Защита конфиденциальной информации в гражданском процессе (13885-1)

Посмотреть архив целиком

Защита конфиденциальной информации в гражданском процессе

Ефремов А. А., победитель Всероссийской студенческой юридической олимпиады 2001 г. в номинации «Информационное право», аспирант юридического факультета Воронеж ГУ

Переход большинства стран в эпоху информационного общества требует адекватного правового регулирования отношений, связанных с информацией. Появление новых информационных технологий влияет как на материальное, так и на процессуальное право.

При этом в настоящее время не решены многие проблемы, связанные с традиционными гражданскими процессуальными правоотношениями, а действующее законодательство не отвечает полностью современному уровню развития общества, изменениям, происходящим в других отраслях права, не осуществляет в достаточной мере защиту прав и законных интересов граждан и организаций.

В современном обществе большое значение имеют отношения связанные с конфиденциальной информацией. Защита государственной тайны, персональных данных и других видов тайн активно обсуждается во всем мире. В информационном обществе названные вопросы имеют особую важность. Механизмы защиты конфиденциальной информации должны быть четко разработаны для всех случаев, в том числе и при осуществлении правосудия.

Нормы гражданского процессуального права, регламентирующие порядок получения и использования конфиденциальной информации, присутствуют во многих институтах гражданского процесса. В первую очередь это относится к принципам судопроизводства вообще, и гражданского процесса в частности. Наибольшее значение для исследуемой темы имеют принципы состязательности и гласности судебного разбирательства, закрепленные в Конституции РФ и ряде законов.

Согласно ст. 123 Конституции РФ и ст. 14 ГПК гражданское судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Наиболее четко суть данного принципа и его связь с необходимостью сохранения тайны и неприкосновенности частной жизни отражена в работах русских процессуалистов конца XIX - начала XX века. К. И. Малышев писал о состязательности: «Под этим названием известен тот принцип гражданского судопроизводства, по которому разные действия суда в процессе зависят от требований сторон, от их инициативы, и спорные отношения сторон обсуждаются по тем только фактам, которые сообщены суду тяжущимися. Мы уже имели случаи заметить, что это начало вытекает из существа гражданских прав... Семейный круг и частное имущество хозяина – это такие сферы индивидуальной свободы, которые необходимо охраняются законом от вторжения посторонних лиц, даже облеченных властью и действующих ex officio... Уже одно неудобство огласки весьма важно. Гражданские отношения составляют ближайшую обстановку жизни каждого лица: процесс более или менее разоблачает этот сокровенный мир, в котором приютилось и действует лицо. Но такое разоблачение часто бывает вредно для него... Вот почему, даже когда начался процесс, судебная власть не должна проникать ex officio за ту завесу домашних и хозяйственных отношений, которую не хотят поднять сами тяжущиеся... Состязательное начало указывает нам на некоторую деликатность в отношениях общественной власти к частным правам и интересам, которая является результатом продолжительного исторического опыта и развития понятий» [1].

Аналогичные мысли высказывал Е. В. Васьковский: «Характер тех прав, о которых идет речь в гражданском процессе, не допускает применения следственного принципа. Частные права определяют отношения между гражданами в их частной жизни. А вмешательство в нее органов государственной власти, к которым относится и суд, нежелательно. Частная и в особенности семейная жизнь должна быть неприкосновенна» [2].

Между тем, согласно ст. 2 ГПК задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел, а в соответствии со ст. 192 ГПК решение суда должно быть законным и обоснованным. Для того чтобы решение было обоснованным, необходимо установление истины по делу. Таким образом, возникает некоторое противоречие между необходимостью информирования суда для вынесения им обоснованного и законного решения с одной стороны, и обеспечением защиты конфиденциальной информации с другой. И. Е. Энгельман еще в начале XX века указывал на необходимость «согласовать между собой власть суда требовать от сторон истину с правом сторон защищать дело по своему усмотрению» [3].

Вопросам соотношения защиты неприкосновенности частной жизни и необходимости установления истины по делу уделено внимание, например, в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 23 декабря 1999 г. № 14 «О повышении культуры судебной деятельности и улучшении организации судебных процессов»: «Выяснение сведений о личности и роде занятий потерпевших и свидетелей, характере взаимоотношений с подсудимым производится только в пределах, допускаемых процессуальным законодательством, а в сферу личной жизни граждан суд может вторгаться лишь тогда, когда это необходимо для выяснения существенных обстоятельств дела и является предметом доказывания».

