Энергетическая безопасность и проблемы ее обеспечения в современной мировой экономике (96753)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение 2

Глава I. Механизмы реализации концепции энергетической безопасности на глобальном уровне 5

1.1. Тенденции развития мирового энергетического рынка и проблема энергетической безопасности 5

1.2. Основные принципы энергетической безопасности 6

1.3. Глобализация энергетической безопасности 9

Глава 2. Проблемы энергетической безопасности в деятельности региональных союзов 15

2.1. Проблемы формирования системы международной энергетической безопасности АТР 15

2.2. Энергетическая безопасность для США 16

2.3. Энергодиалог Россия – ЕС 18

2.4. Развитие российского ТЭК в глобальном контексте 21

Глава III. Основные методы укрепления глобальной энергетической безопасности 25

3.1. Повышение прозрачности, предсказуемости и стабильности глобальных энергетических рынков 25

3.2. Улучшение инвестиционного климата в энергетическом секторе 26

3.3. Повышение энергоэффективности и энергосбережения 29

Заключение 32

Список используемых источников 35

Глоссарий 37

Приложения 38



Введение


Данная работа имеет значительную актуальность в силу того, что энергоресурсы имеют критически важное значение для улучшения качества жизни и расширения возможностей, открывающихся перед гражданами стран мира - как развитых, так и развивающихся. Поэтому обеспечение эффективного, надежного и экологически безопасного энергоснабжения по ценам, отражающим фундаментальные принципы рыночной экономики, представляет собой вызов для наших стран и всего человечества.

По большом счету можно сказать, что на данный момент не выработано единое понимание самого понятия энергетической безопасности, а в ряде случаев значения, которые страны вкладывают в это понятие прямо противоположны друг другу. Но в контексте понимания этого понятия как глобального, энергетическая безопасность означает не только предотвращение конфликтов за энергетические ресурсы между поставщиками и потребителями, внутри группы стран-поставщиков и внутри группы стран-потребителей, но и расширение доступа к энергетическим ресурсам. Невозможность развития экономики без энергетики означает также невозможность преодоления проблем, которые давно признаны мировым сообществом как глобальные: бедность, эпидемии, низкий уровень образования, угрозы экологии и др. Из этого следует вывод, что энергетическая безопасность не может не быть составной частью глобальной системы безопасности.

На данный момент в мировом сообществе существует понимание того, что углеводородные ресурсы, являющиеся на данный момент базовыми, могут быть исчерпаны через определенное время. Соответственно страны-поставщики, так же, как и все остальные, будут постепенно приходить к необходимости изменения структуры своего топливно-энергетического баланса, уделяя все большее внимание альтернативным источникам энергии.

Сохранение ситуации, при которой 2 млрд. людей не имеют доступа к энергетическим ресурсам, грозит гуманитарными катастрофами, ростом напряженности в мире, появлением новых конфликтов и усугублением имеющихся глобальных проблем. И именно в рамках международного механизма по обеспечению энергетической безопасности возможен выход за пределы исключительно торгово-финансовых энергетических взаимоотношений отдельных стран, и создание системы устойчивого обеспечения энергетическими ресурсами всех стран.

Основной сферой деятельности данной инстанции должно стать обеспечение глобальной энергетической безопасности путем предотвращения и разрешения конфликтов в данной сфере, а также путем управления глобальным сбалансированным энергетическим потенциалом. Для этого необходимо достижения максимально широкого согласия стран, которые на данный момент в качестве поставщиков или потребителей имеют устойчивый доступ к энергетическим ресурсам. Ключевой целью управления глобальным энергетическим потенциалом должно стать как поддержание энергетической ресурсной базы планеты, так и ее справедливое распределение. В ближайшее время на первый план в этом направлении выйдет задача обеспечения энергетическими ресурсами тех стран, которые пока не имеют к ним устойчивого доступа и лишены возможности обеспечить это за счет слабости экономики или иных факторов.

Международный механизм глобальной энергетической безопасности мог бы стать той инстанцией, которая бы от имени международного сообщества управляла бы как подобными международными энергетическими центрами, так и иными организациями или формами, нацеленными на создание глобального сбалансированного энергетического потенциала. [1] Цель моей работы – раскрыть сущность понятия энергетической безопасности и указать на основные проблемы, связанные с ее обеспечением.

Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих задач: в процессе настоящего исследования попробуем выявить тенденции развития мирового энергетического рынка; выделим основные принципы энергетической безопасности, которые в той или иной степени разделяют все государства; рассмотрим явление глобализации энергетической безопасности; раскроем возможность создания международного механизма глобальной энергетической безопасности для решения становящихся все более острыми энергетических проблем; покажем взаимосвязь проблем энергетической безопасности в деятельности различных региональных союзов.

Объектом данного исследования является проблема энергетической безопасности. Предмет изучения – современная мировая экономика в части обеспеченности природными ресурсами и энергетический потенциал отдельных стран.

Работа состоит из введения, основной части, включающей в себя три главы (1. Механизмы реализации концепции энергетической безопасности на глобальном уровне; 2. Проблемы энергетической безопасности в деятельности региональных союзов; 3. Основные методы укрепления глобальной энергетической безопасности), заключения, списка используемых источников, работа иллюстрирована таблицами.



Глава I. Механизмы реализации концепции энергетической безопасности на глобальном уровне


1.1. Тенденции развития мирового энергетического рынка и проблема энергетической безопасности


Согласно имеющимся прогнозам, мировое энергопотребление может возрасти на треть за ближайшие 15 лет, и примерно на 45% - в предстоящем двадцатилетии. Мировой спрос на нефть, по тем же оценкам, сможет возрасти к 2025 г. на 35 млн. баррелей в день (42%); газа – на 1,7 трлн. куб. м в год (60%). (см. Приложения 1, 2, 3)

Ситуация на мировом рынке характеризуется следующими четырьмя важнейшими обстоятельствами:

резкий рост потребности развивающихся азиатских стран в энергоресурсах (до 45% перспективного прироста мирового спроса на нефть);

увеличение разрыва между объемами потребления и объемами производства газа в развитых экономических странах (так, к 2020 г. от 60% до 70% газоснабжения Европы будет обеспечиваться за счет импорта);

недостаток нефтеперерабатывающих и транспортных мощностей и ограниченность дополнительных мощностей по добыче нефти;

недостаточная информационная транспарентность мировой торговли нефтью.

