Права автора изобретения (30526-1)

Посмотреть архив целиком

Российский государственный университет нефти и газа им. И.М. Губкина


кафедра права








курсовая работа

по гражданскому праву на тему:





«Права автора изобретения, полезной модели, промышленного образца и патентообладателя и их защита»







Выполнил студент гр.ЭП-96-6

Гаврилюк В.М.

Проверила ст. преп. Моллаева Д.Г.
























Москва 1998г.

План


Введение...................................................................................................................1

Глава 1. Права авторства и преждепользования.

§1. Право авторства...............................................................................................6

§2. Право преждепользования..............................................................................7

Глава 2. Судебный и административный порядки защиты прав.

§1.Судебный порядок защиты прав.....................................................................9

§2.Административный порядок защиты прав....................................................10

Глава 3. Гражданско-правовые способы защиты прав авторов

и патентообладателей.

§ 1. Гражданско-правовые способы защиты прав авторов..............................11

§2. Гражданско-правовые способы защиты прав патентообладателей..........14

Глава 4. Уголовно-правовая ответственность за нарушения прав

авторов и патентообладателей.......................................................................19

Заключение............................................................................................................21

Список использованной литературы.................................................................26



Введение.

Одним из важнейших показателей эффективности патентного законодательства является гарантированность и защищенность прав и законных интересов действительных создателей разрабо­ток и патентообладателей. С сожалением приходится констати­ровать, что по этому показателю изобретательское законодатель­ство бывшего Советского Союза было всегда крайне неэффектив­ным. Советские изобретатели и новаторы были не только лишены возможности приобретения исключительных прав на использо­вание создаваемых ими разработок, но очень часто не могли фактически реализовать и реально защитить и те субъективные права, которые предоставлялись им действующим законодатель­ством. Предприятия и организации, которые использовали пред­ложения новаторов, вопреки требованиям закона не сообщали о фактах внедрения разработок, сознательно занижали размеры полученной от их использования прибыли, отказывались выпла­чивать вознаграждение разработчикам в добровольном порядке и т. п. Как отмечалось в литературе, среди руководителей пред­приятий даже бытовало мнение, что недоплата или невыплата автору причитающегося ему по закону вознаграждения это не нарушение закона, а чуть ли не забота о государственных интересах1. В результате нарушения прав изобретателей носили столь массовый и обычный характер, что скорее как исключения выглядели те случаи, когда с авторами соответствующих разра­боток производился своевременный и полный расчет по плате­жам.

Что же касается закрепленных законом мер защиты прав разработчиков, то они, во-первых, были недостаточно эффектив­ны сами по себе и, во-вторых, и это главное, не реализовы­вались на практике. В частности, санкции, которые могли быть применены к нарушителям изобретательских прав, практически не возлагали на них каких-либо дополнительных обременений по сравнению с теми обязанностями, которые они и так должны были выполнить по закону. Так, предприятию, которое использовало изобретение или промышленный образец, но скрыло этот факт и не выплатило автору причитавшееся ему по закону вознаграж­дение, угрожало лишь то, что его в принудительном порядке суд мог заставить рассчитаться с автором. Никакой штрафной ответ­ственности ни перед потерпевшим, ни перед государством нару­шитель не нес. Предусмотренные же законодательством меры административной, дисциплинарной и даже уголовной ответ­ственности непосредственных нарушителей, в частности долж­ностных лиц предприятий, виновных в нарушении прав разра­ботчиков, в реальной жизни практически не применялись. Так, в юридической литературе, в отчетах ВОИР, в обобщениях судеб­ной и прокурорской практики по крайней мере за последние 40 лет не приводилось ни одного конкретного случая реализации мер ответственности в рассматриваемой сфере.

