Проблема самопрезентации субъекта: дискурсивный подход (130610)

Посмотреть архив целиком


Содержание

_Toc223950546

Введение 3

Глава 1. Дискурсивный подход к проблеме самопрезентации субъекта: обзор научных исследований 4

1.1 Интенциональные основания вербальной коммуникации 4

1.2 Проявление личностных особенностей субъекта в речевой продукции 8

1.3 Влияние коммуникативного контекста на организацию речи 9

Глава 2. Самопрезентация субъекта в различных видах дискурса 12

2.1 Самопрезентация субъекта с точки зрения дискурса 12

2.2 Самопрезентация в политическом дискурсе 14

2.3 Самопрезентация в дискурсе психологического консультирования 17

Заключение 27

Список литературы 28




Введение


В настоящее время важное место в психологических исследованиях дискурса занимает изучение его интенциональных оснований.

В центре внимания находятся социально обусловленные элементы интенционального содержания, которые связаны с текущей коммуникацией, адресатом речи, практической деятельностью участников. Разрабатывается представление, что актуальное интенциональное состояние коммуниканта формируют не только интенции, возникающие до и за рамками коммуникативного акта, но и такие интенции, которые связаны с действиями партнера общения, процессом взаимодействия, а также продвижением в решении практических задач. С этих позиций интенции субъекта, тесно связанные как с личностной сферой, так и с текущим общением, являются важнейшей психологической детерминантой организации дискурса.

Цель данной работы – рассмотреть дискурсивный подход к проблеме самопрезентации субъекта.

Задачи:

- выявить интенциональные основания вербальной коммуникации;

- провести анализ научных исследований в данной области;

- исследовать самопрезентацию субъекта с точки зрения дискурса;

- выявить самопрезентацию субъекта в различных видах дискурса.

Теоретическая значимость исследования заключается в системном анализе различных исследований авторов о самопрезентации как психологическом феномене.

Практическая значимость работы в том, что в процессе профессиональной подготовки и переподготовки психологов и педагогов и других специалистов, они могут опереться на данное исследование, как на обобщающий анализ темы самопрезентации субъекта в различных дискурсах.


Глава 1. Дискурсивный подход к проблеме самопрезентации субъекта: обзор научных исследований


    1. Интенциональные основания вербальной коммуникации


Интенции, трактуемые в широком смысле как предметные направленности субъекта, образуют основу и глубинное психологическое содержание речи, которое непосредственно связано с целями деятельности и «видением мира» субъектом, его желаниями, нуждами, установками. Понимание говорящего во многом определяется восприятием именно интенционального аспекта речи. Соответственно, без обращения к интенциональному плану дискурса невозможно уяснить не только, почему и зачем осуществляется коммуникация, но, что не менее важно, и ее результаты.

Современные исследования проводятся с позиций интент-анализа – психологического подхода к изучению интенций, который позволяет реконструировать стоящие за речью интенции коммуникантов и их влияние на организацию дискурса. Хотя изучение интенциональных аспектов речи осуществляется также с позиций других подходов (в первую очередь лингвистической прагматики, ориентированной на теорию речевых актов), важной особенностью интент-анализа выступает его обращенность к аутентичным речевым материалам, таким интенциональным характеристикам, которые связаны с ходом коммуникации, практической деятельностью участников. Характеризуются не только типовые открыто выражаемые намерения (просьба, приказ), но и другие интенции (в том числе неосознаваемые), которые воспринимаются партнерами и составляют психологическую реальность коммуникации.

Теоретические и методические установки интент-анализа подробно рассмотрены в ряде публикаций. При обращении к проблематике дискурса проведена большая работа, связанная с развитием метода и апробацией вариантов техники, пригодных для изучения разных его видов. Получили развитие техника интент-анализа диалога в условиях непосредственного непринужденного общения, методики интент-анализа политического, педагогического, консультационного дискурса. Разработаны также экспериментальные методики изучения понимания выражаемых в речи интенций, сочетающие процедуры экспертного интент-анализ дискурса и его субъективного шкалирования испытуемыми.

На этой методической основе ведется изучение интенциональных характеристик разных видов дискурса. Работа осуществляется по нескольким линиям.