Все эти обстоятельства выдвинули на передний план проблему энергетической безопасности. В свою очередь, процессы глобализации, с которыми мировое сообщество столкнулось еще в XX веке, непосредственно затрагивают сферу мировой энергетики. [15]

Россия, с учетом собственного конкурентного позиционирования на глобальном рынке, понимает проблему энергетической безопасности как, в первую очередь, надежность обеспечения всех стран и всего населения планеты энергоресурсами.

Достижению глобальной энергетической безопасности будет способствовать реализация всем мировым сообществом системы мер по трем основным направлениям:

надежное обеспечение мировой экономики традиционными видами энергоресурсов;

рост эффективности использования энергетических ресурсов и защита окружающей среды;

разработка и использование новых источников энергии.

Свой вклад в решение проблемы глобальной энергетической безопасности Россия вносит как непосредственно в процессе развития топливно-энергетического комплекса страны, так и в ходе расширяющегося международного сотрудничества. [16]


1.2. Основные принципы энергетической безопасности


Несмотря на всю разницу в подходах ведущих государств, существуют и очевидные точки сближения в понимании энергетической безопасности. По сути, возможно выделить основные принципы, которые в той или иной степени разделяют все государства.

Во-первых, энергетическая безопасность – это взаимная ответственность потребителя и поставщика энергетических ресурсов. Это признают все, однако проблемы начинаются там, где потребитель и поставщик начинают требовать друг от друга гарантий поставок или оплаты этих поставок. К примеру, в умеренном варианте, требование гарантий поставок может приводить к требованию потребителя допустить представляющие его экономические интересы компании к разработке и транспортировке энергетических ресурсов на территории страны-поставщика. Это вариант требование ЕС к России, на что, как отмечено, она отвечает аналогичным требованиям доступа к системам непосредственного распределения ресурсов до конечного потребителя.Т. е. это требования открытия экономических границ.

В радикальном варианте гарантирование поставок может выражаться в прямом политическом и экономическом диктате странам-поставщикам, вплоть до проведения против них военных операций. Это, с некоторыми оговорками, стратегия США.

Однако есть и третий вариант, представленный азиатскими странами. Это готовность гарантировать поставки за счет, с одной стороны, участия компаний, представляющих экономические интересы потребителя в разработке энергетических ресурсов на территории страны-поставщика, с другой – играя по правилам страны-поставщика и вкладывая значительные средства в инфраструктуру добычи и транспортировки. В данном случае речь идет не о простой схеме товар-оплата, а о более сложных инвестиционных, страховых и иных договорных отношениях. Потребитель обеспечивает себе гарантии поставок за счет вложений в инфраструктуру поставщика, таким образом, также оптимизируя систему поставок, делая ее более современной, менее затратной и т.д., а поставщик, допуская потребителя к проектам на своей территории получает не только гарантированный и устойчивый рынок сбыта, но и стратегического инвестора.

Таким образом, речь идет о принципе ответственности взаимозависимости потребителя и поставщика. [14]

Далее, несмотря на ограниченное число стран, выступающих в качестве поставщиков энергетических ресурсов, развитие событий показывает, что между ними существует конкуренция, более того, сама ограниченность числа поставщиков порой может ужесточать эту конкуренцию. Одним из примеров является ситуация, складывающаяся на постсоветском пространстве.

Причем фактором, который стимулирует конкуренцию поставщиков, является согласие потребителей вокруг еще одного принципа энергетической безопасности, который они формулируют как диверсификация поставок. В то же время, следует отметить, что данный принцип также не может быть чужд и странам-поставщикам. На самом деле, на данный момент в мировом сообществе существует понимание того, что углеводородные ресурсы, являющиеся на данный момент базовыми, могут быть исчерпаны через определенное время. Соответственно страны-поставщики, так же, как и все остальные, будут постепенно приходить к необходимости изменения структуры своего топливно-энергетического баланса, уделяя все большее внимание альтернативным источникам энергии.

Тем не менее, на данный момент существует конкуренция между поставщиками энергетических ресурсов и она также должна быть встроена в систему глобальной энергетической безопасности. Важнейшим условием для этого является деполитизация энергетической безопасности. В самом деле, конкуренция, построенная на экономических принципах, конкуренция за потребителя является логичным и понятным явлением. Однако любое использование энергетических ресурсов в политических целях в сложившейся ситуации опережающего спроса ведет к конфликтам, развитие которых может быть непредсказуемым. Сама попытка сделать из энергетики, как необходимого условия экономического роста, предмет политического противостояния является вызовом глобальной системе энергетической безопасности.

Таким образом, принципами энергетической безопасности также являются деполитизация и честная конкуренция. При этом если можно представить конкуренцию между поставщиками, то гораздо более серьезным явлением является конкуренция между потребителями. По сути, учитывая то, что энергетика – необходимое условие экономического роста, данная конкуренция не должна присутствовать. Более того, учитывая приведенные данные о том, что треть населения планеты не имеет доступа к энергетическим ресурсам, становится также очевидным глобальное социальное измерение энергетической безопасности.

Энергетическая безопасность должна означать не только предотвращение конфликтов за энергетические ресурсы между поставщиками и потребителями, внутри группы стран-поставщиков и внутри группы стран-потребителей, но и расширение доступа к энергетическим ресурсам. Невозможность развития экономики без энергетики означает также невозможность преодоления проблем, которые давно признаны мировым сообществом как глобальные: бедность, эпидемии, низкий уровень образования, угрозы экологии и др. В данном контексте не следует забывать, что энергетическая безопасность не может не быть составной частью глобальной системы безопасности.

