новыми предметами, ощупывает их, пробует, манипулирует ими. Он вступает в новые формы общения с окружающими людьми. Общение становится все более разнообразным Взрослые дают ребенку, начавшему ходить, разные поручения. Более широкое общение ребенка сначала с близкими ему людьми, а затем и с чужими взрослыми способствует быстрому превращению слова в обобщающий сигнал.

Роль опыта отчетливо проявляется в том, что одни слова для ребенка на определенном этапе его развития являются сигналами первой сигнальной системы, т. е. фактически именами вещей, в то время как обозначение других уже имеет все признаки сигнала обобщающего.

Исследования (Н.Г. Салмина, К.Л. Якубовская) показали, что обобщающее значение слова формируется на любом содержании, предложенном ребенку. Это может быть обозначение цвета (красный нескольких оттенков, в который окрашены разные предметы: ведрышки, кубики, колечки, цилиндры), обозначение формы предмета, его величины, положения в пространстве. Упражнение в обобщении однородных по названному качеству предметов (хотя и отличающихся друг от друга) быстро совершенствует обобщающую функцию слова. Поэтому количество упражнений, необходимых для формирования обобщенного восприятия предмета по сигнальному признаку, выделенному словом («красный», «большой», «конус»), регулярно снижается. В формировании обобщения значительную роль играют и действия самого ребенка с предметом. Становясь старше, ребенок научается обобщать предметы по разным признакам.[18]

Исследования физиологов показали, что речевые нервные связи образуются быстрее первосигнальных и оказываются очень стойкими и подвижными.

Благодаря обобщающей природе слова образовавшиеся связи обеспечивают реакцию не только на знакомый сигнал, но и на такие раздражители (на основе переноса), которых ранее в опыте ребенка не было. Эта особенность речевых связей влияет на всю приспособительную деятельность ребенка, обеспечивая ему быструю и успешную ориентировку в окружающих условиях. Услышав запрещающий сигнал «нельзя», ребенок уже на втором году жизни реагирует на него торможением своих движений даже в совершенно новой для него ситуации, если, конечно, такая реакция была выработана раньше.

Существенным достижением в развитии понимания речи в конце преддошкольного периода является овладение слушанием. Уже в младенческом возрасте ребенок сосредоточивается на голосе матери. Он его слышит. Сосредоточенность поддерживается, когда он одновременно следит за движениями ее губ, лица. После 6 месяцев он научается слушать короткие предложения, вопросы и отвечать на них соответствующими действиями. После года он слушает коротенькие стишки-прибаутки, песенки. Однако в этом периоде детства внимание ребенка привлекает не содержание речи взрослого, не то, о чем он говорит, а звучание его голоса. Лишь на втором году ребенок может понимать содержание самой речи. Он с удовольствием слушает короткую сказку про собачку или козлика и требует ее повторения. При этом малыш сразу замечает, если в знакомом ему тексте что-либо пропущено.

Возникая у малышей как средство общения, контакта со взрослыми, слушание у дошкольника становится могучим средством познания окружающего в его настоящем, прошлом и будущем. В процессе слушания совершенствуются различные психические процессы и качества ребенка: умение сосредоточиваться, воспринимать речь, запоминать, переживать.

Развитие разговорной речи

Активная, или разговорная, речь не развивается параллельно и синхронно с развитием понимаемой речи. Для овладения разговорной речью необходимо образование специальных слухоречедвигательных ассоциаций.

Эти ассоциации возникают впервые в конце первого полугодия жизни младенца, когда он начинает воспроизводить некоторые звуки речи. Когда четырех-, пятимесячный ребенок бодрствует, когда удовлетворены его органические потребности, он беспорядочно двигает руками, шевелит пальцами, поворачивает голову и произносит отдельные звуки: а-а-а, у-у-у, э-э-э. Несколько позже младенец произносит некоторые звукосочетания типа: в-э-э-э, б-э-э-э, кых...бр. Такая игра звуками, или гуление, является непроизвольной бессознательной пробой своих сил. Она основана на самоподражании и па подражании слышимым звукам речи.

У семи-, десятимесячных детей звукопроизношепие становится более точным. В нем ясно различимы отдельные слоги часто слышимых слов. Это лепет, в котором ребенок воспроизводит многократно целые цепи слогов: аба-ба или ма-ма-ма-ма. По данным Н. А. Менчинской, ее сын (7 мес.) за одно утро повторил: «бе» — 32 раза, «ве» — 14 раз и «ге» — 12 раз. Такие слоги являются как бы заготовками будущих слов, которые ребенок будет произносить позже. В процессе лепета младенец воспроизводит чаще всего ударный слог знакомого слова. Так, он говорит «ко» — молоко, «бок» — грибок, «ку» — кукла.

