СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

ИСТОРИЯ ДЕМОКРАТИИ

УНИВЕРСАЛЬНЫЕ СВОЙСТВА ДЕМОКРАТИИ

ГРЕЦИЯ

РИМ

ЛИБЕРАЛЬНЫЕ, ИЛИ ИНДИВИДУАЛИСТИЧЕСКИЕ ДЕМОКРАТИИ

ПЛЮРАЛИСТИЧЕСКИЕ ДЕМОКРАТИИ

КОЛЛЕКТИВИСТСКИЕ ДЕМОКРАТИИ

ПРЯМЫЕ, ИЛИ ПЛЕБИСЦИТАРНЫЕ ДЕМОКРАТИИ

ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫЕ, ИЛИ РЕПРЕЗЕНТАТИВНЫЕ ДЕМОКРАТИИ

ПЕРВОБЫТНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

АНТИЧНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

ОХЛОКРАТИЯ

ПЛЕБИСЦИТАРНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ

ПРОЦЕДУРНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

ДЕМОКРАТИЯ УЧАСТИЯ

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ


Демократия, по словам Н. Бердяева, – вековое начало, хорошо знакомое миру античности. Тем не менее, едва ли какое-либо другое политическое понятие имеет столько значений и столько толкований в современной литературе, сколько демократия. К демократии веками стремились прогрессивные общественные силы во имя создания справедливого государственного устройства, которое бы обеспечивало свободное бытие каждому человеку в обществе. Однако и в наше время трудно назвать иное политическое явление, которое бы вызывало такую острую борьбу во многих странах мира, как демократия, и было бы объектом самых разнообразных изысканий, политических экспериментов и спекуляций.

Исторический генезис демократии длителен, многообразен и противоречив. Он не завершился и поныне. Ни одна политическая система в мире пока не воплощает в себе идеалы демократии, а представляет лишь результат “многоступенчатого, продолжающегося исторического процесса”.

Проблемы демократии на ее современном уровне – одни из главнейших в политологии. Их многоаспективность, сложность, непосредственная обусловленность политической практикой, неоднозначной в разных странах, определяет разнообразие, да и противоречивость как подходов к изучению, так и сложившихся в науке концепций. Отсутствие в литературе единого определения демократии отмечается в политических словарях и учебных пособиях зарубежных и отечественных авторах. “До настоящего времени, – пишет немецкий политолог Б. Гуггенбергер, – ученые не выработали общепринятых представлений, на базе которых можно было сформулировать единое определение демократии”. (2, 201).



ИСТОРИЯ ДЕМОКРАТИИ


Демократия имеет длительную историю, и ее можно рассматривать как результат развития западной цивилизации, особенно греческого и римского наследия, с одной стороны, и иудео-христианской традиции – с другой. Термин “демократия” происходит от греческого слова demokratia, состоявшего в свою очередь из двух слов: demos – народ и kratos – власть, правление.


Термин “демократия” используется в нескольких значениях:

  1. Форма правления, при которой политические решения принимают непосредственно все без исключения граждане, действующие в соответствии с правилами правления большинства, называется прямой демократией или демократией участия.

  2. Форма правления, при которой граждане осуществляют свое право принять решение не лично, а через своих представителей, избранных ими и ответственные перед ними, называется представительной или плюралистической демократией.

  3. Форма правления, при которой власть большинства реализуется в рамках конституционных ограничений, имеющих своей целью гарантировать меньшинству условия для осуществления определенных индивидуальных или коллективных прав, таких, например, как свобода слова, вероисповедания и т. д., называется либеральной или конституционной демократией.

  4. Форма правления, при которой любая политическая или социальная система, независимо от того, является ли она действительно демократической или нет, ставит своей целью свести к минимуму социальные и экономические различия, в особенности, вызванные неравным распределением частной собственности, называется социальной демократией, крайним выражением которой является социалистическая демократия.

Прямая демократия представляет собой одну из самых очевидных форм организации политического общества. Ее можно обнаружить в примитивных обществах периода родового строя. В западной политической традиции возникновение идеи демократии ассоциируется с городами-государствами Древней Греции.

Платон и Аристотель в своих изысканиях по созданию систематической теории политики характеризовали демократию как одну из пяти или шести главных типов правления.

Греческую историю в период ее расцвета можно рассматривать как историю борьбы между демократическими и олигархическими государствами, наиболее ярко выраженными представителями которых выступали Афины и Спарта. Древнегреческая демократия во многих своих аспектах существенно отличалась от демократии наших дней. Она представляла собой прежде всего систему прямого правления, при которой весь народ, а точнее, совокупность свободных граждан, являлся как бы коллективным законодателем и в которой не была известна система представительства. Такое положение стало возможным в силу ограниченных размеров древнегреческого государства, которое охватывало город и прилегающую к нему сельскую территорию с населением, как правило, не более 10 тысяч граждан.

В древних демократических городах-государствах каждый гражданин был наделен правом участвовать в принятии решений, касающихся его жизни и деятельности. Значительная часть граждан в течении своей жизни так или иначе занимала один из множества существовавших в городе-государстве выборных постов. Не было разделения между законодательной и исполнительной властями – обе ветви сосредотачивались в руках активных граждан. Политическая жизнь характеризовалась значительной активностью граждан, которые живо интересовались всеми сторонами и аспектами процесса управления. Прямая демократия такого рода оценивалась многими мыслителями Нового времени как идеальная форма. Референдум и гражданскую инициативу, сохранившиеся в Конституциях ряда стран (Швейцария), можно рассматривать как элементы прямой демократии, унаследованные представительной демократией от прошлого.