Одним из примеров работы в направлении обеспечения равного доступа всех стран энергетическими ресурсами является предложение России о создании международных ядерных центров, на это же, по всей видимости, будет направлена совместная российско-американская инициатива в сфере ядерного нераспространения, о начале работы над которой было заявлено на саммите в АТЭС в ноябре 2006 г. [11] Итак, можно выделить еще два принципа энергетической безопасности: глобальность и социальная направленность. В целом же, эти принципы выглядят следующим образом:

Ответственность взаимозависимости

Диверсификация поставок и источников энергетических ресурсов

Деполитизация

Честная конкуренция

Глобальность

Социальная направленность


1.3. Глобализация энергетической безопасности


Однако для политической практики недостаточно простой констатации принципов, которые могут быть положены в основу решения той или иной проблемы. Необходима также выработка механизма этого решения, построенного на соответствующих принципах.

При этом проведенный выше анализ показывает, что на данный момент ситуация находится на еще более раннем этапе – не выработано даже единое понимание самого понятие энергетической безопасности, а в ряде случаев значения, которые страны вкладывают в это понятие прямо противоположны друг другу.

Тем не менее, те страны, включая Россию, которые пытаются предложить максимально широкий и учитывающий разные интересы подход, в принципе, соглашаются с тем, что на данный момент понятие энергетической безопасности нельзя употреблять в отрыве от процесса глобализации. А отказ признать глобализацию энергетической безопасности означает, по выражению президента России г-на Владимира Путина, дорогу к энергетическому эгоизму.

Представляется, что глобализация энергетических проблем и энергетической безопасности как системы, нацеленной на их решение, означает необходимость не только выработки единого подхода на базе всеми признаваемых принципов, но и создания международного механизма, который бы учитывал именно глобальный аспект энергетического измерения.

Глобальный аспект касается подхода к энергетическим ресурсам не только как к средству торговли и получения прибыли отдельными игроками, но и как к одной из основ экономического и шире, гуманитарного развития мира, в целом. Одним из итогов активных дискуссий последнего времени вокруг проблемы энергетической безопасности стало растущее осознание того, что энергетика, так же как, к примеру, экология, обладает глобальным измерением – это сфера, проблемы и задачи которой касаются условий жизни каждого человека в каждой стране.

При этом несложно понять, что именно международный механизм глобальной энергетической безопасности мог бы обеспечить легитимный и авторитетный арбитраж как разных подходов к энергетическим проблемам, так и каждых конкретных спорных случаев в энергетической сфере. Речь идет не о вмешательстве его во внутренние дела или двусторонние политические или торгово-экономические отношения, а, к примеру, о блокировании тех случаев, когда отдельная страна вмешивается, причем не на базе существующих международно-правовых принципов, а на основе соображений политической целесообразности или внутреннего законодательства в сферу энергетической или безопасности других стран. В частности, именно такими могут быть последствия принятия США Акта об энергетической дипломатии и безопасности, предполагающего обеспечение энергетических интересов за счет оказания политического давления на другие страны. [6]

Далее, при понимании энергетики, которое не выходит за рамки торговых операций и получения прибыли, т.е. исключительно финансового аспекта, сложно представить возможность выделения поставщиками или потребителями определенных ресурсов для обеспечения энергетических потребностей слабых в экономическом отношении стран. Подобная энергетическая благотворительность не вписывается в существующие модели экономических отношений и, по большому счету, не имеет четких правовых оснований.

Однако, как уже сказано, глобализация энергетической безопасности связана не в последнюю очередь с гуманитарным измерением. Сохранение ситуации, при которой 2 млрд. людей не имеют доступа к энергетическим ресурсам грозит гуманитарными катастрофами, ростом напряженности в мире, появлением новых конфликтов и усугублением имеющихся глобальных проблем. И именно в рамках международного механизма по обеспечению энергетической безопасности возможен выход за пределы исключительно торгово-финансовых энергетических взаимоотношений отдельных стран, и создание системы устойчивого обеспечения энергетическими ресурсами всех стран.

Как заявил в уже цитированной статье президент России г-н Владимир Путин: «Сбалансированные и справедливые поставки энергоресурсов, несомненно, являются основой глобальной безопасности в настоящее время и на предстоящие годы». Однако складывающаяся ситуация показывает, что достигнуть компромисса в каждом конкретном случае оказывается довольно сложно и авторитета отдельных стран порой недостаточно, чтобы убедить другие действовать в сфере глобальной энергетики сообща.

Соответственно, необходим авторитет международной инстанции, которая была бы признаваемым арбитром в спорных вопросах и, таким образом, могла бы на практике обеспечить справедливость поставок и распределения энергетических ресурсов. Т. е. помимо системы двусторонних контрактных отношений, основанной на чисто экономических принципах должна также существовать система глобального доступа к энергетическим ресурсам, основанная и на гуманитарных принципах. Она может существовать лишь на базе согласия ведущих государств обеспечивать глобальную энергетическую безопасность и предоставить для этого ресурсы, формирующие, по выражению президента России г-на Владимир Путина, сбалансированный энергетический потенциал, а также при условии создания международного механизма, который бы получил легитимное право управлять этим потенциалом. [9]


1.4. Возможность создания международного механизма глобальной энергетической безопасности


Таким образом, для решения становящихся все более острыми энергетических проблем возможно создание международного механизма глобальной энергетической безопасности. В основу этого механизма должно быть положено создание единой международной инстанции по согласию всех государств наделенной полномочиями в сфере глобальной энергетики. Эта инстанция не должна иметь прав по вмешательству в двусторонние отношения в сфере энергетики за исключением случаев, когда этого потребуют сами стороны (арбитраж, разрешение конфликтов) или когда проблемы в этих отношениях приобретут характер угрозы другим государствам (предотвращение конфликтов).

