Демографическая проблема в отношениях России и Китая (96991)

Посмотреть архив целиком

Введение


I Сущность и причины возникновения демографической проблемы

II Геополитические причины сдерживания некотролируемой миграции

III Концепции решения демографической проблемы

IV Региональные проблемы, связанные с демографическим фактором

Заключение

Литература



Введение


В современной научной литературе, касающейся положения дальневосточных территорий России относительно стран АТР, прочно закрепилось словосочетание "демографический дисбаланс". Чаще всего оно употребляется применительно к соотношению показателей численности и плотности населения на Дальнем Востоке России и в Китае. Исследователи, как правило, подчеркивают эти диспропорции, считают необходимым их учет при анализе приграничного взаимодействия, построении сценариев развития российско-китайских отношений, выработке внутренней и внешней политики.

Ряд исследователей полагают, что эта ситуация создает демографическое давление на государственную границу, грозит нарушить этносоциальный дисбаланс в регионе, вызывает алармистские настроения в общественном мнении и восприятии, способна повлиять на политику официального Пекина и провинциальных китайских властей3 При этом в качестве дополнительного приводится следующий довод: в то время как трудовые ресурсы северо-восточных провинций Китая к концу 1990-х годов достигли 44 миллионов человек, на всем Дальнем Востоке России они исчислялись цифрой в 3 миллиона".

И если вспомнить о большом числе незанятых среди трудоспособного населения в Китае, то логично предположить, что колоссальный избыток трудовых ресурсов в этой стране может обернуться катастрофой для многих категорий российских работников на внутреннем рынке труда, в первую очередь на Дальнем Востоке.

Как следствие, при оценке перспектив отношений между Россией и Китаем в приграничных районах большинство отечественных экспертов склонны рассматривать демографический фактор как первостепенный. Более того, нередко проблема демографического дисбаланса ставится в плоскость практической политики, и тогда можно услышать вопросы: не создает ли «разность демографических потенциалов» угрозу экономической, продовольственной и экологической безопасности России, ее территориальной целостности? И что должно предпринять российское правительство для улучшения демографической ситуации на Дальнем Востоке?

Цель работы: рассмотреть демографическую проблему в отношениях России и Китая.

Задачи работы:

  1. Охарактеризовать сущность и основные факторы возникновения демографической проблемы

  2. Выявить причины, сдерживающие развитие экспансии Китая в Россию

  3. Описать основные концепции противодействия демографическому давлению Китая

  4. Проанализировать региональные проблемы, связанные с демографическим фактором



I Сущность и причины возникновения демографической проблемы


Демографическая проблема представляет собой процесс неконтролируемой миграции населения Китая в приграничный районы России. Причин здесь несколько, и они хорошо известны. Говоря о них, мы хотим главным образом подчеркнуть их неравноценную значимость – это фундаментальные долговременные факторы, образующие геополитическую структуру российско-китайских отношений, мы выделяем три таких фактора.

Первый из основных факторов – это огромное население Китая, существующее в условиях нехватки природных ресурсов: воды, пахотных площадей, леса, энергоносителей рядом со слабозаселенным российским Дальним Востоком – то, что получило название «демографического давления».

Некоторые российские исследователи, доказывая выгоду и отсутствие опасности для принимающей страны от присутствия китайской диаспоры, ссылаются на пример США, Канады, Австралии или Западной Европы1. Не следует забывать, однако, что ни одна из этих стран не имеет общей с Китае границы. К тому же США будут, надо полагать, посильнее и России, и Китая, а Канада и Австралия, случись что, могут рассчитывать на американское военно-политическое покровительство. Поэтому равняться на численность китайских общин в названных странах нам не стоит.

Перемещение даже малой части населения северо-восточных провинций Китая на российский Дальний Восток и в Сибирь способно изменить демографический баланс этих территорий настолько, что реальный суверенитет России над ними окажется под вопросом. Российский исследователь П. Я. Бакланов полагает, что «в целом рубеж безопасной миграции находится в интервале до 5 млн. человек…Если общий объем мигрантов превысит численность постоянного населения приграничного района, то возможно изменение статуса этого коренного населения и резкое возрастание этнической общности населения по обе стороны границы»2. Думается, что на самом деле критическая черта проходит гораздо ниже. Не случайно царское правительство приняло политику постепенного вытеснения китайского труда, когда доля китайского населения составляла 10 - 15% от российского.

