Социальные категории в представлении зрелых людей (131686)

Посмотреть архив целиком

4



Введение


Новое время вносит существенные коррективы в развитие взаимоотношений между людьми, основными факторами которых являются меняющиеся образы социальных категорий в представлении личности. Наука и практика сегодня, как никогда, заинтересована данной проблемой. Кризисное время, кроме обострения многих общественных противоречий, характеризуется также повышением уровня различных форм девиантности. Одной из причин отклоняющегося поведения является наличие размытых образов социальных категорий в представлении личности. Цель исследования – изучить образы социальных категорий в представлении зрелых людей. Объект исследования – 60 мужчин и женщин в возрасте от 25 до 55 лет. Предмет исследования - социальные категории в представлении зрелых людей.


Образы социальных категорий в представлении зрелых людей


Образы социальных категорий в представлении зрелых людей связаны с гендерными различиями и условиями проживания. Для достижения цели исследования применены следующие методы научного исследования: анализ теоретических источников, тестирование, анкетирование, сравнительный анализ. Методологической основой исследования явились положения теории социальных представлений С. Московиси. В основу исследования положены теоретические подходы к изучению личностных особенностей взрослых людей, раскрытые в концепции «образа мира» А.Н. Леонтьева, концепции социальной перцепции Г.С. Абрамовой, А.В. Либина, К.А. Абульхановой-Славской.

Теоретический анализ проблемы образов социальных категорий в представлении зрелых людей показал, что зрелый человек стремится занимать ключевое место в обществе, но в связи со сложностью образов социальных категорий в представлении личности возникает проблема исследования факторов, влияющих на данный процесс, наличия изменений в процессе формирования социальных коммуникаций. Особенно важна проблема функций образов социальных категорий, которые они играют на разных возрастных этапах, и возможности управления данным процессом.

В эмпирической части данного исследования выявлялись особенности образов социальных категорий в представлении мужчин и женщин зрелого возраста в зависимости от социального статуса; а также специфика образов социальных категорий в представлении сельских и городских мужчин и женщин зрелого возраста. Стадия юности и ранней зрелости охватывает период с 17 до 40 лет. Она соответствует вступлению человека в интенсивную личную жизнь и профессиональную деятельность. Начало зрелости характеризуется наивысшим уровнем таких показателей, как жизненная стойкость, ценностные ориентации, жизненные смыслы, духовные потребности. Анализ данных эмпирического исследования показал, что подавляющее большинство мужчин и женщин зрелого возраста относятся к сравнительно слабо дифференцированному базовому слою общества. Содержание их труда в основном соответствует индустриальной ступени развития общества. Общественная значимость этого слоя связана с тем, что он концентрирует основную часть трудового и потребительского потенциала общества. По сравнению с категориями элиты и обеспеченных, его интересы слабее артикулированы, а поведение в деловой и политической сферах отличается меньшей активностью. Средний слой, по проведенным в ходе исследования расчетам, составляет большую часть активного населения. Но, думается, с учетом не попадающих в социологические опросы люмпенизированных групп населения его доля составляет не менее 12-15%.

Период зрелости характеризуется переходом к независимости в экономическом отношении. В это время приобретается новый статус, который складывается из многообразия прав и обязанностей человека в разных сферах жизни и деятельности, в обществе, на работе, в собственной семье. Становление статуса отдельного человека зависит от системы общественных отношений и социальных преобразований. В то же время статус личности изменяется в зависимости от меры активности самого человека, который может осознавать свое положение в обществе и стремится укрепить свой статус или, напротив, относится к нему пассивно, приспосабливаясь к существующему положению.

В этом смысле образы социальных категорий при адаптации индивида к новым условиям не играют решающей роли, они могут быть одним из негативных факторов коммуникативной деятельности, но на характер адаптации они влияют в незначительной степени. Особую решающую роль, по нашему мнению, они могут оказать только на адаптацию психологически незрелой личности – ребенка, инфантильного субъекта или психически больного человека. Это подтверждено результатами эмпирической части нашего исследования.