Основной сферой деятельности данной инстанции должно стать обеспечение глобальной энергетической безопасности путем предотвращения и разрешения конфликтов в данной сфере, а также путем управления глобальным сбалансированным энергетическим потенциалом. Для этого необходимо достижение максимально широкого согласия стран, которые на данный момент в качестве поставщиков или потребителей имеют устойчивый доступ к энергетическим ресурсам. Ключевой целью управления глобальным энергетическим потенциалом должно стать как поддержание энергетической ресурсной базы планеты, так и ее справедливое распределение. В ближайшее время на первый план в этом направлении выйдет задача обеспечения энергетическими ресурсами тех стран, которые пока не имеют к ним устойчивого доступа и лишены возможности обеспечить это за счет слабости экономики или иных факторов.

Конкретный механизм данной системы распределения энергетических ресурсов предстоит выработать. Однако уже сейчас понятно, что его выработка невозможна вне согласия ведущих государств в области как поставок, так и потребления энергетических ресурсов. При этом данный механизм должен не заменить существующую систему поставок и расчетов между поставщиками и потребителями, а дополнить ее, учитывая глобальный гуманитарный аспект проблемы нехватки энергетических ресурсов, испытываемой значительной частью населения. [10] Первенство в инициативе создания данного механизма вполне может принадлежать России, чьи предложения, в том числе озвученные в 2006 г. в рамках G8, основаны именно на принципах глобальной энергетической безопасности и нацелены на обеспечение справедливого устойчивого доступа к энергетическим ресурсам всех стран. На это же направлена инициатива создания международных ядерных центров, в которых бы под контролем мирового сообщества осуществлялась бы генерация энергии, доступ к которой могли бы получить те государства, которые не имеют ядерных технологий, однако нуждаются в увеличении энергетических поставок для нужд своей экономики.

Международный механизм глобальной энергетической безопасности мог бы стать той инстанцией, которая бы от имени международного сообщества управляла бы как подобными международными энергетическими центрами, так и иными организациями или формами, нацеленными на создание глобального сбалансированного энергетического потенциала.

Итак, именно Россия, как крупнейший поставщик энергетических ресурсов и страна, прямо заявляющая о необходимости формирования глобальной энергетической безопасности, могла бы стать инициатором создания соответствующего международного механизма. Принятие же решения о его создании, а также обсуждение конкретных его форм и статуса возможно в рамках ООН. Как известно, новый генсек данной организации г-н Пан Ги Мун уже заявил, что основной своей задачей видит реформу ООН. При этом целью реформы является повышение авторитета и эффективности организации. Создание механизма глобальной энергетической безопасности вполне отвечает этой цели. Его функционирование призвано эффективно решать одну из наиболее острых глобальных проблем, а данная эффективность, в свою очередь, будет способствовать повышению авторитета как международной энергетической инстанции, так и той организации, на базе которой она была создана. Это будет также способствовать общему повышению авторитета международных институтов, как инстанций, которые в состоянии предложить адекватные ответы на глобальные вызовы современности и объединить разные государства, и их ресурсы для решения глобальных проблем. [12]



Глава 2. Проблемы энергетической безопасности в деятельности региональных союзов


2.1. Проблемы формирования системы международной энергетической безопасности АТР


Азиатского направление не случайно становится одним из приоритетных в энергетической политике России, о чем, к примеру, заявил в своей статье президент Владимир Путин, вышедшей накануне саммита АТЭС во Вьетнаме в ноябре 2006 г. Именно быстрорастущие и не замедляющие своего роста экономики азиатских стран постепенно выходят в число лидирующих потребителей энергетических ресурсов в мире. Учитывая нехватку собственных энергетических возможностей, они крайне заинтересованы в создании системы энергетической безопасности, которая гарантировала бы им поставки, в свою очередь, являющиеся гарантией дальнейшего роста экономики.

В этой связи страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) принимают все более активные действия, направлены на получение доступа к новым источникам энергопоставок. Большинство из них (Китай, Индия, Япония, Республика Корея, Вьетнам и др.) нацелены на взаимодействие с Россией, прежде всего, в нефте - и газодобывающих проектах в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. При этом данная тенденция может усиливаться по мере нарастания проблем на Ближнем Востоке, где ко все большему доминированию стремятся США. Учитывая, что до сих пор азиатские страны активно использовали именно поставки с Ближнего Востока, теперь им постепенно придется искать альтернативы данному направлению.

Весьма характерным примером является Китай, который многие считают новым претендентом на мировое лидерство, но который при этом заявляет, что в ближайшее время его основное задачей является развитие собственной экономики. В 2006 г. председатель КНР г-н Ху Цзиньтао совершил длительный вояж, в ходе которого посетил большинство стран – от Ближнего Востока до Южной Америки, - с которыми Китай имеет энергетические отношения, и попытался создать базу для их расширения. То, на какую игру готов пойти Китай с целью увеличения поставок нефти из Венесуэлы и ускорения движения нефтетанкеров, показывает пример с референдумом в Панаме в конце 2006 г., на котором компании, управляемой капиталом, близким к правительству КНР было разрешено провести расширение Панамского канала.

Другим примером является Япония, чьи компании «Mitsui» и «Mitsubishi» целенаправленно занимали лояльную позицию по отношению к властям России в ходе развернувшего в 2006 г. конфликта вокруг «Сахалин-2» с компанией «Shell». Данная стратегия продиктована демонстрацией готовности играть по правилам, предлагаемым страной–поставщиком энергетических ресурсов в обмен на гарантии самих поставок. В этой связи весьма характерно, что уже в самом начале 2007 г. появилась новость о том, что сразу шесть японских компаний приступают к закупкам российской нефти из проектов на севере Сахалина.