Другое важное различие между античной демократией и современной состоит в трактовке равенства. Античная демократия не только была совместима с рабством, но и предполагала его в качестве условия освобождения от физической работы свободных граждан, которые посвящали себя решению общественных проблем. Современные демократии не признают в политической сфере различий и привилегий, основанных на социальном происхождении, классе, расе и роле.

Различают демократическую теорию и демократические институты. Начиная с античности, демократия претерпела существенные изменения. В средние века, отчасти в результате открытия как бы заново Аристотеля, возрос интерес к вопросам, касающимся принципов наиболее совершенных по представлениям того периода форм правления. Высказывались утверждения, что совершенной может быть лишь та форма правления, которая служит общему благу и основана на согласии всех членов сообщества. Но вместе с тем в средние века большинство мыслителей, озабоченных проблемой достижения единства общества, не рассматривали монархию, как лучшую форму, пригодную для обеспечения этого единства. Однако в Новое время в контексте формирования идей свободы личности, гражданского общества, народного суверенитета, национального государства и т. д. взамен феодальных хартий и вольностей возникают законодательные механизмы ограничения единоличной власти монархов. Так, в ХVI веке в Великобритании в ходе борьбы между парламентом и короной были приняты “Петиция о Правах” (1628), “Хабеас корпус акт” (1679), “Билль о правах” (1689), в которых были зафиксированы писаные юридически правовые гарантии, устанавливающие более или менее точно очерченные пределы власти. Эта тенденция получила дальнейшее развитие в “Декларации независимости и Конституции США, в Декларации прав человека и гражданина” Великой французской революции конца XVIII века.

Основополагающее значение для формирования и утверждения демократии имела возникшая в Новое время идея о прирожденных, неотчуждаемых правах каждого человека на жизнь, свободу и частную собственность. Неразрывная взаимосвязь этой триады выражается в убеждении, что частная собственность – основа индивидуальной свободы, которая в свою очередь рассматривается в качестве необходимого условия самореализации отдельного индивида, выполнения главного предназначения его жизни. Несомненно, необходимым условием демократии в любых ее формах является политическая свобода. Но она не может быть соответствующим образом реализована там, где нет реального выбора в социальной и экономической сферах, где велико социальное неравенство. Свобода как идеал в условиях демократии всегда соотносится с принципом справедливости. Там, где социальное неравенство способствует подрыву принципа справедливости, необходима та или иная система перераспределения материальных благ. Как показывает мировой опыт, рыночная система и свободная конкуренция обеспечивают наилучшие условия и возможности для роста производительности и стимулирования индивидуальной инициативы. Но при этом неудачливые и непривилегированные также должны пользоваться материальными благами, они не должны оставаться на обочине общественной жизни. С этой точки зрения противоречие между требованиями социальной справедливости и императивами экономической эффективности остается как бы неразрешимой дилеммой современного индустриального общества. Но, тем не менее, по мере развития капитализма в конце XIXXX века принципы индивидуализма свободного рынка значительно модифицировались, роль государства в жизни общества возросла. Основополагающее значение, начиная с Великого экономического кризиса 30-х годов, получила система кейнсианства, построенная на постулате об идеологической, политической и социально-экономической недостаточности индивидуализма, свободной конкуренции, свободного рынка и т. д. и необходимости усиления роли государства в важнейших сферах жизни общества.

За государством была признана функция регулятора экономических и социальных процессов. В противовес концепции государства – “ночного сторожа” была выдвинута концепция государства благосостояния. Она основывается на идее необходимости и возможности преодоления социальных конфликтов путем создания с помощью государственного вмешательства сносных условий жизни для всех слоев общества посредством реализации программ социальной помощи низкодоходным и неимущим категориям населения, принятия мер, направленных на решение проблем безработицы, здравоохранения и т. д. Сторонники идеи государства благосостояния исходят из того, что рынок сам по себе не способен обеспечить такое распределение материальных благ, которое гарантировало бы малообеспеченным слоям населения необходимый минимум благ и услуг. Более того, они рассматривают политическую власть в качестве важного элемента корректировки социальных издержек рынка. Они постулируют равную значимость экономической и социальной сфер и необходимость органического соединения свободно-рыночных отношений с социальной политикой государства, сочетания рыночных принципов с социальными принципами, гуманизация рынка посредством разработки и реализации государством системы социальной политики, направленной на гарантирование минимального жизненного уровня непривилегированным слоям населения. Главную цель сторонники государства благосостояния усматривали и усматривают в том, чтобы добиться синтеза экономической свободы, социальной защищенности и справедливости.

Другими словами в государстве благосостояния политические права дополняются социальными правами, предусматривающими предоставление всем членам общества принятого в нем минимума материальных благ. Вводится принцип социальной ответственности как частных корпораций, так и государства. Социальные программы становятся неотъемлемой частью правового государства, которое приобретает форму государства благосостояния. На этой основе происходит расширение функций государства, во многом дополняющих, а в ряде случаев и заменяющих функции институтов гражданского общества. Изменяющиеся границы и трактовки государства благосостояния определяются не просто решениями политических руководителей, а фундаментальными структурными изменениями современного индустриального общества. Поэтому его следует рассматривать как центральный структурный элемент современной демократии. (3, 126).