Второй из основных факторов – растущая мощь Китая («комплексная государственная мощь»), в которую, вообще говоря, входит и его гигантский демографический потенциал, но в данном случае мы имеем в виду ее военную и экономическую составляющие. «Мы не можем абстрагироваться от того, что китайское руководство намерено осуществить планомерное наращивание «совокупной государственной мощи», в том числе военного потенциала страны», - отмечает директор Института Дальнего Востока РАН М.Л. Титаренко3. Стремительное наращивание могущества Китая создает разительный контраст с упадком военной и экономической мощи России, развалом экономики Дальневосточного региона и ослаблением его хозяйственных и административных связей с европейской Россией. Смягчение этого контраста в перспективе не просматривается.

Третий фактор - это обусловленный возросшими экономическими потребностями интерес Китая к использованию сырьевых богатств Сибири, а, значит, и к экспансии в эту часть России. Конечно, и в дореволюционное время китайцы охотно пользовались дарами тайги и моря на российском Дальнем Востоке, нелегально мыли золото. Но теперь ресурсные запросы Китая приобрели совершенно иные масштабы, стали делом государственной важности.

В сфере идеологии эти запросы оформились в виде концепции «северной целины», ждущей своих открывателей, неважно, из какой страны пришедших. В сфере экономики они привели к проработке крупных проектов по транспортировке нефти, газа и электроэнергии из Сибири в КНР, к договоренностям об участии китайских предприятий в финансировании программ освоения лесных ресурсов России, развития транспортной инфраструктуры и т.д.

Безусловно, такое сотрудничество может принести России замечательные результаты. Но только в том случае, если молодые российские государственные структуры и эгоистичные российские корпорации сумеют отстоять интересы страны в ходе деловых переговоров с сильной, уверенной в себе и хорошо организованной китайской стороной. Если российские переговорщики не будут деморализованы видимым превосходством партнера, славящегося своей неуступчивостью, и не поддадутся капитулянтским настроениям, имеющим свойство возникать в подобных ситуациях. Органической составной частью крупных проектов, равно как и самостоятельным направлением сотрудничества может стать использование в России китайской рабочей силы (первое подразумевается само собой). Китайская сторона придает серьезнейшее значение идее «обменивать свои финансовые и людские ресурсы на российское сырье» и активно привлекает к ней внимание российских партнеров. Так, президент Академии общественных наук провинции Хэйлунцзян Цюй Вэй на одной из совместных двусторонних конференций, выражая готовность направить на российский Дальний Восток практически неограниченное количество китайских рабочих, утверждал: «Россия нуждается не в десятках или сотнях тысяч, а в миллионах китайских рабочих рук в интересах развития своей экономики. Предлагается, чтобы российское правительство поставило на повестку дня вопрос о принятии политики, поощряющей приезд китайской рабочей силы в Россию, создавало у общественности доброжелательное отношение к появлению китайской рабочей силы на российском рынке»4.

Таковы глубинные геополитические факторы, индуцирующие естественную тревогу и недоверие к перспективам наших отношений с Китаем у российской общественности. Мы говорим «естественную» потому, что совокупность этих факторов в их развитии объективным и вполне понятным образом ведет к созданию ситуации, когда Пекин окажется физически в состоянии направлять хозяйственную жизнь Дальнего Востока в собственных интересах и далее, возможно, поставить вопрос о пересмотре его государственной принадлежности. Подчеркиваем: речь идет только о физической возможности, не о политических намерениях, не о политической воле. Намерения и воля китайских руководителей – совсем другое дело, они определяются отнюдь не только раскладом сил и интересов в двусторонних отношениях. Заметим также, что для Китая превращение российского Дальнего Востока в зону своей экспансии и растущего влияния означало бы своего рода возвращение на «утраченные территории», память о которых хранили и Чан Кайши, и Мао Цзэдун, и Дэн Сяопин и которая ныне воспроизводится в мировоззрении молодого поколения с помощью школьных и вузовских программ. Сегодня в трактовке китайцами своего исторического прошлого четко ощущается стремление подчеркнуть свою самостоятельность и самобытность, во имя чего при освещении истории советско-китайских отношений замалчивается или преуменьшается роль Коминтерна в создании китайской Компартии, затушевывается значение КВЖД для хозяйственного освоения Северо-Восточного Китая, приглушается роль Советской Армии в освобождении этого района страны и т.д.. Что, если эти попытки подправить историю в националистическом духе представляют собой начало пробуждения великодержавного менталитета, присущего в средние века Срединному государству? - такой вопрос возникает у многих россиян.


Случайные файлы

Файл
157905.rtf
110506.rtf
166748.rtf
сНИ3.doc
2631.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.