Исследования, проводимые Н.Д. Павловой, связаны с изучением предвыборного политического дискурса. В цикле работ показана возможность моделирования интенционального пространства дискурса – совокупности иерархически организованных интенций и интенциональных структур, свойственных данной сфере коммуникации и составляющих ее основу. Интенциональное пространство, реконструированное на материале предвыборных выступлений политиков, включает: ведущие интенциональные направленности коммуникантов, их характерные составляющие, варианты конкретных интенций, получающих выражение в дискурсе. Так, одна из основных интенциональных направленностей политиков - на агитацию избирателя, в общем случае предполагает его привлечение, а также консолидацию и активизацию. Каждая из этих составляющих связана с набором интенций, которые регулярно, но с различной частотой проявляются в предвыборной ситуации (завоевать внимание, возбудить недовольство, побудить к действиям и пр.). Направленность на себя и сторонников реализуется как апологизация личных качеств и действий. Вместе с тем, идентификация с избирателем: характерны интенции, манифестировать социально одобряемые качества (смелость, честность), показать компетентность и готовность действовать, завуалировать или оправдать негативные факты и др. В общей сложности, по результатам исследования, реконструировано более 50 интенциональных компонентов, обычных для предвыборных выступлений. [6, C. 114]

Обосновывается представление, что интенциональное пространство во многом определяет характер дискурса: используемые средства и способы выражения, приемы воздействия, круг обсуждаемых тем. Возможности понимания говорящего аудиторией также зависят от интенциональных особенностей коммуникации.

Если рассмотренные исследования обнаруживают интенциональные характеристики дискурса, связанные в первую очередь с предвыборной ситуацией, то исследования повседневного диалога, проводимые И.А. Зачесовой, выявляют интенции, соотнесенные в большей степени с личностной сферой коммуникантов, их отношениями.

Согласно полученным результатам, в повседневном бытовом диалоге, который считается базовой формой вербальной коммуникации, наиболее выражены интенциональные направленности на собеседника и на окружающую действительность. По соотношению этих ведущих направленностей и качественной специфике составляющих их интенций выделяются различные разговорные жанры: диалог-обсуждение, инструктивный диалог, диалог отношений и пр. Так, в инструктивном диалоге собеседники дают указания, требуют, напоминают и пр., тогда как для диалогов отношенческого плана обычны интенции, поделиться переживаниями, поддержать, посоветовать. [3, C. 58]

Своеобразная линия исследований интенциональной организации дискурса проводится Т.А. Кубрак. Она связана с попыткой характеризовать роль и особенности проявления в различных контекстах такой значимой интенциональной составляющей коммуникации, как самопрезентация. В рамках этой задачи в настоящее время осуществлен анализ интенциональной структуры дискурса в условиях психологического консультирования. [4, C. 180-195]

На материалах структурированного интервью (первичной беседы), показано, что в ситуации консультирования направленность на себя занимает центральное место в речи клиента, и основной линией самопрезентации выступает представление себя как человека больного, отягощенного большим количеством разнообразных проблем. Присутствует также самопрезентация по линии социально одобряемых профессиональных и личностных качеств. Одновременно более общей интенциональной направленностью дискурса является направленность на консультанта, стремление получить помощь. Именно эта направленность обусловливает характер самопрезентации и во многом определяет актуальное интенциональное состояние субъекта.

Детализация интенциональной структуры дискурса выявила направленные на себя интенции клиента: самооправдание, самообвинение, избегание ответственности. Наряду с Я клиента, обнаружены другие типичные референциональные объекты консультационного дискурса («другие люди», «болезнь», «психолог-консультант») и связанные с ними интенции: обвинение, атрибуция ответственности, принятие / непринятие, стремление не уронить себя в глазах собеседника. Показано, что эти и другие интенции связаны отношениями соподчинения и образуют достаточно сложную структуру. Построенная на этой основе общая модель дискурса психологического консультирования позволяет анализировать особенности конкретных случаев: в беседе с разными клиентами на первый план выходят одни интенции и нивелируются другие.

Осуществлено сопоставление интенциональной структуры консультационного дискурса с политическим, в котором интенция самопрезентации также занимает центральное место. Начато изучение научного дискурса, где эта направленность имеет иную выраженность и своеобразное проявление.

Полученные результаты позволяют продвинуться в уяснении роли выражения и понимания интенций в вербальной коммуникации. Интенциональные направленности субъектов предстают как одна из важнейших детерминант формирования и организации дискурса. Они составляют его психологическую основу и во многом определяют, что именно и каким образом говорится, как протекает взаимодействие с собеседником или аудиторией.


    1. Проявление личностных особенностей субъекта в речевой продукции


Интенциональные характеристики дискурса тесно связаны с ситуацией и осуществляемой практической деятельностью и, вместе с тем, с личностной сферой коммуникантов. Закономерным развитием линии исследований в аспекте темы «дискурс и самопрезентация» служит изучение проявления личностных особенностей субъекта, черт темперамента и характера в речевой продукции.