В конце первого года подражание звукам происходит на другой основе. Если в 10—11 месяцев на предложение сказать «папа» или «мама» ребенок отвечает общим возбуждением и произношением любого звука «па» или «бэ», то к концу года это подражание становится более точным и принимает все более организованный характер. Ребенок слышит «да-да» и точно повторяет «да-да», слышит «да-да-да» и столько же раз воспроизводит эти слоги.

Дальнейшее развитие речи ребенка также обеспечивается слушанием и подражанием речи взрослых. Однако, воспроизводя отдельные слова, ребенок 2—5 лет часто резко искажает их фонетический образ, переставляя или пропуская отдельные звуки. Так, он говорит «чуклы» (чулки), «кабласа» (колбаса), «телижо» (тяжело), «стлавочка» (вставочка), «кочегра» (кочерга). Подобные ошибки встречаются нередко и у детей младшего школьного возраста, особенно часто их можно обнаружить в письме. Они свидетельствуют о недостаточно тонкой и четкой дифференци-ровке ребенком слышимых и произносимых звуков.

Однако овладение языком не сводится к правильному произношению отдельных слов и даже словосочетаний. Каждое слово необходимо отнести к определенному предмету (действию, признаку, отношению), а как показывают наблюдения, ребенку второго года жизни эту задачу решить трудно. Саша (1 г. 1 мес.) позвал маму, сказав «яяня». Мать не обернулась. Когда мальчик сказал «мама», мать повернулась и подошла к нему. Ребенок радостно улыбнулся и после этого много раз повторял слово «мама», относя его к матери.

Наиболее трудно ребенку второго года жизни обобщать, т. е. обозначать одним словом однородные, но разные предметы.

По данным Т. Е. Конниковой, ребенок в начале второго года жизни обобщает предметы по разным признакам:

1. По функциональному назначению. «Апа» — шляпа, косынка, чепчик, кепка, даже таз (если его человек надел на голову). «Ффффу-у» — спички, примус, печка, папироса, лампа. «Адига» — рыбий жир (который ребенок очень любит), конфеты, пирожное, вообще все вкусное.

2. По местонахождению. «Аболя» — яблоко, масло, зеркало (все, что находится обычно на одном столике). «Люк» — морковь, капуста, мясо, лук (все, что в супе), тарелка. «Лад-дя» — часы на стене, громкоговоритель, голос соседки, поющей за стеной, радио.

3. По внешнему сходству. «Га-га» — гуси, ботинки с узкими носами, птицы, вытянутый в виде клюва кусочек глины. «Кх-кх»— мех, кошка, муфта, воротник, пушистые волосы,

4. По звукоподражанию. «Пи-пи» — птичка, мышь. «Ла-ла» — пение, музыка, радио.

Такие слова Т. Е. Конникова назвала многозначными. Слово в этих случаях сигнализирует любые предметы, которые ребенок обобщает на основе выделения какого-нибудь случайного, несущественного признака и ситуативной связанности.[18]

Разновидностью такой ситуативной отнесенности слова являются и однозначные слова. Так, слово «Катя» девочка (2 г. 1 мес.) относит к одной своей кукле, но только тогда, когда игрушка лежит в кроватке. На просьбу принести Катю (когда кукла лежит на полу) девочка относит игрушку в кроватку, а затем подает куклу вместе с кроваткой взрослому. Слово «тина» обозначает картину, но только тогда, когда она висит на стене. Когда же она стоит на полу, прислоненная к стене (ребенок ее видит), на вопрос «где картина?» разводит руками и говорит «ма» (нет). Саша (II мес.) установил связь слов «где мама?» с портретом матери, на этот вопрос поворачивал голову и указывал на фотографию, стоявшую на письменном столе.

