Проблемы исследования общения как взаимодействия (130645)

Посмотреть архив целиком

Оглавление


Введение 2

1. Психология общения 4

1.1. Понятие общения в психологии 4

1.2. Человек как субъект общения 12

1.3. Общение как взаимодействие 15

2. Общение как взаимодействие 19

2.1. Место взаимодействия в структуре общения 19

2.2. Взаимодействие как организация совместной деятельности 27

3. Исследование общения как взаимодействия на примере группы студентов 28

3.1. Тест на общительность 28

3.2. Приятно ли с вами общаться? 31

Заключение 34

Список литературы 36


Введение


Общение - сложный процесс взаимодействия между людьми, заключающийся в обмене информацией, а также в восприятии и понимании партнерами друг друга. Субъектами общения являются живые существа, люди. В принципе общение характерно для любых живых существ, но лишь на уровне человека процесс общения становиться осознанным, связанным вербальными и невербальными актами. Человек, передающий информацию, называется коммуникатором, получающий ее - реципиентом.

В общении можно выделить ряд аспектов[1]: содержание, цель и средства. Рассмотрим их подробнее.

Содержание общения - информация, которая в межиндивидуальных контактах передается от одного живого существа другому. Это могут быть сведения о внутреннем (эмоциональном и т.д.) состоянии субъекта, об обстановке во внешней среде. Наиболее разнообразно содержание информации в том случае, если субъектами общения являються люди.

Цель общения - отвечает на вопрос "Ради чего существо вступает в акт общения?". Здесь имеет место тот же принцип, что уже упоминался в пункте о содержании общения. У животных цели общения не выходят обычно за рамки актуальных для них биологических потребностей. У человека же эти цели могут быть весьма и весьма разнообразными я являть собой средства удовлетворения социальных, культурных, творческих, познавательных, эстетических и многих других потребностей.

Средства общения - способы кодирования, передачи, переработки и расшифровки информации, которая передается в процессе общения от одного существа к другому. Кодирование информации - это способ ее передачи. Информация между людьми может передаваться с помощью органов чувств, речи и других знаковых систем, письменности, технических средств записи и хранения информации.

Процесс общения (коммуникации). Во-первых, он состоит непосредственно из самого акта общения, коммуникации , в котором участвуют сами коммуниканты, общающиеся. Причем в нормальном случае их должно быть не менее двух. Во-вторых, коммуниканты должны совершать само действие, которое мы и называем общением, т.е. делать нечто (говорить, жестикулировать, позволять "считывать" со своих лиц опреде-ленное выражение, свидетельствующее, например, об эмоциях, переживаемых в связи с тем, что сообщается). В-третьих, необходимо, далее определить в каждом конкретном коммуникативном акте канал связи. При разговоре по телефону таким каналом являются органы речи и слуха; в таком случае говорят об аудио-вербальном (слухо-словесном) канале, проще - о слуховом канале. Форма и содержание письма воспринимаются по зрительному (визуально-вербальному) каналу. Рукопожатие - способ передачи дружеского приветствия по кинесико-тактильному (двигально-осязательному) каналу. Если же мы по костюму узнаем, что наш собеседник, допустим, узбек, то сообщение о его национальной принадлежности пришло к нам по визуальному каналу (зрительному), но не по визуально-вербальному, поскольку словесно (вербально) никто ничего не сообщал.

Структура общения. К структуре общения можно подойти по-разному, в данном случае будет охарактеризована структура путем выделения в общении трех взаимосвязанных сторон: коммуникативной, интерактивной и перцептивной[2]. Таким образом схематически структуру общения мы представим так:

Коммуникативная сторона общения (или коммуникация в узком смысле слова) состоит в обмене информацией между общающимися индивидами. Интерактивная сторона заключается в организации взаимодействия между общающимися индивидами (обмен действиями). Перцептивная сторона общения означает процесс восприятия и познания друг друга партнерами по общению и установления на этой основе взаимопонимания.

Употребление этих терминов условно, иногда в более-менее аналогичном смысле употребляют и другие: в общении выделяют три функции - информационно-коммуникативная, регуляционно-коммуникативная, аффективно-коммуникативная.[3]

Тема общения как взаимодействия является актуальной, так как является еще не до конца изученной. Этому вопросу посвящено множество научных трудов, но все же ученым не удалось до конца постичь все тайны общения как взаимодействия

Целью работы является изучение общения как взаимодействие.

Гипотеза. Общительный человек совсем не обязательно должен быть приятным собеседником, и наоборот, человек не очень общительный, но умеющий хорошо слушать, вовремя поддержать беседу парой нужных слов может быть более приятным собеседником, чем общительный, но не умеющий слушать окружающих.

Объектом исследования являются студенты МГУ в количестве 10 человек.

Предметом исследования является общение как взаимодействие.

Методы исследования: В качестве методов исследования нами были использованы: тест на общительность и тест «Приятный ли вы собеседник?».

Задачи исследования:

  1. Дать определение понятия «Общение»;

  2. Рассмотреть основные аспекты общения;

  3. Изучить общение как взаимодействия.

Объектом исследования является процесс общения.

Предметом исследования является общение как взаимодействие.


1. Психология общения


1.1. Понятие общения в психологии


Общение – это форма деятельности, осуществляемая между людьми как равными партнерами и приводящая к возникновению психического контакта. Психический контакт обеспечивает в общении взаимный обмен эмоциями. Он же характеризует общение как двустороннюю деятельность, взаимную связь между людьми.

Общение – сложный и весьма многоплановый процесс установления и развития контактов и связей между людьми. И чаще всего оно включено в практическое взаимодействие людей. Б.Д. Парыгин отметил, что этот процесс может выступать в одно и то же время и как процесс взаимодействия людей, и как информационный процесс, и как отношение людей друг к другу, и как процесс их взаимного влияния друг на друга, и как процесс их взаимного переживания и взаимного понимания друг друга.[4] Определение Б.Д. Парыгина ориентирует на системное понимание сущности общения, его многофункциональность и деятельную природу.

Интерес ученых (социологов, психологов, философов и др.) к феномену общения настолько велик, что рассмотрение проблем общения осложняется различием трактовок как самого понятия «общение», так и нахождением его места в иерархии других социально-психологических феноменов, таких как взаимодействие, восприятие, взаимоотношения и др.

Так, А.С. Золотнякова[5] понимала общение как социально- и личностно-ориентированный процесс, в котором реализуются не только личностные отношения, но и установки на социальные нормы. Для нее общение было коммуникативно-регулятивным процессом, в котором осуществляется передача социальных ценностей с одновременным регулированием их усвоения социальной системой. В ПР такая трактовка просматривается через реализацию коммуникативно-регуляционной функции на уровне отношений организации и общественности.

В определении общения, прослеживаемого в работах А.А. Бодалева, общение трактуется как средство «паблик рилейшнз», вытекающее из самого определения ПР: «взаимодействие людей, содержанием которого является обмен информацией с помощью различных средств коммуникации для установления взаимоотношений между людьми»[6].

Авторы сборника «Психологические проблемы социальной регуляции поведения» в общении видят «систему межличностного взаимодействия», ограничивая феномен общения только непосредственным контактом между индивидами. Общение же, как процесс взаимодействия гораздо шире. А.А. Леонтьев понимает общение «не как интериндивидуальный, а как социальный феномен», субъект которого «следует рассматривать не изолированно. Социален процесс специфически человеческой деятельности, даже когда он является «деятельностью индивида», это не «индивидуальная деятельность»; вне… общественных отношений человеческая деятельность вообще не существует…»[7]. В то же время он подходит к общению как к условию «любой деятельности человека»[8]. С этой позицией согласны многие авторы. Так, например, В.Н. Панферов отмечает, что «любая деятельность невозможна без общения». Поддерживая точку зрения на общение как процесс взаимодействия, он подчеркивает, что общение необходимо «для установления взаимодействия, благополучного для процесса деятельности»[9.]

В свою очередь «общение как вид деятельности» и «общение как взаимодействие», рассматриваемые А.А. Леонтьевым как вид коллективной деятельности, ближе к позициям Г.М. Андреевой, Л.И. Анциферовой, Л.С. Выгодского, который еще в 30-е годы пришел к выводу, что первым видом человеческой деятельности является общение[10]. Корни общения – в самой материальной жизнедеятельности индивидов, общение же и есть реализация всей системы отношений человека… Здесь особенно важно подчеркнуть ту мысль, что в реальном общении даны не только межличностные отношения людей, т.е. выявляются не только их эмоциональные привязанности, неприязнь и прочее, но в ткань общения воплощаются и общественные, т.е. безличные по своей природе отношения[11].

Таким образом, в социально-психологической литературе сложилась определенная позиция, согласно которой за изначальную точку осмысления и понимания других социально-психологических феноменов как взаимодействие, восприятие (социальная перцепция), взаимоотношения принимается общение.

Однако существует и другая точка зрения, которая переводит основной вопрос социальной психологии в другую иерархическую плоскость, т.е. именно взаимодействие должно приниматься за единицу анализа в социальной психологии, так как в основе вышеперечисленного ряда лежит «именно взаимодействие, потому что ранее его ничего нет»[12].

«Взаимодействие – это процесс непосредственного или опосредованного воздействия объектов (субъектов) друг на друга, порождающий их взаимную обусловленность и связь. Именно причинная обусловленность составляет главную особенность взаимодействия, когда каждая из взаимодействующих сторон выступает как причина другой и как следствие одновременного обратного влияния противоположной стороны, что определяет развитие объектов и их структур»[13]. В этой довольно обстоятельной и полезной работе раскрывается сущность иного подхода к пониманию и осмыслению каждого из перечисленных выше социально-психологических феноменов. Раскрывая философские и социологические основы связей и влияния людей друг на друга, делается вывод, что сначала возникает взаимодействие, а потом уже как его следствие общественные и психологические отношения между людьми. И это соответствует реальности. «Психологические же отношения – результат непосредственного контакта между конкретными людьми, наделенными определенными особенностями, способными выражать свои симпатии и антипатии, осознавать и переживать их. Они насыщены эмоциями и чувствами, т.е. переживанием и выражением индивидами или группами своего отношения к взаимодействию с другими конкретными людьми и группами». (При этом автор делает важную сноску, говоря, что при описании и анализе непосредственного взаимодействия индивидов понятие социальной роли является центральным)[14]. Таким образом, делается вывод, что взаимодействие и психологические (общественные) отношения лежат в основе правильного и исходного понимания всех других психологических феноменов. Однако «следует только оговориться, — пишет автор, — а точнее всегда помнить, что сами взаимодействия и психологические (общественные) отношения могут быть адекватно поняты через анализ взаимного восприятия и влияния людей друг на друга, характер общения между ними. Взаимодействие, психологические (общественные) отношения, восприятие людьми друг друга, обоюдное их влияние, общение между ними – это однопорядковые, но, в то же время, разноуровневые явления, которые не отделяемы один от другого. «Взаимодействие и психологические отношения не могут не проявляться вне их реального восприятия людьми, влияния их друг на друга и общения между ними»[15].

В рамках настоящей статьи возникает вопрос, каким образом наметившееся в социальной психологии интересное (можно сказать, принципиально важное для уточнения и дальнейшего развития социально-психологической теории) направление затрагивает методологическую базу социальной психологии ПР[16], факторы, определяющие характер и содержание общения – источник формирования социальной психики. Принципиальный вопрос здесь, по сути, один, — что является первичным, а что – вторичным? Взаимодействие или общение? Решить этот вопрос – значит решить (по мнению сторонников нового направления) основной вопрос социальной психологии.