Исследования этого вопроса проводятся Н.А. Алмаевым в русле разрабатываемой им психологической теории значения. С позиций этой теории значение понимается как характеристика любого переживаемого состояния психики, которое может выражаться в самых различных формах: вербальной, интонационной, музыкальной. Предпринимается попытка гомогенизации области изучаемых феноменов с помощью дескриптивных понятий, применимых к любому из подобных феноменов. В качестве основных выступают понятия интенциональных модификаций внутреннего времени сознания, психической энергии и др., опирающиеся на концепцию интенциональности в феноменологии Э.Гуссерля. С помощью разработанных дескриптивных характеристик строятся модели конкретных феноменов (грамматических значений; значений, связанных с высотно-темпоральными параметрами речи и пр.), которые затем проверяются эмпирически. [2, C. 13]

Применяя разработанные теоретические средства к исследованию проявления в речи психологических особенностей субъекта, Н.А. Алмаев сопоставляет результаты, получаемые различными, независимыми друг от друга методами. Им обоснован подход, который предполагает одновременное предъявление контент-анлитических и тестовых заданий, направленных на измерение одних и тех же конструктов. Актуальность такого направления исследований определяется тем, что шкалы контент-анализа не имеют тех средств проверки внутренней согласованности, которые существуют для шкал опросников, основанных на самоотчете.

В проведенном эмпирическом исследовании получены данные о величине и характере связи между результатами контент-анализа автобиографических рассказов и личностных опросников (тест TCI Клонинджера и ОФДСИ В.М. Русалова). Осуществлена оценка влияния на результаты психологических защит, регистрируемых тестом Плутчика-Келлермана.

Выполнение тестовых заданий - сложная и специфическая деятельность, результаты которой подлежат углубленному анализу с привлечением новых, в частности, психолингвистических средств. Вместе с тем, полученные результаты позволяют критически оценить практику использования контент-анализа в психодиагностике. Выясняется необходимость новых подходов и иных статистических показателей, нежели простая количественная выраженность контент-аналитических категорий в единицах текста. [1, C. 112]

В целом проведенные корреляционные исследования показали весьма низкую согласованность одноименных шкал контент-анализа и тестов при многообразии небольших, но статистически значимых и содержательно интерпретируемых связей между другими шкалами. Это свидетельствует о том, что одни и те же феномены по-разному проявляются в свободных рассказах и при заполнении тестов опросников .


1.3 Влияние коммуникативного контекста на организацию речи


В изучении дискурса большое значение имеет исследование влияния коммуникативного контекста на организацию речи, психологические процессы, связанные с ее подготовкой и планированием. Эта линия исследований реализуется В.А. Цепцовым. С позиций разрабатываемого подхода коммуникативные переменные столь же важны для понимания речевых процессов, как и внутрипсихические.

В серии экспериментов, опирающихся на предложенную Цепцовым модель письменной речи, в качестве макроконтекстной переменной рассмотрена функция адресата. Применялась процедура разделенного планирования и написания текста, что позволило получить данные о влиянии адресата на сенсорные, фонологические и моторно-речевые процессы при выполнении сложных задач планирования и письма на родном и иностранном языках. Показано, что влияние адресата зависит от степени информированности о нем. Получены данные об особенностях планирования высказываний в визуальной и вербальной модальности, оценено влияние задачи письма на суб-процессы письменной речи.

Представленные направления являются закономерным развитием исследований предшествующих лет и, вместе с тем, знаменуют новый этап деятельности коллектива. С исследований, ориентированных на изучение природы речи и ее механизмов, разработку модели речемыслительной деятельности, акцент переносится на проблемы вербальной коммуникации, анализ дискурса. Именно дискурс в последние годы стал важным объектом исследований психологов, лингвистов, социологов.

Дискурсивная парадигма открывает новые возможности изучения области. Речь, которая долгое время исследовалась в общепсихологической парадигме как индивидуальный психический процесс, раскрывается в ее включенности в реальную коммуникативную практику. Через речь осуществляется межличностное взаимодействие, оказываются воздействия, реализуется власть, достигаются цели коммуникантов.

Многие сферы человеческой деятельности вообще имеют преимущественно дискурсивный характер. Так, политики, используя язык и речь, способны трансформировать общество. Политический дискурс может воодушевлять, консолидировать, сеять вражду. Изучение дискурса позволяет уяснить не только смысл и действительное назначение речи, но и происходящие социальные процессы. По существу все многообразие форм социальной жизни можно рассматривать как совокупность дискурсивных практик.