Образ пожилого человека у людей молодого и зрелого возраста


«Пожилой» по словарю С.И. Ожегова – «начинающий стареть», «старость» - «достигший старости». Такие определения наводят на мысль, что где-то в нашем подсознании четко зафиксирована норма, мы примерно знаем, как должен выглядеть человек в пожилом и старческом возрасте. Тенденция увеличения продолжительности жизни в странах, а также роста численности пожилых людей в возрастном составе населения за последние два десятилетия. Актуальность курсовой работы заключается в том, что образ пожилого человека, в современном обществе, ориентирован на молодежную культуру, представляет собой стереотип старости, который отрицательно отражается на пожилых и престарелых людях, но и на всей культуре общества в целом. Такие стереотипы приводят к дискриминантному отношению к старости, называемому эйджизмом. Эйджизм - дискриминация по возрастному признаку, чаще всего встречается негативное отношение к старшим поколениям. А поскольку пожилые люди это неизбежная часть общества, ведь впоследствии мы постареем и к нам будут относиться также, это только кажется что старость еще очень далеко, но на самом деле не успеешь оглянуться как у тебя появились дети, затем уже дети у детей, глядишь и на пенсию пора.

Степень разработанности проблемы. Значительное количество работ, посвящено теоретическим исследованиям проблем, связанных с физической немощностью. Это работы российских и зарубежных авторов: Томэ Х, Шахматов Н.Ф, Авербух Е. Однако, особенности пожилого человека, по мнению авторов, изучены недостаточно полно и, прежде всего, это касается выводов, имеющих практическое значение в современных условиях.

1. Модифицированная методика изучения социально-психологических характеристик личности Т. Лири.

2. Изучение образа пожилого человека с помощью методики «незаконченных предложений».

3. Выявление типичного образа (портрета) пожилого человека с помощью мини-сочинения.

Проведенное исследование показало, что пожилой человек в массовом сознании у людей от 18-50 лет г. Якутска представляет собой совестливого, обязательного, исполнительного; дорожит мнением окружающих, в особенности референтной группы; эмпатийный, чувствителен к поведению других; умение сопереживать, альтруист; служение идеалу или идолу; опека над слабыми и беззащитными. В восприятии образа пожилого человека рассогласованность идеального и типичного образа пожилого человека у женщин выше, чем у мужчин. Женщинам нравятся и хотели бы в пожилых людях было общительность, доверие, мудрость, опытность, уживчивость, понимание, обеспеченная жизнь, терпимость. Женщинам в большей степени не нравиться в пожилых людях ворчливость, а мужчинам злость, агрессия, и когда пожилые люди не следят за собой, матерятся, курят, пьют, а ценят дружелюбность, искренность, внимательность, отзывчивость, бескорыстность и юмор.


Возрастная динамика временных ориентаций личности


Психологическое время личности меняется с течением времени жизни. Мы предприняли попытку изучить это с точки зрения возрастной динамики временной перспективы личности. Целью исследования было изучить половозрастную специфику временной перспективы личности, а также изучение конструкта сбалансированной временной перспективы личности.

Выборка составила 388 человек в возрасте от 14 лет до 88 лет (Mвозраст=35,86; SD=18,41), 116 мужчин (Mвозраст=38,75; SD=19,13) и 272 женщины (Mвозраст=34,63; SD=19,99), т.е. 69,8% женщин и 29,9% мужчин. Для дальнейшего анализа выборка была поделена на следующие группы: до 20 лет (n=102), 21-29 лет (n=92), 30-39 лет (n=48), 40-49 лет (n=53), 50-59 лет (n=35), 60-69 лет (n=25), от 70 лет и старше (n=32).

В исследовании приняли участие испытуемые из городов: Москва (n=187), Московская область: (n=29), Санкт-Петербург (n=64), Тверь (n=13), Калуга и Калужская область: (n=41), Саратов (n=35), Владимир (n=15), другие региональные центры России (n=4). Данное исследование проводилось участниками семинара по вопросам временной перспективы и качества жизни в рамках исследовательского проекта Молодежной секции РПО "Российская ассоциация студентов-психологов".