Ответ на этот вопрос лежит в самой сути науки «паблик рилейшнз». Существование связей с общественностью как организационной системы уже априори подразумевает необходимость взаимодействия различных социальных групп (будь то организация или другая общественность) с внешним окружением (окружающей средой) и планированием взаимодействия с ней из-за изменяющегося во времени (с определенной скоростью и в определенном пространстве) влияния среды на все слагаемые сферы «организация-общественность». Любые действия в рамках функционирования ПР берут свои начала из анализа конкретной ситуации в границах поля взаимодействия, состоящей из трех элементов – организации, общественности и коммуникативной деятельности. И здесь нет противоречия в иерархии этих феноменов, т.к. раскрытие и реализация нужного для организации и ее службы ПР взаимодействия с общественностью происходит через коммуникационную деятельность (общение). Не противоречит поставленному принципиальному вопросу и предметное поле социальной психологии ПР – общение, рассматриваемое как сложный многоплановый процесс установления и развития контактов и связей между людьми, порождаемый потребностями совместной деятельности и включающий в себя обмен информацией и выработку единой стратегии взаимодействия, взаимоотношений. Выделенный предмет исследования, в конечном счете, представляет одну из форм взаимодействия. Более того, основная функция ПР есть опосредование взаимодействий различных социальных групп (фирм, клиентов, партий, избирателей, государственных органов, коммерческих структур и т.п.), представляющее собой частный случай межгруппового взаимодействия вообще.

Общение как основа социальной психологии ПР – это одна из первых попыток осмыслить точки приложения социальной психологии к столь многофункциональной системе, какой является «паблик рилейшнз». Один из возможных вариантов поиска сопряженных сторон такого процесса может лежать в следующем алгоритме: выделить основные тенденции развития двух наук, найти общий вектор этих тенденций; сделать следующий шаг таким образом, чтобы не провалиться в пустоту незнания, а опереться на уже известные островки законов взаимодействия общего для этих наук объекта – социальной психики и форм существования человеческих отношений.

Предметное поле общения хорошо демонстрирует выбранную нами диалогическую методологию социальной психики – продукта межсубъектных отношений, формирующейся в общении как одной из форм взаимодействия социальных субъектов.

Продолжая анализ различных подходов к феномену общения, следует сказать, что эту проблему исследовали и философы. «С философской точки зрения, — пишет В.М. Соковнин, — общение – это возникшая на определенной ступени развития жизни форма передачи информации, включенная в трудовую деятельность и являющаяся ее необходимой стороной. Это также форма общественных отношений и социальная форма общественного сознания»[17.] Б.Д. Парыгин считает, что общение является необходимым условием существования личности и ее социализации. Л.П. Буева выделяет влияние общения на поведенческие формы деятельности. М.Е. Каган рассматривает общение как форму взаимоотношений для достижения общности действующих субъектов их совокупными усилиями при сохранении неповторимой индивидуальности каждого.

Из всего этого обилия трактовок общения[18] можно выделить главные:

1) общение – вид самостоятельной человеческой деятельности;

2) общение может входить в иную деятельность в статусе ее структурных элементов;

3) общение – одна из форм взаимодействия.

В специальной социально-психологической литературе (да и не только в специальной) общение понимается и как коммуникативная деятельность. Существенную роль здесь сыграла разработанная в начале века Дж. Мидом концепция «ролевого поведения», а во Франции – учение П. Жане, который противопоставил традиционному для психологии исследованию «процессов поведения и сознания у отдельных индивидов» изучение психологических механизмов их деятельности, развертывающейся «в условиях сотрудничества между людьми», то есть их общения[19]. Именно отсюда берет свое начало направление, именуемое «интеракционистской ориентацией». Отправным пунктом для него был не индивид, а процесс символического взаимодействия (интеракции), которое понимается как «система коммуникаций и межличностные отношения». Односторонность такой позиции была в свое время подвергнута критике со стороны отечественной школы социальной психологии, в рамках которой считалось, что сама сущность социальных отношений сводится ими к межличностной интеракции[20].

Наиболее известным нашему читателю представителем символического интеракционизма в социальной психологии является Т. Шибутани. В основе его подхода лежит убеждение, что «человеческая природа и социальный порядок являются продуктами коммуникации». Это означает, что поведение человека рассматривается «как результат взаимных уступок людей, зависящих друг от друга и приспосабливающихся друг к другу». Поэтому внимание исследователя «должно быть сосредоточено на взаимном обмене, который происходит между человеческими существами, поскольку они вступают в контакт друг с другом»[21]. С точки зрения интеракционизма, все, что люди делают и говорят, исследуется не как нечто изолированное, но как части большой системы деятельности»[22]. Важным аспектом для социальной психологии ПР с точки зрения интеракционистского подхода является признание, что «фактически при всех групповых действиях участники выступают одновременно в двух качествах: как исполнители конвенциальных ролей и как неповторимые человеческие личности. Когда играются конвенциальные роли, люди действуют как единицы социальной структуры… Однако, включаясь в такие предприятия, люди остаются уникальными живыми существами»[23]. И еще одна важная мысль: «соответствующей единицей для изучения коммуникации является социальная ситуация, в которой происходит общение»[24]. Идея о том, что в реальных человеческих отношениях существуют две мотивационные системы дает возможность понять выделенные А.А. Леонтьевым виды общения, его предмет, систему коммуникаций, а также проблему субъекта общения. Общение (по А.А. Леонтьеву) может выступать в двух основных видах: предметно-ориентированном (некоммуникативная деятельность) и «чистое» общение: социально-ориентированное (ораторская речь, массовая коммуникация и т.п.) и личностно-ориентированное.

«Целесообразно допустить, — пишет А.А. Леонтьев, — что в социально-ориентированном общении его предметом является не конкретный человек или конкретная аудитория, а социальное взаимодействие… внутри определенного социального коллектива. Действительно, мотивом любого социального общения является то или иное изменение в характере социальных отношений внутри данного общества, его социальной и социально-психологической структуре, в общественном сознании или непосредственных проявлениях социальной активности членов общества. В сущности, такое общение есть процесс внутренней организации самого общества (социальной группы, коллектива, его саморегуляции)[25].

Используемые в этом тезисе идеи Г.В. Гусева непосредственно накладываются на регуляционную функцию ПР, когда одна часть общества (группа, организация) воздействует на другую ее часть (общественность) с целью оптимизации взаимоотношений и, в частности, увеличения его социально-психологической сплоченности, повышения уровня сознательности и доверия, уровня информированности и т.п.

«В этом случае, — отмечает А.А. Леонтьев, — процессы взаимодействия осуществляются внутри «совокупного субъекта». Субъект же социально-ориентированного общения – оратор, коммуникатор»[26].

Личностно-ориентированное общение выступает в двух вариантах: диктальное общение, т.е. общение, связанное с предметным взаимодействием (согласование позиций, обмен информацией, значимой для деятельности, и т.п.). Такое общение тождественно предметно-ориентированному, где предметом является взаимодействие, а субъекты взаимодействия и общения совпадают. Второй вариант – модальное общение — «это то, что в обиходе называется «выяснением отношений». Оно также связано с определенным видом взаимодействия. Но «в данном случае деятельность, для которой необходимо взаимодействие, не носит непосредственно социального характера, а отсюда и само взаимодействие реализует в первую очередь не общественные отношения, а возникающие на их основе и приобретающие относительную самостоятельность личностные, психологические взаимоотношения людей…, выступающие именно как психологические взаимоотношения или их отражение в сознании участников общения. Мотивом (предметом) общения является в этом случае не кооперация, а согласие»[27].

«Согласие устанавливается путем взаимного принятия ролей. Когда возникает согласие, происходит взаимопроникновение картин мира, что позволяет каждому участнику согласованного действия понимать точку зрения других участников… Результат коммуникации – это не просто изменение установок или поведения слушателя под влиянием внешних стимулов, но достижение определенной степени согласия»[28.]

Итак, во всех рассмотренных видах общения предметом является не конкретный человек, а либо взаимодействие (в социально-ориентированном могут выступать и общественные отношения), либо психологические взаимоотношения людей. «Таким образом, мы приходим, — пишет А.А. Леонтьев, — к правомерности «совокупного объекта общения» и к хорошо сформулированной А.У. Харашем мысли, что в общепсихологическом плане, «с точки зрения принципа деятельности, исследование общения – это… раскрытие его личностно-смысловой стороны, имеющей своим поведенческим фасадом систему коммуникаций»[29], которая и по выражению Т. Шибутани – это, прежде всего, способ деятельности, который облегчает взаимное приспособление поведения людей.

Опираясь на концепцию А.Н. Леонтьева и его анализ общения как деятельности и обозначая его как «коммуникативную деятельность»[30], рассмотрим суть построения процесса общения.

Процесс коммуникативной деятельности в социальной психологии ПР будем рассматривать как «систему сопряженных актов» (Б.Ф. Ломов). Каждый такой «сопряженный акт» – это взаимодействие двух субъектов, двух наделенных способностью к инициативному общению людей. В этом может проявляться (согласно М.М. Бахтину) диалогичность коммуникативной деятельности, а диалог может рассматриваться как способ организации «сопряженных актов».

Таким образом, диалог – это реальная единица коммуникативной деятельности. Элементарными единицами диалога являются действия, высказывания и слушания. Однако на практике личность выполняет роль не просто субъекта общения, но и субъекта – организатора коммуникативной деятельности другого субъекта. Таким субъектом может стать отдельная личность, группа, массы (применительно к системе ПР – сама ее структура, отдельные специалисты).

Общение субъекта-организатора с другим человеком определяется как межличностный уровень коммуникативной деятельности, а общение с группой – как личностно-массовый. Коммуникативная деятельность рассматривается как единство этих трех уровней, так как все уровни опираются на единое организационно-методологическое основание – личностно-деятельное. Такой подход предполагает, что в центре общения находятся два субъекта общения, взаимодействие которых реализуется через деятельность и в деятельности[31].

Деятельный подход применительно к коммуникативной психологии в рамках социальной психологии ПР означает, прежде всего, трактовку ее как организации и управления формированием системы взаимовыгодных, гармоничных взаимоотношений, достижения взаимопонимания, общих взглядов и оценок, доверительных отношений.

Общение же, как деятельность представляет собой систему элементарных актов. Каждый акт определяется: а) субъектом – инициатором общения; б) субъектом – партнером, которому адресована инициатива; в) нормами, по которым организуется общение; г) целями, которые преследуют участники общения; д) ситуацией, в которой совершается взаимодействие.

Каждый акт общения представляет собой цепь (алгоритм) взаимосвязанных коммуникативных действий:





В зависимости от уровня психологического единства группы, применяемой модели функционирования системы ПР каждый такой акт может происходить в трех основных коммуникативных формах:

1) монологической;

2) диалогической;

3) полилогической[32].

Здесь речь идет именно о коммуникативных формах, а не о коммуникации.

Смешение понятий общения и коммуникаций берет свое начало в середине ХХ века в результате этологических исследований в западной науке. Общение тогда стало рассматриваться как отнюдь не специфически человеческий феномен. Оно было обнаружено в мире животных, в связи с чем получили распространение такие понятия, как «зоосоциология» или «зоосемиотика». «Биологизация общения привела к стиранию коренного различия между общением и коммуникацией, т.е. между взаимодействием субъектов и информационной связью индивидов, передачей сообщений от некоего «отправителя» к некоему же «получателю». Такая «коммуникативная редукция» получила поддержку в новой научной дисциплине – теории коммуникации. В свое время[33] мы анализировали систему коммуникации, построенную на основе методов теории К. Шенона, отнеся ее к известным в литературе социально-психологическим моделям ПР. Отличительным признаком в функционировании таких моделей являются содержательные аспекты отношений субъектов, т.е. то, что вкладывается в сам процесс коммуникации.

Весьма показательна в этом отношении (как и теория К. Шенона) книга К. Черри «О человеческой коммуникации (русский перевод: Черри К. Человек и информация. – М.: 1972)[34]. Вряд ли стоит удивляться, что столь широкое понимание коммуникации заставило переводчика книги использовать для перевода термина «коммуникация» три разных слова – «коммуникация», «общение» и «связь»[35]. Изложение своего понимания коммуникации автор начинает таким определением: «Коммуникация является по сути своей общественным делом. Люди развернули множество различных коммуникационных систем, которые сделали возможной их общественную жизнь… Наиболее значительной из этих коммуникационных систем является, конечно, человеческая речь и язык», играющий огромную роль в разных сферах социальной жизни, позволяя людям понимать друг друга и объединяться. «Слово «коммуникация», — продолжает К. Черри, — означает буквально «участие», и именно в той мере, в какой вы и я в данный момент находимся в состоянии коммуникации, мы соучаствуем. Мы образуем не столько союз, сколько единство[36]. В той мере, в какой мы друг с другом соглашаемся, мы говорим, что мы одного мнения, или же что мы понимаем один другого. Это и есть единство. Поэтому, по мнению Черри, группу людей, общество, культуру правомерно определять как «людей в состоянии коммуникации».