Практическое применение иных мер защиты было крайне затруднено. Изобретатели чаще всего оставались один на один с нарушителями их прав, поскольку получить квалифицирован­ную юридическую помощь по этой категории дел было весьма сложно. Большинство адвокатов не желало вникать в эти слож­ные дела, поскольку получаемые по ним гонорары (ввиду ограни­ченности имущественных возможностей самих авторов) были значительно меньше по сравнению с другими более простыми гражданскими и особенно уголовными делами. Судебные органы также крайне неохотно принимали к своему рассмотрению иски изобретателей, поскольку подобные дела нередко затягивались на многие месяцы и годы, судьям приходилось вникать в сложные технические вопросы, а результатом длительного разбирательст­ва в лучшем случае могло быть решение о присуждении в пользу потерпевшего нескольких сотен или тысяч рублей невыплаченно­го вознаграждения, что обычно было значительно меньше затра­ченных по делу судебных расходов. В этих условиях многие изобретатели, несмотря на очевидность нарушения их прав, просто не обращались за их защитой. По приводимым в юриди­ческой литературе статистическим данным, в целом в масштабах бывшего Союза ССР ежегодно во всех судах рассматривалось не более 250 дел, связанных с изобретательством и рационализа­цией2. Конечно, многие изобретательские споры в соответствии с ранее действовавшим законодательством не относились к судебной подведомственности, а часть их разрешалась до суда. Но даже будучи увеличенной в несколько раз, эта цифра в условиях массового нарушения прав изобретателей лучше, чем что-либо другое, показывает, что механизм их защиты практически не работал.

В настоящее время в связи с восстановлением патентной формы охраны прав разработчиков положение дел в рассматриваемой области должно решительно измениться. Во-первых, споры связанные с нарушением патентной монополии, приобретают большое экономическое значение. Поэтому можно прогнозиро­вать, что в делах по защите патентных прав будут заинтересова­ны не только сами патентообладатели, но и юристы. Во-вторых, изменение правил подведомственности расширило круг вопро­сов, споры по которым должны разрешаться в судебном порядке. В-третьих, в соответствии с Патентным законом создается Вы­сшая патентная палата как независимая от Патентного ведомства инстанция, в которую заявители и патентообладатели могут обращаться для разрешения споров, которые ранее рассматрива­лись лишь в рамках Патентного ведомства. В-четвертых, в целях оказания изобретателям и патентообладателям квалифициро­ванной помощи создается институт патентных поверенных.

Конечно, было бы наивно думать, что ситуация с защитой патентных и авторских прав изменится в одночасье. Для того чтобы сломать сложившиеся стереотипы в отношении использо­вания чужих разработок, потребуются годы кропотливого труда и внедрение в сознание отечественных предпринимателей, судей, патентоведов нового отношения к интеллектуальной собственнос­ти в рассматриваемой сфере. В этих условиях очень важно иметь простой и эффективный механизм защиты нарушенных прав. К сожалению, новый Патентный закон РФ, как и ранее действовав­шее законодательство, такого механизма не содержит. Более того, можно констатировать, что раздел VII «Задача прав патентооб­ладателей и авторов» Патентного закона РФ является самым слабым и бессодержательным в новом Законе. Он имеет лишь две статьи, в одной из которых перечислены примерные виды патент­ных и изобретательских споров, разрешаемых в судебных орга­нах, а вторая носит декларативный отсылочный характер к уголовному законодательству, которое вообще не реализуется на практике. Таким образом, в нем отсутствуют указания на кон­кретные способы защиты патентных и авторских прав, нет мер ответственности, которые могут применяться к нарушителям, ничего не говорится о возможности применения оперативных санкций (арест контрафактных изделий и т. п.), не раскрывается механизм реализации санкций и т.п. Можно лишь надеяться , что в ближайшее время в Патентный закон РФ в этой части будут внесены соответствующие изменения. Это несложно сделать, так как законодательный опыт более эффективного решения этих вопросов уже имеется, например, в Законах РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» и «О правовой охране технологий интегральных микросхем». Однако пока этого не сделано, приходится опираться лишь на общие положения рос­сийского гражданского права, касающиеся защиты нарушенных прав.


Глава 1. Права авторства и преждепользования.

§1. Право авторства.


Основным личным правом автора объекта промышленной собственности является право авторства, т.е. основанная на зако­не и факте выдачи патента (свидетельства) возможность призна­ваться создателем данного объекта. Она предполагает запрет всем другим лицам на территории страны именоваться авторами изо­бретения, полезной модели или промышленного образца. Право авторства является неотчуждаемым личным правом и охраняется бессрочно.

Право авторства признается за физическими лицами, творческим трудом которых созданы объекты промышленной собственности. В случае создания объекта несколькими физическими лицами все они считаются его авторами и пользуются принадлежащими им правами по соглашению между собой.


Случайные файлы

Файл
20507.rtf
10451-1.rtf
191931.rtf
48726.rtf
92176.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.