Научно-педагогическая деятельность русских историков-эмигрантов в США (11900-1)

Посмотреть архив целиком

Научно-педагогическая деятельность русских историков-эмигрантов в США

Петров Е.В.

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук. СПб.

Санкт-Петербургский Государственный Университет.

2002.

Общая характеристика работы

Актуальность проблемы. Национальное самосознание общества в переходные эпохи объективно обуславливает повышенное внимание исторической науки к уникальному опыту сохранения академических традиций нашими соотечественниками в иной этноконфессиональной и социокультурной среде.

Процессы миграции отечественных деятелей науки за рубеж стали реальностью новейшей истории, и одним из факторов глобальной политики(1). Несмотря на то, что российская научная диаспора представляет культурное явление международного масштаба, ни в зарубежной, ни в отечественной исторической науке до настоящего времени не определены в полной мере её количественные и качественные характеристики. Авторы публикаций, касающихся выезда из страны научных кадров, оперируют разнородными и противоречивыми экспертными оценками(2). Статистические данные показывают, что за первую половину XX столетия американскими университетами было привлечено по контракту на преподавательскую работу свыше 80 историков из России(3). Принципиально важно в уходящем тысячелетии подвести итоги в изучении полувекового опыта существования профессионального сообщества русских историков-эмигрантов в США и восполнить безымянную страничку истории отечественной науки. Оценить реальные масштабы явления представляется задачей не только академического плана, но и государственной политики, а потому рассматривали мы её с позиции национальных интересов(4).

Актуальность изучения научно-педагогической деятельности русских историков-эмигрантов диктовалась не столько извечной историей непростых взаимоотношений диаспоры и метрополии, сколько потребностью извлечения из них уроков. Важно иметь ввиду, что исторические диагнозы учёных русско-американского мира совсем не безобидны, поскольку они могут воздействовать на историческую реальность. Замечание вдвойне актуально для отечественной науки последнего десятилетия, которая вынуждена вернуться к проблематике эмигрантских исследований, начиная с идеи православного возрождения и требования покаяния, обращения к проклятым вопросам истории малых наций, субэтносов и проблем российского федерализма до идеи единства и неделимости русской культуры.

В современной публицистике эмигрантов возносят, чуть ли не до национальных героев, хотя ещё вчера большинство из них квалифицировались как фальсификаторы истории. Научный подход позволяет преодолеть клишированные представления и полномасштабно оценить картину рассеяния русских учёных за рубежом. Прага вполне заслуженно считается столицей науки и образования русского зарубежья. Но было бы несправедливо не замечать заокеанский центр русской эмиграции, где к началу 1930х гг. всё больше дирижировали деятельностью пражских коллег русские американцы. В любом начинании исторической науки русского зарубежья можно отыскать американский след, если не американских друзей, то американские деньги(5). В противовес расхожим взглядам на историческую науку русского зарубежья в Европе почитавшейся чуть ли не русским Оксфордом в изгнании, признание американского центра исторической науки русской эмиграции, в качестве самостоятельного и равноправного, так и не состоялось. Обобщение профессионального и академического опыта работы русских профессоров в университетах и колледжах США, является принципиально важным вопросом для отечественного эмигрантоведения, как в плане поиска оптимальных инструментов регулирования двухсторонних академических контактов, так и в плане налаживания более конструктивных отношений с соотечественниками за рубежом(6).

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования являлись процессы становления и развития американского центра исторической науки российской эмиграции в первой половине XX столетия. Изучение его автохтонных признаков позволяет понять специфику профессиональной адаптации русских историков в англосаксонском мире, определить их место и роль в формировании зарубежного россиеведения, выделить основные этапы складывания профессионального сообщества русских историков-эмигрантов в США. В качестве предмета изучения в диссертации выделен научно-педагогический аспект деятельности русских историков в США в первой половине XX века, позволяющий комплексно рассматривать участие эмигрантов как в работе историко-научных объединений русской диаспоры, так и в рамках организационных структур американской науки. Под определением академического опыта работы нами понималось профессиональное творчество историков, как одна из форм практической деятельности и все сопутствующие ей виды: педагогической, археографической, редакционно-издательской, организационно-административной работы.

Хронологические рамки. Определяя хронологические рамки исследования, мы пытались акцентировать внимание на массовых этапах эмиграции русских историков в США. Основное методологическое требование, которым автор руководствовался при уточнении временного периода завершённость эмиграционного процесса. Макроисторический анализ позволяет рассматривать развитие исторической науки российской эмиграции, как институциональной системы, крайние точки, в эволюции которой можно определить моментами эмиграции, адаптации и реэмиграции. Длительность рассматриваемого периода дает возможность не только восстановить хронику и последовательность событий, но и уловить изменения в структуре эмигрантского сообщества профессиональных историков от ценностей первой волны до взглядов третьеволновиков.