Речь и письменный язык – главные, но не единственные коммуникативные системы. «Социальное общение» использует мимику и жесты, манеры и разнообразные формы поведения, а в современном мире все большее значение получают технические средства коммуникации (теперь уже и Интернет). Коммуникация делает осуществимой общественную жизнь, поэтому «коммуникация» означает «организацию». Таким образом, характеризуя коммуникацию в самом общем виде и не отличая ее от общения, К. Черри сводит ее теоретический анализ к проблеме знаковых систем, с помощью которых она осуществляется. Оно и понятно! Содержательно коммуникация никак не может быть определена, она предполагает передачу любой информации, любых сообщений, и проблема состоит только в способах кодирования и трансляции. Так теория коммуникации растворяется в семиотике[37].

Столь же показательным может быть и сравнение трактовки общения с концепцией коммуникации, разработанной Т. Парсонсом. В социальной структуре Парсонс выделил специальный компонент – «коммуникативный комплекс», разъясняя, что термин «коммуникация» он употребляет «в более широком смысле, чем обычно» – речь идет именно об общении между личностями, об их взаимодействии. Оно не является пространственно-физическим отношением, хотя необходимо использовать физические средства (рукопожатие, поцелуй, световые, звуковые волны, физические вещи). Общение выступает как передача информации познавательного порядка, не имеющая целью воздействовать на поведение личности подобно передаче мнений или внушению. «Содержание коммуникации, «посланий», всегда «символично» и в известном смысле «культурно»38. И все же, каким «культурным» общение ни было, оно и в «теории социального действия» сводится к передаче разного рода информации, т.е. растворяется в коммуникации.

Поскольку общение предстает как межсубъектное взаимодействие, многообразие его форм должно определяться всеми возможными типами связей всех модификаций субъекта. Это философское положение. Для более узкой, прикладного характера решаемой задачи это многообразие должно отражать и корреспондироваться с практикой функционирования «паблик рилейшнз».


1.2. Человек как субъект общения


Когда говорят о коммуникации в узком смысле слова, то прежде всего имеют в виду тот факт, что в ходе совместной деятельности люди обмениваются между собой различными представлениями, идеями, интересами, настроениями, чувствами. Но общение не может быть приравнено ни к передаче сообщений, ни даже к обмену информацией. Информация в процессе общения не только передается, но и формируется, уточняется, развивается. Поэтому коммуникативное сообщение - это всегда процесс выработки новой информации, общей для общающихся людей и рождающей их общность.

Исходной предпосылкой общения является, прежде всего, факт наличия индивидов, которые оказываются в состоянии наладить между собой какой-то контакт.

Исследование психологических особенностей общения можно проводить, ориентируясь на предложенную модель, посредством изучения выделенных элементов общения. С этих позиций может быть проанализировано и юридическое общение. Эффективность юридического общения невозможно понять вне особенностей коммуникатора, т.е. юриста: его авторитета, компетентности, способов построения общения и т.п. С другой стороны, важны особенности аудитории: возрастные, социально-психологические, индивидуально-психологические.

Соединяющим оба полюса является содержание общения (сообщение, текст и др.). В свою очередь, для оценки каждого из выделенных элементов можно предложить свои критерии и показатели.

Передача любой информации возможна посредством знаковых систем. В психологии выделяют вербальную коммуникацию (в качестве знаковой системы используется речь) и невербальную коммуникацию, использующую различные неречевые знаковые системы.

Речь является самым универсальным средством коммуникации. Речь есть процесс общения человека с другими людьми посредством естественного языка.

Язык общественно - историчен и социален. Разные общественные условия, разные пути развития порождают разную лексику, разный строй языка. Поэтому эффективность общения предполагает общий для общающихся язык. Важны и такие факторы, как образование, общая культура и культура речи.

В психологии и психолингвистике речь разделяют на внешнюю, ориентированную на других, и внутреннюю, предназначенную для самого себя. В свою очередь, внешняя речь может быть устной и письменной. Устная речь разделяется на монологическую и диалогическую. Монологическая речь существует в форме оперативного доклада, свидетельских показаний и т.д. [39]

Каждый из выделенных видов речи имеет свои социально-психологические особенности.

Важнейшим способом общения является диалогическая речь, т.е. разговор, поддерживаемый собеседниками, совместно обсуждающими и разрешающими какие-либо вопросы. Диалог предполагает и включает: уникальность и равенство партнеров; различие и оригинальность их точек зрения; ориентацию каждого на понимание и на активную интерпретацию его точек зрения партнером; ожидание ответа и его предвосхищение в собственном высказывании; взаимодополнение позиций участников общения, соотнесение которых и является целью диалога.

Например, деловые переговоры по заключению гражданско-правового договора.

Развернутость, полнота и расчлененность диалогической речи могут быть различными. Речь может быть сокращена настолько, что разговаривающие могут понимать друг друга буквально "с полуслова". Это определяется тем, насколько они представляют то, о чем идет речь, насколько это ясно из того, что сказано раньше, что происходит сейчас; тем, как много общего между собеседниками, как велико их стремление понять друг друга. Напротив, отсутствие внутреннего контакта между собеседниками, различие в отношении к предмету речи может создавать трудности в понимании истинного смысла речи и требует более полного и развернутого построения речи.

В процессе общения наиболее часто встречаются фактический, информационный, дискуссионный и исповедальный типы диалогов.

Фатический диалог - это обмен речевыми высказываниями единственно для поддержания диалога, разговора. В некоторых культурах фатическое общение имеет характер ритуала, ибо создает индивиду ощущение сопричастности своим соплеменникам.

Информационный диалог - это обмен информацией самого различного свойства. Часто имеет место в юриспруденции (в форме сообщения, выступления и последующего обсуждения).

Дискуссионный тип диалога возникает при столкновении различных точек зрения, в случае, когда проявляются различия в интерпретации тех или иных фактов, событий и т.п. Дискутанты особым способом воздействуют друг на друга, убеждают друг друга, стремятся достичь определенного изменения поведения. Дискуссионный диалог сопутствует общению во всех сферах жизнедеятельности, так как взаимодействие в каждой из них обычно требует согласования индивидуальных усилий партнеров, что, как правило, происходит в процессе дискуссии.

Исповедальный диалог - самое доверительное общение - происходит в том случае, когда человек стремится выразить и разделить свои глубокие чувства и переживания. Это интимное общение, основанное на взаимопринятии индивидов, на разделении ими общих смыслов и ценностей жизни.

Хотя вербальная речь и является универсальным средством общения, она дополняется употреблением неречевых, или невербальных, средств общения. В психологии выделяют четыре формы невербального общения: кинесику, паралингвистику, проксемику, визуальное общение. Каждая из форм общения использует свою знаковую систему.

Кинесика - это система средств общения, включающая в себя жесты, мимику, пантомимику. Кинетическая система предстает как отчетливо воспринимаемое свойство общей моторики, различных частей тела (рук - жестикуляция; лица - мимика; позы - пантомимика). Эта общая моторика различных частей тела отображает эмоциональные реакции человека. Включение оптико-кинетической системы в ситуацию коммуникации придает общению нюансы. Эти нюансы оказываются неоднозначными при употреблении одних и тех же жестов в различных национальных культурах. Например, кивок головы у русских и болгар имеет прямо противоположное значение: согласие у русских и отрицание у болгар. Выразительные движения представляют своего рода "подтекст" к некоторому тексту, который необходимо знать, чтобы правильно раскрыть смысл происходящего. Язык движения раскрывает внутреннее содержание во внешнем действии. "Этот язык, - писал С. Л. Рубинштейн, - располагает утонченнейшими средствами речи. Наши выразительные движения - это сплошь и рядом метафоры. Когда человек горделиво выпрямляется, стараясь возвысится над остальными, либо наоборот, почтительно, униженно или подобострастно склоняется перед другими людьми и т.п., он собственной персоной изображает образ, которому придается переносное значение. Выразительное движение перестает быть просто органической реакцией; в процессе общения оно само

становится действием и притом общественным действием, существеннейшим актом воздействия на людей".

Паралингвистическая и экстралингвистическая системы знаков представляют собой также "добавки" к вербальной коммуникации. Паралингвистическая система - это система вокализации, т.е. качество голоса, его диапазон, тональность. Экстралингвистическая система - включение в речь пауз, других вкраплений, например покашливаний, плача, смеха, сам темп речи.

Проксемика - особая область психологии, занимающаяся нормами пространственной и временной организации общения. Пространство и время организации процесса выступают в качестве особой знаковой системы, несут смысловую нагрузку, являются компонентами коммуникативных ситуаций. Так, размещение партнеров лицом друг к другу способствует возникновению контакта, символизирует внимание к говорящему; окрик в спину может иметь значение отрицательного порядка. Экспериментально доказано преимущество некоторых пространственных форм организации общения как для двух партнеров по общению, так и в массовых аудиториях. Точно так же некоторые нормативы, разработанные в различных культурах, относительно временных характеристик общения выступают как своего рода дополнения к семантически значимой информации.[40]

Ряд исследований в этой области связан с изучением специфических наборов пространственных и временных констант коммуникативных ситуаций. Эти вычлененные наборы получили название "хронотопов". Описаны, например, такие хронотопы, как хронотоп "вагонного попутчика" и др. Специфика ситуации общения создает здесь иногда неожиданные эффекты воздействия: например, не всегда объяснимую откровенность по отношению к первому встречному, если это "вагонный попутчик".

Визуальное общение - это контакт глазами, первоначальное изучение которого связывали с интимным общением. Однако сейчас спектр таких исследований стал значительно шире: знаки, представляемые движением глаз, включаются в более широкий диапазон ситуаций общения. Такое общение имеет важное значение в работе юристов, что мы будем обсуждать на семинарских занятиях.[41]


1.3. Общение как взаимодействие


Интерактивная сторона общения чаще всего проявляется при организации совместной деятельности людей. Обмен знаниями и идеями по поводу этой деятельности неизбежно предполагает, что достигнутое взаимопонимание реализуется в новых попытках развить совместную деятельность, организовать ее. Участие одновременно многих людей в этой деятельности означает, что каждый должен внести свой особый вклад в нее. Это и позволяет интерпретировать взаимодействие как организацию совместной деятельности.

В психологии все возможные виды взаимодействия разделяются на два противоположных вида: кооперацию (сотрудничество) и конкуренцию (конфликт).

Кооперация представляет собой взаимодействие, способствующее организации совместной деятельности, достижению групповой цели. Конфликт - это столкновение противоположно направленных целей, интересов, позиций, взглядов субъектов взаимодействия. Традиционно конфликт рассматривался как негативный тип взаимодействия. В настоящее время в психологии проведено много исследований, обнаруживающих позитивные стороны конфликта. Их общий лозунг: "Конфликт - какая прекрасная возможность!"

Описывает несколько типов конфликтов в профессиональной деятельности юриста:[42]

1. Конфликты, обусловленные многообразием профессиональных обязанностей юриста. Осознание невозможности одинаково хорошо выполнить все свои дела может привести добросовестного юриста к внутреннему конфликту, к потере уверенности в себе, разочарованию в профессии. Такой конфликт является следствием плохой организации труда юриста; его преодоление возможно на путях выбора главных, но в то же время реальных и посильных задач и рациональных средств и методов их решения.

2. Конфликты, возникающие из-за различных ожиданий тех людей, кто оказывает влияние на исполнение профессиональных обязанностей юриста. Адвокат, работники прокуратуры, коллеги могут оспаривать выбор следователем (процессуально допустимых) средств, методов, форм работы и т.д. Наличие позиции, высокая профессиональная культура помогут юристу психологически грамотно преодолевать подобные конфликты.

3. Конфликты, возникающие из-за низкого престижа отдельных видов юридической деятельности. Правовую статистику, право социального обеспечения иногда относят к "второстепенным" видам деятельности, что является следствием преобладания сциентистской установки. В то же время престиж любого вида юридической деятельности зависит в конечном счете от личности юриста и качества его работы.

4. Конфликты, связанные с чрезмерной зависимостью поведения юриста от различных директивных предписаний, правовых норм, оставляющих мало пространства для самодеятельности. При этом деятельность юриста находится под пристальным вниманием и контролем руководства, прокуратуры и общественности.