Испытуемым предлагалось заполнить следующие адаптированные русскоязычные версии методик (перечислены в порядке их предъявления): 1) Методика Ф. Зимбардо по временной перспективе, 2) Шкалы психологического благополучия К. Рифф, 3) Тест жизнестойкости С. Мадди, 4) Опросник толерантности к неопределенности Д. Маклейна, 5) Шкала субъективного благополучия Э. Ройсамб, 6) Шкала удовлетворенности жизнью Э. Динера, 7) Методика экспресс-диагностики ситуативной самоактуализации личности Т.Д. Дубовицкой.

В нашем исследовании было показано, что подростковый возраст и юность – это периоды, когда настоящее в своем гедонистическом аспекте гораздо более значимо, чем в других возрастах. У подростка доминирует ориентация на получение удовольствия в текущем моменте, его не сильно заботят последствия своих действий и поступков. Они импульсивны, живут сегодняшним днем, порой не способны отложить получение удовольствия и удержаться от соблазнов, поэтому входят в группу риска (употребление психоактивных веществ, алкоголя, курение, опасное сексуальное поведение и др.). Типичной чертой юности является «ролевой мораторий»: диапазон выполняемых ролей расширяется, но эти роли не усваиваются всерьез и окончательно, их как бы пробуют, примеряют к себе, стремясь попробовать как можно больше. К концу периода ранней взрослости ведущая роль гедонистического настоящего сменяется высоким уровнем представленности в сознании мыслей о своем будущем, о предстоящем выборе профессии и т.д. Приобретаются навыки организации своего времени и постановки целей, а также возрастает значимость достижения поставленных целей. Двадцатилетние обычно имеют дело с выбором супруга и карьеры, намечают жизненные цели и начинают их осуществление. Средний возраст – это время начала физического спада, осознания этого спада, а также время «напоминаний» из социального окружения индивида о том, что он стареет. Это и время увеличения уверенности, доминантности, ответственности, устойчивости идентичности и генеративности. Это период многочисленных ролей, их смены и координации, а также способности балансировать и координировать конкурирующие потребности. В этот период многие переоценивают свои прежние выборы: супруга, карьеры, жизненных целей; иногда дело доходит до развода и смены профессии. Во временной перспективе индивида мы наблюдаем высокую представленность ориентации на будущее и позитивное прошлое, умеренно высокую выраженность гедонистического настоящего, продолжающую снижаться. У женщин в этот период наблюдается рост представленности ориентации на негативное прошлое и фаталистическое настоящее. Это период соотношения возможностей и ограничений. С одной стороны происходит упрочение карьеры: индивид сосредотачивается на учебе, укреплении своего профессионального статуса и обеспечении своей семьи. С другой – приходит осознание того, что время уходит, что оно ограничено и конечно. Люди, достигшие среднего возраста, имеют тенденцию реструктурировать свою жизнь «в терминах, сколько времени осталось еще жить». В период от 40 до 60 лет при снижении физической активности индивида, опыт и знания своих возможностей позволяют преуспеть в жизни. Люди в этот период способны принимать решения с легкостью и уверенностью в своих силах, поэтому их часто называют «поколением руководителей». Мы полагаем, что сильная выраженность ориентации на будущее в этот период (особенно в возрастной группе от 50 до 59 лет) связана с выходом на пенсию и ожиданиями, что «сейчас-то как раз жизнь и начнется». Рост ориентации на будущее у женщин в этот период также сопровождается спадом представленности ориентации на фаталистическое настоящее. Мы предполагаем, что ориентация на будущее выступает в роли защитного механизма – в заботах о своем будущем, о будущем своих детей и, возможно, внуков, тревоги о том, что времени осталось мало и ничего изменить в своей жизни нельзя, отступают на второй план. Появляется активное желание простроить свою жизнь заново и все силы направляются в это русло. После 50-ти проблемы здоровья становятся более насущными, нарастает ощущение и осознание того, что «время уходит», что многие планы уже никогда не будут реализованы, а возможности кажутся упущенными навсегда, страх смерти – отчаяние по Э. Эриксону. Выход на пенсию, снижение доходов, смерть супруга – все эти и другие события этого возраста отражаются в повышении фаталистической оценке своего настоящего (для женщин немаловажный фактор – это убывание привлекательности), вера в свои силы уступает место безнадежности и бессилию перед «безрадостным настоящим». Семейная жизнь и семейные традиции, успехи детей, частое общение с ними и внуками, установление прочных связей со своей возрастной группой – являются источником постоянного удовлетворения. Это отражается в высокой представленности в сознании пожилых людей (от 70 и старше) позитивных мыслей о своем прошлом, что способствует развитию чувства личностной целостности (по Эриксону) и непрерывности во времени. На этом основывается и более богатая ВП будущего – будущее представлено в контексте своих достижений в профессиональной сфере, мыслями о детях и внуках, в которых пожилые видят продолжение себя, а также теми делами, которые необходимо успеть сделать или завершить. Конструкт сбалансированной временной перспективы (СВП) в наибольшей степени связан (по результатам корреляционного анализа) со шкалами цель в жизни (К. Рифф), жизнестойкость (С. Мадии), удовлетворенность жизнью (Э. Динер). СВП характеризуется наличием жизненных целей, чувством осмысленности существования, ощущением ценности того, что было в прошлом, происходит в настоящем, и будет происходить в будущем. Такие люди считают, что наилучший способ найти интересное и ценное для себя – это активное участие во всем, что происходит. Путем борьбы они обычно могут влиять на последствия происходящих вокруг них событий. Считают, что наибольшее удовлетворение достигают, становясь мудрее, учась на собственном опыте, как позитивном, так и негативном. Для таких людей характерны позитивные эмоциональные состояния: счастье, удовлетворенность жизнью, психологическое благополучие, переживание потока, надежда, оптимизм и др.