Таким образом, диверсификация поставок является одним из ведущих принципов в энергетической безопасности для стран АТР. Кроме того, важной составной частью их понимания энергетической безопасности является ответственность поставщика за стабильность поставок. В свою очередь, как потребители они готовы гарантировать свою ответственность существенными политическими и экономическими вложениями в создание возможностей и инфраструктуру поставок. [11]


2.2. Энергетическая безопасность для США


Принципиально иным является подход к конструированию системы энергетической безопасности со стороны США. Если азиатские страны готовы принимать политические и экономические правила игры страны-поставщика в обмен на гарантии поставок, то США стремятся гарантировать эти поставки, сами создавая политические и экономические правила игры непосредственно в странах-поставщиках, или ставя их в соответствующие условия.

Основные усилия в этой связи в последнее время были сконцентрированы на плане «Большой Ближний Восток», который, по сути, означает именно создание политических условий (распространение демократии) в регионе для стабильности поставок энергоресурсов в США. В ряде случаев, когда имеются дополнительные обстоятельства, страна готова обеспечить энергетическую безопасность военными методами. Такие обстоятельства, наподобие борьбы с террористическими режимами, предотвращения использования оружия массового уничтожения нашлись в отношении Афганистана и Ирака и, не исключено, могут найтись в отношении Ирана и Сирии. В перспективе аналогичные обстоятельства могут ожидать Венесуэлу.

Несколько менее выражена энергетическая составляющая в действия США на постсоветском пространстве – непосредственно более активна здесь Европа. Однако перспективные технологии, в частности, использование СПГ, также может позволить США начать реализацию того, что они понимают под защитой собственных интересов.

Следует также отметить, что непосредственно в 2006 г. США предприняли попытку разработать законодательную основу указанной стратегии в сфере энергетической безопасности. Под руководством экс-председателя комитета Сената по иностранным делам (на данный момент – зам. председателя) г-на Ричарда Лугара был создан Акт об энергетической дипломатии и безопасности. При этом в январе 2007 г., этот законопроект был сразу внесен в Сенат, причем его соавтором выступил уже новый председатель сенатского комитета г-н Джозеф Байден.

В законопроекте прямо отмечается, что энергетические ресурсы на данный момент сконцентрированы в небольшом числе стран, которые получают возможность существенно наращивать свои доходы, а также давать доступ к этим ресурсам, исходя из политических соображений, что может привести к конфликтам и угрожает глобальной безопасности. Для борьбы с этим предлагается, в частности, поддерживать демократию в странах, географически близко расположенных к монополистам энергетических ресурсов. Кроме того, предлагается ряд более формальных инициатив, наподобие введения в Госдепартаменте поста координатора по по международной энергетике, создание международного механизма реагирования на энергетические кризисы и т.д. Следует также отметить, что предлагается создать международные стратегические запасы нефти на основе договоренностей с Индией и Китаем. [13] То, что законопроект подготовлен сенаторами, во многом строящими свою политическую роль в США на противостоянии «российской угрозе» дает возможность предположить, что если законопроект будет принят, то прямая антироссийская направленность из него исчезнет. Однако сама идеология законопроекта довольно четко отражает уже имеющуюся и реализуемую стратегию действий США в сфере энергетической безопасности.

Для США на данный момент энергетическая безопасность означает задействование спектра методов политического, экономического и военного давления на страны-поставщики энергетических ресурсов с целью создания условий для бесперебойных и максимально доступных (как в инфраструктурном, так и финансовом отношении) поставок непосредственно в США. [11]


2.3. Энергодиалог Россия – ЕС


Энергетическое сотрудничество России с Европейским Союзом выделилось в самостоятельное направление в конце 2000 года, когда в ходе очередного саммита Россия-ЕС было принято решение о запуске экспертной фазы энергодиалога. При этом за последние семь лет удалось сделать достаточно много, существенно изменились и увеличились количественные параметры их сотрудничества. Это связано и с существенными экспортными поставками нефти, газа, это связано и с изменением географии и повышением надежности этих поставок. Надежность и безопасность энергообеспечения в рамках взаимоотношения России и Европы всегда считались ценностью, в этой связи мы можем говорить о том, что многие долгосрочные отношения, которые действуют на протяжении 30 лет, ни разу не давали сбоев. Повышение надежности энергообеспечения, а стало быть, и энергобезопасности Европы шло за счет изменения географии поставок, за счет создания новых инфраструктурных мощностей. В частности, за счет создания Балтийской трубопроводной системы, мощность которой дошла до своей максимальной отметки 60 млн. тонн; за счет создания первой очереди газопровода Ямал – Европа, мощность которого дошла до 30 млрд. кубических метров в год; за счет запуска в работу Каспийского трубопроводного консорциума; увеличения мощностей прокачки по «Дружбе»; создания новых и расширения существующих терминалов на Черноморском побережье. При этом были «расшиты» и узкие места в качестве взаимоотношений в рамках достаточно активной дискуссии по поводу характера и статуса долгосрочных контрактов на поставку газа, по поводу работы с ядерными материалами и целым рядом других направлений.

При этом надо сказать, что энергодиалог Россия-Европа позволил в значительной степени повестке дня глобального энергетического партнерства вобрать в себя не только традиционные вопросы углеводородных ресурсов, но и вовлечь в сферу своего рассмотрения проблематику новых источников энергии, инфраструктуры, а также вопросы, связанные с правовой базой для покрытия долгосрочных рисков таких взаимоотношений. [2]

Особый акцент в сотрудничестве ЕС-Россия в области энергетики делался и делается на рассмотрении вопросов, связанных с устойчивостью, надежностью и непрерывностью производства, распределения, транспортировки и использования энергии, включая энергетическую эффективность, энергосбережение, экологическую безопасность и использование возобновляемых источников энергии.

В настоящее время в соответствии с решением Правительства разрабатывается проект Северо-Европейского газопровода. Реализация данного проекта поможет решить проблему диверсификации экспортных потоков газа и возможности маневрирования ими; будет способствовать расширению газоснабжения стран Западной Европы и выполнению обязательств по заключенным и будущим долгосрочным контрактам на поставку газа; по сути, позволит напрямую связать российскую газотранспортную систему с общеевропейской газовой сетью.