УНИВЕРСАЛЬНЫЕ СВОЙСТВА ДЕМОКРАТИИ


Специфика и уникальность демократического устройства власти выражаются в наличии у нее универсальных способов и механизмов организации политического порядка. В частности, такая политическая система предполагает:

  • обеспечение равного права всех граждан на ее участие в управлении делами общества и государства;

  • систематическую выборность основных органов власти;

  • наличие механизмов, обеспечивающих относительное преимущество большинства и уважение прав меньшинства;

  • абсолютный приоритет правовых методов отправления и смены власти (конституционализм);

  • профессиональный характер правления элит;

  • контроль общественности за принятием важнейших политических решений;

  • идеальный плюрализм и конкуренцию мнений.

Действие таких всеобщих способов формирования власти предполагает наделение управляющих и управляемых особыми павами и полномочиями, важнейшие из которых связаны с действием механизмов прямой, плебисцитарной и представительной демократии.

Так, прямая демократия предполагает непосредственное участие граждан в процессе подготовки, обсуждения, принятия и реализации решений. В основном такие формы участия используются тогда, когда от граждан не требуется какой-либо специальной подготовки. Например, такие формы участия во власти широко распространены при решении вопросов местного значения, проблем, возникающих в рамках самоуправления, урегулирования локальных конфликтов.

Близка по значению к данной форме власти плебисцитарная демократия, которая также предполагает открытое волеизъявление населения, но связана только с определенной фазой подготовки решений, например, одобрением (поддержкой) или отрицанием вынесенного руководителями государства или группой граждан проекта закона или какого-то конкретного решения. При этом результаты голосования не всегда имеют обязательные, правовые последствия для структур, принимающих решения, т. е. могут только учитываться правящими кругами, но отнюдь не предопределять их действия.

Представительная демократия является более сложной формой политического участия граждан. Она предполагает опосредованное включение граждан в процесс принятия решений через их представителей, выбираемых ими в законодательные или исполнительные органы власти, либо различные посреднические структуры (партии, профсоюзы, движения). Эти механизмы в основном и составляют структуру демократического правления. Однако главная проблема представительной демократии связана с обеспечением репрезентативности политического выбора, т. е. с созданием условий, при которых выбор тех или иных лиц соответствовал бы настроениям и интересам населения. (5, 275).


ГРЕЦИЯ


Наше нынешнее понятие “страна”, подразумевающее некую местность, на территории которой в едином государстве, управляемом единым правительством, проживает все ее население, неприменимо к античной Греции. Наоборот, она представляла собой конгломерат нескольких сотен независимых городков, окруженных сельскохозяйственными угодьями. В отличие от так называемых национальных государств – США, Франции, Японии и других стран, которые по большей части и образуют структуру современного мира, располагавшиеся на территории Греции суверенные государства были городами-государствами. Самым знаменитым из них и в классическую, и в более позднюю эпоху были Афины. В 507 году до н. э. его граждане применили систему “народных правительств”, просуществовавшую почти два столетия, до той поры, пока Афины не были покорены более могущественной Македонией, граничившей с ними на севере (после 321 года до н. э. афинское правительство на несколько поколений освободилось из-под ее власти, а затем город был вновь покорен – на этот раз римлянами).

Именно греки (вероятнее всего, афиняне) ввели в обиход термин “демократия”. Судя по всему, термин демократия, носивший оттенок недоброжелательности, употреблялся аристократами как эмоционально окрашенный эпитет и выражал презрение к простолюдинам, которые сумели оттеснить аристократов от управления государством. Так ли иначе, афиняне и другие греческие племена применяли понятие demokratia по отношению к системе власти в Афинах и во многих других городах-государствах.

Среди всех греческих демократий афинская демократия была самой значительной, и тогда, и теперь наиболее известной, она оказала большое влияние на политическую философию и впоследствии часто рассматривалась как совершенный образец участия граждан в управлении государством, т. е. иными словами, являлась примером представительной демократии.

Система власти в Афинах представляла собой сложную структуру – центральное место в ней отводилось так называемому собранию, в работе которого должны были принимать участие все граждане. Собрание избирало несколько главных должностных лиц, например, военачальников. Но основным способом выбора граждан для исполнения прочих общественных обязанностей был жребий, и все обладающие избирательными правами граждане имели равные шансы быть избранными на тот или иной пост. По некоторым оценкам, рядовой гражданин, по крайней мере, один раз в жизни имел возможность получить по жребию высшую должность в государстве.

Хотя порою греческие города объединялись, образуя некий прототип представительного правительства, руководившего деятельностью разнообразных конфедераций, лиг, союзов, которые создавались, прежде всего, для организации коллективной обороны, об этих представительных системах известно мало. Они в буквальном смысле не оставили никакого следа в истории демократических идей и процедур и не повлияли на образование более поздних форм представительной демократии, точно так же как афинская система назначения граждан на те или иные посты по жребию не использовалась в дальнейшем в качестве альтернативы выборам.

Таким образом, политические институты греческой демократии, являвшиеся для своего времени новацией, остались незамеченными в ходе развития современной представительной системы.