У многих маленьких детей появляется так называемая автономная речь. По мнению некоторых представителей идеалистической психологии (Д. Элиасберг, Э. Клапаред, К. Бюлер), развитие речи совершается спонтанно. Неудовлетворенные имеющимся в родном языке словарем, двухлетние дети якобы создают свои собственные слова. Они понятны лишь нескольким близким ребенку людям.[22]

Несостоятельность такой теории была доказана психологами (Ф. И. Фрадкина, Т.Е. Конникова, Г.Л. Розенгарт-Пупко). Их исследования убеждают в том, что единственным механизмом освоения детьми раннего возраста новых слов является подражание, хотя взрослому не всегда удается сразу определить образец, который ребенок пытается копировать. Поэтому термин «автономная речь» должен быть отброшен как неверный по существу.[18]

«Автономные» слова являются на самом деле лишь искаженным воспроизведением слышанных ребенком слов, сказанных взрослыми.

В последующие годы ребенок часто занимается «словообразованием», однако и у дошкольника новые слова появляются на основе слов, которые он слышит в речи окружающих людей.

Освоение словаря Речевое общение со взрослыми очень быстро обогащает словарь ребенка (после 1 г. 6 мес.). Расширение объема понимаемых и произносимых слов непосредственно зависит от (практических действий ребенка с предметами и от его общения со взрослыми — к ним он обращается за помощью, им высказывает свои желания. Отвечая на вопросы старших, ребенок (1 г. 8 мес.— 2 г. 2 мес.) сам начинает спрашивать. Первые его вопросы «что это?» или «это как называется?» воспроизводят аналогичное обращение к нему старших. На каждый свой вопрос ребенок получает ответ — слово, которым обозначена та или другая вещь. Так дети на практике узнают, что у каждого предмета есть свое имя.

После 1 года 8 месяцев — 2 лет словарь ребенка быстро растет. Если к полутора годам запас активно используемых слов составлял 18—25, то к концу третьего года жизни он включает до 1000—1200 слов. При этом основную часть словаря составляют существительные (до 60%), около 25—27% — глаголы и лишь 10—12% —прилагательные.

По данным Н.А. Рыбникова, Н.А. Менчинской, А.Н. Гвоздева, за период от 1 г. 6 мес. до 2 л. 6 мес. количество существительных вырастает в 4 раза, глаголов — в 8 раз, прилагательных— в 5—6 раз. Все авторы отмечают при этом большие индивидуальные различия как в объеме словаря на каждом возрастном этапе, так и в темпе его приобретения и широте использования разными детьми.[9]

Ребенок преддошкольного возраста овладевает элементами грамматического строя родного языка.

По мнению В. Штерна, когда ребенок (1 г. 6 мес.—1 г. 8 мес.) произносит лишь одно какое-нибудь слово, например «стул», «мама», «киса», он выражает в нем целое предложение типа «Мама, посади меня на стул». Поэтому В. Штерн и назвал такие слова однословными предложениями. Однако такое объяснение основано на ошибочном понимании отношений мышления и речи, на предположении, что оба эти процесса развиваются независимо друг от друга. Штерн ошибочно допускает, что маленький ребенок, еще не владея речью, может иметь уже заранее оформленную мысль.[18]

Внимательное изучение ранних слов детей исследователями (Г Л. Розенгарт-Пупко, Ф.И. Фрадкина, Е. Г. Бибанова, А.Н. Гвоздев, Н.А. Менчинская, М.М. Кольцова) показывает, что, воспроизводя запомнившееся слово «стул» и похлопывая рукой по его сидению, ребенок на втором году жизни пытается воспроизвести знакомую и привлекательную для него ситуацию принятия пищи, он хочет сидеть на стуле, держать ложку и есть кашу.

За однословными предложениями появляются двусловные, а затем и многословные: «Моко пить» (молоко пить), «Ляля хеб точит» (Ляля хлеба хочет), «Киса мяу» и др. К концу второго года высказанное ребенком предложение часто представляет собой цепочку слов, грамматически совершенно не связанных между собой, например: «Нян кука геть моко тонька» (няня пошла на кухню греть молоко для Толеньки).

Освоение грамматического строя языка требует изменения окончания слов в предложении и введения соединительных слов (в русском языке). По данным Н.А. Рыбникова, такие предложения появляются у детей в период от 1 г. 3 мес. до 1 г. 9 мес. Специальные исследования этого вопроса (А.Н. Гвоздев, Ф.А: Сохин, Н.П. Серебренникова, М.И. Попова) показали, что процесс освоения ребенком грамматического строя языка имеет определенные закономерности: [9]

1. Внимание ребенка к структуре простого предложения, т.е. к грамматическому строю языка, может быть вызвано после того, как он уже овладел некоторым запасом слов (около 60—70).