5. Конфликты, в основе которых лежит противоречие между многогранными обязанностями и стремлением к профессиональной карьере. В условиях провинциального РОВД юрист имеет мало возможностей сделать блестящую служебную карьеру - не каждый выпускник юридического факультета, поднимающийся по служебной лестнице в органах МВД занимает пост начальника РОВД и его заместителей. Вместе с тем у юриста неограниченные возможности профессионального роста и личной самореализации.

6. Конфликты, обусловленные несовпадением ценностей, которые пропагандирует юрист на предприятии (различных форм собственности) с ценностями, которые наблюдают сотрудники вне его стен. Юристу важно быть психологически готовым к проявлению эгоистичности, грубости, бездуховности в социуме и на предприятии, чтобы отстоять свою профессиональную позицию.

Конфликтная ситуация при выполнении процессуальных действий (обыск, допрос и т.д. описываются нами в курсе юридической психологии).

В ходе познания другого человека одновременно осуществляется несколько процессов: эмоциональная оценка другого, попытка понять мотивы его поступков, основанная на этом стратегия изменения его поведения, построение стратегии собственного поведения и т.п. Однако в эти процессы включены как минимум два человека и каждый из них является активным субъектом.

Следовательно, сопоставление себя с другим осуществляется как бы с двух сторон: каждый из партнеров уподобляет себя другому. Значит, при построении стратегии взаимодействия каждому приходится принимать в расчет не только потребности, мотивы, установки другого, но и то, как этот другой понимает потребности, мотивы, установки своего собеседника. Иными словами, восприятие человека человеком предполагает особые процессы: идентификацию и рефлексию.

Термин "идентификация" буквально означает уподобление другому. Это один из самых простых способов понимания другого человека. В реальных ситуациях взаимодействия люди пользуются таким приемом, когда предположение о внутреннем состоянии партнера по общению строится на основе попытки поставить себя на его место. И в этом плане идентификация выступает в качестве одного из механизмов познания и понимания другого человека.

Близким по значению к идентификации выступает другой механизм познания другого - эмпатия. В отличие от идентификации при эмпатии происходит не рациональное осмысление проблем другого человека, а скорее стремление эмоционально откликнуться на его проблемы. Эмпатия - это эмоциональное понимание другого. Эмоциональная природа эмпатии проявляется в том, что ситуация другого человека, партнера по общению, не столько "продумывается", сколько "прочувствуется".

При характеристике общения как познания особое значении имеет и другой механизм - рефлексия. В социальной психологии под рефлексией понимается осознание индивидом того, как он воспринимается партнером по общению. Это уже не просто знание другого или понимание его, но и знание того, как этот другой понимает тебя.

В процессе восприятия и понимания человека человеком важную роль играют установки, приводящие к возникновению различных социально-психологических эффектов. Более всего исследованы три из них: эффект ореола, эффект новизны (или первичности), эффект стереотипизации.

Эффект ореола заключается в том, что информация, получаемая о каком-то человеке, "прочитывается" определенным образом, она накладывается на то представление о нем, которое было создано заранее. Ранее выработанное представление выполняет роль ореола, мешающего видеть действительные черты и проявления объекта восприятия. Эффект ореола ярко проявляется при формировании первого впечатления о человеке: общее благоприятное впечатление о нем приводит к позитивным оценкам и его неизвестных качеств.

И наоборот, общее неблагоприятное впечатление способствует преобладанию негативных оценок.

В психологии было установлено, что эффект ореола наиболее явно проявляется тогда, когда воспринимающий имеет минимальную информацию об объекте восприятия, а также когда суждения касаются моральных качеств.

С этим эффектом тесно связаны и эффекты первичности и новизны. Оба они касаются значимости определенного порядка предъявления информации о человеке для составления представления о нем. Эффект первичности проявляется в том, что при восприятии незнакомого человека преобладает та информация о нем, которая предъявлялась раньше. Напротив, в ситуациях восприятия знакомого человека действует эффект новизны, который заключается в том, что последняя, т.е. более новая, информация оказывается наиболее значимой.

В более широком плане все эти эффекты можно рассматривать как проявления особого процесса, сопровождающего восприятие человека человеком, - явления стереотипизации. Стереотип - это некоторый устойчивый образ какого-либо явления или человека, которым пользуются в общении как средством "сокращения" процесса узнавания. Стереотипы в общении имеют специфические происхождение и смысл. Как правило, они возникают в условиях ограниченного прошлого опыта, при стремлении строить выводы на основе ограниченной информации.

Стереотипизация в процессе познания людьми друг друга может привести к двум различным следствиям. В первом случае, это приводит к определенному упрощению процесса познания другого человека. В этом случае стереотип не обязательно несет на себе оценочную нагрузку: в восприятии другого человека не происходит "сдвига" в сторону его эмоционального принятия или непринятия. Остается просто упрощенный подход, который, хотя и не способствует точности построения образа другого, заставляет заменить его часто штампом, но тем не менее в определенном смысле необходим, поскольку помогает сокращать процесс познания.

Во втором случае стереотипизация приводит к возникновению предубеждения. Если суждение строится на основе прошлого опыта, а опыт этот был негативным, всякое новое восприятие представителя той же самой группы окрашивается неприязнью.

Предубеждения особенно отрицательно проявляются в жизни, когда могут нанести серьезный вред взаимоотношению людей между собой. Особенно распространенными являются этнические стереотипы, когда на основе ограниченной информации об отдельных представителях каких-либо этнических групп строятся предвзятые выводы относительно всей группы.

Общение включает в себя определенные способы воздействия индивидов друг на друга; основные из них - это заражение, внушение, подражание.

Заражение - это бессознательная, невольная подверженность индивида определенным психическим состояниям. Заражение выступает как форма спонтанно проявляющегося внутреннего механизма поведения человека. Механизм социально-психологического заражения сводится к эффекту многократного взаимного усиления эмоциональных воздействий общающихся между собой людей.

Особой ситуацией, в которой усиливается воздействие через заражение, является ситуация паники. Паника возникает в массе людей как определенное эмоциональное состояние. Непосредственной причиной паники является появление какого-либо известия, способного вызвать своеобразный шок.

Внушение есть целенаправленное, неаргументированное воздействие одного человека на другого или на группу. При внушении осуществляется воздействие на другого, основанное на некритическом восприятии сообщения или информации.

В отличие от заражения, которое носит, как правило, невербальный характер (музыка, эмоции и т.п.), внушение носит, напротив, вербальный характер, т.е. осуществляется посредством речевого сообщения. С особой силой внушение действует на лиц впечатлительных и вместе с тем не обладающих достаточно развитой способностью к самостоятельному логическому мышлению, не имеющих твердых жизненных принципов и убеждений, неуверенных в себе.

Подражание как способ воздействия проявляется в следовании какому-либо примеру, образцу посредством его воспроизведения. Особое значение подражание имеет в процессе психического развития человека.


2. Общение как взаимодействие


2.1. Место взаимодействия в структуре общения


Интерактивная сторона общения - это условный термин, обозначающий характеристику тех компонентов общения, которые связаны с взаимодействием людей, с непосредственной организацией их совместной деятельности. Исследование проблемы взаимодействия имеет в социальной психологии давнюю традицию. Интуитивно легко допустить несомненную связь, которая существует между общением и взаимодействием людей, однако трудно развести эти понятия и тем самым сделать эксперименты более точно ориентированными. Часть авторов просто отождествляют общение и взаимодействие, интерпретируя и то и другое как коммуникацию в узком смысле слова (т.е. как обмен информацией), другие рассматривают отношения между взаимодействием и общением как отношение формы некоторого процесса и его содержания. Иногда предпочитают говорить о связанном, но все же самостоятельном существовании общения как коммуникации и взаимодействия как интеракции. Часть этих разночтений порождена терминологическими трудностями, в частности тем, что понятие «общение» употребляется то в узком, то в широком смысле слова. Если придерживаться предложенной при характеристике структуры общения схемы, т.е. полагать, что общение в широком смысле слова (как реальность межличностных и общественных отношений) включает в себя коммуникацию в узком смысле слова (как обмен информацией), то логично допустить такую интерпретацию взаимодействия, когда оно предстает как другая - по сравнению с коммуникативной - сторона общения. Какая «другая» - на этот вопрос еще надо ответить.

Если коммуникативный процесс рождается на основе некоторой совместной деятельности, то обмен знаниями и идеями по поводу этой деятельности неизбежно предполагает, что достигнутое взаимопонимание реализуется в новых совместных попытках развить далее деятельность, организовать ее. Участие одновременно многих людей в этой деятельности означает, что каждый должен внести свой особый вклад в нее, что и позволяет интерпретировать взаимодействие как организацию совместной деятельности.

В ходе ее для участников чрезвычайно важно не только обменяться информацией, но и организовать «обмен действиями», спланировать общую деятельность. При этом планировании возможна такая регуляция действий одного индивида «планами, созревшими в голове другого»,[43] которая и делает деятельность действительно совместной, когда носителем ее будет выступать уже не отдельный индивид, а группа. Таким образом, на вопрос о том, какая же «другая» сторона общения раскрывается понятием «взаимодействие», можно теперь ответить: та сторона, которая фиксирует не только обмен информацией, но и организацию совместных действий, позволяющих партнерам реализовать некоторую общую для них деятельность. Такое решение вопроса исключает отрыв взаимодействия от коммуникации, но исключает и отождествление их: коммуникация организуется в ходе совместной деятельности, «по поводу» ее, и именно в этом процессе людям необходимо обмениваться и информацией, и самой деятельностью, т.е. вырабатывать формы и нормы совместных действий.

В истории социальной психологии существовало несколько попыток описать структуру взаимодействий. Так, например, большое распространение получила так называемая теория действия, или теория социального действия, в которой в различных вариантах предлагалось описание индивидуального акта действия. К этой идее обращались и социологи: (М. Вебер, П. Сорокин, Т. Парсонс) и социальные психологи. Все фиксировали некоторые компоненты взаимодействия: люди, их связь, воздействие друг на друга и, как следствие этого, их изменения. Задача всегда формулировалась как поиск доминирующих факторов мотивации действий во взаимодействии.

Примером того, как реализовалась эта идея, может служить теория Т. Парсонса, в которой была предпринята попытка наметить общий категориальный аппарат для описания структуры социального действия. В основе социальной деятельности лежат межличностные взаимодействия, на них строится человеческая деятельность в ее широком проявлении, она - результат единичных действий. Единичное действие есть некоторый элементарный акт; из них впоследствии складываются системы действий.

Каждый акт берется сам по себе, изолированно, с точки зрения абстрактной схемы, в качестве элементов которой выступают: а) деятель, б) «другой» (объект, на который направлено действие); в) нормы (по которым организуется взаимодействие), г) ценности (которые принимает каждый участник), д) ситуация (в которой совершается действие).

Деятель мотивирован тем, что его действие направлено на реализацию его установок (потребностей). В отношении «другого» деятель развивает систему ориентации и ожиданий, которые определены как стремлением к достижению цели, так и учетом вероятных реакций другого. Может быть выделено пять пар таких ориентации, которые дают классификацию возможных видов взаимодействий. Предполагается, что при помощи этих пяти пар можно описать все виды человеческой деятельности.

Эта попытка оказалась неудачной: схема действия, раскрывающая его «анатомию», была настолько абстрактной, что никакого значения для эмпирического анализа различных видов действий не имела. Несостоятельной она оказалась и для экспериментальной практики: на основе этой теоретической схемы было проведено одно-единственное исследование самим создателем концепции. Методологически некорректным здесь явился сам принцип - выделение некоторых абстрактных элементов структуры индивидуального действия. При таком подходе вообще невозможно схватить содержательную сторону действий, ибо она задается содержанием социальной деятельности в целом. Поэтому логичнее начинать с характеристики социальной деятельности, а от нее идти к структуре отдельных индивидуальных действий, т.е. в прямо противоположном направлении44. Направление же, предложенное Парсонсом, неизбежно приводит к утрате социального контекста, поскольку в нем все богатство социальной деятельности (иными словами, всей совокупности общественных отношений) выводится из психологии индивида.