Глава 2. Самопрезинтация субъекта в различных видах дискурса


2.1 Самопрезентация субъекта с точки зрения дискурса


Самопрезинтация может проявляться в осознанном стремлении представить себя в определенном свете (собственно самопрезентация), произвести определенное впечатление на партнера по коммуникации (одновременно оказать воздействие), а также в связи с другими интенциями, в том числе и неосознаваемыми, которые также могут косвенно служить самопрезентации (например, критика другого часто связана с самопрезентацией). Неосознаваемая самопрезентация зачастую может осуществляться в привычных или стереотипных коммуникативных ситуациях (институциональный дискурс), когда речь человека во многом опирается на готовые формы. Обращаясь к исследованию самопрезентации, необходимо учитывать все перечисленные варианты, поскольку реальное впечатление, производимое человеком, складывается на общей основе.

Для уточнения определения интенции самопрезентации остановимся на терминологии. Под самопрезентацией обычно понимается процесс представления себя другим, создания определенного впечатления о себе, способствующего реализации цели субъекта в определенной коммуникативной ситуации. Интенции - это предметные направленности субъекта, которые образуют основу и глубинное содержание речи, связанное с целями деятельности субъекта, его желаниями, потребностями, установками. Соответственно в общем смысле интенция самопрезентации может рассматриваться как направленность субъекта на представление себя другим в ходе коммуникации.

Однако уже само перечисление разных форм самопрезентации свидетельствует о том, что эта направленность имеет сложную структуру. Человек говорит о себе, что, согласно определению интенции, указывает на направленность субъекта на себя. Вместе с тем, он представляет себя в определенном свете другим, производит впечатление на другого, что говорит об интенциональной направленности на собеседника (аудиторию). Очевидно, самопрезентация имеет сложную интенциональную основу, и вопрос требует специального анализа.

Для начала сопоставим направленность на самопрезентацию с какой-либо типовой интенцией, имеющей трактовку в литературе. Угроза, приказ, обещание – это интенции, направленные на другого человека (например, «конфликтный треугольник»). Их выражение в речи конвенционально, оно регулируется правилами, которые раскрываются в рамках теории речевых актов. [9, C. 164] Предполагается, что знание правил обеспечивает идентификацию интенции. Можно ли с этих позиций подойти к анализу направленности на самопрезентацию? Думается, что только отчасти. Во-первых, остается открытым вопрос, как соотносятся две характерные составляющие самопрезентации: на себя и на адресата речи (другого). Во-вторых, речевое выражение этой интенциональной направленности, судя по имеющимся данным, настолько многообразно, что вряд ли возможно очертить правила, по которым оно осуществляется. Не случайно в классификации речевых актов Дж. Серля нет такого класса, в который могла бы войти направленность на самопрезентацию. Не раскрывается она и в исследованиях интенциональности речи индивидуально – психологической ориентации.

Подходы к исследованию направленности на самопрезентацию, в ее классическом гофмановском понимании, наметились главным образом в последние годы. Это представления, развиваемые дискурсивной психологией, акцентирующей аспект интеракции, ориентации на партнера и убедительно показывающей, что смысл и форма сказанного подчинены интересам текущего коммуникативного акта. [8, C. 97] Особую важность для целей нашей работы имеет опирающийся на субъект – субъектную парадигму дискурсивный подход. В исследованиях интенциональности: представление о взаимосвязи и иерархичности интенций, направленности на партнера по коммуникации как ведущей, системообразующей направленности дискурса.

С позиций этих подходов направленность на самопрезентацию может быть рассмотрена как своего рода интенциональная структура, в которой направленность субъекта на себя сочетается с направленностью на другого, и обе составляющие тесно взаимосвязаны. Первая составляющая может быть обозначена, как самохарактеризация: субъект говорит о себе, что, очевидно, в ряде случаев, может осуществляться и без какого – либо намерения произвести конкретное впечатление и оказать воздействие на адресата речи. Вторая составляющая – самопредъявление, предусматривает именно стремление создать определенное впечатление у партнера по коммуникации и воздействовать на него. Сама семантика слова «самопредъявление» отражает наличие другого – того, перед кем осуществляется представление себя, что соответствует нашему представлению об интенциональной направленности субъекта на другого. В структуре самопрезентации обе интенциональные составляющие неразрывно связаны между собой, причем, учитывая ведущую роль направленности на партнера в коммуникации, можно предполагать наличие иерархии. Направленность на партнера определяет интенциональное состояние говорящего и в известной степени подчиняет себе его направленность на собственное Я.

Направленность на самопрезинтацию - это интенциональная структура, в которой направленность субъекта на себя сочетается с направленностью на другого, и обе составляющие тесно взаимосвязаны.