2. Освоение ребенком первоначальных грамматических форм, а именно согласования слов в предложении, совершается по общим законам выработки динамического стереотипа. Ребенок усваивает их, слушая и повторяя одни и те же грамматические структуры, которые обозначают однородные отношения, существующие между разными предметами в определенной жизненной ситуации. Ведь в каждой грамматической форме отражены определенные отношения между предметами или отношение человека к предмету. Творительный падеж обозначает «орудийные» отношения, родительный — отношения принадлежности и т. д. Поэтому освоение различных грамматических форм требует от ребенка, прежде всего отвлечения отношений, существующих между разными предметами, и их обобщения. В данном случае «отношение и действует как раздражитель» (И. П. Павлов). Но и в дошкольном возрасте недостаточно лишь многократно воспроизводить согласования слов, слышимые в речи взрослых. В специальных дидактических играх и на речевых занятиях (О.И. Соловьева, М.Я. Покровская, Н.П. Серебренникова) дети осваивают основы грамматического строя родного языка.

3. Усвоенные детьми грамматические формы длительное время остаются подчиненными конкретной ситуации.

4. Освоение грамматики языка в еще более значительной степени, чем освоение словаря, связано с общим развитием ребенка: расширением умственного кругозора, развитием самостоятельности. Поэтому организация содержательной жизни и разнообразных форм деятельности и общения детей со взрослыми заметно влияет па развитие их речи: обогащается словарь, усваиваются начальные грамматические формы.

Значение речи

Освоение речи детьми в период от 1 года 6 месяцев до 3 лет вносит важные изменения во взаимоотношения ребенка с окружающим миром, меняет его позицию среди людей и отношение к самому себе. Значение речи очень велико.

1. Слово как обозначение чего-то служит средством выделения, вычленения предметов, их признаков, действий или связей, Вычленять (анализировать) явления путем словесного обозначения быстрее, легче и намного прочнее, чем вычленять те же явления на основе образования обычных условнорефлекторных (первосигнальных) связей.

2. Слово как обобщение служит средством объединения многих предметов в группы, категории (синтез). Отвлекаясь от мелких, второстепенных, признаков (порой достаточно ярких, броских, например от цвета предмета), ребенок учится выделять и объединять разные явления на основе общности их существенных признаков. В двухлетнем возрасте он подбирает матрешки к матрешкам, шарики к шарикам и даже незнакомые тела — конусы — объединяет в одну группу. Его восприятие становится категориальным.

3. Обозначая не только предметы, но и связи, отношения, существующие между ними, слово служит средством восприятия окружающих предметов и явлений в их разнообразных взаимозависимостях (прежде всего пространственных, затем функциональных, причинных, целевых). Поиски этих отношений, их установление позволяют ребенку ставить вопросы, выражать короткими предложениями эти отношения: «Мишка там лежит, в ящике» (2 г. 4 мес.), «Киска на пол прыгнула», «Мама дома, вот хорошо как». Направленность на раскрытие связей является необходимым условием развития детского мышления.

4. Освоение языка изменяет действия ребенка. Обозначенная словом, цель придает действию четкую направленность и разумность. Действия ребенка на третьем году жизни становятся нацеленными и приобретают произвольный характер.

5. Взрослый формулирует словами правила поведения. Среди них особую роль играют требования «надо», «нельзя», «можно». Постоянное деловое подкрепление каждого такого слова-сигнала обеспечивает воспитателю возможность управлять поведением ребенка. Обобщающий характер таких сигналов открывает широкие возможности для развития у ребенка саморегуляции и самостоятельности поведения.

6. В речи взрослый выражает свою оценку, отношение к чему-то. Такой оценкой он подкрепляет требования к поведению ребенка. Слова «хорошо», «молодец», «красиво», «плохо» становятся основой тех моральных оценок, из которых у ребенка в дальнейшем формируются первоначальные моральные представления, а позже понятия. Они лежат и в основе формирующегося у ребенка отношения к окружающему.

7. Благодаря слову ребенок познает самого себя. Практические действия помогали ему узнавать себя как деятеля, раскрывали возможности что-то делать и сделать. Освоение речи привело к дальнейшему развитию самосознания ребенка. В конце второго года ребенок часто говорит о себе в третьем лице: «Коля хороший», «Ляля больше не будет плакать». Сначала он узнает себя через имя, позже, осваивая личное местоимение «я», ребенок начинает воспринимать себя как субъекта действий. Это открывает ему широкие возможности для сравнения себя с другими, для самооценки, самоконтроля.