Защита тайны в ходе судебного процесса также тесно связана с реализацией принципа гласности. Этот принцип означает, что при рассмотрении дела в судебном заседании могут присутствовать любые лица, в том числе и представители средств массовой информации. Согласно ст. 123 Конституции РФ разбирательство дел во всех судах открытое, а слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом. Ст. 9 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. дословно воспроизводит приведенную формулировку. Анализ ст. 9 ГПК позволяет сделать вывод о том, что в настоящее время в гражданском процессе охраняются только государственная тайна, а также отдельные элементы личной и семейной тайны («сведения об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц» и тайна усыновления). В этом случае суд выносит определение о рассмотрении дела в закрытом заседании. Однако в соответствии со ст. 24 Федерального закона «О борьбе с терроризмом» от 25 июля 1998 г. дела о возмещении вреда, причиненного террористической акцией по решению суда могут рассматриваться в закрытом судебном заседании.

Вопросам гласности и ее ограничений уделялось довольно большое внимание в работах русских ученых конца XIX – начала XX века. Отмечая, что данный принцип является важной юридической гарантией законности правосудия, некоторые из них в то же время были далеки от его абсолютизации и идеализации. И. Е. Энгельман справедливо указывал, что «гласность сама по себе, как доказывают гласные суды во время французской революции, не в состоянии предупредить самый вопиющий произвол». Действовавшее в то время российское процессуальное законодательство устанавливало значительно больший перечень случаев проведения закрытого заседания, к которым относились как некоторые дела из семейных правоотношений, так и необходимость защиты коммерческой тайны.

Анализируя указанные случаи, К. И. Малышев отмечал: «... исключения основываются на внимании к интересам самих тяжущихся, частью же на соображениях общественной пользы... Судебные заседания могут происходить при закрытых дверях, когда обе стороны просят об этом и суд признает просьбу их заслуживающую уважения. Стороны не имеют права безусловно устранять гласность суда по взаимному соглашению, но закон дает суду право принимать в уважение их законные интересы в сохранении тайны» [4].

Е. В. Васьковский указывал: «Публичность заседания может быть устранена по взаимному соглашению сторон, если, притом, суд признает их просьбу заслуживающей уважения. Предоставить сторонам право возбуждать подобные ходатайства необходимо в виду того, что иногда для них было бы очень неприятно или даже вредно разглашение обстоятельств, относящихся к данному процессу, например, семейных неурядиц, коммерческих тайн и т. п. Однако гласность производства установлена не только в интересах тяжущихся, но в качестве одной из гарантий правильного отправления правосудия, то есть, в государственных интересах, поэтому нельзя ставить ея устранение в зависимость от одной воли частных лиц. Оттого-то закон предписывает суду проверять, оправдывается ли просьба сторон о закрытии дверей заседании действительными обстоятельствами дела [5].

На наш взгляд, приведенные теоретические разработки дореволюционных ученых не потеряли своей актуальности и вполне применимы для совершенствования действующего ГПК. Интересно отметить, что в соответствии со ст. 17 ГПК Республики Беларусь от 11 января 1999 г. по просьбе сторон или одной из них при отсутствии возражений юридически заинтересованных в исходе дела лиц суд может рассмотреть в закрытом судебном заседании любое дело. Аналогичную норму целесообразно внести в российский ГПК.

Часть 5 ст. 9 ГПК содержит положение о том, что решение суда во всех случаях провозглашается публично. Согласно ч. 3 ст. 263-4 ГПК дела об установлении усыновления суд рассматривает в закрытом заседании. Пленум Верховного Суда РФ в п. 6 Постановления «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления» от 4 июля 1997 г. указал, что в целях обеспечения охраняемой законом (ст. 139 Семейного кодекса РФ) тайны усыновления суд в соответствии с ч. 3 ст. 263-4 ГПК РСФСР рассматривает все дела данной категории в закрытом судебном заседании, включая объявление решения. В данном случае существует противоречие между законом и Постановлением Пленума Верховного Суда РФ. Однако, на наш взгляд, при формальном противоречии в Постановлении Пленума содержится норма, направленная на реальное обеспечение охраны тайны усыновления. В противном случае лишается смысла само проведение закрытого заседания, ведь все равно решение, содержащее сведения, составляющие тайну усыновления, будет оглашено публично. Интересно, что в процессуальном законодательстве Беларуси содержится положение, направленное на защиту тайны. Согласно ч. 5 ст. 17 ГПК Республики Беларусь, ч. 4 ст. 23 УПК, и ст. 11 Закона Республики Беларусь «О судоустройстве и статусе судей в Республике Беларусь» от 13 января 1995 г. по делам, рассмотренным в закрытом судебном заседании, публично оглашается только резолютивная часть решения.


Случайные файлы

Файл
RefKult.doc
180288.rtf
66291.rtf
72324.doc
117662.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.