В поле нашего внимания попали те, кого традиционно относят к контрактной эмиграции А.В.Бабин, С.М.Волконский, Л.Винер, А.С.Каун, М.М.Ковалевский, Г.З.Патрик, В.Г.Симхович, и др. Из историков первой волны - А.Н.Авинов, П.А.Будберг, А.А.Васильев, Г.В.Вернадский, С.Г.Елисеев, М.М.Карпович, С.А.Корф, Г.В.Ланцев, А.А.Лобанов-Ростовский, А.Г.Мазур, Н.Н.Мартинович, М.И.Ростовцев, В.А.Рязановский, Л.М.Савелов-Савелков, Л.И.Страховский, Н.П.Толль, Д.Н.Федотов-Уайт, М.Т.Флоринский, С.О.Якобсон и др. Много внимания новейшая историческая литература уделяет сюжетам, связанным с развитием американской акции по вызову в США русских беженцев и ученых в 19461950 гг. (так называемых перемещенных лиц Н.С.Арсеньев, А.Д.Билимович, В.В.Вейдле, Г.К.Гинс, Ю.П.Денике, С.А.Зеньковский, Л.Ф.Магеровский, О.А.Маслеников, Н.В.Первушин, С.Г.Пушкарёв, Н.И.Ульянов, М.Г.Шефтель, и др.). За рамками предмета изучения исторической науки остается судьба историков последующих волн эмиграции (В.Н.Бровкин, В.Г.Бортневский, М.Л.Левин, Б.Г.Литвак А.М.Некрич, Ю.Г.Фельштинский, С.Н.Хрущёв, А.Л.Янов и др.)(7). Мы не затрагиваем судьбы историков так называемой третьей и четвертой волны, хотя на творчество некоторых из них ссылаемся.

Цель и задачи исследования. Цель настоящего диссертационного исследования изучить полувековой опыт научно-педагогической деятельности русских историков-эмигрантов в США с момента организации первых историко-научных обществ типа Наука в 1905 г., до интеграции учёных-профессоров и членов русской академической группы в западное университетское сообщество на рубеже 195060-х гг.. Для достижения главной цели диссертационной работы автор ставил промежуточные задачи:

проанализировать фактографический материал свидетельствующий о контрактных отношениях русских историков с университетами США в первой половине XX столетия;

систематизировать историографические подходы изучения профессиональной и академической деятельности историков русско-американского мира в отечественной и зарубежной литературе;

выявить основные этапы развития исторической науки российской эмиграции в США; конкретизировать роль русских историков-эмигрантов в становлении англо-американской россиеведческой традиции в начале XX столетия;

определить внутреннюю логику процесса складывания профессионального сообщества русских историков-эмигрантов в США и императивы развития американского центра исторической науки российской эмиграции.

Обозначенные задачи носят принципиальный характер, поскольку речь идет не только о восстановлении американского следа исторической науки российской эмиграции, но и о справедливой оценке её влияния на развитие российско-американских отношений.

Источниковая база. Диссертационное исследование основано на изучении опубликованных источников и архивных документов, извлечённых из личных фондов эмигрантов и эмигрантских организаций, хранящихся в архивах и рукописных отделах библиотек России и США. При написании диссертации автор использовал данные более 490 архивных дел из 52 фондов центральных хранилищ Москвы, Санкт-Петербурга и Нью-Йорка, материалы 70 документальных сборников, 465 научных монографий и около 80 отдельных научных статей и докладов на английском языке.

Русскими коллекциями эмигрантского происхождения в Америке располагают свыше 40 учреждений. Наиболее важные из них сосредоточены в Гуверском и Бахметевском архивах. Для некоторых коллекций и групп документов русского происхождения в Гуверском институте войны, революции и мира изданы подробные описания на уровне отдельных дел. Собрание Б.И.Николаевского, издано как оттиск из Библиотечной исследовательской информационной сети (RLIN) и доступно в виде микрофильмов(8). В Гуверском архиве хранятся депозиты журнала Russian Review, личные фонды П.Н.Милюкова, В.А.Маклакова, Н.В.Вольского, Д.С.Мореншильда, Д.Буняна, С.Л.Войцеховского, Д.Чавчавадзе. Материалы Гувера позволяют конкретизировать историю складывания профессионального сообщества русских историков-эмигрантов в США, определить отношение к ним со стороны американских славистов.


Случайные файлы

Файл
22674.rtf
80176.doc
104161.rtf
3585-1.rtf
153836.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.