8. Освоение речи, вносит существенные изменения во всю деятельность ребенка. Вместо манипулятивных, хаотических и шаблонных действий с предметами (постройка башни из кубиков по образцу, бросание мяча или катание автомобильчика) ребенок осваивает игру и первые формы практического мышления. Освоение речи помогает ребенку установить контакт и наладить совместные действия с другими детьми, овладеть разными видами занятий: заучиванием стихов, слушанием, пением, дидактическими играми.

Особенно обогащается содержание общения ребенка со взрослыми, формы общения становятся все более разнообразными: это беседы и вопросы, рассуждения и слушание, споры и действия по инструкции. Изменяется и отношение ребенка ко взрослому. Если преддошкольник воспринимает взрослых, прежде всего «потребительски» (взрослый накормит, приласкает, облегчит боль), то в начале дошкольного возраста взрослый все больше становится для детей руководителем их действия, ведь он все знает, все умеет. Общение со взрослым вызывает у ребенка большое познавательное и эмоциональное удовлетворение, становясь постепенно его важнейшей социальной потребностью.


2.2 Процесс развития речи в дошкольном возрасте


У детей дошкольного возраста продолжается процесс развития речи — они осваивают родной язык. Этому способствуют существенные изменения, происходящие в образе жизни четырех-, семилетнего ребенка. Освоив первоначальные формы самостоятельности, ребенок быстро накапливает свой чувственный и практический опыт. Все более разнообразными и содержательными становятся виды деятельности ребенка: творческие и дидактические игры, занятия рисованием, счетом, специально речевые занятия, а также повседневное общение со взрослыми в быту.

Понимание речи

Возросшие возможности детей успешно используют воспитатели для дальнейшего развития их способностей, в том числе и для развития речи Развитие речи выражается, прежде всего, в том, что совершенствуется понимание речи ребенком. Дети слушают достаточно сложные инструкции и точно выполняют требуемые воспитателем действия (Г. И. Кислюк). Сказки, рассказы, стихи занимают все большее место в жизни детей дошкольного возраста. Речь сопровождает все виды их деятельности: наблюдение и рисование, музыкальные занятия и счет, труд и игры.

На пятом году жизни дети понимают несложный сюжет сказки или короткого рассказа. Ребенок среднего дошкольного возраста может ярко представлять себе людей, их действия, переживания, о которых говорится в рассказе, если, конечно, этот рассказ понятен и построен на знакомых ребенку образах.

Л.С. Славина в своем исследовании показала, что даже трех-, четырехлетние дети с большой эмоциональностью воспринимают рассказ о куколке, которая осталась без крыши над головой, после того как киска разрушила ее домик. Если рассказчик конкретизирует непонятное для ребенка условие («осталась без крыши над головой»), поясняя, что негде было кукле спать, дождь лил прямо на нее и негде было от него спрятаться, то при такой подаче текста рассказ понятен ребенку. Понимание слушаемого рассказа быстро прогрессирует, открывая четырех-, семилетнему ребенку богатейший источник получения новых знаний о жизни людей, явлениях природы. [18]

Слушая речь других, рассказы и сказки, ребенок 4—6 лет начинает интересоваться не только их содержанием. Его внимание привлекает и форма, в которой выражено это содержание.

Освоение разговорной речи

Специальное внимание уделяют воспитатели тому, чтобы дети точно, правильно и четко произносили слова. Трех-, четырехлетний дошкольник часто говорит неправильно: шепелявит, гнусавит, сюсюкает. Такие искажения звуковой стороны речи не только делают ее некрасивой и непонятной другим. Дети пишут так, как произносят: «плавда» (правда) или «клужка» (кружка). Воспитатели специально упражняют детей в различении и точном воспроизведении трудных для артикуляции фонем, учат детей слуховому анализу слова. Дети должны указать, где звук «к» слышится в слове «каша», а где — в слове «мак». Сколько раз слышится звук «к» в слове «кошка»? Есть ли разница в словах «птичка прилетела» и «птички прилетели»? Подобные занятия хорошо упражняют детей в звукоразличении.

В процессе развития слушания у детей-дошкольников растет интерес к слову, его звучанию, форме и отношению к обозначенному предмету. Дети дошкольного возраста часто сами придумывают новые слова, которых нет в родном языке.