РИМ


Примерно в тоже время, когда в Греции возникла система “народных правительств”, такая же система правления появляется и на Аппенинском полуострове, в Риме. Впрочем, граждане Рима предпочли назвать ее республикой (по-латыни res означает “дело”, “вещь”, а publicus –“общее”), т. е. в широком смысле – нечто, принадлежащее народу.

Поначалу право участия в управлении республикой принадлежало лишь патрициям или аристократам. Однако в ходе развития общества и после ожесточенной борьбы и простолюдины (в Риме их называли плебсом) добились для себя такого же права. Как и в Афинах, право участия предоставлялось только мужчинам, и это ограничение сохранилось во всех последующих видах демократий и республик вплоть до XX века.

Зародившись поначалу в городе довольно скромных размеров, Римская республика путем аннексий и завоеваний распространилась далеко за его пределы и в результате стала править всей Италией и другими странами. Более того, республика часто предоставляла высоко ценившееся римское гражданство народам покоренных ею стран, и те, таким образом, становились не просто подданными, а римскими гражданами, в полной мере наделенными соответствующими правами и привилегиями.

Каким бы мудрым и великодушным ни был этот дар, в нем был очень серьезный недостаток: Рим никогда не мог в полной мере привести свои институты народовластия в соответствие с постоянно возрастающей численность своих граждан и с фактором их географической удаленности от центра республики. С современной точки зрения более чем нелепо выглядит тот факт, что собрания, на которых римским гражданам было предписано участвовать, происходили, как и прежде, в самом Риме – на том самом, ныне разрушенном Форуме, куда в наши дни водят туристов. Однако большинство римских граждан, живших на широко раскинувшейся территории республики, не имели возможности присутствовать на этих народных собраниях, ибо Рим был слишком далеко и путешествие туда становилось возможным в лучшем случае ценой непомерных усилий и расходов. Как следствие, все более увеличивающийся, а под конец подавляющее число граждан были практически лишены возможности участвовать в народных собраниях, местом проведения которых оставался центр римского государства.

Хота римляне зарекомендовали себя людьми творческими и практическими, выборный характер замещения важных государственных должностей не привел к решению, которое выглядело вполне очевидным и заключалось в создании эффективной системы представительного правления, основанной на деятельности демократически избранных представителей народа.

Хотя Римская республика просуществовала значительно дольше, чем афинская демократия и чем любая современная демократия, однако, начиная приблизительно со 130 года до н. э. ее подтачивали гражданские распри, войны, милитаризация, коррупция и упадок того непреклонного гражданского духа, которым прежде гордились римляне. Установление диктатуры Юлия Цезаря положило конец истинным демократическим процедурам – от них почти ничего не осталось. А после убийства Цезаря в 44 году до н. э. республика, которой некогда управляли граждане, превратилась в империю, покорную воли своего владыки.

С падением республики в Риме “народные правительства” полностью исчезли в Южной Европе. О демократии, если не считать того, что она оставалась политической системой немногочисленных, разбросанных по территории Италии племен, забыли почти на тысячу лет. (4, 17).


ЛИБЕРАЛЬНЫЕ, ИЛИ ИНДИВИДУАЛИСТИЧЕСКИЕ ДЕМОКРАТИИ


Они исходят из приоритета прав личности над правами государства. Поэтому они первостепенное внимание уделяют созданию институциональных, правовых и иных гарантий для индивидуальной свободы, предотвращающих любое подавление личности властью. В этих целях либеральные демократии стремятся создавать механизмы, позволяющие обеспечивать права индивида за счет ограничения власти большинства. Сфера деятельности государства здесь сводиться, главным образом, к охране общественного порядка, обеспечению безопасности и юридической защите прав граждан. Важное значение при такой форме демократии придается разделению властей, совершенствованию механизмов их взаимного сдерживания и уравновешивания с целью предотвращения злоупотреблений властью, создания условий для проявления автономии личности.

Следует отметить, что либеральные демократии в действительности есть весьма редкое явление. К такой форме демократии тяготеют, например, Соединенные Штаты Америки. Однако и здесь попытки ее осуществления в “чистом” виде постоянно наталкиваются на необходимость преодоления противоречий между индивидуальными, групповыми и общими интересами. Современное государство призвано выступать не только гарантом индивидуальных прав и свобод, но и регулировать экономические и социальные процессы с целью гармонизации интересов различных общественных групп.




ПЛЮРАЛИСТИЧЕСКИЕ ДЕМОКРАТИИ

(ОТ ЛАТ. PLURALIS – МНОЖЕСТВЕННЫЙ)


Демократии, которые характерны для большинства западноевропейских стран, исходят из того, что главными субъектами политики являются не индивиды и не народ, а различные группы людей. При этом считается, что только с помощью группы личность получает возможность политического выражения и защиты своих интересов. И именно в группе, а также в процессе межгрупповых отношений формируются интересы и мотивы политической деятельности индивида. Народ же рассматривается как сложное, внутренне противоречивое образование, и он поэтому не может выступать главным субъектом политики. В плюралистических демократиях основное внимание уделяется созданию такого механизма политического взаимодействия, который обеспечивал бы возможность всем гражданам открыто выражать и отстаивать свои интересы. Доминирующая роль в этом механизме отводится независимым группам политического влияния. Здесь действует множество группировок – партий, общественных объединений и движений, – стремящихся участвовать в реализации власти или оказывать влияние на деятельность правящей группы. Важное значение придается также обеспечению баланса интересов различных социальных групп, созданию противовесов узурпации власти наиболее могущественными общественными группами или большинством граждан.



