Мотивы игры и учения (116565)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/

Содержание


ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. МОТИВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ДОШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ

1.1 Характеристика игровой деятельности в младшем и среднем дошкольном возрасте

1.2 Характеристика игровой деятельности в старшем дошкольном возрасте

1.3 Развитие мотивационно-потребностной сферы дошкольников

1.4 Мотивы учения в дошкольном возрасте

1.5 Мотивационная готовность к обучению в школе

Выводы по 1 главе

Глава 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ СЮЖЕТНО-РОЛЕВОЙ ИГРЫ НА МОТИВАЦИЮ ДОШКОЛЬНИКОВ

2.1 Цели, задачи, методы, база исследования и организация практической работы по изучению мотивации старших дошкольников

2.2 Описание полученных результатов

2.3 Описание программы с использованием сюжетно-ролевых игр

Выводы по 2 главе

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЯ



ВВЕДЕНИЕ


Становление мотивационной сферы ребенка является основополагающей проблемой психологии развития. Дошкольный возраст – это период наиболее интенсивного формирования мотивационной сферы. Среди разнообразных мотивов дошкольника особое место занимает познавательный мотив, который является одним из наиболее специфичных для старшего дошкольного возраста.

В то же время, очевидно, что познавательная активность не является прямым следствием возраста, и далеко не все современные дошкольники обладают этим ценным качеством. Педагоги и родители, как правило, озабочены развитием знаний и умений ребенка, а не формированием у него интереса к познанию окружающей действительности.

Следует признать, что психологические закономерности развития мотивационной сферы вообще и познавательной мотивации в частности изучены явно недостаточно. Остаются не исследованными вопросы о закономерностях формирования познавательной мотивации, о соотношении внутренних и внешних факторов ее развития, о роли взрослого и сверстника в ее становлении.

Особую актуальность приобретает изучение специфики развития и формирования мотивационной сферы личности детей старшего дошкольного возраста в контексте овладения ими учебной деятельностью, а также анализ изменения игровой мотивации в дошкольном возрасте.

Данное положение обуславливается рядом причин. Во-первых, старшие дошкольники находятся в преддверии нового этапа своей жизни, а именно школьного обучения. Поэтому степень сформированности мотивов учения к поступлению в школу может определять их дальнейший успех в учебной деятельности, а как следствие и статусное положение в коллективе, и чувство самоуважения и др.

Во-вторых, ведущей деятельностью в старшем дошкольном возрасте выступает сюжетно-ролевая игра. Ввиду этого у этих детей будут преобладать игровые мотивы над учебными, что необходимо учитывать для приобщения дошкольников к учебе.

В-третьих, в дошкольном возрасте, по словам А. Н. Леонтьева, завязываются первые узлы, первые связи и отношения, которые образуют новое высшее единство – единство личности, которое невозможно рассматривать в отрыве без мотивационной сферы ребенка.

Таким образом, проблема формирования и развития мотивации учебной деятельности старших дошкольников очерчивает круг вопросов, связанных как с личностными, так и с социальными аспектами их жизни.

Как показывают исследования (Л.С. Выготского, 1966 [12]; Л.И. Божович, [3] 1968; А.В. Запорожца, [32] 1966; А.Н. Леонтьева, [44] 1983; Л.С. Славиной, [45] 1948; Ф.И. Фрадкиной, [56] 1966; Д.Б. Эльконина, [68] 1978 и др.) именно сюжетно-ролевая игра дошкольника определяет формирование главных новообразований этого возраста, задаёт личностные смыслы, побуждающие к деятельности. Как отмечал Л.С. Выготский, в игре все внутренние процессы даны во внешнем действии. Особое значение имеет игра для становления мотивационной сферы, произвольности ребенка и готовности ребенка к школе. Дошкольный возраст является сенситивным периодом формирования мотивационной сферы, когда возникают личностные механизмы поведения, складывается соподчинение мотивов, складываются предпосылки к самоконтролю и саморегуляции. Наиболее интенсивно и эффективно становление мотивационной сферы и произвольности ребенка происходит в сюжетно-ролевой игре. (Л.С. Выготский [12] 1966; А.Н. Леонтьев, [44] 1983; Д.Б. Эльконин, [69] 1978).