2.2 Самопрезентация в политическом дискурсе


Начало психологического изучения репрезентируемых в речи интенций политиков было положено в ряде коллективных работ лаборатории психологии речи и психолингвистики РАН. В исследованиях многих авторов (Т.Н.Ушаковой, В.В. Латынова и др.) было показано, что в текстах, в том числе конфликтного характера, при обсуждении себя и своих сторонников регулярно проявляется интенция позитивной самопрезентации. Сознание субъекта концентрируется на нескольких «обобщенных объектах» - «мы», «противник», «3-яя сторона», «ситуация», из которых первый связан с позитивным оцениванием и такими интенциями, как самопрезентация, неявная самопрезентация, презентация своих сторонников, отвод обвинений, самооправдание и др. [10, C. 98-109]

Отмечая значимость сделанных выводов, констатирующих представленность интенции самопрезентации в речи политиков, обратим внимание, что трактовка самопрезентации как направленности субъекта на себя и своих сторонников не учитывает ее интерактивной составляющей, предполагающей вместе с тем, ориентацию на адресата речи.

В варианте более близком принятому пониманию самопрезентация представлена в исследованиях Н.Д. Павловой. На материале телевизионных предвыборных выступлений политиков показано, что в общем виде их интенциональная структура представляет собой иерархически организованную систему (рис.1). Направленность на выигрышную самопрезентацию, обозначенная как апологизация собственной кандидатуры, образует второй уровень иерархии. Апологизация подчиняет интенции нижнего уровня, связанные с направленностью на анализ окружающей действительности, и, в свою очередь, испытывает влияние направленности на аудиторию, агитацию, приобретая при этом определенное соотнесенное с адресатом выражение. Выступающий осуществляет выигрышную самопрезентацию, конструируя свое выступление в соответствии с представлением об установках избирателя.


Рисунок 1. Иерархичность интенциональной структуры выступлений


Выявляя место интенции самопрезентации в интенциональном пространстве предвыборного дискурса, эти работы обнаружили также некоторые характерные способы ее речевого выражения. Было показано, что эта интенция может проявляться в прямой форме, когда кандидат просто дает себе те или иные ориентированные на избирателя позитивные характеристики («я никогда не обманываю»).

Вместе с тем, говорящий нередко описывает существующую ситуацию, чтобы затем заявить, что собирается исправить положение. Эти фрагменты выступлений также служат апологизации кандидата, поскольку используются для того, чтобы в конечном итоге представить его в выигрышном свете.

Примечательно, что существуют выступления, так сказать апологетичного типа, где направленность на выигрышную самопрезентацию является ведущей, она подчиняет себе направленность на анализ действительности и служит агитации за себя избирателя (рис.2).



Рисунок 2. Интенциональная структура апологетичных выступлений


В выступлениях другого типа, которые могут быть названы критическими, выражена к тому же направленность на критику политического оппонента. Для нас подобные выступления интересны тем, что эта интенция тесно взаимосвязана с апологизацией. Одно и то же высказывание служит как критике оппонента, так и апологизации кандидата («В моей России не будут голодать ученые, учителя, врачи»).

В текстах, в том числе конфликтного характера, при обсуждении себя и своих сторонников регулярно проявляется интенция позитивной самопрезинтации.


2.3 Самопрезентация в дискурсе психологического консультирования


Для сопоставления мы рассмотрим интенцию самопрезентации в ситуации психологического консультирования (первичная беседа), предполагающей непосредственное общение собеседников. Эти исследования проводились Т.А. Кубрак.

В этих условиях интенциональная направленность на себя одного из собеседников (клиента), очевидно, является явно выраженной. Кроме того, диалогический характер общения позволяет учитывать обратную связь на сказанное, отраженную в репликах собеседника. Беседа психолога и клиента записывалась на диктофон. После беседы клиенту предлагалось ответить на вопросы анкеты, связанные с содержанием беседы. Производилась транскрипция звучащей речи по специальной методике. Полученный материал подвергался интент – анализу. Согласно использованной методической схеме, на первом этапе в анализируемых транскриптах выделялись основные обсуждаемые объекты и приписываемые им характеристики (дескрипторы). Далее осуществлялась типологизация дескрипторов и реконструкция соответствующей интенциональной направленности. Валидизации анализа служило сравнение полученных результатов с субъективным отчетом самого клиента (по материалам анкеты).