Заключение


Исследования последних лет заложили фундамент объективного изучения социальных категорий, однако российская наука пока не располагает надежным знанием последней. Анализу различных аспектов этой структуры посвящены сотни работ, но большинство из них либо ограничивается теоретическим анализом проблемы, либо посвящается изучению отдельных, пусть очень важных, общественных групп вне связи с более широким целым. В восприятии образа пожилого человека рассогласованность идеального и типичного образа пожилого человека у молодежи выше, чем у зрелых лиц. Молодежи не нравятся нравоучения пожилых людей, а в зрелом возрасте эгоистичность, наглость, равнодушие и упрямство. Молодежи хотелось бы, чтобы пожилые люди были довольны жизнью, жизнерадостны, общительны и открыты, а люди зрелого возраста - уверенны в себе, здоровы, больше энергии.


Список литературы


  1. Абульханова-Славская К.А. Социальное мышление личности: проблемы и стратегии исследования // Психологический журнал, 2006.

  2. Белецкая Г.Э. Социальная компетентность // Сознание личности в кризисном обществе. - М., 2007.

  3. Берн Ш. Гендерная психология. - СПб.: прай-ЕВРОЗНАК, 2008.

  4. Ермолаева М.В. Психология развития. – М., 2009.

  5. Забродин Ю.М. Сосновский Б.А. Мотивационно-смысловые связи в структуре направленности личности // Вопросы психологии, 2009. - № 6.

  6. Кон И.С. Психология половых различий // Психология индивидуальных различий: Тексты. - М.: МГУ, 2007.

  7. Корчагина Т.В. Психология развития: Учебно-методическое пособие. - М.: Академия, 2005.

  8. Крайг Г. Психология развития. – СПб., 2007.

  9. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М.: Феникс, 2005.

  10. Либин А.В. Дифференциальная психология: на пересечении европейских. Российских иамериканских традиций. - М.: Смысл, 2009.

  11. Марченко Ю.Г., Мамай И.И. Основы культурологии: Учебное пособие. - Новосибирск: СГГА, 2005.

  12. Краснова О.В. «Мы» и «Они»: Эйджизм и самосознание пожилых людей// Психология зрелости и старения, 2007.-№3.

  13. Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений/ Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В.Виноградова.-4-е изд., дополненное. - М.: Азбуковник, 2007.

  14. Томэ Э. Формы изменения личности// Психология старости и старения: Хрестоматия. - М., 2008.

  15. Шахматов Н.Ф. Психическое старение: счастливое и болезненное. - М.: медицина, 2009.



Случайные файлы

Файл
140722.doc
138119.rtf
55759.rtf
76799-1.rtf
26690.rtf