Формирование мотивации учения детей 6-7 лет нашла свое отражение в работах многих исследователей. Так, например, Л.И. Божович [1], анализируя онтогенез мотивов, приходит к выводу о качественной перестройке в мотивационной сферах детей различного возраста. Я.Л. Коломинский [6] указывает на всесторонние изменения, происходящие в сфере мотивации дошкольника, появление новых мотивов, обусловленных большей социализацией дошкольников по сравнению с детьми раннего возраста. А.К.Маркова [9] на основе изучения практического опыта учителей, дает обстоятельный анализ средств и методов формирования мотивов учения у детей различного возраста. Д.Б. Эльконин и А.Л. Венгер [16] указывают на существенные изменение в мотивах учения, происходящие у детей после поступления в школу.

Однако, не смотря на это, данная проблема требует своего дальнейшего исследования и изучения. Это связано как с изменениями, происходящими в самом обществе в сфере образования (появление негосударственных учреждений образования, новых образовательных технологий ит.п.), так и с ростом научно-технического процесса, который в первую очередь проявляется в тотальной компьютеризации учебного процесса.

Цель данного исследования: выявить и изучить взаимосвязь учебной мотивации у старших дошкольников с влиянием на неё сюжетно-ролевых игр.

Объект исследования: старшие дошкольники.

Предмет исследования: учебная мотивация.

Гипотеза исследования: Учебная мотивация дошкольника значительно повышается при использовании сюжетно-ролевых игр в процессе подготовки ребёнка к школе.

Задачи исследования:

1. Изучить отечественную и зарубежную литературу по данной проблеме.

2. Изучить уровень учебной мотивации дошкольников.

3. Исследовать мотивационную готовность ребенка к школе, исследовать уровень сформированности "внутренней позиции школьника".

В исследовании использованы следующие методы: метод беседы - протоколы беседы.

Для исследования мотивационной готовности детей к школе мы использовалась методика исследования мотивации учения у старших дошкольников М.Р. Гинзбург.

Мы провели исследование на базе детского сада, обследуя старших дошкольников двух старших групп ДОУ №142 (экспериментальная группа) и №90 (контрольная группа) г. Мурманска. Всего нами было обследовано 40 дошкольников. Из них 22 мальчика и 18 девочек.

Структура нашей работы определяется целью и задачами исследования, состоит из введения, теоретической части, практического исследования, заключения, выводов, списка литературы и приложений.



Глава 1. МОТИВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ДОШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ



1.1 Характеристика игровой деятельности в младшем и среднем дошкольном возрасте


Предметная деятельность справедливо считается ведущей в психическом развитии детей младшего дошкольного возраста. Д. Б. Эльконин [9] указывал на развивающее значение ориентировочных и функциональных действий (употребление предметов по назначению), в то же время не усматривая игры в предметных действиях, подчеркивая, что «в онтогенезе хронологически первой формой является ролевая игра» [7].

Мнение Д. Б. Эльконина не поддержали многие исследователи (А. М. Леушина, А. П. Усова, Ф. И. Фрадкина). Альтернативную позицию выразила М. Ю. Кистяковская: «если игрой будут называть только более сложные формы игры, то вся ее предыстория, а вместе с тем и сама ролевая игра могут пострадать» [7]. Практика показала всю обоснованность этого предостережения: игра в дошкольных учреждениях по общему признанию остается ниже возрастных возможностей детей. Однако в числе мер воспитания и обучения никто не упоминает предметную игру как необходимый этап в развитии игровой деятельности.

Специалисты изучают игру в раннем возрасте сразу как сюжетную, оставляя без внимания предметную [2], [6]. В разностороннем исследовании игрового общения, проведенном М. И. Лисиной и ее сотрудниками [8] рассматриваются простые предметные действия ребенка и воспроизведение несложных сюжетов; неспецифические (игровые) действия остаются вне анализа.

Зарубежные исследователи свидетельствуют, однако, что на протяжении детства именно игра с предметами лежит в основе многих достижений ребенка. К. Гарви ссылается на работу К. Хатт, показавшей специфические характеристики исследовательских и игровых действий с предметами. Первые отличались полным вниманием, направлением взгляда на объект, осторожным ощупыванием предмета. Игровыми могли быть как повторяемые движения, так и включение предмета, и какую-то другую последовательность действий, использование его с какой-то другой целью.

