Выявление тревожности на основе двух возрастных групп (132485)

Посмотреть архив целиком

Федеральное агентство по образованию

НОУ «Институт экономики, управления и права»

Альметьевский филиал

Кафедра педагогики и психологии








Выявление тревожности на основе двух возрастных групп

Курсовая работа по возрастной психологии







Работу выполнил:

студент 971 группы

Авинова А.Г.

Научный руководитель

Ассистент Петров В.Р.





Альметьевск 2009


Содержание


Введение

Глава 1 Теоретическое исследование тревожности

1.1. Общая характеристика тревожности

1.2 Психологическая характеристика подросткового возраста

1.3. Особенности юношеского возраста в психологии

Вывод по 1 главе

Глава 2 Эмпирическое исследование тревожности студентов первого курса психологического факультета

2.1 Эмпирическая база исследования и характеристика выборки

2.2 Описание методики

2.3 Обсуждение результатов

Вывод по 2 главе

Заключение

Список использованной литературы

Приложение


Введение


В наши дни психологи самых разных направлений признают, что тревога есть проблема современности. Любые нарушении сбалансированности системы человек-среда, недостаточность психических или физических ресурсов индивидуума для удовлетворения актуальных потребностей, рассогласования самой системы потребностей, опасения, связанные с вероятной неспособностью реализовать значимые устранения в будущем, а так же с тем, что новые требования среды могут обнаружить несостоятельность, является источником тревоги. Тревога, означаемая как ощущение неопределенной угрозы, характер и время возникновения которой не поддаются предсказыванию, как неопределенное беспокойство, или ожидание фрустрации механизма психологического стресса. Тревогу рассматривают как психологическое состояние, выражающиеся в переживаниях, опасениях и в нарушении покоя, вызываемые и вероятными неприятностями.

В настоящее время стало очевидным: в жизни человека – тревога играет гораздо более важную роль, чем казалось несколько десятилетий назад. Несмотря на многочисленные исследования, тревожность юношеского и подросткового возраста недостаточно изучена. Поэтому мы обратились к этой теме.

Объект: Состояние тревожности тревожность

Предмет: особенности тревожности юношеского и подросткового возраста.

Гипотеза: уровень тревожности подростков выше уровня тревожности юношеского возраста.

Цель: сравнительное исследование уровня тревожности юношеского и подросткового возраста.

Задачи:

1. Провести теоретика - методологический анализ изученности тревожности в психологии.

2. На основе выбранной методик изучить тревожность студентов второго курса. психологического факультета и подростков

3. С помощью математических методов провести сравнительный анализ тревожности юношеского и подросткового возраста

Теоретико-методологической основой является: общенаучные принципы познания, комплексный системный и субъективные подходы в исследовании, а также исследования таких психологов как З. Фрейд, Н.Д. Левитов, А.О. Прохоров, Г.А. Глотова, Р.Р. Виллобай, Ричард Лэзарус, Джеймс Эйверилл.

Методы:

наблюдение

тестирование

математическая обработка данных

Методики

1. «Личностная шкала проявления тревоги» (Дж. Тейлор, 1953),

2. « Измерения уровня тревожности школьников» ( Фишера)

Эмпирическая база исследования – АФ ИЭУП, второй курс психологического факультета, ученики 9 класса СОШ деревни Старое Суркино.

Структура курсовой работы. Курсовая работа состоит из введения, первой главы, посвященной теоретическому исследованию тревожности, второй главы, посвященной эмпирическому изучению состояния тревожности студентов второго курса психологического факультета и учеников, заключения, списка литературы (13 источников) и приложения.


Глава 1 Теоретическое исследование тревожности


1.1. Общая характеристика тревожности


Тревожность – это свойство человека приходить в состояние повышенного беспокойства, испытывать страх тревогу в специфических социальных ситуациях [1].

Избрав эту точку в качестве отправной, необходимо дополнить общий контекст рассмотрения центральной проблемы – проблемы тревоги. Этот контекст в самом общем виде можно определить как экзистенциальный, т.е феномен тревоги как экзистенциальный феномен. Для того чтобы удержаться в таком способе понимания, нужно определить, в чем заключается подлинный экзистенциальный статус тревоги. Как соотносятся бытие и тревога, что содержит в себе тревога, что позволяет рассматривать её в качестве таковой.

Ответы на эти вопросы не могут быть однозначными, хотя всегда проще отделаться поверхностным вариантом: тревога – это осознание нерешенных конфликтов между структурными элементами личности.