КОЛЛЕКТИВИСТСКИЕ ДЕМОКРАТИИ


Они известны также под названием Народные демократии, напротив, исходят из того, что именно народ как целостность, а не отдельные индивиды или группы людей обладает неделимым и неотчуждаемом правом устанавливать законы и определять деятельность правительства. Коллективистские демократии, так или иначе, признают приоритет народа или отождествляемого с ним крупного социального субъекта (например, рабочего класса, коренной этнической общности) в выражении общей воли и осуществлении власти. Такие демократии фактически исходят из однородности народа как социального субъекта, непогрешимости его воли, и поэтому они абсолютизируют принцип подчинения меньшинства большинству, а также отрицают автономию личности. Попытки осуществить коллективистскую демократию в “чистом” виде приводили на деле к правлению от имени “народа” узкой группы лиц, к подавлению политических прав и гражданских свобод, к жестоким репрессиям против иного инакомыслия. Опыт их реализации в ряде стран показывает, что власть народа не может быть реальной без одновременного признания и институционально-правового закрепления личности в качестве важнейшего субъекта политики.




ПРЯМЫЕ, ИЛИ ПЛЕБИСЦИТАРНЫЕ ДЕМОКРАТИИ


Они исходят из того, что сам народ должен принимать важнейшие политические решения, а представительные органы власти следует свести к минимуму и сделать полностью подконтрольными гражданам. При тенденции развития в стране прямой демократии, как это имеет место, например, в Швейцарии, постоянно расширяется круг вопросов, решаемых непосредственно гражданами. Это и принятие важнейших законодательных актов, и выбор политических решений стратегического характера, и принятие решений местного значения. Нетрудно видеть, что плебисцитарная демократия позволяет развивать политическую активность граждан, обеспечивать прочную легитимность власти, осуществлять эффективный контроль за деятельностью институтов государства и должностных лиц.



ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫЕ, ИЛИ РЕПРЕЗЕНТАТИВНЫЕ ДЕМОКРАТИИ

(ОТ ФР. REPRESENTATION –ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО)


Они, напротив, исходят из того, сто воля народа может выражаться не только непосредственно им самим во время голосований, но и его представителями в органах власти.

При таком подходе демократия понимается как компетентное и ответственное перед народом представительное управление. Участие граждан в принятии политических решений при этом в целом не отвергается, но оно ограничивается весьма узким кругом вопросов. Достаточно точное определение сути представительной демократии дал немецкий политолог Р. Дарендорф. “Демократия, – считает он, – не “правление народа”, такого на свете просто не бывает. Демократия – это правительство, избираемое народом, а если необходимо – то народом и смещаемое; кроме того, демократия – это правительство со своим собственным курсом”. При рассматриваемой форме демократии отношения между народом и его представителями строятся на основе доверия и контроля в форме периодически проводимых выборов, Конституционного ограничения компетенций органов власти и должностных лиц при их полной независимости в пределах закона. (6, 124).


ПЕРВОБЫТНАЯ ДЕМОКРАТИЯ


Демократические формы организации уходят корнами в глубокое, еще догосударственное прошлое – в родовой строй. Они возникают вместе с появлением самого человека. Некоторые ученые-этнографы утверждают, что демократия – один из важнейших факторов антропогенеза, появления всего рода человеческого, поскольку она стимулировала развитие равноправного общения людей, их самосознания и свободного мышления, индивидуальной ответственности и личного достоинства. Как свидетельствуют этнографические исследования, недемократические формы организации, основанные на строгой иерархии и подчинении, жестком индивидуальном закреплении управленческих и исполнительных ролей по образцу муравейника или пчелиного роя, заводило развитие наших предков в тупик.

Через родовые формы демократии прошли все народы. Их типичный пример – организация управления у американских индейцев – ирокезов. Все взрослые мужчины и женщины этого рода обладали равным правом голоса при выборе и смещении своих высших руководителей – старейшины (сахема) и вождя (военного предводителя). Высшей властью в роде являлся совет – собрание всех его взрослых представителей. Он избирал и смещал сахемов и вождей, решал вопросы войны и мира, принятия в свой род посторонних.

Род выступал демократической единицей более сложной организации – союза фратрий – братства нескольких особенно близких друг другу по территории, общению, родственным и иным связям родов, которые при сохранении автономии имели общий совет как высший орган власти. Несколько фратрий составляли племя. Им руководил совет племени, состоявший из сахемов и военных вождей всех родов. Заседания этого совета проходили открыто, при участии в обсуждении любых членов племени, которые, однако, не имели права голосования. Решения на таких советах обычно принимались по принципу единогласия.

У отдельных, а затем и у большинства племен существовали верховные вожди, выбираемые из сахемов или военачальников. Их полномочия были ограничены. Некоторые из племен заключали союзы, руководили которыми советы союза, состоявшие из сахемов и вождей.