К. Гарви считает, что игровая ориентация могла заметно облегчить то, что называют творчеством или дивергентным мышлением, и в подтверждение этой мысли приводит исследование К. Сильва, которая попыталась разделить влияние исследовательских и игровых действий с предметами, позднее использовавшимися как орудия в решении задач (детям надо было достать коробку соединенными вместе палочками). Оказалось, что ни показ, ни даже обучение в форме драматизации (взрослый одушевлял орудие, показывал, как Мистер Зажим соединяет зубы на палочках),— ничто так не помогало решению задачи, как свободное предварительное манипулирование палочками. Дети играли ими, выкладывали домик или букву А, а когда надо было соединить палочки и достать коробку, они чаще проявляли инициативу, были более активными и добивались большего успеха. К. Гарви отмечает, что по мере приобретения ребенком умений и опыта, игровое использование вещей становится более широким и изощренным.

В позиции названных авторов нам представляется ценной характеристика особенностей игровых действий с предметом и попытка показать их роль в развитии творческих возможностей ребенка. Нельзя не отметить, однако, что ребенок в названных исследованиях рассматривается вне контекста усвоения социального опыта, как бы один на один с предметом. Такой подход не отражает реальных условий его жизни среди взрослых и к тому же исключает разработку методических приемов руководства игрой. Описанные нами приемы народной педагогики [6] позволяют рассматривать предметную игру как одну из форм социального наследования.

Первое впечатление от самостоятельно играющего малыша состоит в том, что он занят в основном переносами предметов с места на место. Положит, посмотрит и перекладывает или переносит. Иногда молча, иногда что-то шепчет, иногда с ликующими интонациями зовет всех посмотреть, как здорово он положил или приспособил. Такая особенность игры отмечена в литературе.

Конечно, можно рассматривать действия с предметами как ориентировочно-исследовательские, но тогда многое останется незамеченным. В описанных случаях предметы знакомые, неинформативные, и ребенок не пытается их исследовать. Недостаток информативности побуждает его искать новые впечатления другими путями: варьировать место, условия, объект или способ действия. Здесь своеобразное изменение окружающего, активное создание новых впечатлений — особенность, присущая игровой деятельности. Как и в игре, ребенок властен над предметами, использует их не заученным способом, а по-своему, по-разному, чтобы получить эффекты новизны. Он радуется этим эффектам и своим возможностям («Могу — так, могу — так!»). Это обстоятельство побуждает нас отказаться от термина предметно-процессуальная игра. Ребенка увлекает не процесс действия, а его варьирование.

Сущность предметной игры,— это варьирование места, объекта, условий или способа действий, изменение функций предмета, одушевление его. Игра дает новые впечатления, вызывает у ребенка стремление занять себя особой познавательной деятельностью с элементами изобретательности и создает игровое отношение к предметам. Варьирование условий способствует обобщению и схематизации действия до уровня условного, а придание предмету неспецифической функции подготавливает символическое замещение. Условное действие и условная речь (от имени предмета или в его адрес) создают элементы мнимой ситуации. Перемещения предмета и вариативные действия с ним служат материальной основой трансформации образов и предпосылкой технического творчества.

Игра в среднем дошкольном возрасте проходит иначе, чем у младших дошкольников. Содержанием игры становятся отношения между людьми, роли, которые дети на себя взяли. Роли ярко очерчены и выделены. В 4 - 5 лет дети называют роль до начала игры. Конфликты, возникающие в игровой деятельности, чаще всего вызываются распределением ролей: кто кем будет. Появляются игровые действия, которые передают отношение ребенка к другим участникам игры. Действия в игре становятся свернутыми, короткими, уходят повторы, одно действие сменяется другим. Игровое действие выполняется уже не ради самого действия, а ради отношения к другому играющему в соответствии с взятой на себя ролью.

Когда дети играют в ролевые игры, они одновременно находятся на двух смысловых уровнях - с одной стороны, на уровне реальных действий, а с другой стороны на уровне вымышленных действий. Играя, дети должны сохранять две системы отсчета: реальную и игровую. Находясь в реальной системе отсчета, дети, знают, что они - всего лишь дети и поэтому не могут летать или превращаться во что-нибудь. Но они одновременно пребывают и в другой, вымышленной реальности, разыгрывая какую-нибудь историю, в которой в очередной раз спасают мир или побеждают врагов. Когда в ходе игры между детьми возникает спор, они могут легко изменить систему отсчета и перейти на реальный уровень, чтобы разрешить спор, а потом снова продолжают свою игру, действуя понарошку, то есть дети могут легко переключаться с игровой ситуации на реальную и обратно, все это время, помня, в какой смысловой системе они находятся.

