Фантазия C-dur Р. Шуман (106970)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение

  1. Фортепианное творчество Роберта Шумана

  2. Фантазия C-dur

  3. Анализ I части произведения

Заключение

Литература

Приложение



Введение


Рондо-соната принадлежит к формам смешанного типа, так как соединяет качества двух форм — рондо и сонатной.

По определению Л. Мазеля «рондо-сонатой называется такой вид рондо с тремя (изредка четырьмя) эпизодами, в котором крайние эпизоды тематически и тонально находятся в том же соотношении, что и побочные партии экспозиции и репризы сонатной формы. Средний (центральный) эпизод может быть заменён разработкой предшествующих тем».

Эта форма сложилась в финалах сонат, квартетов, симфоний во второй половине XVIII века. Она начинается и продолжается как классическое рондо, но не ограничивается пятью традиционными частями. Вместо третьего (изредка четвёртого) эпизода возвращается первый и не в своей доминантовой тональности, а в главной: как будто он представляет собой побочную партию и вместе с предшествующим проведением рефрена образует репризу сонатной формы. После возвращения первого эпизода (побочной партии) может в четвёртый (пятый) раз прозвучать рефрен, но может сразу последовать кода. Так возникает форма, модулирующая из рондальности в сонатность, а по общему плану ещё и напоминающая сложную 3-х частную с трёхчастными крайними частями, экспозицией, репризой и центральным эпизодом (или трио), но с тональным объединением в общей репризе:


A B ACA B (A)

↓ ↓

D T


Само название рондо-сонаты свидетельствует о промежуточном характере формы, а потому доля рондальности и сонатности может быть в одних случаях больше, а в других меньше.

Вступление в рондо-сонате встречается сравнительно редко. Кода, напротив, бывает довольно часто. Иногда последнее проведение главной темы сливается с кодой. Об этом говорят типичная для коды структура и гармонические обороты. В ней используется чаще всего материал главной темы и центрального эпизода.

Цель и задачи исследования

Целью настоящей исследовательской работы является выявление особенностей рондо-сонатной формы на примере I части Фантазии C-dur Р.Шумана.

Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи:

  1. дать характеристику фортепианного творчества композитора;

  2. рассмотреть стилевые и композиционные особенности Фантазии C-dur Р.Шумана;

  3. выявить преемственные жанрово-стилевые связи на примере I части Фантазии C-dur Р.Шумана.

Объект и предмет исследования

Объектом исследования является Фантазия C-dur Р.Шумана

Предмет исследования — стиль, жанр, особенности фактуры и формы данного произведения.

Методы исследования

Данная работа основана на комплексном подходе к анализу формы и средств музыкальной выразительности жанра фантазии. В качестве основных методов исследования применялись анализ-синтез (музыкальный материал) и музыковедческий анализ.



I. Фортепианное творчество Р. Шумана


В 1830-е годы развертывается деятельность крупнейшего немецкого музыканта-романтика первой половины XIX века Роберта Шумана (1810-1856). Протекавшая всецело в пределах Германии, она вскоре приобретает мировое значение. «Новый музыкальный журнал» Шумана становится глашатаем передовых идей в искусстве. Постепенно получают признание сочинения гениального композитора и его заслуги как создателя одного из важнейших направлений в романтической музыке.

В своем творчестве Шуман причудливо сочетал черты романтизма и реализма. Многим сочинениям композитора присущ колорит необычности, фантастики. Вместе с тем они насыщены глубоко жизненным содержанием.

Широко отражая разнообразные явления действительности, музыка Шумана особенно глубоко воплощает внутренний мир человека. Сам композитор в одном из своих афоризмов говорит: «Освещать глубину человеческого сердца – вот назначение художника». Именно в этой области наиболее полно раскрылось его собственное дарование. Он внёс особенно много нового в музыкальную литературу. Великий знаток человеческой души, Шуман стал одним из создателей и крупнейших представителей психологического направления в музыке XIX века.

Существенной чертой творческого метода композитора было воплощение диалектики развития человеческих чувств, раскрытие в них внутренних контрастов и противоречий. В этом смысле он продолжал линию творческих исканий Бетховена.

Шуман неустанно подчеркивал раздвоение своего героя – а вместе с тем и собственного творческого я, так как этот герой – двойник композитора, на контрастные начала. Оба они выражают две важнейшие сферы идейно-эмоционального мира автора. Возникая во многих сочинениях, Флорестан и Эвзебий в каждом из них имеют свои индивидуальные особенности. Можно говорить и о некоторых типовых чертах этих образов. Флорестан, названный по имени одного из действующих лиц бетховенской оперы «Фиделио», воплощает энергию, могучий душевный порыв, страстное стремление человеческого духа к высоким, заветным целям. Эвзебий (в переводе «кроткий, мечтательный») олицетворяет иную фазу этого стремления – мечтательность, порой затаенное желание, просьбу, скрытое томление. Образы Флорестана и Эвзебия, имевшие в годы «борьбы за Клару» глубоко личный «подтекст», приобрели вместе с тем более широкое значение. В них нашли свое выражение передовые общественные тенденции «просыпающейся» Германии.