Некоторые авторы считают создание новых слов произвольной выдумкой ребенка, которому якобы не хватает слов, имеющихся в родном языке, для выражения мыслей и желаний. Однако такое объяснение явно неудовлетворительно. Можно предположить, что нарастающая у ребенка дошкольного возраста потребность в общении и познании «убегает вперед» и поэтому темп накопления словаря отстает от широты речевого общения ребенка. Ребенок хочет, чтобы его поняли, хочет что-то сказать товарищу или взрослому об увиденном, о чем-то спросить. Он легко создает слово по образцу тех, с которыми уже знаком, которые слышал от взрослых.

Анализ детских словообразований (которые требуют специального исследования) показывает, что в их основе лежат освоенные ребенком грамматические наблюдения, стереотипы, которые ребенок применяет к новым словам в аналогичных ситуациях. Он не может знать, что в русском языке существуют разные склонения и спряжения, род и число и к тому же много слов, составляющих исключение из общих правил.

Исследования и педагогическая практика показывают (О. И. Соловьева, М. Я. Покровская), что дети-дошкольники удивительно чутки к словам и особенно к грамматической форме слов. Желая сказать о чем-то очень маленьком, четырех-, пятилетний ребенок сам придумывает слово, используя интуитивно найденные соответствующие суффиксы: «мой козленочек», «бара-ночек», «свинчик» или «голова у него большущая, рот широчу-щий, зубы острючие и весь он громаднейший».[28]

Интерес к слову, возникающий в середине дошкольного возраста, вызывает у пяти-, семилетнего ребенка внимание к стихам, к образным выражениям, к поэтическим сравнениям и эпитетам. Заметные изменения происходят и в освоении ребенком-дошкольником грамматического строя языка. Расширяющееся общение со взрослыми развивает у ребенка умение подбирать слова и строить предложения, которые будут правильно поняты собеседником.

Развитие связной речи

В раннем дошкольном возрасте речь ребенка еще сохраняет ярко выраженный ситуативный характер. Она экспрессивна, отрывочна. (А..М. Леушина). Рассказывая собеседнику о чем-то виденном, вызвавшем у него эмоциональные переживания, трех-, четырехлетний ребенок говорит короткими, оборванными предложениями, многие части рассказа заменяет жестами и изобразительными действиями. Он заменяет названия вещей или людей местоимениями и говорит так, как будто уверен, что собеседник сам был свидетелем происшедшего события.

Специальное изучение разговорной речи у детей от 3 до 5 лёт (В. И. Ядэшко) показывает, что одновременно с накоплением словаря в речи ребенка появляются новые категории ошибок. Приобретая большую свободу словесного выражения, ребенок начинает произвольно строить предложения. Он часто пропускает подлежащее или сказуемое в предложении, заменяет личное местоимение названием его в третьем лице, что искажает передаваемое содержание: «Стал дед репку... тянет, а вытянуть не может». [37]

Освоение грамматики, в том числе сложных предложений, непосредственно зависит от культуры речи детей, от внимания к ней воспитателей и родителей. Чем больше дети рассказывают о виденном на прогулке, экскурсии, в парке, на стройке, на реке, в колхозе, тем быстрее развивается у них связная речь.

В семье и в детском саду под руководством воспитателей дети учатся говорить выразительно. Для этого они должны уметь подбирать «красивые» слова и произносить их разным тоном. Решение этой задачи также требует чуткости ребенка к речи взрослых. Передавая разными интонациями, темпом, акцентировкой, паузами, усилением или ослаблением голоса свое отношение к тому, о чем он рассказывает, воспитатель стремится вызвать у ребенка соответствующие переживания, возбудить сходные чувства, создать определенное настроение.

Формирование внутренней речи

Развитие разговорной связной и выразительной речи теснейшим образом связано с формированием внутренней речи.

Внутренняя речь, составляя основу и внутренний план разговорной грамотной речи, осуществляет функцию планирования, предвосхищения высказываемых вслух предложений. Особенно отчетливо внутренняя речь выступает в письме, которое она планирует, поддерживает и контролирует.