Продолжаются работы по дальнейшему сближению энергетических стратегий и энергосистем стран-участниц диалога, по разработке технико-экономического обоснования (ТЭО) возможности синхронного объединения электроэнергетических сетей западноевропейского Союза координации передачи электроэнергии (UCTE), Единой энергосистемы России и стран СНГ.

Увеличение мирового спроса на нефть и нефтепродукты требует объединения усилий стран-экспортеров и импортеров углеводородов по выработке механизмов стабилизации и предсказуемости рынка. В этой связи развивается сотрудничество по таким направлениям, как мониторинг и прогнозирование поведения энергетического рынка, обмен информацией о механизмах управления резервами, налогообложением и потреблением энергоресурсов. [3]

В рамках Энергодиалога Россия-ЕС создан эффективный механизм консультаций государственных образований и институтов с бизнесом в виде специальных тематических рабочих групп по важнейшим вопросам энергетической политики России и Евросоюза: торговле, инфраструктуре, инвестициям и энергоэффективности. Полагаем, что эти группы будут заниматься не только анализом проблем, представляющих интерес для энергетических отраслей России и ЕС, но и активно используют потенциал диалога бизнес-власть в системе принятия решений и при реализации масштабных коммерческих проектов на территории России и ЕС. [5]


2.4. Развитие российского ТЭК в глобальном контексте


Россия занимает первое место в мире по международной торговле природным газом, а также второе место, как экспортер нефти (и нефтепродуктов).

Россия обладает одним из самых больших в мире потенциалов топливно-энергетических ресурсов. Энергетический комплекс России является неотъемлемой частью всего мирового энергетического рынка. И, наконец, Россия активно участвует в формировании международной торговли энергетическими ресурсами.

Географическое положение России определяет ее особую роль в транзите энергоресурсов в пределах евразийского континента, обеспечивая наиболее эффективную конфигурацию энергетической инфраструктуры не только по направлению «запад-восток», но и «юг-север» и «юг-северо-запад» континента. Указанное измерение энергетики России важно не только для российской экономики, но и для процесса развития внешних энергетических рынков, и, следовательно, в целом, мировой экономики.

Безусловно, наши конкурентные преимущества в экономике, в первую очередь, должны работать (и работают) на интересы и нужды нашего народа, нашего государства. Но от того, насколько динамично развивается и устойчиво функционирует топливно-энергетический комплекс России, насколько быстро осваиваются новые и эффективно эксплуатируются действующие нефтегазовые месторождения, зависит качество и надежность экспортных поставок. А, в конечном счете, экономический рост и благополучие стран-импортеров.

Приоритеты государственной энергетической политики сформулированы в Энергетической стратегии России на период до 2020 года. Количественные ориентиры могут уточняться, но долгосрочная энергетическая политика России остается достаточно устойчивой и предсказуемой. [4]

Наша политика базируется на:

совершенствовании принципов недропользования,

развитии внутренних топливно-энергетических рынков и формировании рационального топливно-энергетического баланса страны,

увеличении объемов и диверсификации направлений экспорта энергоресурсов при безусловном удовлетворении внутреннего спроса.

За прошедшие годы вклад России в обеспечение энергобезопасности существенно вырос. С 2000 по 2004 год Россия обеспечила самый высокий прирост добычи среди крупных стран-производителей нефти в мире.

Горизонты развития нефтегазового комплекса России характеризуются следующим.

Исходя из сегодняшних оценок, к 2015 году добыча нефти в России может составить 530 млн. т., а ее экспорт - 310 млн. т. Главной нефтяной базой страны на весь рассматриваемый период останется Западно-Сибирская нефтегазоносная провинция. Добыча нефти в регионе будет расти до 2010-2015 гг. В Волго-Уральской провинции и на Северном Кавказе добыча нефти будет падать, что обусловлено исчерпанием сырьевой базы. Будут сформированы при этом новые центры нефтяной промышленности в Восточной Сибири и Республике Саха (Якутия) – добыча до 50 млн. т. в 2015 г.; на шельфе острова Сахалин (25-26 млн. т), в Баренцевом море и российском секторе Каспийского моря. Увеличится добыча нефти в Тимано-Печорской провинции. [7]

Обеспечение намеченных уровней добычи и повышение эффективности нефтедобычи будут основываться на научно-техническом прогрессе в отрасли, совершенствовании методов бурения, воздействия на пласт, увеличении глубины извлечения запасов и внедрении новых прогрессивных технологий добычи нефти, которые позволят сделать экономически оправданным использование трудноизвлекаемых ресурсов.

Произойдет диверсификация экспортных потоков нефти. Европейский рынок останется основным для России, и в то же самое время доля стран Азиатско-Тихоокеанского региона в экспорте российской нефти возрастет с 3% в настоящее время до 15% -18% в 2015 г.

Конкретно транспортная инфраструктура нефтяного комплекса России будет выглядеть следующим образом: мощности магистральных нефтепроводов и морских терминалов для экспорта и транзита нефти из России за пределы СНГ смогут возрасти к 2010 и 2015 гг. соответственно в 1,2 и 1,4-1,5 раза по сравнению с тем уровнем, который мы имеем сегодня. Это позволит к 2015 г. реализовать перспективные объемы экспорта нефти в дальнее зарубежье: примерно по 70 млн. т. по Западному и Северо-Западному направлениям; примерно 130 млн. т. по Черноморско-Каспийскому направлению (с учетом возможного расширения КТК); около 80 млн. т. по Восточному направлению; до 25 млн. т. по Северному направлению.

В свою очередь к 2015 г. добыча газа в России может достигнуть 740 млрд. куб. м, а экспорт - 290 млрд. куб. м. Добыча газа в Западной Сибири в рассматриваемый период стабилизируется, поэтому весь прирост добычи будет обеспечен за счет ввода в эксплуатацию новых месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока, шельфа Северных и Дальневосточных морей.