Дошкольники способны изобразить понарошку самые разные вещи. Они могут перенести свойства одного объекта на другой, представить себя или другого человека в роли кого-то, разыграть какие-то события или сценку. Становясь старше, дети начинают реже пользоваться разными бутафорскими предметами. Еще один аспект их игрового развития - все возрастающая гибкость при смене ролей. Сначала он - одновременно и субъект и объект действия в игре, в которую он играет в одиночку, например, он делает вид, что ложится спать, что ест, что печет куличи и др. Затем он начинает использовать игровой объект (игрушку) в роли субъекта - укладывает куклу спать так, как будто она делает это самостоятельно.

Дети создают свой собственный мир, свою собственную субкультуру, в которой, конечно, воспроизводят типичные роли и отношения между взрослыми.

Как уже отмечалось, игра “вырастает” из предметной деятельности в конце раннего детства. Первоначально ребенок был поглощен предметом и действиями с ним. Когда он овладел действиями, вплетенными в совместную деятельность с взрослыми, он начал осознавать, что он действует сам и действует как взрослый. Собственно, и раньше он действовал как взрослый, подражая ему, но не замечал этого. Как пишет Д.Б.Эльконин, он смотрел на предмет через взрослого, “как через стекло”. В среднем дошкольном возрасте аффект переносится с предмета на человека, благодаря чему взрослый и его действия становятся для ребенка образцом не только объективно, но и субъективно.

Помимо необходимого уровня развития предметных действий, для появления игры нужно коренное изменение отношений ребенка с взрослыми. Около 4 лет ребенок становится гораздо более самостоятельным, и его совместная деятельность с близким взрослым начинает распадаться. В то же время, игра социальна и по своему происхождению, и по содержанию. Она не сможет развиваться без частого полноценного общения с взрослыми и без тех разнообразных впечатлений от окpyжающего мира, которые ребенок пpиобpетает тоже благодаря взрослым.

Для того чтобы ребенок взял на себя роль какого-либо другого человека, необходимо выделить в этом человеке характерные признаки, присущие только ему, правила и способы его поведения. Только тогда, когда ребенок достаточно четко представляет рисунок поведения персонажа, роль может быть взята и выполнена ребенком в игре. Если мы хотим, чтобы дети брали на себя роли врачей, летчиков или учителей, нужно, прежде всего, чтобы они выделили для себя правила и способы поведения этих персонажей. В том случае, если этого нет, если то или иное лицо просто обладает известной привлекательностью для ребенка, но его функции, его отношения с другими и правила его поведения не ясны, роль не может быть выполнена. В одном из исследований Д.Б. Эльконина предлагалась игра “в самих себя”, в кого-либо из хорошо известных товарищей и в кого-либо из взрослых (маму или воспитательницу). Дети отказались играть “в самих себя”. Этим дети показывали, что без роли, т.е. без воспроизведения действий какого-то другого человека, не может быть игры.

Роль для ребенка становится тем легче, чем более очевидными были для него особенности поведения изображаемого персонажа и отличия от него собственного. Поэтому все дети охотно играли во взрослых.

Конечно, дошкольник и до принятия роли кое-что знает о тех людях, которых он будет изображать в игре. Но только в игре правила поведения этих людей и их функции становятся предметом его активного отношения и сознания. Через игру мир социальных отношений, значительно более сложных, чем те, что доступны ему в его неигровой жизни, проникает в сознание ребенка и поднимает его на более высокий уровень.



1.2 Характеристика игровой деятельности в старшем дошкольном возрасте


В процессе развития игры ребенок переходит от простых, элементарных, готовых сюжетов к сложным, самостоятельно придуманным, охватывающим практически все сферы действительности. Он учится играть не рядом, с другими детьми, а вместе с ними, обходиться без многочисленных игровых атрибутов, овладевает правилами игры и начинает следовать им, какими бы сложными и неудобными для малыша они ни были. И это далеко не все, что ребенок приобретает в игре. Вместе с тем игру рассматривают как деятельность однородную, имеющую в дошкольном возрасте единственную форму выражения. Действительно, если посмотреть, например, "Программу обучения и воспитания в детском саду", то там речь идет в основном о сюжетно-ролевой игре. Это наиболее доступный и понятный нам, взрослым, вид игры. Вот девочки играют в магазин. Одна — продавец, она взвешивает товар, заворачивает его в бумагу, получает деньги. Другая — покупатель, она выбирает, что и сколько купить, оплачивает покупку, кладет ее в сумку, несет домой. Другими словами, берется какой-то сюжет — тема (в данном случае — магазин) и разыгрывается, оживляется с помощью ролей (продавец и покупатель). Соединение этих двух линий (сюжета и ролей) и дает название игре — сюжетно-ролевая.