Как показывают исследования (Б.Г. Ананьев, А.Н. Соколов, В. Баев), внутреннюю речь нельзя себе представить в виде простого проговаривания шепотом обычного предложения, т.е. как беззвучную разговорную речь. Внутренняя речь имеет особую, ей одной присущую структуру. Это усеченная, сокращенная форма речи, в которой максимально сжато ее внешнее выражение. Во внутренней речи слова не проговариваются полностью, воспроизводится лишь их сокращенный слухо-речевой образ. Некоторые слова замещаются образами соответствующих вещей.[36]

Исследования (Ж. Пиаже, Л.С. Выготский, А.А. Люблинская, 3.А. Ганькова) показали, что у четырех-, шестилетних детей богато представлена особая форма речи, которую Пиаже назвал эгоцентрической. Пиаже считает, что речь ребенка-дошкольника направлена лишь на самого себя. Ребенок говорит для себя и о себе, совершенно не заботясь о том, насколько его понимает собеседник. Он утверждает, что эгоцентризм, якобы свойственный детскому возрасту, исчезает лишь после 7 лет, когда происходит постепенная социализация ребенка.[18]

Внутренняя речь наиболее отчетливо проявляется в практической деятельности ребенка, особенно тогда, когда он встречается с затруднениями. В деятельности речь ребенка приобретает разные формы. Аккомпанементом совершаемого ребенком действия может быть речь-игра. В этом случае ребенок говорит длинными, развернутыми, эмоционально насыщенными предложениями. В проблемной ситуации ребенок использует и речь-вопрос, речь-сомнение, речь-утверждение. В некоторых формах ориентировочной деятельности эти словесные выражения выступают только в виде поискового жеста.

Речь ребенка, адресованная к самому себе, является переходом внешней разговорной речи во внутреннюю. Этот переход совершается у ребенка в условиях его практической проблемной деятельности, когда возникает потребность и необходимость осмыслить выполняемое действие и направить его на достижение какой-то практической цели.

Исследования показали, что переход разговорной речи во внутреннюю совершается в проблемно-практической ситуации и происходит у ребенка четырех-, пятилетнего возраста.

Педагоги-дошкольники справедливо придают огромное значение развитию речи детей, видя в ней условие повышения общей культуры ребенка, условие его умственного, нравственного и эстетического развития. Чистота, грамотность и связность речи ребенка являются одним из условий его готовности к обучению.



Заключение


Развитие речи у ребенка совершается как процесс овладения родным языком, богатством его словаря и грамматических форм, необходимых для понимания каждым человеком других людей и умения выразить свои мысли, желания, переживания.

Речь развивается в процессе повседневного общения ребенка со взрослыми и сверстниками. Успех развития речи обеспечивается не только богатством и правильностью речи взрослого, но и растущими потребностями ребенка. Потребность в общении, желание узнать, понять новое, удивительное, стремление быть понятым, сообщить другому о чем-то необходимость воздействовать на другого, чтобы вызвать с его стороны желаемое ответное действие, являются теми мотивами, которые побуждают маленького ребенка к активному овладению языком.

С возрастом все большую роль в общем и специально-речевом развитии ребенка играют слушание, чтение, беседы, споры, рассуждения – специфические формы речевой деятельности человека. В таких формах общения ребенок осваивает речь как средство воздействия на других и на самого себя, как средство самопознания и саморегуляции.

Формируясь в процессе общения ребенка со взрослыми в разнообразной практической деятельности ребенка, речь проходит в своем развитии ряд этапов: гуление (4-6 месяцев); лепет (6-10 месяцев); освоение первых слов как сигналов первой сигнальной системы (11 мес.-1г. 6 месяцев); освоение слова как сигнала, обобщающего на основе выделения существенных признаков, и овладение простыми грамматическими формами (1 г. 6месяцев – 2 года); овладение ситуативной речью, быстрое увеличение понимаемых и произносимых слов (2 –3 г.); переход к овладению связной и выразительной речью, усвоение более сложных грамматических структур (4 г. – 6 лет) и возникновение внутренней речи (начиная с 4-5 лет).



Список литературы


  1. Алексеева М.М., Яшина В.И. Методика развития речи и обучения родному языку дошкольников. – М.: Академия, 2000. – 400 с.

  2. Арушанова А.Г. Дошкольный возраст: формирование грамматического строя речи // Дошкольное воспитание, 1993 г., № 10.

  3. Арушанова А.Г. Речь и речевое общение детей. – М.: Мозаика – Синтез, 2002. –272 с.

  4. Арушанова А.Г. Старшая группа: формирование грамматического строя речи // Дошкольное воспитание, 1997, № 1.

  5. Баймуратова Б.Б. Методика развития речи. – Алматы: Мектеп, 1987 г.

  6. Баймуратова Б.Б. Разработка уроков для подготовки детей к школе. – Алматы; 1991 г. – 203 с.

  7. Бородич А.М. Методика развития речи детей. – М.: Просвещение, 1981 г., 255 с.