Другая попытка построить структуру взаимодействия связана с описанием ступеней его развития. При этом взаимодействие расчленяется не на элементарные акты, а на стадии, которое оно проходит. Такой подход предложен, в частности, польским социологом Я. Щепаньским. Для Щепаньского центральным понятием при описании социального поведения является понятие социальной связи. Она может быть представлена как последовательное осуществление:

а) пространственного контакта,

б) психического контакта (по Щепаньскому, это взаимная заинтересованность),

в) социального контакта (здесь это - совместная деятельность),

г) взаимодействия (что определяется, как <систематическое, постоянное осуществление действий, имеющих целью вызвать соответствующую реакцию со стороны партнера...>), наконец,

д) социального отношения (взаимно сопряженных систем действий).[45]

Хотя все сказанное относится к характеристике «социальной связи», такой ее вид, как «взаимодействие», представлен наиболее полно. Выстраивание в ряд ступеней, предшествующих взаимодействию, не является слишком строгим: пространственный и психический контакты в этой схеме выступают в качестве предпосылок индивидуального акта взаимодействия, и потому схема не снимает погрешностей предшествующей попытки. Но включение в число предпосылок взаимодействия «социального контакта», понятого как совместная деятельность, во многом меняет картину: если взаимодействие возникает как реализация совместной деятельности, то дорога к изучению его содержательной стороны остается открытой. Довольно близкой к описанной схеме является схема, предложенная в отечественной социальной психологии В.Н. Панферовым.

Наконец, еще один подход к структурному описанию взаимодействия представлен в транзактном анализе - направлении, предлагающем регулирование действий участников взаимодействия через регулирование их позиций, а также учет характера ситуаций и стиля взаимодействия[46]. С точки зрения транзактного анализа каждый участник взаимодействия в принципе может занимать одну из трех позиций, которые условно можно обозначить как Родитель, Взрослый, Ребенок. Эти позиции ни в коей мере не связаны обязательно с соответствующей социальной ролью: это лишь чисто психологическое описание определенной стратегии во взаимодействии (позиция Ребенка может быть определена как позиция «Хочу!», позиция Родителя как «Надо!», позиция Взрослого - объединение «Хочу» и «Надо»). Взаимодействие эффективно тогда, когда транзакции носят «дополнительный» характер, т.е. совпадают: если партнер обращается к другому как Взрослый, то и тот отвечает с такой же позиции. Если же один из участников взаимодействия адресуется к другому с позиции Взрослого, а тот отвечает ему с позиции Родителя, то взаимодействие нарушается и может вообще прекратиться. В данном случае транзакции являются «пересекающимися».

Пример. Жена обращается к мужу с информацией: «Я порезала палец» (апелляция к Взрослому с позиции Взрослого). Если он отвечает: «Сейчас перевяжем», то это ответ также с позиции Взрослого (I). Если же следует сентенция: «Вечно у тебя что-то случается», то это ответ с позиции Родителя (II), а в случае: «Что же я теперь должен делать?», демонстрируется позиция Ребенка (III). В двух последних случаях эффективность взаимодействия невелика[47]. Аналогичный подход предложен и П.Н. Ершовым, который, обозначая позиции, говорит о возможной «пристройке сверху» и «пристройке снизу»[48].

Второй показатель эффективности - адекватное понимание ситуации (как и в случае обмена информацией) и адекватный стиль действия в ней. В социальной психологии существует много классификаций ситуаций взаимодействия. Уже упоминалась классификация, предложенная в отечественной социальной психологии А.А. Леонтьевым (социально-ориентированные, предметно-ориентированные и личностно-ориентированные ситуации). Другие примеры приведены М. Аргайлом и Э. Берном. Аргайл называет официальные социальные события, случайные эпизодические встречи, формальные контакты на работе и в быту, асимметричные ситуации (в обучении, руководстве и пр.). Э. Берн уделяет особое внимание различным ритуалам, полуритуалам (имеющим место в развлечениях) и играм (понимаемым весьма широко, включая интимные, политические игры и т.п.). [49]

Каждая ситуация диктует свой стиль поведения и действий: в каждой из них человек по-разному «подает» себя, а если эта самоподача не адекватна, взаимодействие затруднено. Если стиль сформирован на основе действий в какой-то конкретной ситуации, а потом механически перенесен на другую ситуацию, то, естественно, успех не может быть гарантирован. Различают три основных стиля действий: ритуальный, манипулятивный и гуманистический. На примере использования ритуального стиля особенно легко показать необходимость соотнесения стиля с ситуацией. Ритуальный стиль обычно задан некоторой культурой. Например, стиль приветствий, вопросов, задаваемых при встрече, характера ожидаемых ответов. Так, в американской культуре принято на вопрос: «Как дела?» отвечать «Прекрасно!», как бы дела ни обстояли на самом деле. Для нашей культуры свойственно отвечать «по существу», притом не стесняться негативных характеристик собственного бытия («Ой, жизни нет, цены растут, транспорт не работает» и т.д.). Человек, привыкший к другому ритуалу, получив такой ответ, будет озадачен, как взаимодействовать дальше. Что касается использования манипулятивного или гуманистического стиля взаимодействия, то это отдельная большая проблема, особенно в практической социальной психологии.

Важно сделать общий вывод о том, что расчленение единого акта взаимодействия на такие компоненты, как позиции участников, ситуация и стиль действий, также способствует более тщательному психологическому анализу этой стороны общения, делая определенную попытку связать ее с содержанием деятельности.

Типы взаимодействий. Существует еще один описательный подход при анализе взаимодействия - построение классификаций различных его видов. Интуитивно ясно, что практически люди вступают в бесконечное количество различных видов взаимодействия. Для экспериментальных исследований крайне важно как минимум обозначить некоторые основные типы этих взаимодействий. Наиболее распространенным является дихотомическое деление всех возможных видов взаимодействий на два противоположных вида: кооперация и конкуренция. Разные авторы обозначают эти два основных вида различными терминами. Кроме кооперации и конкуренции, говорят о согласии и конфликте, приспособлении и оппозиции, ассоциации и диссоциации и т.д. За всеми этими понятиями ясно виден принцип выделения различных видов взаимодействия. В первом случае анализируются такие его проявления, которые способствуют организации совместной деятельности, являются «позитивными» с этой точки зрения. Во вторую группу попадают взаимодействия, так или иначе «расшатывающие» совместную деятельность, представляющие собой определенного рода препятствия для нее.

Кооперация, или кооперативное взаимодействие, означает координацию единичных сил участников (упорядочивание, комбинирование, суммирование этих сил). Кооперация - необходимый элемент совместной деятельности, порожденный ее особой природой. А.Н. Леонтьев называл две основные черты совместной деятельности:

а) разделение единого процесса деятельности между участниками;

б) изменение деятельности каждого, т.к. результат деятельности каждого не приводит к удовлетворению его потребности, что на общепсихологическом языке означает, что «предмет» и «мотив» деятельности не совпадают.[50]

Каким же образом соединяется непосредственный результат деятельности каждого участника с конечным результатом совместной деятельности? Средством такого соединения являются развившиеся в ходе совместной деятельности отношения, которые реализованы, прежде всего, в кооперации. Важным показателем «тесноты» кооперативного взаимодействия является включенность в него всех участников процесса. Поэтому экспериментальные исследования кооперации чаще всего имеют дело с анализом вкладов участников взаимодействия и степени их включенности в него.

Что касается другого типа взаимодействий - конкуренции, то здесь чаще всего анализ сконцентрирован на наиболее яркой ее форме, а именно на конфликте. При изучении конфликта социальной психологией, прежде всего, необходимо определение собственного угла зрения в этой проблеме, поскольку конфликты выступают предметом исследования и в ряде других дисциплин: социологии, политологии и пр.

Социальная психология сосредоточивает свое внимание на двух вопросах: с одной стороны, на анализе вторичных социально-психологических аспектов в каждом конфликте (например, осознание конфликта его участниками); с другой - на выделении частного класса конфликтов, порождаемых специфическими социально-психологическими факторами. Обе эти задачи могут быть успешно решены лишь при наличии адекватной понятийной схемы исследования. Она должна охватить как минимум четыре основные характеристики конфликта: структуру, динамику, функцию и типологию конфликта[51].

Структура конфликта описывается по-разному разными авторами, но основные элементы практически принимаются всеми. Это - конфликтная ситуация, позиции участников (оппонентов), объект, «инцидент» (пусковой механизм), развитие и разрешение конфликта. Эти элементы ведут себя различно в зависимости от типа конфликта. Обыденное представление о том, что всякий конфликт обязательно имеет негативное значение, опровергнуто рядом специальных исследований. Так, в работах М. Дойча, одного из наиболее видных теоретиков конфликта, называются две разновидности конфликтов: деструктивные и продуктивные.

Определение деструктивного конфликта в большей степени совпадает с обыденным представлением. Именно такого типа конфликт ведет к рассогласованию взаимодействия, к его расшатыванию. Деструктивный конфликт чаще становится не зависимым от причины, его породившей, и легче приводит к переходу <на личности>, чем и порождает стрессы. Для него характерно специфическое развитие, а именно расширение количества вовлеченных участников, их конфликтных действий, умножение количества негативных установок в адрес друг друга и остроты высказываний (<экспансия> конфликта). Другая черта – «эскалация» конфликта означает наращивание напряженности, включение все большего числа ложных восприятий как черт и качеств оппонента, так и самих ситуаций взаимодействия, рост предубежденности против партнера. Понятно, что разрешение такого типа конфликта особенно сложно, основной способ разрешения - компромисс - здесь реализуется с большими затруднениями.

Продуктивный конфликт чаще возникает в том случае, когда столкновение касается не несовместимости личностей, а порождено различием точек зрения на какую-либо проблему, на способы ее решения. В таком случае сам конфликт способствует формированию более всестороннего понимания проблемы, а также мотивации партнера, защищающего другую точку зрения - она становится более «легитимной». Сам факт другой аргументации, признания ее законности способствует развитию элементов кооперативного взаимодействия внутри конфликта и тем самым открывает возможности его регулирования и разрешения, а значит, и нахождения оптимального решения дискутируемой проблемы.

Представление о двух возможных разновидностях конфликтного взаимодействия дает основание для обсуждения важнейшей общетеоретической проблемы конфликта: пониманию его природы как психологического феномена. В самом деле: есть ли конфликт лишь форма психологического антагонизма (т.е. представленные противоречия в сознании) или это обязательно наличие конфликтных действий[.52] Подробное описание различных конфликтов в их сложности и многообразии позволяет сделать вывод о том, что оба названные компоненты есть обязательные признаки конфликта.

Проблема исследования конфликта имеет много практических приложений в плане разработки различных форм отношения к нему (разрешение конфликта, предотвращение конфликта, профилактика его, ослабление и т.д.) и прежде всего в ситуациях делового общения: например в производстве[53].

При анализе различных типов взаимодействия принципиально важна проблема содержания деятельности, в рамках которой даны те или иные виды взаимодействия. Так можно констатировать кооперативную форму взаимодействия не только в условиях производства, но, например, и при осуществлении каких-либо асоциальных, противоправных поступков - совместного ограбления, кражи и т.д. Поэтому кооперация в социально-негативной деятельности не обязательно та форма, которую необходимо стимулировать: напротив, деятельность, конфликтная в условиях асоциальной деятельности, может оцениваться позитивно. Кооперация и конкуренция лишь формы «психологического рисунка» взаимодействия, содержание же и в том и в другом случае задается более широкой системой деятельности, куда кооперация или конкуренция включены. Поэтому при исследовании как кооперативных, так и конкурентных форм взаимодействия недопустимо рассматривать их обе вне общего контекста деятельности.