Как усложнение в подготовительной группе отметим еще один вид игр, который довольно близок к сюжетно-ролевым. Это игра-драматизация. Отличие ее состоит в том, что дети должны разыграть сценку по какому-нибудь произведению, например, по сказке. Каждому ребенку подбирается занятие – кто-то играет, кто-то готовит костюмы. Обычно сами дети выбирают себе подходящую роль. Игра-драматизация предполагает, что ребенок должен как можно точнее и правильнее сыграть своего персонажа. На практике получается, что неконтролируемая игра-драматизация постепенно превращается в сюжетно-ролевую игру. И, наконец, отметим важную роль взрослого в сюжетно-ролевых играх. Мы должны мягко управлять детьми в игре, не нарушая самого действия. Копируя взрослого, ребенок зачастую примеряет на себя асоциальные роли. Например, мы видим детей, изображающих пьяных или злодеев, причем часто реакция детей не та, которую мы бы хотели видеть – дети смеются, геройствуют. Задача взрослого состоит в том, чтобы помочь ребенку выработать негативное отношение к данному образу.



1.3 Развитие мотивационно-потребностной сферы дошкольников


Мотивационно-потребностная сфера дошкольников изменяется с возрастом. Если на ранних этапах дизонтогенеза преобладают биологические потребности, то на более поздних этапах начинают доминировать социальные и идеальные потребности.

Ряд авторов (А.В. Петровский, В.А. Петровский) указывают на существование у ребенка особой потребности в персонализации, т.е. потребности стать личностью и занять определенную позицию в человеческом сообществе. Только став полноценным членом общества, ребенок может удовлетворить все другие свои потребности, в том числе и органические. При этом следует подчеркнуть, что в ходе онтогенетического развития идет не простое добавление новых, социальных потребностей к уже существующим биологическим, а преобразуется вся система потребностей.

Социальные способы и средства удовлетворения органических потребностей человека качественно изменяют сами эти потребности и предметы, способные их удовлетворить.

Развитие потребностей означает и развитие потребности в самоактуализации (по А. Маслоу). А. Маслоу отмечает, что «…в момент самоактуализации индивид является целиком и полностью человеком» [10, с. 111]. По мнению Л.И. Анцыферовой, потребность в самоактуализации является врожденной, но удовлетворяется она только после того, как удовлетворены потребности более низкого уровня [1].

Мотивы поведения ребенка существенно изменяются на протяжении дошкольного детства. Младший дошкольник большей частью действует, как и ребенок в раннем возрасте, под влиянием возникших в данный момент ситуативных чувств и желаний, вызываемых самыми различными причинами, и при этом не отдает себе ясно о отчета в том, что заставляет его совершать тот или иной поступок. Поступки старшего дошкольника становятся гораздо более осознанными. Во многих случаях он может вполне разумно объяснить, почему поступил в данном случае так, а не иначе.

Один и тот же поступок, совершенный детьми разного возраста, часто имеет совершенно разные побудительные причины. Трехлетний малыш бросает курам крошки, чтобы посмотреть, как они сбегаются и клюют, а шестилетний мальчик - чтобы помочь матери по хозяйству.

Вместе с тем можно выделить некоторые виды мотивов, типичных для дошкольного возраста в целом, оказывающих наибольшее влияние на поведение детей. Это прежде всего мотивы, связанные с интересом детей к миру взрослых, с их стремлением действовать как взрослые. Желание быть похожим на взрослого руководит ребенком в ролевой игре. Нередко подобное желание может быть использовано и как средство, позволяющее добиться от ребенка выполнения того или иного требования в повседневном поведении. «Ты ведь большой, а большие одеваются сами», - говорят ребенку, побуждая его к самостоятельности. «Большие не плачут» - сильный аргумент, заставляющий ребенка сдерживать слезы [21].

