Конституционный суд РФ, как орган конституционного контроля (9338-1)

Посмотреть архив целиком

Конституционный суд РФ, как орган конституционного контроля

Курсовая работа студентки 4 курса юридического факультета Мотынга А.И.

Московский институт экономики, менеджмента и права

Москва, 1997 г.

Понятие и значение конституционного контроля. Полномочия Конституционного суда РФ. Статус судьи Конституционного суда РФ, структура и организация деятельности Конституционного суда РФ. Принципы конституционного судопроизводства.

Понятие и значение конституционного контроля

Конституционный контроль - особый вид правоохранительной деятельности в государстве, заключающийся в проверке соответствия законов и иных нормативных актов конституции данной страны (1).

Конституционный контроль является важным атрибутом современного демократического конституционного устройства. Без него немыслимо поддержание конституционной законности, а значит и законности в целом. Конституционный контроль обеспечивает функционирование конституции государства как высшего нормативного акта, имеющего непосредственное действие. Без действенного же конституционного контроля конституция обречена оставаться не более чем общей декларацией принципов и намерений. Действенность, эффективность конституционного контроля обеспечивается наличием специального независимого судебного органа - конституционного суда, а также особой, тщательно регламентированной законом процедуры конституционного производства.

В науке конституционного права существуют различные воззрения на сущность конституционного контроля и его органа - конституционного суда. Так, известный специалист в области государственного права В.Е. Чиркин включает конституционный суд в систему органов т.н. четвертой «контрольной власти», выводя, его тем самым из судебной системы (2). Этот взгляд подтверждается тем фактом, что в конституциях многих государств положения о конституционном контроле и конституционном суде включаются не в главу о судебной власти, а в специальный раздел основного закона. Соответственно о конституционном контроле нужно говорить как о деятельности контрольной, а не судебной. Другая точка зрения, нашедшая отражение в Конституции РФ 1993 г., сводится к тому, что конституционный суд является одним из судебных органов, а конституционный контроль является деятельностью судебной и, следовательно, подчиняется общим принципам судопроизводства. Этот спор носит отнюдь не чисто теоретический характер. С решением вопроса о природе и сущности конституционного контроля связаны вполне конкретные выводы. Так, если мы будем исходить из того, что конституционный суд есть разновидность судебных органов, то мы должны признать справедливость утраты Конституционным Судом РФ по новому конституционному законодательству права самостоятельно принимать дела к своему рассмотрению. Ведь в нормальной правовой системе немыслимо, что бы уголовный суд самостоятельно начинал уголовное преследование, а гражданский - гражданское дело. Это в корне противоречит роли суда как беспристрастного арбитра между спорящими сторонами. Для контрольного же органа проявление собственной инициативы в своей контрольной деятельности вполне логично и правомерно. Контрольный орган должен быть только объективным, но не нейтральным. Хорошо известно, чем закончилось для старого Конституционного Суда РФ и всей политической системы РФ в целом проявление «гражданской инициативы» в 1993 году!

Сейчас уже трудно представить, что всего несколько лет назад института конституционного контроля в нашей стране не существовало, а его ценность отрицалась.

Кратко остановимся на истории этого конституционно-правового института за рубежом и в России. Как известно, конституционный суд как особый орган возник впервые в Австрии в 1920 г (3). К этому времени уже более столетия существовала доктрина конституционного надзора, осуществляемого судами общей юрисдикции (появилась в США в 1803 г.). Эта доктрина стала господствующей во всех странах англосаксонской правовой системы, кроме, естественно, самой Великобритании, а также в Японии. Появление австрийского конституционного суда заложило европейскую традицию конституционного контроля, осуществляемого судами специальной (конституционной) юрисдикции, которая стала в Западной Европе господствующей сразу после второй мировой войны. В т.н. «социалистических» странах конституционный контроль как институт не был принят. И это легко понять. Ведь, как известно, никаких проблем с применением социалистических конституций не возникало. Лишь в Польской Народной Республике в начале 80-х годов в условиях острого социально-политического кризиса режим согласился с введением т.н. Конституционного трибунала(4).