В результате анализа 20 записанных бесед были получены следующие результаты. В коммуникативной ситуации «психолог – клиент» главным референциальным объектом высказываний клиента является собственное «Я». Дескрипторы данного объекта отражают линии самопрезентации (точнее самохарактеризации) говорящего. По каким же основным линиям она осуществляется при психологическом консультировании? Согласно полученным данным, самохарактеризация направлена, главным образом, на описание внутренней жизни человека. В текстах преобладают высказывания, касающиеся болезненных ощущений («нарушения сна меня беспокоят», «боялся из дому выйти»), действий, связанных с болезнью («была попытка суицида», «ушел в другую больницу»). Такого рода высказывания могут составлять более 50% высказываний клиента. Выраженность данной интенциональной направленности дополнительно возрастает за счет также обычных, но менее частотных высказываний по поводу проблем в общении, своей несостоятельности в работе или учебе («с друзьями в последнее время не встречаюсь», «не могу нормально работать»).

Вывод о том, что направленность на представление себя как человека больного, имеющего определенные психологические проблемы, является основной в условиях психологического консультирования, подтверждается субъективным отчетом клиента по поводу состоявшейся беседы. На вопрос анкеты: «Как Вы полагаете, что Вы рассказали о себе во время беседы?», – подавляющее большинство ответило, что это - рассказ о своих болезнях и болезненных состояниях («рассказал о своем психическом состоянии», «описал свое состояние здоровья», «говорил о своем психологическом заболевании»).

Зададимся вопросом, существуют ли в анализируемых материалах иные, возможно, менее явные формы проявления той же доминирующей интенциональной направленности? В этой связи обращает внимание, что в основной массе тексты рассказов о себе охватывают период жизни от начала болезни или какого-то травмирующего события до настоящего времени. Встречаются, однако, и высказывания, ориентированные на самохарактеризацию в прошлом, до возникновения болезненного состояния. Это или прямые высказывания о том, «каким я был», или описания действий, представляющих человека как здорового, успешного, причем нередко через высказывания, относящиеся к другим людям («друзья знали меня, как другого человека»). Такая позитивная презентация себя в прошлом, доболезненном периоде жизни, очевидно, также служит цели представления себя в настоящем как человека нездорового. В отличие от рассмотренных ранее прямых высказываний о своем болезненном состоянии здесь соответствующая характеризация осуществляется косвенно: посредством противопоставления себя в прошлом и настоящем.

Заслуживает внимание и другое. Встречаются случаи, когда рассказ о каком-то событии жизни как будто никак не связан с самопрезентацией и имеет вроде бы самостоятельное значение. В контексте целого, однако, он также увязывается с болезнью и служит более полному и глубокому раскрытию своего сегодняшнего состояния. Такое описание жизненных событий является еще одним способом представления себя в соответствии с основной линией характеризации. Интересно, что высказывания относительно будущего человека в анализируемых текстах практически отсутствуют.

Важно отметить, что, помимо рассмотренной основной линии характеризации, в исследуемых материалах обнаруживается и другая значительно менее выраженная составляющая. Выявляются высказывания, репрезентирующие личные качества и социальный статус говорящего («хирург», «неженат», «я – добрый»). Эта направленность обычно выражена незначительно (менее 10 %), и лишь в одной из бесед проявляется более чем в 30 % высказываний.

Таким образом, по результатам этой части исследования направленность на себя занимает центральное место в интенциональной структуре дискурса клиента. Основной линией самохарактеризации выступает представление себя как человека больного, отягощенного большим количеством разнообразных проблем. Присутствует также характеризация по линии социально одобряемых профессиональных и личностных качеств. Эта направленность выражена, однако, в рассматриваемом коммуникативном контексте весьма незначительно.

Закономерен вопрос: что стоит за подобной направленностью? Является ли она самодовлеющей или подчинена другим более общим устремлениям, актуальным в ситуации психологического консультирования?

Для ответа на этот вопрос необходимо учитывать, что высказывания клиента имеют прямого адресата. Существуют данные, что разного рода реминисценции, описание событий и фактов подчинены в дискурсе целям текущей коммуникации. Как пишет Н.Д. Павлова, «важнейшей составляющей стоящего за речью интенционального состояния является направленность говорящего на собеседника – интенции, которые можно обозначить как диалогические», то есть связанные с процессом коммуникации. [7, C. 148]

Коммуникативная ситуация «психолог – клиент» предусматривает определенные правила, а также цели и задачи общения, которые априори стоят перед участниками коммуникации. Клиент приходит к психологу с намерением разрешить имеющиеся у него проблемы и получить помощь.

Соответственно, несмотря на то, что направленность на себя выступает наиболее явной характеристикой высказываний клиента, более общей интенциональной составляющей дискурса является направленность на адресата. Именно эта направленность, имеющая скрытый «затекстовый» характер, определяет интенциональное состояние клиента. Он стремится получить помощь. Эта направленность составляет верхний уровень интенциональной иерархии. Она модифицирует интенции следующего уровня, сообщая направленности на себя конкретный характер. Клиент представляет себя как человека, отягощенного определенными психологическими проблемами, и, тем самым, воздействует на адресата для получения необходимой помощи. Улавливается стремление вызвать отклик, сочувствие и, вместе с тем, стремление не уронить себя в глазах собеседника, повысив значимость собственного «Я» как человека, имеющего определенные профессиональные и личностные качества. Выявленные интенциональные структуры и их отношения иллюстрирует рисунок 3.