Другая важная группа мотивов, постоянно проявляющихся в поведении детей,— мотивы игровые, связанные с интересом к самому процессу игры. Эти мотивы появляются в ходе овладения игровой деятельностью и переплетаются в ней со стремлением действовать как взрослый. Выходя за пределы игровой деятельности, они окрашивают все поведение ребенка и создают неповторимую специфику дошкольного детства. Любое дело ребенок может превратить в игру. Очень часто в то время, когда взрослым кажется, что ребенок занят серьезным трудом или прилежно чему-либо учится, он в действительности играет, создавая для себя воображаемую ситуацию.

Большое значение в поведении ребенка-дошкольника имеют мотивы установления и сохранения положительных взаимоотношений со взрослыми и другими детьми. Хорошее отношение со стороны окружающих необходимо ребенку. Желание заслужить ласку, одобрение, похвалу взрослых является одним из основных рычагов его поведения. Многие действия детей объясняются именно этим желанием. Стремление к положительным взаимоотношениям со взрослыми заставляет ребенка считаться с их мнениями и оценками, выполнять устанавливаемые ими правила поведения.

По мере развития контактов со сверстниками для ребенка становится все более важным их отношение к нему. Когда ребенок трехлетнего возраста приходит, впервые в детский сад, он может в течение первых месяцев как бы не замечать других детей, он действует так, как будто их вовсе нет. Он может, например, потащить стульчик из-под другого ребенка, если сам хочет сесть. Но в дальнейшем положение изменяется. Развитие совместной деятельности и образование детского обществу приводят к тому, что завоевание положительной оценки сверстников и их симпатии становится одним из действенных мотивов поведения. Особенно стараются дети завоевать симпатию тех сверстников, которые им нравятся и которые пользуются популярностью в группе [21].

В дошкольном детстве развиваются мотивы самолюбия, самоутверждения. Их исходный пункт — возникшее на рубеже раннего детства и дошкольного возраста отделение себя от других людей, отношения к взрослому как к образцу поведения. Взрослые не только ходят на работу, занимаются почетными в глазах ребенка видами труда, вступают между собой в различные взаимоотношения. Они также воспитывают его, ребенка, предъявляют требования и добиваются их выполнения. И ребенок начинает претендовать на то, чтобы и его уважали и слушались другие, обращали на него внимание, исполняли его желания.

Одно из проявлений стремления к самоутверждению — притязания детей на исполнение главных ролей в играх. Показательно, что дети, как правило, очень не любят брать на себя роли детей. Всегда гораздо привлекательнее роль взрослого, облеченного уважением и авторитетом.

У детей трех — пяти лет самоутверждение обнаруживается и в том, что они приписывают себе все известные им положительные качества, не заботясь о соответствии их действительности, преувеличивают свою силу, смелость и т. п. На вопрос, сильный ли он, ребенок отвечает, что, конечно, он сильный, ведь может поднять даже слона.

Стремление к самоутверждению при известных условиях может приводить к отрицательным проявлениям в форме капризов и упрямства.

Капризы дошкольников очень напоминают проявления негативизма, который наблюдается у многих детей в период кризиса трех лет. Капризы нередко и являются следствием неправильного подхода к ребенку в этот период, закрепления возникших отрицательных форм взаимоотношений. Но психологическая природа капризов отличается от кризисных форм поведения, в которых ребенок пытается утвердить свою самостоятельность. Каприз — средство обратить на себя общее внимание, «взять верх> над взрослыми. Капризными, как правило, становятся ослабленные, безынициативные дети, которые не могут удовлетворить стремление к самоутверждению другими путями, в частности в общении со сверстниками [7].

В период дошкольного детства происходит формирование новых видов мотивов, связанных с усложнением деятельности детей. К ним относятся познавательные и соревновательные мотивы.

Уже в три-четыре года ребенок может буквально засыпать окружающих вопросами: «Что это?», «А как?», «Зачем?» и т. п. Позднее преобладающим становится вопрос «Почему?». Нередко дети не только спрашивают, но пытаются сами найти ответ, использовать свой маленький опыт для объяснения непонятного, а порой и провести «эксперимент». Хорошо известно, как любят дети «потрошить» игрушки, стараясь узнать, что у них внутри.