  8. Володина В. О согласовании существительного с числительным в речи детей 5-6 лет // Дошкольное воспитание, 2002 г., № 8, С. 52.

  9. Гвоздев А.Н. Формирование у ребенка грамматического строя русского языка. – М., 1961 г.

  10. Гербова В.В. Учусь говорить: методические рекомендации для воспитателей, работающих с детьми 3-6 лет по программе «Радуга» / В.В. Гербова. –М.: Просвещение, 2002. – 158 с.

  11. Дьяченко О.М., Невская П.И. Развитие речи дошкольника. –М.: Просвещение, 1990 г.

  12. Запорожец А.В., Лисина М.Н. Развитие речи у дошкольников. – М.: Педагогика, 1974. – 288 с.

  13. Карпинская Н.С. Художественное слово в воспитании детей. – М.: Просвещение, 1972 г.

  14. Карпова С.Н., Колобова И.Н. Особенности ориентировки на слово у детей. – М., 1978. – 166 с.

  15. Крупская Н.К. О дошкольном воспитании.– М.:Просвещение,1973г.

  16. Логинова В.И., Саморукова П.Г. и др. Дошкольная педагогика. Часть 2. / Под ред. В.И. Логиновой. – М.: Просвещение, 1988. – 270 с.

  17. Лурия А.Р., Юдович Ф.А. Речь и развитие психических процессов ребенка. -М., 1956.

  18. Люблинская А.А. Детская психология. Уч. пособие для студентов пед ин-тов. М., «Просвещение», 1971.

  19. Лямина Г.М. Воспитание детей в старшей группе детского сада. – М.: Просвещение, 1984. – 288 с.

  20. Максаков А. Обследование состояния развития речи детей старшего дошкольного возраста // Дошкольное воспитание, 1986 г., № 3.

  21. Максаков А.И. Правильно ли говорит ваш ребенок. – М.: Просвещение, 1982. – 160 с.

  22. Методика развития речи детей дошкольного возраста / Л.П. Федоренко, Г.А. Фомичева и др. – М.: Просвещение, 1984. – 240 с.

  23. Мухина В.С. Детская психология / Под ред. Л.А. Венгера. – М.: Просвещение, 1985. – 272 с.

  24. Новотворцева Н.В. Развитие речи детей. – Ярославль: ООО «Академия развития», 1996. –240 с.

  25. Развитие общения дошкольников со сверстниками / Под ред. А.Г. Рузской. – М.: Педагогика, 1989. – 216 с.

  26. Развитие речи детей дошкольного возраста: Пособие для воспитателя детского сада / Под ред. Ф.А. Сохина. – М.: Просвещение, 1984 г.

  27. Развитие речи дошкольника: Сб. науч. тр. / Под ред. О.С. Ушаковой – М.: изд. АПН СССР, 1990. -137 с.

  28. Соловьева О.И. Методика развития речи и обучения родному языку в детском саду. – М.: Просвещение, 1966 г.

  29. Сохин Ф.А. Осознание речи дошкольниками в детском саду. – М.: Педагогика, 1978 г.

  30. Типовая программа воспитания и обучения в детском саду. – Алма-Ата: Мектеп,1989 г.

  31. Тихеева Е.И. Развитие речи детей раннего и дошкольного возраста. – М.: Просвещение, 1981 г., 216 с.

  32. Умственное воспитание детей дошкольного возраста / Под ред. Н.Н. Подъякова, Ф.А. Сохина. – М.: Просвещение, 1984. – 207 с.

  33. Ушинский К.Д. Педагогические сочинения, Т. 1 / Сост. С.Ф. Егоров. –М.: Педагогика, 1988 г.

  34. Федоренко Л.П., Фомичева Г.А., Лотарев В.К. Методика развития речи детей дошкольного возраста. – М.: Просвещение, 1977 г.

  35. Хрестоматия для дошкольников 4-5 лет: Пособие для воспитателей детского сада и родителей / Сост.: Н.Г. Ильчук и др. – М.: АСТ, 1999. – 607 с.

  36. Хрестоматия по теории и методике развития речи детей дошкольного возраста / Сост. М.М. Алексеева, В.И. Яшина. – М.: Академия, 2000. – 560 с.

  37. Ядешко В.И., Сохин Ф.А. и др. Дошкольная педагогика. – М.: Просвещение, 1986 г.

Размещено на Allbest.ru




Случайные файлы

Файл
kursovaa.doc
14052.rtf
14235.rtf
147786.rtf
129819.rtf