Рисунок 3. Интенция самопрезентации в структуре дискурса психологического консультирования. Фрагмент


Такая интенциональная организация отвечает нашей концепции самопрезентации и согласуется с представлением об интенциональной основе других видов дискурса. [5, C. 62] Описанный в работе фрагмент интенциональной структуры представляется нам центральным и основным в условиях психологического консультирования.

В целом проведенное исследование дает основание заключить: интенция самопрезентации имеет в консультационном дискурсе своеобразное проявление. Ее основными составляющими являются направленность клиента на себя (характеризация) и направленность на психолога (получение помощи). Последняя составляющая выступает более общей. Она обусловливает характер самопрезентации и во многом определяет актуальное интенциональное состояние клиента.

Помимо стремления представить себя как человека больного и обнаружить свои позитивные качества (социально одобряемые профессиональные и личностные) были выделены следующие интенции, выраженные в менее явной форме:

-самообвинение («много ошибок сделал сам», «сам я ненормальный»);

-самооправдание («не могу работать – плохо чувствую себя», «боролся до последнего», «если бы не девушка – здесь не лежал бы»).

Кроме этого, был выявлен такой обычный референциальный объект этого вида дискурса, как «внешние обстоятельства», которым клиент атрибутирует причины своего состояния («дома – стрессы», «профессия, развод»). Выявляется также объект «другие» (врачи, близкие). Который, как правило, связан с обвинениями со стороны клиента («родители, которые кричат, называют уродом», «врачи не помогли»).

На следующем этапе работы стояла задача охарактеризовать интенциональную структуру дискурса психологического консультирования в целом с учетом выявленных интенций, их иерархии и взаимосвязей.

Чтобы подойти к этому вопросу, Т.А. Кубрак была описана интенциональная структура каждого отдельного случая. Как и следовало ожидать в различных интервью (беседах с клиентом) на первый план могут выходить одни интенции, и отсутствовать другие.

Рассмотрим несколько вариантов интенциональных структур.

В варианте, показанном на рисунке 4, направленность на психолога - получение помощи, являясь наиболее общей, обусловливает форму позитивной самохарактеризации, которая, в свою очередь, связана с непринятием болезни. Самооправдание также работает на позитивное представление себя, и ему, в свою очередь, способствует атрибуция причин своего состояния внешним обстоятельствам и обвинение других.


Рисунок 4. Вариант интенциональной структуры консультационного дискурса


Интенциональная структура другого случая (рис.5) в целом сходна, хотя в ней отсутствуют некоторые интенции (обвинения, непринятие болезни), актуальные в предыдущем варианте.


Рисунок 5. Вариант интенциональной структуры консультационного дискурса


Несколько по-другому выглядит третий случай (рис.6). Здесь мы также можем выстроить цепочку от более общей составляющей интенциональной структуры – позитивной презентации себя, к самооправданию и обвинению других. Направленность на психолога, заключающаяся в стремлении получить помощь, не выражена здесь в явной форме, тем не менее, она также обуславливает позитивную самохарактеризацию.


Рисунок 6. Вариант интенциональной структуры консультационного дискурса


Интенциональная структура консультационного дискурса может быть и иной (рис.7). В данном случае самообвинение, очевидно, работает на позитивную характеризацию себя (человек откровенен, ничего не скрывает, сразу вступает в открытое взаимодействие с психологом).



Рисунок 7. Вариант интенциональной структуры консультационного дискурса


В совокупности, выявленные, нами интенциональные структуры консультационного дискурса представлены, на рисунке 8 в виде общей модели.


Рисунок 8. Общая модель интенциональной структуры консультационного дискурса


В каждом отдельном случае набор интенций, а также объектов, на которые они направлены, может различаться; неизменной остается наиболее общая составляющая интенциональной структуры – это направленность клиента на психолога в целях получения помощи и связанная с ней самохарактеризация клиента.

Под самопрезентацией обычно понимается процесс представления себя другим, создания определенного впечатления о себе, способствующего реализации цели субъекта в определенной коммуникативной ситуации.

Сравнивая интенциональную иерархию дискурса психологического консультирования с интенциональной организацией политического дискурса, можно видеть определенное сходство. Интенция самопрезентации занимает в интенциональной структуре обоих дискурсов центральное место. Направленность на адресата речи образует верхний уровень системы, определяя формы самопрезентации субъекта, которой служат, в свою очередь, интенции нижестоящих уровней.