Эти факты часто считают показателем присущей детям дошкольного возраста любознательности. Однако на самом деле детские вопросы далеко не всегда выражают их познавательный интерес, стремление получить какие-либо новые сведения об окружающем мире. Большая часть вопросов, которые задают младшие и средние дошкольники, преследует цель привлечь внимание взрослого, вызвать его на общение, поделиться с ним возникшим переживанием. Дети часто не ждут и не дослушивают ответов на свои вопросы, перебивают взрослого и перескакивают к новым вопросам. Только постепенно под влиянием взрослых; которые обучают ребенка, сообщают ему разнообразные знания (в том числе доступно и обоснованно отвечают на его вопросы), ребенок начинает все больше и больше интересоваться окружающим, стремиться к тому, чтобы узнать что-то новое.

Дети младшего дошкольного возраста часто выслушивают объяснения взрослых только в том случае, если полученные сведения нужны им для использования в игре, рисовании или другой практической деятельности. Их попытки догадаться о причинах тех или иных явлений или проводимые детьми «эксперименты» тоже связаны обычно с затруднениями, возникающими в практической деятельности. И лишь к старшему дошкольному возрасту интерес к знаниям становится самостоятельным мотивом действии ребенка, начинает направлять его поведение [21].

Ребенок трех-четырех лет не сравнивает своих достижений с достижениями сверстников. Стремление к самоутверждению и желание получить одобрение взрослых выражаются у него не в попытках сделать что-либо лучше других, а в простом приписывании себе положительных качеств или в выполнении действий, получающих положительную оценку взрослого. Так, младшие дошкольники, которым предложили играть в дидактическую игру, и объяснили, что победитель получит в награду звездочку, предпочитали все действия выполнять сообща, а не по очереди (как требовали условия игры) и не могли удержаться от подсказки сверстнику. Что же касается звездочки, то каждый ребенок требовал ее независимо от результатов, которого он достиг.

Развитие совместной деятельности со сверстниками, особенно игр с правилами, способствует тому, что на основе стремления к самоутверждению возникает новая форма мотивов — стремление выиграть, быть первым. Почти все настольные игры, предлагаемые детям среднего и особенно старшего дошкольного возраста, и большая часть спортивных игр связаны с соревнованием. Некоторые игры прямо так и называются: «Кто ловчее?», «Кто быстрее?», «Кто первый?» и т. п. Старшие дошкольники вносят соревновательные мотивы и в такие виды деятельности, которые сами по себе соревнования не включают, Дети постоянно сравнивают свои успехи, любят прихвастнуть, остро переживают промахи, неудачи [20].

Особое значение в развитии мотивов поведения имеют нравственные мотивы, выражающие отношение ребенка к другим людям. Эти мотивы изменяются и развиваются на протяжении дошкольного детства в связи с усвоением и осознанием нравственных норм и правил поведения, пониманием значения своих поступков для других людей. Первоначально выполнение общепринятых правил поведения выступает для ребенка лишь как средство поддержания положительных взаимоотношений со взрослыми, которые этого требуют. Но поскольку одобрение, ласка, похвала, которые ребенок получает за хорошее поведение, приносят ему приятные переживания, постепенно само выполнение правил начинает восприниматься как нечто положительное и обязательное. Младшие дошкольники поступают в соответствии с нравственными нормами только по отношению к тем взрослым или детям, к которым испытывают симпатию. Так, ребенок делится игрушками, сладостями со сверстником, которому он симпатизирует. В старшем дошкольном возрасте нравственное поведение детей начинает распространяться на широкий круг людей, не имеющих с ребёнком непосредственной связи. Это вызвано осознанием детьми нравственных норм и правил, пониманием их общеобязательности, их действительного значения. Если четырехлетний мальчик на вопрос: «Почему не следует драться с товарищами?» ответит: «Драться нельзя, а то попадешь прямо в глаз» (т. е. ребенок учитывает неприятные последствия от поступка, а не сам поступок), то к концу дошкольного периода появляются ответы уже иного порядка: «Драться с товарищами нельзя, потому что стыдно обижать их».

К концу дошкольного детства ребенок понимает значение выполнения нравственных норм [20]. Это проявляется в оценке как собственного поведения, так и поступков литературных персонажей. Пятилетний Боря, прослушав рассказ Льва Толстого «Косточка», сказал: «Ему стыдно стало, и он заплакал. Он папе неправду сказал. Так нехорошо».

Среди нравственных мотивов поведения все большее место начинают занимать общественные мотивы — желание сделать что-то для других людей, принести им пользу. Уже многие младшие дошкольники могут выполнить несложное задание ради того, чтобы доставить удовольствие другим людям: под руководством воспитателя изготовить флажок в подарок малышам или салфеточку в подарок маме. Но для этого нужно, чтобы дети ярко представляли себе людей, для которых они делают вещь, испытывали к ним симпатию, сочувствие. Так, чтобы младшие дошкольники довели до конца работу над флажками, воспитатель должен в яркой, образной форме рассказать им о маленьких детях, воспитывающихся в яслях, об их беспомощности, о том удовольствии, которое им могут доставить флажки [13].