Экспериментальные схемы регистрации взаимодействий. Выделение двух полярных типов взаимодействия играет определенную положительную роль в анализе интерактивной стороны общения. Однако только такое дихотомическое рассмотрение видов взаимодействия оказывается недостаточным для экспериментальной практики. Поэтому в социальной психологии существуют поиски и иного рода - выделить более «мелкие» типы взаимодействия, которые могли бы быть использованы в эксперименте в качестве единицы наблюдения. Одна из наиболее известных попыток такого рода принадлежит Р. Бейлсу, который разработал схему, позволяющую по единому плану регистрировать различные виды взаимодействия в группе. Бейлс фиксировал при помощи метода наблюдения те реальные проявления взаимодействий, которые можно было увидеть в группе детей, выполняющих некоторую совместную деятельность. Первоначальный список таких видов взаимодействий оказался весьма обширным (насчитывал около 82 наименований) и потому был непригоден для построения эксперимента. Бейлс свел наблюдаемые образцы взаимодействий в категории, предположив, что в принципе каждая групповая деятельность может быть описана при помощи четырех категорий, в которых зафиксированы ее проявления: область позитивных эмоций, область негативных эмоций, область решения проблем и область постановки этих проблем. Тогда все зафиксированные виды взаимодействий были разнесены по четырем рубрикам:


Область позитивных эмоций

1)солидарность

2) снятие напряжения

3) согласие

Область решения проблем

4) предложение, указание

5) мнение

6) ориентация других

Область

7) просьба об информации постановки

8) просьба высказать мнение проблем

9) просьба об указании

Область негативных эмоций

10) несогласие

11) создание напряженности

12) демонстрация антагонизма


Получившиеся 12 видов взаимодействия были оставлены Бейлсом, с одной стороны, как тот минимум, который необходим для учета всех возможных видов взаимодействия; с другой стороны, как тот максимум, который допустим в эксперименте.

Схема Бейлса получила довольно широкое распространение, несмотря на ряд существенных критических замечаний, высказанных в ее адрес. Самое элементарное возражение состоит в том, что никакого логического обоснования существования именно двенадцати возможных видов не приводится, равным образом, как и определения именно четырех (а не трех, пяти и т.д.) категорий. Возникает естественный вопрос: почему именно этими двенадцатью характеристиками исчерпываются все возможные виды интеракций? Второе возражение касается того, что в предложенном перечне взаимодействий нет единого основания, по которому они были бы выделены: в списке присутствуют вперемешку как чисто коммуникативные проявления индивидов (например, высказывание мнения), так и непосредственные проявления их в «действиях» (например, отталкивание другого при выполнении какого-то действия и т.д.). Главный аргумент, не позволяющий придавать этой схеме слишком большого значения, состоит в том, что в ней полностью опущена характеристика содержания общей групповой деятельности, т.е. схвачены лишь формальные моменты взаимодействия.

Здесь мы вновь сталкиваемся с острым методологическим вопросом о том, может ли в принципе методика социально-психологического исследования фиксировать содержательную сторону деятельности?

В традиционных подходах подразумевается отрицательный ответ. Более того, в известном смысле эта неспособность рассматривается как отличительная особенность социальной психологии, т.е. включается в определение предмета этой дисциплины, которая, согласно такой точке зрения, и должна исследовать лишь формы взаимодействий, отвечать на вопрос «Как?», но не на вопрос «Что?» делается совместно. Отрыв от содержания деятельности получает здесь свою легализацию. Все методики, построенные на основе таких исходных позиций, неизбежно будут апеллировать лишь к формальному аспекту взаимодействий. При отсутствии других методик в определенных границах они могут, естественно, использоваться, но надо помнить, что все они поставляют данные лишь относительно одного компонента взаимодействия - его формы.

Трудность фиксации в эксперименте содержательной стороны взаимодействия породила в истории социальной психологии тенденцию упростить ситуацию анализа и обратиться преимущественно к исследованию взаимодействия в диаде, т.е. к взаимодействию лишь двух людей. Такого рода исследования, проводимые в рамках теории «диадичесиого взаимодействия», являют собой еще один пример того, насколько даже самое тщательное изучение формы процесса мало дает для понимания его сущности. При изучении «диадического взаимодействия», а наиболее подробно оно исследовано американскими социальными психологами Дж. Тибо и Г. Келли, используется предложенная на основе математической теории игр «дилемма узника».[54] В эксперименте задается некоторая диада: два узника, находящиеся в заточении и лишенные возможности общаться. Строится матрица, в которой фиксируются возможные стратегии их взаимодействия на допросе, когда каждый будет отвечать, не зная точно, как ведет себя другой. Если принять две крайние возможности их поведения: «сознаться» и «не сознаться», то, в принципе, каждый имеет именно эту альтернативу. Однако результат будет различен в зависимости от того, какой из вариантов ответа изберет каждый. Могут сложиться четыре ситуации из комбинаций различных стратегий «узников»: оба сознаются; первый сознается, второй не сознается; второй сознается, а первый - нет; оба не сознаются. Матрица фиксирует эти четыре возможные комбинации. При этом рассчитывается выигрыш, который получится при различных комбинациях этих стратегий для каждого «игрока». Этот выигрыш и является «исходом» в каждой модели игровой ситуации. Применение в этом случае некоторых положений теории игр создает заманчивую перспективу не только описания, но и прогноза поведения каждого участника взаимодействия.

Однако сейчас же возникают многочисленные ограничения, которые влечет за собой применение этой методики к анализу реальных ситуаций человеческого взаимодействия. Прежде всего, как известно, в теории игр рассматриваются игры двух типов: с нулевой суммой и с ненулевой суммой. Первый случай предполагает, что в такой игре выигрыш одного точно равен проигрышу другого, т.е. ситуацию, крайне редко встречающуюся в реальном взаимодействии даже двух участников.

Что же касается игр с ненулевой суммой, аналогов которых можно найти значительно больше в реальных проявлениях человеческого взаимодействия, то аппарат их значительно сложнее и степень формализации значительно меньше. Не случайно, что их использование в социально-психологических работах встречается довольно редко. Применяемый же аппарат игр с нулевой суммой приводит к крайнему обеднению специфики социально-психологического взаимодействия людей. В многочисленных ситуациях взаимодействия при разработке стратегий своего поведения люди чрезвычайно редко уподобляются узникам из дилеммы. Конечно, нельзя отказать этой методике в том, что в плане формального анализа стратегий взаимодействия она дает определенный материал, во всяком случае, позволяет констатировать различные способы построения таких стратегий. Этим и объясняется возможность применения методики в некоторых специальных исследованиях.

Подход к взаимодействию в концепции «символического интеракционизма». Важность интерактивной стороны общения обусловила тот факт, что в истории социальной психологии сложилось специальное направление, которое рассматривает взаимодействие исходным пунктом всякого социально-психологического анализа. Это направление связано с именем Г. Мида, который дал направлению и имя – «символический интеракционизм». Выясняя социальную природу человеческого «Я», Мид вслед за В. Джемсом пришел к выводу, что в становлении этого «Я» решающую роль играет взаимодействие. Мид использовал также идею Ч. Кули о так называемом «зеркальном Я», где личность понимается как сумма психических реакций человека на мнения окружающих. Однако у Мида вопрос решается значительно сложнее. Становление «Я» происходит действительно в ситуациях взаимодействия, но не потому, что люди есть простые реакции на мнения других, а потому, что в этих ситуациях формируется личность, в них она осознает себя, не просто смотрясь в других, но действуя совместно с ними. Моделью таких ситуаций является игра, которая у Мида выступает в двух формах: play и game. В игре человек выбирает для себя так называемого значимого другого и ориентируется на то, как он воспринимается этим «значимым другим». В соответствии с этим у человека формируется и представление о себе самом, о своем «Я». Вслед за В. жемсом Мид разделяет это «Я» на два начала (здесь за неимением адекватных русских терминов мы сохраняем их английское наименование), и «те». - Это импульсивная творческая сторона «Я», непосредственный ответ на требование ситуации; «те» - это рефлексия, своего рода норма, контролирующая действия от имени других, это усвоение личностью отношений, которые складываются в ситуации взаимодействия и которые требуют сообразовываться с ними. Постоянная рефлексия при помощи «те» необходима для зрелой личности, ибо именно она способствует адекватному восприятию личностью себя самой и своих собственных действий.

Таким образом, центральная мысль интеракционистской концепции состоит в том, что личность формируется во взаимодействии с другими личностями, и механизмом этого процесса является установление контроля действий личности теми представлениями о ней, которые складываются у окружающих. Несмотря на важность постановки такой проблемы, в теории Мида содержатся существенные просчеты. Главными из них являются два. Во-первых, непропорционально большое значение уделяется в этой концепции роли символов. Вся обрисованная выше канва взаимодействия детерминируется системой символов, т.е. поведение человека в ситуациях взаимодействия в конечном счете обусловлено символической интерпретацией этих ситуаций. Человек предстает как существо, обитающее в мире символов, включенное в знаковые ситуации. И хотя в известной степени с этим утверждением можно согласиться, поскольку в определенной мере общество действительно регулирует действия личностей при помощи символов, излишняя категоричность Мида приводит к тому, что вся совокупность социальных отношений, культуры - все сводится только к символам. Отсюда вытекает и второй важный просчет концепции символического интеракционизма - интерактивный аспект общения здесь вновь отрывается от содержания деятельности, вследствие чего все богатство макросоциальных отношений личности по существу игнорируется. Единственным «представителем» социальных отношений остаются лишь отношения непосредственного взаимодействия. Поскольку символ остается «последней» социальной детерминантой взаимодействия, для анализа оказывается достаточным лишь описание данного поля взаимодействий без привлечения широких социальных связей, в рамках которых данный акт взаимодействия имеет место. Происходит известное «замыкание» взаимодействия на заданную группу. Конечно, и такой аспект анализа возможен - и для социальной психологии даже заманчив, но он явно недостаточен.

Тем не менее, символический интеракционизм острее многих других теоретических ориентации социальной психологии поставил вопрос о социальных детерминантах взаимодействия, о его роли для формирования личности. Слабость концепции в том, что она по существу не различает в общении двух таких сторон, как обмен информацией и организация совместной деятельности. Не случайно многие приверженцы этой школы употребляют понятие «коммуникация» и «интеракция» как синонимы[55]. Кроме того, концепция Мида вновь останавливается перед тем фактом, что любые формы, стороны, функции общения могут быть поняты лишь в контексте той реальной деятельности, в ходе которой они возникают. Если эта связь общения (или любой его стороны) с деятельностью разрывается, следствием является немедленный отрыв рассмотрения всех этих процессов от широкого социального фона, на котором они происходят, т.е. отказ от изучения содержательной стороны общения.


2.2. Взаимодействие как организация совместной деятельности


Единственным условием, при котором этот содержательный момент может быть уловлен, является рассмотрение взаимодействия как формы организации какой-то конкретной деятельности людей. Общепсихологическая теория деятельности, принятая в отечественной психологической науке, задает и в данном случае некоторые принципы для социально-психологического исследования. Подобно тому, как в индивидуальной деятельности ее цель раскрывается не на уровне отдельных действий, а лишь на уровне деятельности как таковой, в социальной психологии смысл взаимодействий раскрывается лишь при условии включенности их в некоторую общую деятельность.

Конкретным содержанием различных форм совместной деятельности является определенное соотношение индивидуальных «вкладов», которые делаются участниками. Так одна из схем предлагает выделить три возможные формы, или модели:

1) когда каждый участник делает свою часть общей работы независимо от других – «совместно-индивидуальная деятельность» (пример - некоторые производственные бригады, где у каждого члена свое задание);

2) когда общая задача выполняется последовательно каждым участником – «совместно-последовательная деятельность» (пример - конвейер);

3) когда имеет место одновременное взаимодействие каждого участника со всеми остальными – «совместно-взаимодействующая деятельность» (пример - спортивные команды, научные коллективы или конструкторские бюро[56].

Психологический рисунок взаимодействия в каждой из этих моделей своеобразен, и дело экспериментальных исследований установить его в каждом конкретном случае.

Однако задача исследования взаимодействия этим не исчерпывается. Подобно тому, как в случае анализа коммуникативной стороны общения была установлена зависимость между характером коммуникации и отношениями, существующими между партнерами, здесь также необходимо проследить, как та или иная система взаимодействия сопряжена со сложившимися между участниками взаимодействия отношениями.


3. Исследование общения как взаимодействия на примере группы студентов


Актуальность данной темы заключается в том, что далеко не все понимают, что между темпераментом и способностями существует взаимосвязь. В современных школах существует одинаковый подход ко всем типам детей, что не приемлемо при разных темпераментах детей, так как одни склонны к более быстрому восприятию чего-то нового, а другие наоборот более медленно перерабатывают материал, и даже иногда могут показаться туповатыми. Поэтому теме взаимосвязи темперамента и способностей следует оказать особое внимание.