В Советском Союзе признание идей конституционного контроля произошло также еще до падения коммунистического режима. В рамках правовой реформы, призванной совместить идеи правового государства и советскую систему власти, в 1989 г. был принят Закон СССР «О Комитете конституционного надзора» (5). Этот орган существовал в 1990-1991 гг. и даже успел принять ряд прогрессивных решений, в частности. Признал неконституционной институт прописки. Однако первый и последний эксперимент с конституционным контролем в СССР оказался не совсем удачным. Решения Комитета конституционного надзора игнорировались, что особенно наглядно показала история с той же пропиской, «прожившей» еще 6 лет (6).

С распадом «социалистической системы» институт конституционного контроля получил распространение почти во всех странах Восточной Европы и бывшего СССР. Конституционные Суду к сегодняшнему дню созданы и действуют уже по крайней мере в 22 указанных странах из 27. Только Эстония, Латвия и Туркменистан принципиально отвергли "европейскую" модель конституционного надзора, поручив эту функцию высшим судам общей юрисдикции.

Российская Федерация приняла институт конституционного контроля в 1991 г. 12 июля 1991 года был принят Закон РСФСР от "О Конституционном Суде РСФСР" (7). Несколько позднее избраны судьи, составившие кворум. Первым громким делом, сразу показавшим значение Конституционного Суда, стал процесс о законности запрещения КПСС и конституционности последней (8). Этот процесс длился несколько месяцев. Уже в ходе рассмотрения «дела КПСС» обнаружилась опасная политизация в работе Конституционного Суда. Эти тенденции резко усилились в период конституционного кризиса в РФ в 1992-1993 гг. Конституционный суд, встав на сторону законодательной власти в ее борьбе с Президентом РФ, стал давать оценки уже не нормативным актам, а политическим заявлениям (9). После роспуска Съезда народных депутатов и Верховного Совета, в условиях частичной отмены Конституции деятельность Конституционного Суда стала практически невозможной. Указом Президента РФ «О Конституционном Суде Российской Федерации от 07.10.1993 г. (10) деятельность этого органа конституционного контроля была приостановлена до принятия нового закона о конституционном суде. Такой закон (теперь уже конституционный) был принят на основе новой Конституции в июле 1994 г. (11) (вступил в силу 24 июля 1994 г.) Однако достаточное число судей было доизбрано лишь в октябре 1994 г., когда Суд и приступил к работе.

Современная конституционная практика государств выработала многообразные формы конституционного контроля. Последний различается как по субъекту, так и по сфере (объектам), содержанию, порядку осуществления.

Конституционный контроль может осуществляться: а) всеми судами общей юрисдикции (напр., США, Аргентина, Дания, Мексика, Норвегия, Япония); б) верховным судом, являющимся высшей судебной инстанцией (напр., Австралия, Боливия, Индия, Ирландия, Канада, Филиппины, Швейцария); в) специальными конституционными судами. для которых Конституционный контроль - главная функция (Австрия, ФРГ, Италия, Турция, Кипр); г) особым органом несудебного характера (напр., Конституционный совет во Франции). Российская Федерации выбрала в 1991 г. «австрийскую» модель, сделав конституционный суд единственным органом конституционного контроля. Общие суды, обнаружив при рассмотрения дела несоответствие какого-либо акта Конституции РФ, могут лишь обратится с соответствующим запросом в Конституционный Суд РФ, отложив рассмотрение дела. Безусловно, в наших условиях это решение было единственно верным, так как в противном случае применение федеральных законов и иных федеральных актов было бы полностью парализовано общими судами сепаратистки и местнически настроенных регионов. Говоря об исключительных правах Конституционного Суда РФ осуществлять конституционный контроль, надо. Однако, помнить о появлении собственных конституционных юрисдикций в бывших автономных республиках РСФСР - Тыве, Коми, Чечне и других (12). Это уже создало серьезную проблему соотношения федерального и регионального конституционного контроля (13).

Объектами конституционного контроля могут быть обычные законы, поправки к конституции, международные договоры, регламенты палат, нормативные акты исполнительных органов власти (в тех странах, где нет системы административной юстиции). В федеративных государствах объектом конституционного контроля являются также вопросы разграничения компетенции между союзом и субъектами федерации. В РФ объектом конституционного контроля является соответствие Конституции РФ Федерации: федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ; конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти РФ и совместному ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ; договоров между органами государственной власти РФ и органами государственной власти ее субъектов, договоров между органами государственной власти субъектов РФ; не вступивших в силу международных договоров РФ.


Случайные файлы

Файл
32123.rtf
183854.rtf
3030.rtf
177091.rtf
ОНТП 51-1-85.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.