По собственной инициативе выполнять работу для других дети начинают значительно позднее — с четырех-пятилетнего возраста. В этот период дети уже понимают, что их поступки могут приносить пользу окружающим. Когда младших дошкольников спрашивают, почему .они выполняют поручения взрослых, они обычно отвечают: «Мне нравится»; «Мама велела». У старших дошкольников ответы на тот же вопрос носят другой характер: «Помогаю, потому что бабушке и маме трудно одним»; «Я люблю маму, поэтому помогаю»; «Чтобы помочь маме и все уметь». По-разному ведут себя дети разных дошкольных возрастных групп и в играх, где от действий каждого ребенка зависит успех команды, к которой он принадлежит. Младшие и часть средних дошкольников заботятся только о собственном успехе, в то время как другая часть средних и все старшие дети действуют, чтобы обеспечить успех всей команде.

У старших дошкольников можно наблюдать вполне сознательное выполнение нравственных норм, связанных с помощью другим людям.

Соподчинение мотивов. Изменения в мотивах поведения на протяжении дошкольного детства состоят не только в том, что меняется их содержание, появляются новые виды мотивов. Между разными видами мотивов складывается соподчинение, иерархия мотивов: одни из них приобретают более важное значение для ребенка, чем другие [19].

Поведение младшего дошкольника неопределенно, не имеет основной линии, стержня. Ребенок только что поделился гостинцем со сверстником, а сейчас он уже отнимает у него игрушку. Другой ревностно помогает матери убирать комнату, а через пять минут уже капризничает, не хочет одевать рейтузы. Это происходит потому, что разные мотивы сменяют друг друга, и в зависимости от изменения ситуации поведением руководит то один, то другой мотив.

Соподчинение мотивов является самым важным новообразованием в развитии личности дошкольника. Возникающая иерархия мотивов придает определенную направленность всему поведению. По мере ее развития появляется возможность оценивать не только отдельные поступки ребенка, но и его поведение в целом как хорошее или плохое. Если главными мотивами поведения становятся общественные мотивы, соблюдение нравственных норм, ребенок в большинстве случаев будет действовать под их влиянием, не поддаваясь противоположным побуждениям, толкающим его на то, чтобы, например, обидеть другого или солгать. Напротив, преобладание у ребенка мотивов, заставляющих получать личное удовольствие, демонстрировать свое действительное или мнимое превосходство над другими, может привести к серьезным нарушениям правил поведения. Здесь потребуются специальные воспитательные меры, направленные на перестройку неблагоприятно складывающихся основ личности. Конечно, после того как возникло соподчинение мотивов, ребенок не обязательно во всех случаях руководствуется одними и теми же мотивами. Такого не бывает и у взрослых. В поведении любого человека обнаруживается множество разнообразных мотивов. Но соподчинение приводит к тому, что эти разнообразные мотивы теряют равноправие, выстраиваются в систему. Ребенок может отказаться от привлекательной игры ради более важного для него, хотя, возможно, и более скучного занятия, одобряемого взрослым. Если ребенок потерпел неудачу в каком-нибудь значимом для него деле, то это не удается компенсировать удовольствием, полученным по «другой линии» [21].

Если поведение ребенка раннего возраста вызывается определенной ситуацией, доминирующим в данный момент чувством, то дошкольник уже умеет сдерживать себя. Однако эта способность формируется постепенно.



1.4 Мотивы учения в дошкольном возрасте


В дошкольном возрасте ребенок все чаще познает мир за пределами своей семьи. Усложняется содержание общения с окружающими людьми, увеличивается число видов деятельности, которыми овладевает ребенок.

Основная тенденция дошкольного возраста выражается в возникновении стремления ребенка быть таким же, как взрослый. Однако сами взрослые не всегда готовы принять данную позицию ребенка, запрещая ему манипулировать многими предметами быта. Подражая взрослым, ребенок проявляет самостоятельность, приучается к общественно полезному труду.


Случайные файлы

Файл
4106.rtf
142890.rtf
41338.rtf
128521.doc
8898-1.rtf