Стратегический треугольник Москва - Дели - Пекин (97100)

Посмотреть архив целиком

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

(ДВПИ имени В.В.Куйбышева)




ТИХООКЕАНСКИЙ ИСТИТУТ ПОЛИТИКИ И ПРАВА

КАФЕДРА ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ


КУРСОВАЯ РАБОТА


СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК «МОСКВА – ДЕЛИ – ПЕКИН» ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ





Выполнила:

Студентка 3-го курса гр. П-6221

Дриго Мария Александровна

Проверил:

Старший преподаватель

Костюк Антон Валерьевич



Владивосток 2009


ПЛАН


Введение

Глава 1. Формирование стратегического треугольника «Москва – Дели – Пекин»

1.1. Возникновение идеи формирования стратегического треугольника «Москва – Дели – Пекин

1.2. Перспективы политического «треугольника»

Глава 2. Позиции сторон в отношении стратегического треугольника «Москва – Дели – Пекин»

2.1. Российско-китайское стратегическое партнерство

2.2. Партнерские отношения между Индией и Россией

2.3. Китайско-индийские взаимоотношения

Заключение

Список использованной литературы



Введение


Актуальность темы исследования. Азиатская политика России за последнее время существенно изменилась. В советские годы она по преимуществу сводилась к связям с арабскими странами и Индией, которые воспринимались в качестве геополитических союзников СССР, борющихся с "империализмом". Сейчас приоритеты иные. Само формирование азиатского вектора отечественной политики воспринимается, как способ преодолеть зависимость от Запада, восстановить российскую геополитическую субъектность и как вклад в формирование многополярного мира в противовес Pax Americana.

При подготовке к написанию данной курсовой работы были проанализированы различные научные и публицистические работы, которые, основываясь на структуре работы, можно разделить на несколько групп:

Первую группу составляют научные источники, которые помогли сформулировать теоретическую основу работы: рассмотреть идею формирования стратегического треугольника «Москва – Дели – Пекин» и выявить перспективы данного «треугольника». Это, прежде всего, работы Разуваева В.В., Кудинова Л.Б., Михайлова Т.А.

Во вторую группу входят источники, рассматривающие позиции сторон в отношении стратегического треугольника «Москва – Дели – Пекин»: Неклесс А.И., Девятов А., Панарин А.С. Данные авторы рассматривают российско-китайское стратегическое партнерство, партнерские отношения между Индией и Россией, китайско-индийские взаимоотношения.

В связи с этим, выделим цель нашего исследования – комплексная характеристика стратегического треугольника «Москва – Дели – Пекин» во внешней политике России.

Реализация поставленной цели определила следующие задачи:

  1. Рассмотреть возникновение идеи формирования стратегического треугольника «Москва – Дели – Пекин».

  2. Выявить перспективы политического «треугольника».

  3. Рассмотреть российско-китайское стратегическое партнерство.

  4. Определить партнерские отношения между Индией и Россией.

  5. Рассмотреть китайско-индийские взаимоотношения.

Объектом данной работы выступает: стратегический треугольник «Москва – Дели – Пекин».

Предметом данной работы выступает: внешняя политика России.

В своей работе мы использовали следующие методы к исследованию:

  • сравнительный метод;

  • структурно-функциональный метод;

  • метод обобщения;

  • классификационный метод;

  • метод индукции;

  • изучение монографических публикаций и статей;

  • аналитический метод.

Структура нашей работы включает в себя следующие части:

Введение, основная часть, состоящая их двух глав, заключение и список использованной литературы.

В первой главе мы рассмотрим возникновение идеи формирования стратегического треугольника «Москва – Дели – Пекин» и практическую реализацию данной идеи.

Во второй главе мы рассмотрим и проанализируем позиции сторон в отношении стратегического треугольника «Москва – Дели – Пекин».

В заключении подведем итог проведенного исследования.



Глава 1.Формирование стратегического треугольника «Москва –

Дели – Пекин»


    1. Возникновение идеи формирования стратегического

треугольника «Москва – Дели – Пекин»


В декабре 1998г. премьер-министр России Е.М. Примаков в ходе официального визита в Индию высказал мнение о желательности формирования «стратегического треугольника Москва - Дели - Пекин».0 Слова тогдашнего руководителя российского правительства оказались хотя и неожиданными, но по-своему логичными. Произнесенные в Дели, они подчеркивали заинтересованность России в укреплении связей между Индией и Китаем в условиях, когда Москва развивала отношения стратегического партнерства с ними и выражала недовольство бомбардировками территории Ирака американскими и английскими самолетами.

