Концепция духовно-нравственного воспитания средствами искусства (3739-1)

Посмотреть архив целиком

Концепция духовно-нравственного воспитания средствами искусства

Медушевский В. В.

Общие предпосылки

1. СИТУАЦИЯ. Педагогика осуществляет себя ныне в ситуации углубляющегося глобального системного кризиса человечества (загрязнение среды, прогресс болезней, бешеный рост преступности, наркомании, приближающееся исчерпание энергетических ресурсов etc.), в основании которого лежит кризис духовно-нравственных начал жизни. В нашей стране мировой кризис усугублен давним отказом от исходных аксиом бытия, следствием чего явился распад высших мотиваций жизни. Ныне обсуждаются рецепты скотского «выживания» (но это ложь: народ, лишенный чувства истины и творческого вдохновения, обречен на вымирание!). Где ж исходный пункт духовно-нравственного кризиса человечества и его массовой деградации, усугубленной в нашей стране? Погром духовности, учиненный распоясавшимся своеволием мысли, вынуждает начать обоснование концепции образования с азов.

а) Развал страны начинается с развала душ. Мириадами способов доказывается этот закон бытия; о нем свидетельствует вся мировая история. (А принявшие вид наивности по-прежнему ставят внешнее впереди внутреннего, хотя определено Вышней мудростью: «каков делатель, таково и дело» — 3 Ездр. 9:17.)

б) Развал душ начинается с развала смысла жизни, пробуждающего духовную энергию и великое мужество, ставящего моральные границы, через которые не может переступить человек, не уничтожив самого себя, как существо совестливое, духовно-нравственное. Потеря главного оправдания жизни, отличающего человека от скотины, потеря, равнозначная его духовно-нравственной деградации (это не ругань — вещи нужно называть своими именами!), делает его открытым для принятия многовидного современного зла — вплоть до соблазна тотальной продажности, подлой измены будущему детей и страны. Почти два века назад о нависшей смертельной опасности предупредил Карамзин: «Демократы, либералисты хотят нового беспорядка: ибо надеются им воспользоваться для своих личных выгод» .

Светский гуманизм вяло называет возводящую ввысь силу жизни идеалами. Однако идеал факультативен, подобно журавлю в небе: красив, но можно «выжить» и без него. Раньше люди мыслили онтологичнее. Аристотель (видимо, присмотревшись к смыслу своего имени — «благой конец») назвал эту глубочайшую внутреннюю силу энтелехией («вцеленностью»): целью, укорененной в сердцевине вещи как ее суть. На языке всех народов эта сила зовется совестью; верующие люди определяют ее, неподкупную, как глас Божий в человеке. Сердечное знание сути — вдохновенно (Жуковский называл вдохновение жизни «верою в великое и прекрасное, вдруг объемлющее душу нашу» ).

Пока все конфузливо делают вид, будто не понимают, где истинный центр жизни, другие люди, прекрасно это знающие, целенаправленно растлевают его, дабы развалить страну. Небольшие затраты, направленные на подкуп, на протаскивание убийственных программ растления, удобнее и эффективнее атомных бомб. Утратившие великий смысл жизни, обмельчавшие люди не могут не покупаться и не продаваться. Ради удобств плотского самоутверждения в жизни предают истину. Предательство смысла, бессовестность и есть первоначало и существо всякого кризиса.

в) Меж тем развал душ не потому только плох, что поражает страну и жизнь в ней. Душа самоценна; она — главное содержание жизни. Не человек для вещей, но все внешнее — для души. «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?» (Мф. 16:26). «Дом человек построит, а сам расстроится. Кто ж в доме жить будет?» — как бы обмысливает Божию мысль герой «Котлована» Андрея Платонова. Расстройство ума хозяина на руку тем, кто хотел бы завладеть его домом и богатствами земли.

Насколько положение прискорбно — об этом сообщают даже официальные обследования, проведенные Министерством здравоохранения в 1996 году. 70% первоклассников и 87% старшеклассников имеют психические отклонения. Куда ж дальше?! Народ — по определению св. Григория Богослова — есть собрание богочтителей. «Некогда не народ, а ныне народ Божий», — дефинирует Библия. Корень зла — развращение народа, превращаемого в глупое население.

г) Растление души, начавшись с корня, с духовного ее повреждения, продолжается в извращении внутренних ее сущностных сил, отпадающих от принципа онтологизма (укорененности их в Сущем).