Сегодня особо необходим комплексный, системный подход к разработке и реализации проектов по разведке, добыче и транспорту энергоресурсов с учетом приоритетов и ориентиров Энергетической стратегии России. Данный подход, в частности, осуществляется в Программе создания в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи, транспортировки газа и газоснабжения с учетом возможного экспорта на рынки Китая и других стран Азиатско-Тихоокеанского региона, а также при строительстве нефтепроводной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО), увязанной с Программой геологического изучения и предоставления в пользование углеводородных месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Значительные запасы и перспективные ресурсы природного газа Восточной Сибири и Дальнего Востока позволяют сформировать в данном регионе новые центры газодобычи, обеспечивающие как внутренние потребности рынка, так и возможность экспортных поставок российского газа.

Как ожидается, объемы добычи газа в регионе уже к 2015 г. смогут возрасти более чем в 10 раз; к 2020 г. – в 15 раз по сравнению с уровнем последних лет.

Решение по первому этапу другого системного проекта, строительства нефтепроводной системы Восточная Сибирь – Тихий океан, который должен быть завершен к 2008 году, уже принято. Его мощность - 30 млн. тонн. Этот объем будет обеспечен в значительной части западносибирской нефтью, хотя отчасти уже на первом этапе это отчасти уже будет и нефть Восточной Сибири. В этом же 2008 году будет сооружен терминал и на побережье Тихого океана. Завершение строительства этой системы общей мощностью до 80 млн. тонн позволит выйти на побережье Тихого океана. Функции заказчика проектирования и строительства трубопровода возложены на компанию "Транснефть". Экологическая безопасность в ТЭК является ценностью для каждого российского ведомства, для каждой компании, равно как и для любой независимой общественной организации. Нелепо подозревать, кого бы то ни было, в стремлении навредить среде, в которой ты работаешь и живешь. Однако новые эффективные технологии защиты окружающей среды не могут развиваться в обстановке запрета и подозрительности по отношению к непривычным, но уже успешно апробированным решениям. [8]

Глава III. Основные методы укрепления глобальной энергетической безопасности


3.1. Повышение прозрачности, предсказуемости и стабильности глобальных энергетических рынков


Наличие свободных, конкурентных и открытых рынков имеет жизненно важное значение для эффективного функционирования глобальной энергетической системы. Усилия по повышению прозрачности, усилению и расширению верховенства закона, созданию и укреплению предсказуемых, эффективных режимов налогообложения и регулирования, проведению ответственной политики в отношении спроса и предложения - все это играет существенную роль в обеспечении глобальной энергетической безопасности. Снижая уровень неопределенности, эти усилия способствуют лучшему пониманию энергетического рынка, а значит - принятию более взвешенных инвестиционных решений и повышению конкурентоспособности. Для бесперебойного функционирования мировых энергетических рынков необходим также регулярный и своевременный обмен надежной информацией между всеми рыночными игроками. Формированию эффективных энергетических рынков способствует прозрачность и предсказуемость энергетической политики и режимов регулирования на уровне отдельных государств.

Началась реализация Совместной инициативы по созданию нефтяного банка данных (JODI) и предпринимаются дальнейшие действия по совершенствованию и распространению всеми странами статистических данных о состоянии рынков нефти и других энергоресурсов, в том числе за счет разработки единых стандартов отчетности о запасах нефти и других энергоносителей. В этой связи МЭФ предложено принять меры по расширению состава стран-участниц JODI и продолжить повышать качество и своевременность представления статистической информации.

Будут прикладываться дальнейшие усилия по повышению прозрачности использования государственных доходов от экспорта энергоресурсов, в том числе в рамках Инициативы по обеспечению прозрачности в добывающих отраслях (EITI) и Пособия МВФ по обеспечению прозрачности доходов от природных ресурсов (GRRT), считая это одним из важнейших инструментов борьбы с коррупцией.

Существенный вклад в глобальную энергетическую безопасность вносит прозрачность, стабильность и предсказуемость национальных систем регулирования. Их совершенствованию могли бы способствовать соответствующие международные соглашения, такие, как Энергетическая хартия и усилия ее стран-участниц по укреплению международного сотрудничества в области энергетики.

При возникновении кризисных ситуаций с поставками энергоресурсов жизненно важное значение приобретает согласованность действий производителей и потребителей. Предпринимаются шаги под эгидой Международного энергетического агентства (МЭА) по распространению передового международного опыта в области реагирования на чрезвычайные ситуации, в том числе связанного с созданием, координацией и использованием стратегических запасов, там, где это целесообразно, а также мерами по сдерживанию спроса и смене видов топлива. В ответ на напряженную ситуацию, возникшую в последнее время на рынке, страны-производители предпринимают конструктивные шаги по увеличению нефтедобычи. [6]


3.2. Улучшение инвестиционного климата в энергетическом секторе


Для обеспечения адекватного энергоснабжения в мировом масштабе необходимо в период до 2030 г. вложить не один триллион долларов США во все звенья энергетической цепи, причем значительная часть этой суммы должна пойти на нужды развивающихся стран. Будут создаваться и поддерживаться условия для привлечения этих средств в энергетический сектор за счет формирования конкурентных, открытых, справедливых и прозрачных рынков. Важнейшее значение при принятии инвестиционных решений придается энергетической политике и политике в области охраны окружающей среды того или иного государства. Соответственно, в странах-производителях, странах-потребителях и транзитных государствах будут создаваться предсказуемые режимы регулирования, в том числе стабильного, основанного на рыночных принципах законодательства в области инвестиций, будет идти разработка среднесрочных и долгосрочных прогнозов спроса на энергоресурсы, четких и последовательных систем налогообложения, будут устранены неоправданные административные барьеры, будут приняты своевременные и эффективные меры по обязательному исполнению контрактных обязательств и доступу к эффективным процедурам по разрешению споров. [10]

Будут приниматься меры, как на национальном, так и на международном уровне, способствующие привлечению инвестиций во все звенья глобальной производственно-сбытовой энергетической цепи в целях:

- дальнейшего энергосбережения за счет мер воздействия на спрос, а также внедрения передовых энергоэффективных технологий;