Хотя Е.М. Примаков подчеркнул, что его предложение не носит официального характера и он имел в виду лишь желательность такой структуры, как «геополитический треугольник», вопрос о новом «тройственном союзе» постепенно занял заметное место в дискуссиях по вопросам международной и региональной политики.

Первая реакция индийской общественности была в целом осторожной и критической. Отмечая важность развития двусторонних отношений с Пекином, индийская печать подчеркивала сохраняющиеся на этом пути препятствия в виде нерешенной погранично-территориальной проблемы между двумя странами. Вызывала в Дели озабоченность и усматривавшаяся им антизападная направленность предлагаемого тройственного партнерства. Отношения с Западом, в первую очередь с США, имели для индийского правительства существенное значение в период, когда шли переговоры об отмене Вашингтоном экономических санкций, введенных американцами в ответ на проведение Дели в мае 1998г. серии подземных ядерных взрывов.

Развернувшиеся в начале 1999г. события вокруг Косово и военная агрессия НАТО против Югославии вызвали неприятие и настороженность в Дели. Индийское руководство, как, впрочем, и политические элиты многих других государств, восприняли действия Организации Североатлантического договора как покушение на суверенитет национального государства и увидели в них тревожный для себя прецедент. В соответствии с изменившейся обстановкой стала меняться и оценка индийской стороной пожеланий российского премьера. В марте 1999г. глава индийского правительства А.Б. Ваджпаи призвал вернуться к его рассмотрению. Однако в период острого кризиса в отношениях с Пакистаном, в мае-июне того же года, позиция Дели вновь изменилась. Поддержка, оказанная ему Вашингтоном, снизила градус антиамериканских настроений. Разочаровал Дели и Пекин, не отказавшийся от особых отношений с Исламабадом.

Настороженная реакция КНР на слова Примакова обусловливалась рядом причин. Там не забыли утверждений индийского премьера и министра обороны, которые в мае 1998г. оправдывали ядерные испытания угрозами со стороны Китая как потенциального противника. Пекин, так же как и Дели, не вполне устраивал антизападный подтекст сделанного Примаковым предложения, прежде всего из-за роли, которую США, их союзник Япония и объединенная Европа играют в качестве торгово-экономических партнеров Китая. Наконец, согласно традиционным и неоднократно декларировавшимся принципам внешней политики, Пекин предпочитает не вступать в какие-либо альянсы, развивая отношения преимущественно на двусторонней основе.

Реакцией властей в Индии и Китае, однако, не исчерпывался отклик на российское предложение.0 Определенная часть индийской и китайской общественности отнеслась к нему с пониманием и одобрением. Согласно распространенному мнению, России удалось сохранить на Востоке определенное уважение к себе. Опросы общественного мнения в Китае и Индии показали, что она по-прежнему находится среди самых популярных стран. В Китае не забыли о советской помощи 40-50-х гг., а в Индии помнят о всесторонней и многообразной поддержке, оказывавшейся Москвой на протяжении ряда десятилетий. Тому, что инициатива России о «треугольнике», включающем китайско-индийскую ось, была с интересом встречена частью «политической общественности» Китая и Индии, видимо, способствовало длительное отсутствие серьезных осложнений между ними.

Более того, как бы в ответ на пожелания Е.М. Примакова и в обстановке выше уже отмеченного вмешательства НАТО в Югославии (бомбардировки Белграда привели к жертвам среди граждан КНР и на время изрядно обострили китайско-американские связи) официальные круги Индии и Китая сделали шаги навстречу друг другу. Спустя год после антикитайских выпадов официальных лиц Индии, в июне 1999 г., Пекин посетил индийский министр иностранных дел Дж. Сингх. Его визит ознаменовал улучшение китайско-индийских отношений, что имело особенно существенное значение для Индии, так как он состоялся в разгар ее вооруженного конфликта с Пакистаном.

Посетившие Пекин в том же месяце министр иностранных дел и премьер-министр Пакистана не добились поддержки Китая. И не случайно после этих визитов пакистанское руководство прислушалось к настоятельным пожеланиям Вашингтона и в начале июля приняло меры для прекращения горячей фазы прямого противостояния с Индией в Кашмире. Однако военный переворот в Пакистане в октябре 1999 г. выявил различия в подходах Индии и Китая. Дели не скрыл разочарования в связи с нарушением демократических порядков в соседней стране. Пекин посчитал это внутренним делом Пакистана и пусть не сразу, а лишь по прошествии нескольких месяцев после переворота, в январе 2000 г., согласился принять главу новой администрации генерала П. Мушаррафа.


Случайные файлы

Файл
144135.rtf
132777.rtf
143303.rtf
Audit.doc
PDA-0069.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.