В некоторых сочинениях Шумана наряду с образами Флорестана и Эвзебия слышится спокойно-рассудительный голос мастера Раро, олицетворяющего в афоризмах композитора разум, мудрость, жизненный опыт. Этот голос звучит, например, в «послесловии» к первой части Фантазии (Adagio). Оно создает впечатление умиротворения после взволнованного музыкального повествования.

В юности Шуман мечтал о карьере фортепианного виртуоза. Его учитель Ф.Вик пророчил ему на этом пути блестящую будущность. В письме к матери Роберта он писал, что сделает ее двенадцатилетнего сына «в течение трех лет одним из величайших пианистов, который будет играть одухотвореннее и теплее Мошелеса и величественнее Гуммеля».

Исполнение молодого музыканта, по воспоминаниям современников, производило глубокое впечатление, особенно его импровизации. Товарищ Шумана по Гейдельбергскому университету, увлекавшийся музыкой и часто игравший с будущим композитором в четыре руки, писал о его «свободных фантазиях»: «Признаюсь, что от этих непосредственных музыкальных высказываний Шумана я испытывал такое наслаждение, какого мне искусство впоследствии не давало. Хотя я слышал больших артистов. Из одной музыкальной мысли, приобретавший различный облик, словно сами собой били ключом и изливались другие; при этом обнаруживался глубокий своеобразный дух Шумана во всем обаянии своей поэтичности, с явно различимыми чертами его музыкальной индивидуальности – присущей ей энергией, первозданной силой и ароматно-нежной, задумчивой мечтательностью. Эти вечера, затягивавшиеся часто до глубокой ночи и заставлявшие нас забывать все на свете, будут памятны мне до конца моих дней».

Хотя Шуману и не удалось стать концертирующим пианистом, он не потерял интереса к фортепиано. Его опусы с 1-го по 23-й включительно содержат одни лишь фортепианные произведения.

Лучшее, наиболее ценное создано Шуманом для фортепиано. Именно в музыке для этого инструмента композитор проявил себя как подлинный новатор, проложивший новые пути в искусстве.

Основная тема творчества Шумана — современный ему человек со сложным внутренним миром чувств, с его мыслями об окружающем. Шуман стремился выразить в музыке всё, что затрагивало ум и сердце.

Тесная связь с действительностью, желание отобразить в музыке окружающий мир вносили в творчество Шумана черты реализма. Понимание музыки как важнейшего средства общения людей сообщало его произведениям характер протеста против косности и отсталости немецкого общества. Однако бунтарские порывы сменялись порой у композитора пассивными настроениями: временами он отказывался от активной борьбы, замыкался в мир личных переживаний. Но изображал внутренний мир человека с огромной силой и искренностью истинного художника.

По сравнению с композиторами предшествующей эпохи, Шуман значительно обогащает и расширяет круг образов, идей и настроений. Новое содержание требует новых способов выражения, новых форм, созвучий, ритмов.

Наиболее характерна для фортепианного творчества форма цикла («Бабочки», «Карнавал», «Танцы давидсбюндлеров», «Детские сцены», «Лесные сцены», «Фантастические пьесы»). Все эти циклы программны. Названия помогают слушателю и исполнителю верно истолковать содержание произведения. Программная музыка занимает большое место в творчестве Шумана.


II. Фантазия C-dur


Одно из самых вдохновенных шумановских созданий, Фантазия C-dur ор.17 (1836), посвящённая Ференцу Листу. Это выдающийся образец синтетической формы романтиков, сочетающей элементы сонаты, вариаций, рондо, песенных и полифонических принципов развития. Колеблясь в определении жанра этого произведения, Шуман вначале хотел назвать его «Большой сонатой», затем «Поэмами» и, наконец, избрал более свободное название — «Фантазия». В ней большое место занимает лирика, навеянная личными переживаниями. «… Фантазию ты сможешь понять, — писал Шуман Кларе, — если мысленно перенесёшься к несчастному лету 1836 года, когда я должен был отречься от тебя».

Композиционная логика трёхчастного цикла Фантазии опирается в некоторой степени на программный замысел произведения. Композицию предвосхищает эпиграф из Фр. Шлегеля:


Случайные файлы

Файл
66599.rtf
GRAFIK.DOC
60668.rtf
93750.rtf
21842.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.