Подобные формы демократии существовали у древних греков, германцев и других народов. Всюду родовая демократия основывалась на кровнородственных связях, общей собственности, низкой плотности и относительной немногочисленности населения, примитивном производстве. Она не знала четкого разделения управленческого и исполнительского разделения труда, не имела специального аппарата управления и принуждения. Функции власти были ограничены. Основная сфера отношений между людьми регулировалась обычаями и табу. Власть советов и вождей (старейшин) держалась на моральном авторитете и поддержке соплеменников. Это была достаточно примитивная, догосударственная демократия, или общинное самоуправление.

С развитием производства и общественного разделения труда, ростом населения, появлением частной собственности и углублением социального неравенства первобытная демократия была подорвана и уступила место авторитарным (монархическим, аристократическим, олигархическим или тираническим) формам правления. Однако даже в авторитарных государствах на протяжении многих веков, а в отдельных странах и до наших дней сохранились некоторые традиционные демократические формы организации, особенно общинное самоуправление. Традиции первобытной демократии оказали большое влияние на появление демократических государств в Древней Греции и Риме. (2, 208).




АНТИЧНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

Одна из форм политической организации античного государства (полиса). Природа и сущностные черты античной демократии точнее всего раскрываются через ее определение как демократии полисной. Античный полис являл собою единство политических, гражданских и религиозных общин; в нем отсутствовало разделение государства и церкви, государства и гражданского общества, политических и военных организаций, прав и обязанностей гражданина. В основе существования общины лежала коллективная собственность на землю. Доступ к земельной собственности имели только полноправные граждане. Равенство политических прав было в античном полисе необходимым условием равенства прав экономических (из истории Древнего Рима известно, что экономический смысл борьбы плебеев за равные с патрициями политические права в царский период и во времена ранней республики состоял в получении права оккупации земель “общественного поля”, которым пользовались лишь патриции – полноправные граждане). Политические и экономические права, в свою очередь, предоставлялись только тем, кто составлял городское ополчение, входил в военную организацию полиса. Единство прав (привилегий) и обязанностей гражданина – воина-собственника предопределило отсутствие почвы для зарождения идеи политического представительства – античная демократия могла быть только прямой демократией. Взаимообусловленность политических и экономических прав диктовала пределы расширения круга полноправных граждан – полисная демократия на всех этапах своей истории оставалась демократией меньшинства. Так, в Афинах практика предоставления гражданских прав союзникам отсутствовала, а в Риме жители провинций, служившие в союзных войсках, начали в сколько-нибудь массовом порядке получать права гражданства только в период империи. Основным институтом античной демократии выступало Народное собрание, в котором принимали участие все полноправные граждане: в Афинах, давших истории наиболее совершенный образец полисной демократии, Народные собрания созывались регулярно, каждые 10 дней. Там решались все вопросы, относившиеся к внутренней и внешней политике города-государства: оно выбирало высших должностных лиц, определяло порядок расходования средств городской казны, объявляло войну и определяло условия заключения мира. Дела текущего управления, или, в понятиях современных принципов государственной организации, функций исполнительной власти, принадлежали должностным лицам, избираемым Народным собранием: в Афинах это был совет 500, в Риме – магистраты (консулы, народные трибуны, преторы, цензоры, квесторы, эдилы; в чрезвычайных обстоятельствах, в случае внешней опасности или реальной угрозы гражданской войны Народное собрание на ограниченный срок, не более полугода, вручало власть диктатору). Еще одним важнейшим институтом античной демократии, отличавшим ее наиболее развитые формы, являлся Народный суд. По мнению Аристотеля, изучавшего историю и сравнительные преимущества политического устройства современных ему греческих полисов, учреждение Народного суда означало решающий шаг к установлению в Афинах демократии: “Когда Народный суд усилился, то государственный строй обратился в нынешнюю демократию”. В Афинах в эпоху Перикла, во времена “золотого века” афинской демократии (5 век до н. э.) в Народный суд ежегодно избиралось 6 тысяч судей, из которых 5 тысяч образовывали 10 секций дикастериев, разбиравших дела в открытых судебных заседаниях. По своим социальным основам античная демократия была демократией средних и мелких земельных собственников. Гарантией свободы и реального равенства политических прав служило относительное экономическое равенство, оно защищало демократию от вырождения в крайние формы, в охлократию, и от установления олигархии, за которой следовала диктатура. В период становления современной демократии историки, философы, правоведы часто обращаются к институтам и нормам античной демократии. (1, 331).

ОХЛОКРАТИЯ


При оценке в соответствии с ее первым, важнейшим принципом – суверенитетом народа – демократия классифицируется в зависимости от того, как понимается народ и как осуществляется им суверенитет. Такое, казалось бы, очевидное и простое понятие как “народ” трактовалось в истории политической мысли далеко не одинаково. В отличие от современного понимания как (применительно к демократии – взрослого) всего населения страны, примерно до середины ХIX века демос, народ отождествлялся либо со свободными взрослыми мужчинами (как это было в античной демократии), либо с собственниками, обладающими недвижимостью или другими немалыми ценностями, либо лишь с мужчинами.

Ограничение народа определенными классовыми или демографическими рамками дает основание характеризовать государства, подвергающие политической дискриминации определенные группы населения и, в частности, не предоставляющие им избирательных прав, как социально ограниченные демократии и отличать их от всеобщей демократии – государств с равными политическими правами для всего взрослого населения.