Гипотеза. Общительный человек совсем не обязательно должен быть приятным собеседником, и наоборот, человек не очень общительный, но умеющий хорошо слушать, вовремя поддержать беседу парой нужных слов может быть более приятным собеседником, чем общительный, но не умеющий слушать окружающих.

Целью исследования является доказать, что общительный человек, далеко не всегда является приятным собеседником.

Объектом исследования являются студенты МГУ в количестве 10 человек.

Предметом исследования является общение как взаимодействие.

Методы исследования: В качестве методов исследования нами были использованы: тест на общительность и тест «Приятный ли вы собеседник?».


3.1. Тест на общительность


Инструкция: Этот тест состоит из 30 вопросов, на каждый из который есть три варианта ответов. Вам необходимо выбрать наиболее подходящий Вам вариант. Постарайтесь отвечать честно, не пытаясь угадать правильный ответ и подогнать свои ответы под желаемый результат. Только так вы сможете получить наиболее точный результат тестирования.

1.Вы являетесь общительным человеком?

а ) обычно да - 2 балла, б)иногда - 1, в)редко - 0 .

2.Вы легко находите компромисс в сложных ситуациях?

а)обычно да - 2, б)иногда - 1, в)редко - 0.

3.Вы быстро располагаете к себе людей?

а)обычно да - 2, б)иногда - 1, в)редко - 0.

4.Вы любите рассказывать о своих победах и достижениях?

а)обычно да - 2, б)иногда - 1, в)редко - 0.

5.Вы обладаете артистичностью?

а)обычно да - 2, б)иногда - 1, в)редко - 0.

6.Вы являетесь оптимистом?

а)обычно да - 2 , б)иногда - 1, в)редко - 0.

7.Вы можете радоваться чужим успехам?

а)обычно да - 2 балла, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

8.Вы обычно ярко выражаете свои эмоции?

а)обычно да - 2 балла, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

9.Вы очень любите развлечения?

а)обычно да - 2 балла, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

10.Вы любите быть в шумной компании?

а)обычно да - 2 балла, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

11.Вы любите рассказывать истории и анекдоты?

а)обычно да - 2 балла, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

12.Вы любите одиночество?

а)обычно да - 0 балл, б)иногда - 1 балл, в)редко - 2 балла.

13.Вы любите все делать с внешним блеском?

а)обычно да - 2 балла, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

14.Вы любите монотонную и однообразную работу?

а)нет - 2 балла, б)иногда - 1 балл, в)обычно да - 0 баллов.

15.Вы любите давать советы?

а)обычно да - 2 балла, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

16.Вы любите выступать с докладами?

а)обычно да - 2 балл, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

17.Вы умеете уговаривать и убеждать?

а)обычно да - 2 балл, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

18.Вы любите высказывать свое мнение?

а)обычно да - 2 балл, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

19.Вы в равной степени можете подчиняться и руководить?

а)обычно да - 2 балл, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

20.Вы любите быть в центре внимания?

а)обычно да - 2 балл, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

21.Вы любите престижные знакомства?

а)обычно да - 2 балл, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

22.Вы стараетесь задействовать в своих делах как можно больше людей?

а)обычно да - 2 балл, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

23.Вы любите приключения?

а)обычно да - 2 балл, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

24.Вы любите путешествия?

а)обычно да - 2 балл, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

25.Вы любите участвовать в художественной самодеятельности?

а)обычно да - 2 балл, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

26.Вы любите организовывать собрания, совещания?

а)обычно да - 2 балл, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

27.Вы считаете, что отношения в коллективе должны быть неформальными?

а)обычно да - 2 балл, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

28.Вы любите поручения, которые необходимо выполнять с фантазией?

а)обычно да - 2 балл, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

29.Вы любите творческий процесс в работе?

а)обычно да - 2 балл, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

30.Вы легко переключаетесь с одной идеи на другую?

а)обычно да - 2 балл, б)иногда - 1 балл, в)редко - 0 баллов.

Обработка результатов


вопроса

Иван

Ольга

Олег

Коля

Петр

Олеся

Ирина

Тамара

Хаим

Иса

1

а

а

б

а

б

в

а

б

б

в

2

б

в

а

а

б

в

а

б

а

а

3

а

а

б

б

а

в

а

б

в

а

4

б

б

в

а

а

б

в

б

а

а

5

б

в

б

а

в

б

а

б

а

в

6

а

а

б

а

а

б

а

б

а

в

7

б

а

а

в

а

б

а

а

в

б

8

а

б

б

в

б

б

а

в

б

в

9

а

а

б

б

в

б

а

а

б

б

10

б

а

в

в

б

б

а

б

а

в

11

а

а

б

б

в

а

б

в

в

б

12

в

в

б

б

в

в

б

б

в

в

13

а

а

б

а

б

а

в

б

а

а

14

а

б

б

а

а

б

б

а

б

б

15

а

в

в

б

а

б

в

в

а

б

16

б

в

в

б

в

в

б

в

б

в

17

б

а

а

б

в

а

б

а

б

в

18

а

б

а

а

б

б

в

б

в

а

19

в

в

б

в

а

а

в

б

б

б

20

а

а

б

в

б

а

а

б

б

в

21

а

а

б

б

а

б

а

а

б

а

22

а

в

в

б

б

в

а

б

б

в

23

а

б

б

а

в

в

а

б

в

б

24

б

б

а

в

а

б

б

а

в

б

25

б

а

а

б

в

б

а

в

б

в

26

а

а

б

в

б

а

в

б

в

в

27

а

а

б

а

а

а

б

а

а

а

28

б

б

а

в

в

а

а

б

б

в

29

а

а

а

б

а

б

б

б

а

б

30

а

а

б

в

а

а

б

а

б

вя

Итого баллов

48

41

33

31

35

34

39

33

33

25



Иса набравший 25 баллов (до 26 баллов), имеет низкую коммуникабельность. Ему нужно серьезно и основательно работать над собой. В противном случае его личная жизнь будет складываться не самым лучшим образом. А его административный и профессиональный рост будет самым минимальным. Возможно, что его нервная система нуждается в существенной коррекции, но это может определить только психотерапевт.

Олег, Николай, Петр, Ирина, Тамара и Хаим набравшие от 27 до 40 баллов, имеют среднюю коммуникабельность. У них есть еще много резервов в развитии общительности, которые они не развивают в себе. Именно они могли бы повысить их успешность по жизни в несколько раз. Да и вы сами испытуемые могли бы стать более гармоничными личностями, способными чаще и основательнее ощущать чувство душевного равновесия и комфорта, чувство внутреннего удовлетворения от себя и своей жизни.

Иван и Ольга, набравшие больше 40 баллов, очень коммуникабельные личности. Но если в чисто психологических вопросах они являются боле или менее успешными людьми, то в плане духовных аспектов у них еще много находится в зачаточном состоянии. И если они не будут значительно больше заботиться о своей духовности под руководством духовного наставника, то шансы на обретение счастья, причем не второсортного (за которым гоняются большинство людей), а истинного, будут у них небольшими.


3.2. Приятно ли с вами общаться?


Инструкции. Если человек общителен, то это далеко не значит, что с ним приятно разговаривать. Есть люди, которые своей общительностью надоедают каждому буквально с первых минут разговора. Просмотрите внимательно, разве мало вокруг таких людей? А Вы приятный собеседник?

Этот тест состоит из 11 вопросов, на каждый из который можно ответить либо ДА либо НЕТ. Постарайтесь отвечать честно, не пытаясь угадать правильный ответ и подогнать свои ответы под желаемый результат. Только так вы сможете получить наиболее точный результат тестирования.

Начало формы

1. Вы любите больше слушать, чем говорить?

а) слушать – 2 балла, б) говорить – 1 балл

2. Вы всегда можете найти тему для разговора даже с незнакомым человеком?

а) да - 2 балла, б) нет – 1 балл

3. Вы всегда внимательно слушаете собеседника?

а) всегда – 2 балла, б) иногда – 1 балл

4. Любите ли Вы давать советы?

а) да – 2 балла, б) нет – 1 балл

5. Если тема разговора Вам не интересна, станете ли Вы показывать это собеседнику?

а) да – 1 балла, б) нет 2

6. Раздражаетесь, когда Вас не слушают?

а) да – 2 балла, б) нет – 1 балл

7. У Вас есть собственное мнение по любому вопросу?

а) да – 2 балла, б) нет – 1 балл

8. Если тема разговора Вам незнакома, станете ли ее развивать?

а) да – 2 балла, б) нет – 1 балл

9. Вы любите быть центром внимания?

а) да – 1 балл, б) нет – 2 балла

10. Есть ли хотя бы три предмета, по которым Вы обладаете достаточно прочными знаниями?

а) да – 2 балла, б) нет – 1 балл

11. Вы хороший оратор?

а) да – 2 балла, б) нет – 1 балл

Обработка результатов










































































































































































































































































Конец формы


вопроса

Иван

Ольга

Олег

Коля

Петр

Олеся

Ирина

Тамара

Хаим

Иса

1

б

б

а

а

б

а

а

б

б

а

2

а

а

б

а

а

б

б

а

б

б

3

б

б

а

а

б

а

а

б

б

а

4

а

а

б

а

б

б

а

б

б

б

5

а

б

а

а

б

б

а

б

б

б

6

а

а

а

а

б

а

а

б

а

а

7

а

а

б

а

а

б

а

а

а

а

8

б

б

а

а

б

б

а

а

б

б

9

а

а

б

а

б

б

а

б

б

б

10

а

а

а

а

а

а

а

а

а

а

11

а

б

б

а

а

а

б

а

а

б

Итого

19

17

17

22

15

16

20

16

15

16


Все испытуемые набрали от 15 до 20 баллов кроме Николая.

Они являются довольно интересными собеседниками, умеющими как внимательно слушать, так и интересно разговаривать. Такие люди могут вовремя вставить нужное слово, дать дельный совет. Они, может быть, и не слишком общительные люди, но почти всегда внимательные и приятные собеседники. Они могут быть и весьма рассеянными, когда не в духе, но не требуют от окружающих в такие минуты особого внимания к своей персоне.

Николая же, набравшего 22 балла можно охарактеризовать как общительного человека, но не интересного собеседника. Он не в состоянии внимательно выслушать своего собеседника, не перебивая и не вставляя свои замечания. Он любит находиться в центре внимания, и поэтому у окружающих создается мнение о нем как о зазнавшейся личности, с которой не интересно общаться, не смотря на всю его общительность.


Выводы: Исходя из полученных в результате проведенных исследований данных мы можем сделать вывод о том, что процесс общения как взаимодействия с общительным человеком не обязательно является приятным, особенно если это человек не в меру тщеславен и самолюбив.

Человек же не очень общительный, но умеющий внимательно слушать и понимать окружающих напротив может стать очень приятным собеседником, и взаимодействие с ним в процессе общения оставит только хорошие впечатления.

Тем самым мы подтверждаем выдвинутую нами ранее гипотезу.


Заключение


Общение – это форма деятельности, осуществляемая между людьми как равными партнерами и приводящая к возникновению психического контакта. Психический контакт обеспечивает в общении взаимный обмен эмоциями. Он же характеризует общение как двустороннюю деятельность, взаимную связь между людьми.

Исходной предпосылкой общения является, прежде всего, факт наличия индивидов, которые оказываются в состоянии наладить между собой какой-то контакт.

Речь является самым универсальным средством коммуникации. Речь есть процесс общения человека с другими людьми посредством естественного языка.

Интерактивная сторона общения чаще всего проявляется при организации совместной деятельности людей. Обмен знаниями и идеями по поводу этой деятельности неизбежно предполагает, что достигнутое взаимопонимание реализуется в новых попытках развить совместную деятельность, организовать ее. Участие одновременно многих людей в этой деятельности означает, что каждый должен внести свой особый вклад в нее. Это и позволяет интерпретировать взаимодействие как организацию совместной деятельности.

Общественные отношения «даны» во взаимодействии через ту реальную социальную деятельность, частью которой (или формой организации которой) взаимодействие является. Межличностные отношения также «даны» во взаимодействии: они определяют как тип взаимодействия, который возникает при данных конкретных условиях (будет ли это сотрудничество или соперничество), так и степень выраженности этого типа (будет ли это более успешное или менее успешное сотрудничество).