Заключение


Следует подвести некоторые итоги.

Интенции, трактуемые в широком смысле как предметные направленности субъекта, образуют основу и глубинное психологическое содержание речи, которое непосредственно связано с целями деятельности и «видением мира» субъектом, его желаниями, нуждами, установками. Понимание говорящего во многом определяется восприятием именно интенционального аспекта речи. Соответственно, без обращения к интенциональному плану дискурса невозможно уяснить не только, почему и зачем осуществляется коммуникация, но, что не менее важно, и ее результаты.

Самопрезинтация может проявляться в осознанном стремлении представить себя в определенном свете (собственно Самопрезинтация). Произвести определенное впечатление на партнера по коммуникации (одновременно оказать воздействие). А также в связи с другими интенциями, в том числе и неосознаваемыми, которые также могут косвенно служить самопрезинтации. Например: критика другого часто связана с самопрезентацией.

Под самопрезентацией обычно понимается процесс представления себя другим, создания определенного впечатления о себе, способствующего реализации цели субъекта в определенной коммуникативной ситуации. Интенции - это предметные направленности субъекта, которые образуют основу и глубинное содержание речи, связанное с целями деятельности субъекта, его желаниями, потребностями, установками. Соответственно в общем смысле интенция самопрезентации может рассматриваться как направленность субъекта на представление себя другим в ходе коммуникации.


Список литературы


  1. Алексеев К. И. Метафора в научном дискурсе // Психологические исследования дискурса. - М.: ПЕР СЭ, 2006.

  2. Алмаев Н.А. Конетент-анализ в психологических целях: некоторые концептуальные проблемы // Языковое сознание: теоретические и прикладные аспекты / Отв. ред. Н.В. Уфимцева. - Барнаул, 2004. - С. 102-112.

  3. Алмаев Н.А. Элементы психологической теории значения. - М.: ИП РАН, 2006.

  4. Арутюнова Н.Д. Дискурс // Языкознание. Большой энциклопедический словарь. - М.: ГРАНД, 2004. - С.136.

  5. Воронин А.Н. Интеллект и креативность в межличностном взаимодействии. - М.: ИП РАН, 2004.

  6. Дейк ван Т.А. Принципы критического анализа дискурса // Перевод и лингвистика текста. - М.: Инфра-М, 2004. - С. 169-217.

  7. Зачесова И.А. Интенциональные особенности речи в непринужденном общении // Психологические исследования дискурса. - М.: ПЕР СЭ, 2004. – С. 58-63.

  8. Зачесова И.А. Особенности речи в непринужденном семейном общении // Теоретические и прикладные коммуникативные исследования. - Ярославль, 2007.

  9. Кубрак Т.А. Самопрезентация субъекта. Состояние проблемы и дискурсивный подход к изучению // Проблемы психологии дискурса. - М.: Институт психологии РАН, 2005. - С. 180-195.

  10. Латынов В.В. Социальная коммуникация. Социология. - М.: Норма, 2006.

  11. Латынов В.В. Формализованный метод анализа политических представлений, выраженных в текстах СМИ // Психология высших когнитивных процессов. - М., 2004.

  12. Макаров М.Л. Основы теории дискурса. - М.: Академия, 2007.

  13. Павлова Н.Д. Коммуникативная функция речи: интенциональная и интерактивная составляющие. Автореф. дис. ... д-ра психол. наук. - М.: ИП РАН, 2004.

  14. Павлова Н.Д. Предвыборные интенции в речи политиков // Психологические исследования дискурса. – М.: ПЕР СЭ, 2004. – С. 112-119.

  15. Павлова Н.Д. Слово в действии. Интент-анализ политического дискурса. – СПб: Питер, 2004.

  16. Поттер Дж. Дискурс-анализ как метод исследования естественно протекающей речи // Иностранная психология. - 2004. - №10. – С. 96-100.

  17. Психологические исследования дискурса. Сб. научных трудов / Отв. ред. Павлова Н.Д. - М.: ПЕР СЭ, 2006.

  18. Теория речевых актов. Новое в зарубежной лингвистике. М.: МГУ, 2004.

  19. Ушакова Т.Н. Интент–анализ политических текстов // Психологический журнал. - 2004. - №4. - С. 98-109.

  20. Шустова Л.А. Особенности педагогической коммуникации в начальных классах // Теоретические и прикладные коммуникативные исследования. - Ярославль, 2007.




Случайные файлы

Файл
ref-16265.doc
117667.rtf
146421.doc
157615.rtf
33093.rtf