Вплоть до начала ХХ века ни одна из ранее существовавших демократий не представляла всему взрослому населению страны равных политических прав. Это были преимущественно классовые и патриархальные (только для мужчин) демократии. В истории политической мысли преобладала трактовка народа как простого люда, неимущих нижних слоев, черни, составляющих большинство населения. Такое понимание демоса встречается еще у Аристотеля, который считал демократию неправильной формой государства, трактовал ее как власть демоса, черни, не способной к управлению, взвешенным, рациональным решениям, учитывающим общее благо. В современной политической теории такой тип правления отражает понятие “охлократия”, что в переводе с греческого означает “власть черни, толпы”.

Итак, в зависимости от понимания состава народа его власть может выступать всеобщей или же социально (классово, этнически, демографически и т. п.) ограниченной демократией, а также охлократией.

(2, 203).




ПЛЕБИСЦИТАРНАЯ ДЕМОКРАТИЯ


(от лат. plebs – простой народ и scitum – решение; plebiscitum – решение народа; плебисцит – всенародное голосование).

В истории социально-политической мысли концепция плебисцитарной демократии прочно связана с именем М. Вебера, хотя с некоторыми допущениями черты плебисцитарной демократии могут быть обнаружены в политической истории древнегреческих полисов. Смысл концепции плебисцитарной демократии в его теоретических изысканиях раскрывается логикой теории бюрократии. Для Вебера была очевидна внутренняя взаимосвязь процессов возрастания роли бюрократии и распространения институтов современной демократии, принципов свободы, равенства и представительного правления. Самостоятельно положить предел бесконтрольной власти бюрократии народ, избиратели, включенные в рутину регулярных демократических выборов, не в состоянии. Необходим разрыв, придание системе нового качества, прекращение “произвола политических клик”, что, по мысли Вебера, возможно только при условии прихода харизматического лидера, которого народ путем плебисцита наделяет самыми широкими властными полномочиями вплоть до приостановки действия нормативных актов законодательной власти и роспуска парламента.

Таким образом, в концепции Вебера плебисцитарная демократия – один из основных, а в определенных условиях единственный инструмент демократизации, средство решить авторитарными методами те проблемы, перед которыми оказывается бессильна “формальная” демократия, переходный этап к демократическому принципу легитимности посредством харизматического господства. Однако практика современного авторитаризма и тоталитаризма опровергала убежденность Вебера во временном, переходном характере этапа харизматического лидерства, закономерной эволюции авторитарных институтов в демократии, неизбежности усиления роли представительной ветви власти. В руках лидеров авторитарного и тоталитарного толка плебисцит может стать средством укрепления системы личной власти, устранение политических соперников и подавления оппозиции, методом решения стоящих перед режимом проблем в обход парламента, политических партий и иных демократических институтов.




СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ


  1. Концепция руководства КПСС, в соответствии с которой политическое устройство СССР и коммунистических стран – сателлитов СССР является образцом подлинной демократии, качественно расширяющей участие народа в управлении делами общества по сравнению с “формальной”, “ограниченной”, буржуазной демократией в капиталистических странах. Идеологи КПСС утверждали, что установление общественной собственности на все средства производства при социализме позволяет поставить под контроль народа не только государство, но и экономику и культуру. Декларировалось, что при социалистической демократии наряду с традиционными институтами представительной демократии развиваются и формы непосредственной демократии (деятельность общественных организаций, система народного контроля, всенародное обсуждение проектов важнейших законов, референдумы и т. д.), а права и свободы граждан не только провозглашаются (как в капиталистических странах), но и гарантируются. Особый акцент делается на том, что социалистическая демократия включает в себя не только традиционные политические права и свободы, но и социально-экономические права (право на труд, образование, жилье, здравоохранение). Основные принципы социалистической демократии были закреплены в Конституциях СССР 1936 и 1977 года. Создателем концепции социалистической демократии фактически является И. В. Сталин, в основе ее лежало учение В. И. Ленина о диктатуре пролетариата в форме современной власти как о максимуме демократизма для рабочих и крестьян. Основные постулаты концепции социалистической демократии (“социалистического демократизма”) были сформулированы Сталиным в докладе “О проекте Конституции союза ССР” на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде советов 25 ноября 1936 года. Советский лидер утверждал, что буржуазная демократия не заботиться о возможностях осуществления формально зафиксированных в конституциях прав граждан, в то время как советская демократия благодаря общественной собственности на все средства производства предоставляет материальные средства для их реализации. Сталин отрицал существование политического равенства в капиталистических странах на том основании, что не может быть действительного равенства между эксплуататором и эксплуатируемым; в то же время, заявлял он, ликвидация эксплуатации в СССР реально обеспечивает равенство прав граждан. Согласно Сталину, демократия в капиталистических странах есть демократия “для имущего меньшинства”, “демократия в СССР… есть демократия для трудящихся, т. е. демократия для всех”, а “Конституция СССР является единственной в маре до конца демократической конституцией”. Эти принципы провозглашались руководством КПСС и в постсталинскую эпоху. Однако следует отметить, что Сталин рассматривал в качестве высшей формы демократии диктатуру пролетариата (пролетарскую демократию); в принятой же при Н. С. Хрущеве в 1961 году Программе КПСС указывалось, что диктатура пролетариата выполнила свою историческую миссию, пролетарская демократия превратилась во всенародную социалистическую демократию. В реальности современный режим имел тоталитарный характер, а доктрина и институты социальной демократии использовались для маскировки монополии на власть партийной бюрократии. Безальтернативные выборы в СССР и других коммунистических странах носили характер фарса и использовались как инструмент массовой легитимизации режима, советы были фактически бессильным придатком партии – государства, конституционные права и свободы оставались лишь на бумаге и постоянно нарушались на практике, отсутствовало равенство граждан перед законом и судом. Относительно реальными были лишь социально-экономические права.