Присущая системе межличностных отношений эмоциональная основа, порождающая различные оценки, ориентации, установки партнеров, определенным образом «окрашивает» взаимодействие (Обозов, 1979). Но вместе с тем такая эмоциональная (положительная или отрицательная) окраска взаимодействия не может полностью определять факт его наличия или отсутствия: даже в условиях «плохих» межличностных отношений в группах, заданных определенной социальной деятельностью, взаимодействие обязательно существует. В какой мере оно определяется межличностными отношениями и, наоборот, в какой мере оно «подчинено» выполняемой группой деятельности, зависит как от уровня развития данной группы, так и от той системы социальных отношений, в которой эта группа существует. Поэтому рассмотрение вырванного из контекста деятельности взаимодействия лишено смысла. Мотивация участников взаимодействия в каждом конкретном акте выявлена быть не может именно потому, что порождается более широкой системой деятельности, в условиях которой оно развертывается.

Поскольку взаимодействия «одинаковы» по форме своего проявления, в истории социальных наук уже существовала попытка построить всю систему социального знания, опираясь только на анализ формы взаимояействия (так называемая формальная социология Г. Зиммеля). Убедительный пример недостаточности только формального анализа взаимодействия дает традиция, связанная с исследованием «альтруизма». Альтруизм относится к такой области проявлений человеческой личности, которые приобретают смысл лишь в системе определенной социальной деятельности. Вопрос здесь упирается в содержание нравственных категорий, а оно не может быть понято лишь из «близлежащих» проявлений взаимодействия. Является ли альтруистическим поведение человека, помогающего бежать злостному преступнику? Только более широкий социальный контекст позволяет ответить на этот вопрос.

При анализе взаимодействия имеет значение и тот факт, как осознается каждым участником его вклад в общую деятельность (Хараш, 1977. С. 29): именно это осознание помогает ему корректировать свою стратегию. Только при этом условии может быть вскрыт психологический механизм взаимодействия, возникающий на основе взаимопонимания между его участниками. Очевидно, что от меры понимания партнерами друг друга зависит успешность стратегии и тактики совместных действий, чтобы был возможен их «обмен». Причем, если стратегия взаимодействия определена характером тех общественных отношений, которые представлены выполняемой социальной деятельностью, то тактика взаимодействия определяется непосредственным представлением о партнере.

Таким образом, для познания механизма взаимодействия необходимо выяснить, как намерения, мотивы, установки одного индивида «накладываются» на представление о партнере, и как-то и другое проявляется в принятии совместного решения. Иными словами, дальнейший анализ проблемы общения требует более детального рассмотрения вопроса о том, как формируется образ партнера по общению, от точности которого зависит успех совместной деятельности.


Список литературы


  1. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Современная социальная психология на Андреева Г.М. Социальная психология. – М.: Аспект Пресс, 1998;

  2. Анциферова Л.И. О динамическом подходе к психологическому изучению личности//Психологический журнал. — 1981. — №2. — Т.2. – с. 8—18.;

  3. Западе (теоретические ориентации). М., 1978.

  4. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. Пер. с англ. М., 1988.

  5. Бодалев А.А. Личность в общении. – М.: Педагогика, 1983. Бородкин Ф.М., Каряк Н.М. Внимание: конфликт! Новосибирск, 1983.

  6. Выгодский Л.С. Избранные психологические исследования – М.: изд-во АПН РСФСР, 1956.

  7. Ершов П.Н. Режиссура как практическая психология. М., 1972.

  8. Золотнякова А.С. Проблемы психологии общения. – Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского университета, 1976.

  9. Крысько В.Г. Основной вопрос социальной психологии.//Вестник университета. Серия Социология и управление персоналом. — Государственный университет управления. — 2000. — № 1 (2) – с. 163.

  10. Коханов Е.Ф. Генезис структур и моделей паблик рилейшнз//Менеджмент в России и за рубежом. — 1999. № 6. — с. 30—40.

  11. Крижанская Ю.С., Третьяков Г.П. Грамматика общения. Л., 1987.

  12. Кудрявцев С.В. Конфликт и насильственное преступление. М., 1991.

  13. Каган М.С. Мир общения: Проблема межсубъектных отношений. — М.: Политиздат, 1988. — с. 58—59.

  14. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М., 1972.

  15. Леонтьев А.А. Психология общения. – 3-е изд. — М.: Смысл, 1999. – с. 240—244.

  16. Ломов Б.Ф. Общение как проблема общей психологии // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975.

  17. Обозов Н.Н. Межличностные отношения. Л., 1979.

  18. Общая психология. — М., 1981. – с. 115—116.

  19. Парыгин Б.Д. Основы социально-психологической теории. – М.: Мысль, 1971.

  20. Психологический журнал. – 1987. — №4. — т. 8. – с. 52—53.

  21. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. – М., 1981. – с. 19—20.

  22. Соковнин В.М. Социализация, общение, педагогика. – В кн.: Вопросы педагогики и психологии общения. Научные труды. — Фрунзе, 1975. – с. 5.

  23. Сагатовский В.Н. Социальное проектирование (к основам теории). — В кн.: Прикладная этика и управление нравственным воспитанием. Томск, 1980. — с. 84—85.

  24. Уманский Л.И. Методы экспериментального исследования социально-психологических феноменов. // Методология и методы социальной психологии. М., 1977.

  25. Уманский Л.И. Психология организаторской деятельности школьников. М.: Просвещение, 1980.

  26. Хараш А.У. К определению задач и методов социальной психологии в свете принципа деятельности. // Теоретические и методологические проблемы социальной психологии. М., 1977.

  27. Шибутани Т. Социальная психология. Пер. с англ. М., 1961.

  28. Шибутани Т. Социальная психология. — Ростов-на-Дону.: Изд-во «Феникс», 1998. – с. 17.

  29. Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. Пер. с польск. М., 1969.

  30. Ярошевский М.Г. Психология в XX столетии. — М., 1974. – с. 289, 291.

  31. Якобсон П.М. Общение людей как социально-психологическая проблема. – М., 1973. — с. 10—12.

  32. John Dewey, Experience and Nature, Chicago, 1926. p. 166. – 207

  33. Cherry C. On Human Communication. A Review, a Survey and Criticism. Cambridge (Mass) – L., 1966.

  34. Parsons T. Structure and Process in Modern Societies. № 4., 1965. — p. 265—269, 274.

1 Немов Р.С. Психология. Книга 1: Основы общей психологии. - М., ВЛАДОС, 2003г.

2 Андреева Г.М. Социальная психология. - М., Аспект Пресс, 1996

3 Ломов Б.Ф. Общение и социальная регуляция поведения индивида// Психологические проблемы социальной регуляции поведения, - М., 1976.

4 Парыгин Б.Д. Основы социально-психологической теории. – М.: Мысль, 1971.

5 Золотнякова А.С. Проблемы психологии общения. – Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского университета, 1976.

6 Бодалев А.А. Личность в общении. – М.: Педагогика, 1983.

7 Леонтьев А.А. Психология общения. – 3-е изд. — М.: Смысл, 1999. – с. 240—244.

8 Там же. С. 255

9 Психологический журнал. – 1987. — №4. — т. 8. – с. 52—53.

10 См., например, Андреева Г.М. Социальная психология. – М.: Аспект Пресс, 1998; Анциферова Л.И. О динамическом подходе к психологическому изучению личности//Психологический журнал. — 1981. — №2. — Т.2. – с. 8—18.; Выгодский Л.С. Избранные психологические исследования – М.: изд-во АПН РСФСР, 1956.

11 Андреева Г.М. Социальная психология. – М.: Аспект Пресс, 1998, с. 77.

12 Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. – М., 1981. – с. 19—20.

13 Крысько В.Г. Основной вопрос социальной психологии.//Вестник университета. Серия Социология и управление персоналом. — Государственный университет управления. — 2000. — № 1 (2) – с. 163.

14 Леонтьев А.А. Психология общения., 3-е изд. — М.: Смысл, 1999 – с. 246.

15 Леонтьев А.А. Психология общения., 3-е изд. — М.: Смысл, 1999 – с. 162.

16 Крысько В.Г. Основной вопрос социальной психологии.//Вестник университета. Серия Социология и управление персоналом. — Государственный университет управления. — 2000. — № 1 (2) – с. 162

17 Соковнин В.М. Социализация, общение, педагогика. – В кн.: Вопросы педагогики и психологии общения. Научные труды. — Фрунзе, 1975. – с. 5.

18 См. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Современная социальная психология на Западе (теоретические направления). — М., 1978. – с. 217—219.

19 Цитата по Ярошевский М.Г. Психология в XX столетии. — М., 1974. – с. 289, 291.

20 См. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Современная социальная психология на Западе (теоретические направления). — М., 1978. – с. 217—219.

21 Шибутани Т. Социальная психология. — Ростов-на-Дону.: Изд-во «Феникс», 1998. – с. 17.

22 Там же. – с. 123.

23 Шибутани Т. Социальная психология. — Ростов-на-Дону.: Изд-во «Феникс», 1998. – с. 273.

24 Там же. – с. 143.

25 Леонтьев А.А. Психология общения. 3-е изд. – М.: Смысл, 1999. – с. 252.

26 Там же. – с. 252.

27 Леонтьев А.А. Психология общения. 3-е изд. – М.: Смысл, 1999. – с. 253.

28 Шибутани Т. Социальная психология. — Ростов-на-Дону.: Изд-во «Феникс», 1998. – с. 124, 123.

29 Цит. По Леонтьев А.А. Психология общения. – 3-е изд. – М.: Смысл, 1999. – с. 254

30 См. также John Dewey, Experience and Nature, Chicago, 1926. p. 166. – 207.

31 Каган М.С. Мир общения: Проблема межсубъектных отношений. — М.: Политиздат, 1988. — с. 58—59.


32 Каган М.С. Мир общения: Проблема межсубъектных отношений. — М.: Политиздат, 1988. — с. 58—59.


33 Коханов Е.Ф. Генезис структур и моделей паблик рилейшнз//Менеджмент в России и за рубежом. — 1999. № 6. — с. 30—40.

34 Cherry C. On Human Communication. A Review, a Survey and Criticism. Cambridge (Mass) – L., 1966.

35 Такое же разночтение наблюдается и при переводе известных в русском переводе книг Т.Шабутани, Т.Парсонса и др., что дает повод иногда и для не адекватной критики позиций авторов.

36 См. «согласие» у Т. Шабутани.

37 Нетрудно заметить, как далеко это, например, от ясперсова понимания «экзистенциальной коммуникации» как «жизни с другими» или буберовской трактовки общения как «диалогической жизни».

38 Parsons T. Structure and Process in Modern Societies. № 4., 1965. — p. 265—269, 274.

39 Ломов Б.Ф. Общение как проблема общей психологии // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975.


40 Ломов Б.Ф. Общение как проблема общей психологии // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975.

41 Бородкин Ф.М., Каряк Н.М. Внимание: конфликт! Новосибирск, 1983.


42 Бородкин Ф.М., Каряк Н.М. Внимание: конфликт! Новосибирск, 1983.


43 Ломов Б.Ф. Общение как проблема общей психологии // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975. С. 132


44 Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М., 1972.

45 Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. Пер. с польск. М., 1969. С. 84


46 Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. Пер. с англ. М., 1988.

47 Крижанская Ю.С., Третьяков Г.П. Грамматика общения. Л., 1987.

48 Ершов П.Н. Режиссура как практическая психология. М., 1972.

49 Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. Пер. с англ. М., 1988.


50 Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М., 1972. С. 270-271

51 Петровская, 1977. С. 128

52 Кудрявцев С.В. Конфликт и насильственное преступление. М., 1991. С. 37

53 Бородкин Ф.М., Каряк Н.М. Внимание: конфликт! Новосибирск, 1983.


54 Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Современная социальная психология на Западе (теоретические ориентации). М., 1978.


55 Шибутани Т. Социальная психология. Пер. с англ. М., 1961.

56 Уманский Л.И. Психология организаторской деятельности школьников. М.: Просвещение, 1980. С. 131



Случайные файлы

Файл
28006.rtf
136464.rtf
25929-1.rtf
74051.rtf
19529-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.