Экзистенциальное понимание тревоги связано, прежде всего, с отношением бытия к небытию. Тревога – это та базовая категория, которая позволяет сделать это отношение более наглядным. Осознание возможности бытия-небытия – это и есть состояние тревоги, вытягивающее человека из линейности временной перспективы в том смысле, что простое планирование будущего оказывается невозможным. Человек ощущает этот нудительный характер тревоги, благодаря которой для него открывается возможность установиться в качестве такового [2].

Позитивная функция тревоги заключается в том, что она как бы маркирует для человека возможность быть. Тревога открывает ему глаза на его уникальность и незаменимость в бытии. Или, выражаясь словами М. Бахтина, впервые только и приоткрывает позицию «не-алиби в бытии». В противовес негативному способу понимания тревоги, как состояния, которое необходимо преодолеть и чем быстрее, тем лучше, экзистенциальное понимание утверждает противное: тревогу невозможно преодолеть. П. Тиллих в работе «Мужество быть» вводит схожее представление: «Мужество не устраняет тревогу: тревога экзистенциальна, и её невозможно устранить. Мужество – это самоутверждение «вопреки», а именно вопреки небытию. Тот, кто действует мужественно, принимает в своем самоутверждении тревогу небытия. Тревога толкает нас к мужеству, так как альтернативой мужеству может быть лишь отчаяние. Мужество сопротивляется отчаянию, принимая тревогу в себя». Этот небольшой, но необычайно глубокий пассаж иллюстрирует принципиально иной способ понимания не только отдельно взятого феномена тревоги, но и предназначение человека, как существа самоустанавливающегося, принимающего себя во всей своей уникальности и единственности. Отсюда возникает и смена психотерапевтических установок – переход от тотальной самоотстраненности и редуцированности к целостному самопринятию и самоутверждению.

Рассмотрение тревоги было бы не полным, если ограничиться указанием лишь на её позитивную направленность. Безусловно, тревога содержит в себе опасность трансформироваться в страх, посредством чего запускается механизм неврозообразования.

Человек может устранится от самопринятия и самоутверждения, убежав в невроз. Невроз в данном случае – это способ самоукрывательства. Он дает возможность спрятаться от небытия, но в тоже время, убегая от небытия, человек бежит и от возможности подлинного бытия, чем запускает цикличный механизм саморедуцирования. Тревога – ее внешняя фиксация – страх – самоограничение – последующее усиление тревоги – итак по кругу. Невротик оказывается помещенным в фантомный мир, подлинная реальность его жизни становится для него практически недоступной. Он находится в постоянном конфликте с реальностью, которая представляется ему болезненной и травмирующей. Как пишет П. Тиллих: «Ограниченное и фиксированное самоутверждение невротика и охраняет его от невыносимого давления тревоги, и разрушает его, обращая против реальности, а реальность против него, вновь вызывая невыносимый приступ тревоги» [3].

Важный момент, какой здесь следует отметить, невротик утрачивает специфически человеческое качество – экзистенциальную открытость миру, игнорируя которую, человек выпадает из своей причастности бытию, из своего «бытия-в-мире» (Л. Бинсвангер). Мир распадается на отдельные фантомы, теряя свою целостность; утрачивается специфически человеческая заброшенность в мир. Такое состояние М. Бахтин характеризует как «неспособность к диалогу».

Следует отметить, что экзистенциальное рассмотрение феномена тревоги обнаруживает принципиальную несводимость к однозначности понимания, в том смысле, что тревога заключает в себе возможность выбора - свободу. Как на то указывает Р. Мэй: «Появление свободы тесно связано с тревогой: возможность свободы всегда вызывает беспокойство, и способ встречи с тревогой определяет, пожертвует ли человек свободой или утвердит её». Иными словами, тревога как возможность человека быть.

С возникновением тревоги связывают усиление поведенческой активности, изменение характера поведения или включение механизмов интрапсихической адаптации, причем уменьшение интенсивности тревоги воспринимается как свидетельство достаточности и адекватности реализуемых форм поведения, как восстановление ранее нарушенной адаптации.

В отличие от боли, тревога — сигнал опасности, которая еще не реализована. Прогнозирование этой опасности носит вероятностный характер, зависит и от ситуационных, и от личностных факторов, определяясь в конечном итоге особенностями трансакций в системе человек — среда. При этом личностные факторы могут иметь более существенное значение, чем ситуационные, и в таком случае интенсивность тревоги в большей степени отражает индивидуальные особенности субъекта, чем реальную значимость угрозы. Значение личностных факторов определило направление исследований, разделяющих тревогу как личностную черту, обусловливающую готовность к тревожным реакциям, и актуальную тревогу, входящую в структуру психического состояния в данный конкретный момент[4].


Случайные файлы

Файл
136793.rtf
120534.doc
5313.rtf
18579.rtf
72560-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.