  2. Форма политической организации социалистического общества в представлении теоретиков левых некоммунистических сил Запада (социал-демократов и неомарксистов), а также некоторых коммунистов в коммунистических партиях Западной и Восточной Европы. Согласно концепции социалистической демократии, демократия в социалистическом обществе должна распространяться не только на сферу политики (как при буржуазной демократии), но и на экономику, работу, культуру. Это станет возможным благодаря установлению общественной собственности на все или большую часть средств производства, что позволит преодолеть ограничения демократии, связанные с частной собственностью и злоупотреблениями собственниками своей властью. Социалистическая демократия является не отрицанием буржуазной демократии, но ее расширением и распространением на все сферы человеческой деятельности, что позволит предоставить людям качественно большую свободу, чем та, которую предоставляет буржуазная демократия в условиях капитализма.

Сторонники этой концепции критиковали “реальный социализм” в СССР и других коммунистических странах, указывая на дефицит в них демократии, на тоталитарный характер их политических систем. По мнению сторонников социалистической демократии, современное общество станет подлинно социалистическим лишь после дополнения его демократией, т. е. прежде всего после ликвидации монополии на власть коммунистической партии и установления политического и идеологического плюрализма.

Так, австомарксист О. Бауэр писал в 1936 году, что противоречие между демократическим социализмом Запада и революционным социализмом Востока “будет устранено в тот день, когда современная диктатура станет на путь своего решительного преобразования в социалистическую демократию”. Это преобразование, по Бауэру, предлагало демократизацию современного государства и экономики, установление контроля трудящихся над бюрократией, ее доходами привилегиями. К преобразованию современного тоталитаризма в систему социалистической демократии социал-демократические лидеры и идеологи признавали и позднее. Эта концепция социалистической демократии была воспринята реформистскими коммунистами (в современной терминологии – “правыми ревизионистами”) в Восточной Европе после смерти Сталина в 1953 году и разоблачения его преступлений в 1956 году. В 1968 году она активно использовалась сторонниками демократического социализма в Чехословакии. Так, известный деятель “пражской весны” философ И. Свитак считал необходимой замену тоталитарной диктатуры социалистической демократией без отказа от социалистических завоеваний, в особенности – от общественной собственности на средства производства. Чехословацкие реформисты полагали, что диктатура пролетариата, являющаяся не демократией, но неизбежной на первой стадии строительства социализма, в ЧССР выполнила вою историческую задачу, поэтому актуальным стал переход ко второй стадии социализма – всенародной демократии или социалистической демократии (очевидно отличие этой концепции от официальной советской трактовки, фактически ставившей знак равенства между социальной демократией и диктатурой пролетариата). Социалистическая демократия, по мнению М. Йодла, М. Кусы, И. Свитака и других реформаторов, предполагала политический и идеологический плюрализм, право на оппозицию, отделение коммунистической партии Чехословакии от государства. Близкие к этим идеям концепции социалистической демократии на Западе развивали коммунистические теоретики Э. Фишер (исключен из компартии Австрии в 1969 году) и Р. Гароди (исключен из Французской компартии в 1970 году), впоследствии – еврокоммунисты. (1, 332).




ПРОЦЕДУРНАЯ ДЕМОКРАТИЯ


Комплекс политической технологии, обеспечивающий существование и развитие демократических институтов, избирательного процесса (нормирование, избирательные законы, правила документирования и т. д.), процедурные правила работы государственных и иных учреждений, нормы и условия их взаимодействия, регламент производственных процедур – совещаний, отчетов, запросов, взаимоотношений между учреждениями и внутри них. Процедурная демократия – это организационная форма демократии. При отсутствии или недостатках содержательных устоев демократического процесса процедурная демократия оказывается его главной дисциплинирующей основой, выполняя функции кодекса поведения граждан демократического общества.


ДЕМОКРАТИЯ УЧАСТИЯ


Концепция демократии, разработанная в 20 веке (Л. Штраус, Э. Фегелин и др.) предполагает, что для успешного функционирования политической системы необходимо, чтобы все большая и большая часть общества активно участвовала во всех сферах его политической жизни. Степень демократии участия определяет политическую культуру страны.



СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Под редакцией Г. Ю. Семигина “Политическая Энциклопедия” I том Москва 1999г. изд. “Мысль”.

  2. В. П. Пугачев, А. И. Соловьев “Введение в политологию Москва 1996г. изд. “Аспект пресс”.

  3. К. С. Гаджиев “Введение в политическую теорию” Москва 2000г. изд. “Логос”.

  4. Р. Даль “О демократии” Москва 2000г. изд. “Аспект пресс”.

  5. А. И. Соловьев “Политология” Москва 2000г. изд. “Аспект пресс”.

  6. В. А. Мельник “Политология” Минск 1996г. изд. “Высшая школа”.



18







Случайные файлы

Файл
70646-1.rtf
353.doc
100737.rtf
13409-1.rtf
32309.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.