Ум, выходя из естественного для него состояния онтологического смирения пред истиной, начинает верить в себя, а на истину посматривает свысока (сопоставим с мыслью Платона, доказывавшего, что врожденная любовь к истине превосходит все человеческие мотивации: «всякий человек предпочел бы стать скорее несчастным, чем безумным»). «Да и есть ли она?» Но, по мнению великих мыслителей древности, сомневающийся в этом недостоин и называть себя человеком. Вера в свой ум, а не в истину над ним, — начало слепоты, безумия и невменяемости человека и человечества. О. Павел Флоренский называл это состояние, противоположное онтологизму, психическим иллюзионизмом. Мы как-то забыли, что само понятие дисциплины (дисциплины ума, школьной дисциплины etc.) выведено из лат. disco — «учусь»: это условие вменяемости, способности возрастать и что-либо вообще понимать в мире. Ослепший в гордыне ум теряет и драгоценнейший дар — способность самосознания; его вытесняет самомнение. Себя человек считает теперь мерилом жизни, навязывая испарения своемыслия прочим людям.

Сердце одновременно выходит из состояния покорности добру, любви и красоте, нагло меняет основание ума: логику чистоты и любви заменяет логикой корысти, нечистоты, злобы, ненависти, — так человек сходит с ума Божия на ум дьявольский. Расстроившаяся мотивационная система руководствуется низменным. Народ, принявший скотскую мотивацию жизни, уже не только никогда не даст гениев, подобных Ломоносову, Рахманинову, Достоевскому, но, утратив великий дар государственного само-стояния в мире, превратится в бессмысленное стадо, погоняемое извне. Глупое сердце верит, будто счастье равнозначно исполнению желаний. Если мы так пали, что не способны внимать сияющей чистоте богооткровенных заповедей, то поучимся хотя бы у древних язычников, никогда не терявших память о Едином Боге. «Хитрые и наглые обманщики утверждают: человек счастлив, когда удовлетворяются его желания. Это ложь», — писал Цицерон, обращая внимание на тяжкие последствия исполнившихся преступных желаний. «Не к добру людям исполнение их желаний», — замечает Гераклит. И еще: «С сердцем бороться тяжело, ибо чего оно хочет, то покупает ценой души» . В нараставшем удалении от идеала святости, от должного (благого, совершенного, справедливого, прекрасного) желания темнели, увеличивалась их мрачная погоняющая сила, так что сдался ей павший человек (сердцу, дескать, не прикажешь), перестал ныне остерегаться их.

Воля, как царственная сила, способная покорять низшие стремления высшему, как способность духовно-нравственного усилия, рождающаяся на острие веры, действующей любовью, — сведена в наше время до нуля. Поглупевший ум принимает за волю то, что во все времена человечества (кроме последних) почиталось безволием, именно — остервенение упрямства и истерику душ, свирепо вцепившихся в своемыслие. Рост неврастении, ожесточенной преступности сердца, наркомании и прочих душевных расстройств в человечестве — прямое свидетельство его духовно-нравственной деградации. И вот уж несется над землей унылый вопль изуверившейся, запутавшейся в самостном придуманном миросозерцании души: «Человек есть бесполезная страсть!» (Сартр). Мужественнее и честнее было бы сказать по-другому: «Человек, призванный стать богом по благодати, сам низвел себя до смертоносной страсти». Если, по определению святых, мужество есть твердость стояния в Истине, то невротичность современного человечества есть расплата за безумную жажду удовольствий и утверждения в самости.

Невротик, мрачно мня себя героем, подобно застенчиво-робкому в жизни Ницше, отвергает истинную силу. Над главным проявлением силы — кротостью, способной вязать могучими узами гнев и гневные фантазии, гноем истекающие в жизнь, глумится, почитая ее слабостью и променивая на истеричность. А ведь «кротость есть скала, возвышающаяся над морем раздражительности, о которую разбиваются все волны, к ней приражающиеся: а сама она не колеблется» (св. Иоанн Лествичник). Вот какова в действительности (по описанию св. Ефрема Сирина) эта сила, предотвращающая озверение общества: свирепеющий «и собственного зла сдержать не может», а кроткий «удерживает и чужое; тот и самим собой владеть не может, а этот обуздывает и другого <…> Кроток тот, кто может переносить нанесенное ему самому оскорбление, но защищает несправедливо обиженных и сильно восстает против обижающих. <...> «Кроткий, если и обижен, радуется, если и оскорблен, благодарит: гневных укрощает любовью; принимая на себя удары, остается тверд; во время ссоры спокоен, в подчинении веселится, не уязвляется гордыней, в уничижении радуется, заслугами не превозносится, не кичится, со всеми живет в тишине, всякому начальству покорен, на всякое дело готов, во всем заслуживает одобрения… О блаженное богатство — кротость!»

Все силы души, разобщенные между собой по причине отлученности от чистейшего источника жизни, от красоты, истины, святости, оголенные от добродетелей и предавшиеся злу, приходят в расстройство, становятся негодными и не могут исцелиться сами собою. Таких ли негодников воспитывать школе?


Случайные файлы

Файл
18701.rtf
73639.rtf
13655.rtf
166223.rtf
58968.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.