- внедрения более экологичных и эффективных технологий и методов, в том числе по связыванию и хранению углекислого газа;

- поощрения более широкого использования возобновляемых и альтернативных источников энергии;

- наращивания объема доказанных запасов углеводородов темпами, опережающими их истощение, и повышения отдачи месторождений;

- повышения эффективности нефте- и газодобычи, а также разработки месторождений континентального шельфа;

- создания, увеличения и повышения эффективности мощностей в нефте- и газопереработке и нефтехимии;

- развитие глобального рынка сжиженного природного газа (СПГ);

- создания или модернизации инфраструктуры для транспортировки и хранения энергоносителей;

- развития эффективных генерирующих мощностей в электроэнергетике; и

- расширения и повышения эффективности, безопасности и надежности электропередающих мощностей и энергосетей, а также возможности их соединения в единую сеть с системами других государств, в том числе, в развивающихся странах, когда это целесообразно.

В целях повышения гибкости и стабильности энергетических рынков будут сооружаться новые и развиваться мощности по переработке углеводородов, а также, там, где это оправдано с экономической точки зрения, расширяться торговля продуктами переработки углеводородов. Будут, совместно со всеми заинтересованными сторонами, совершенствоваться режимы регулирования в энергетической сфере, в том числе за счет гармонизации технических стандартов.

Считается необходимым облегчить приток капитала в производство электроэнергии, в том числе для строительства новых, более эффективных, и модернизации существующих электростанций, позволяющих шире использовать возобновляемые источники энергии. Также важно сооружение линий электропередач, развитие межрегиональной энергетической инфраструктуры и облегчение обмена электроэнергией, в том числе в рамках трансграничных и транзитных схем. [11]

Динамично развивающаяся торговля СПГ постепенно дополняет существующие региональные системы поставок газа по трубопроводам. Чтобы снизить очень высокие инвестиционные риски и способствовать бесперебойному функционированию формирующегося глобального рынка СПГ, мы будем стремиться к созданию соответствующих условий для инвестиций.

Для обеспечения надежных и устойчивых энергетических потоков в условиях высоких и возрастающих инвестиционных рисков необходимо более справедливое распределение рисков между всеми заинтересованными сторонами, задействованными в цепочке поставок энергоресурсов. Снижению таких рисков может способствовать экономически обоснованная диверсификация видов контрактов, включая базирующиеся на рыночных принципах долгосрочные и спотовые контракты, а также своевременное принятие решений и надлежащее соблюдение контрактных соглашений и обеспечение их выполнения.

Будут приняты меры по сокращению барьеров на пути инвестиций и торговли в энергетической сфере. Для повышения эффективности производства и потребления энергии в глобальном масштабе особенно важно, чтобы компании из стран-производителей и потребителей энергоресурсов имели возможность на взаимовыгодной основе инвестировать и приобретать энергетические активы в области разведки и добычи, переработки и сбыта в других странах, при этом соблюдая правила конкурентной борьбы. Формирование инвестиционных потоков между странами на основе рыночных механизмов также будет способствовать укреплению энергетической безопасности за счет повышения уверенности в доступе к рынкам или источникам поставок. [14]


3.3. Повышение энергоэффективности и энергосбережения


Сбережение энергоресурсов равносильно их производству, и зачастую именно оно представляет собой более рентабельный и экологически ответственный способ обеспечения растущего спроса на энергию. Усилия по повышению энергоэффективности и энергосбережению чрезвычайно способствуют снижению энергоемкости экономического развития, укрепляя тем самым глобальную энергетическую безопасность. Повышение энергоэффективности и экономия энергии позволяют снизить нагрузку на инфраструктуру и способствуют оздоровлению окружающей среды за счет сокращения выбросов парниковых газов и загрязняющих веществ.

Повышая уровень энергосбережения и энергоэффективности, будет уделяться больше внимания самому энергетическому сектору, который способен внести значительный вклад в эти усилия за счет сокращения потерь при производстве и транспортировке энергоресурсов. Приоритетные шаги в этой области включают в себя:

- повышение уровня экологичности и эффективности переработки углеводородов;

- снижение до минимального уровня сжигания попутного газа в факелах и поощрение его использования;

- совершенствование энергетической инфраструктуры, в том числе минимизацию потерь нефти и нефтепродуктов при транспортировке и утечки газа из систем газоснабжения;

- утилизацию метана, образующегося в результате добычи угля, на мусорных свалках и в ходе сельскохозяйственной деятельности, который иначе выделяется в атмосферу.

Поскольку 2/3 мирового потребления нефти приходится на долю транспортного сектора, и потребление топлива здесь опережает общий рост энергопотребления, этому сегменту энергетического спроса будет уделяться особое внимание как фактору, влияющему на спрос. Чтобы транспорт стал более энергоэффективным и экологичным, мы намерены:

- наладить обмен передовым опытом для повышения энергоэффективности в транспортном секторе;

- разработать программы, с учетом национальных условий, по созданию стимулов, побуждающих потребителей пользоваться эффективными транспортными средствами, в том числе с экологически чистыми дизельными и гибридными двигателями, а также по возможности внедрять в широких масштабах гибридные и/или экологически чистые дизельные двигатели на общественном транспорте;

- поощрять диверсификацию источников энергии для транспортных средств на основе новых технологий, в том числе внедрение в значительных масштабах различных видов биотоплива для автотранспорта, а также более широкое использование сжатого и сжиженного природного газа, сжиженного попутного газа и различных видов синтетического жидкого топлива;

- поощрять более широкое применение на традиционных транспортных средствах современных технологий, материалов и оборудования, позволяющих снизить вес, улучшить аэродинамические характеристики и КПД двигателей и других элементов - трансмиссии, рулевого управления, автопокрышек и др.;

- интенсифицировать научные исследования для разработки транспортных средств, работающих на бензине/водородном топливе и водородных топливных элементах для содействия созданию «водородной экономики»;

- способствовать, там, где это целесообразно, развитию трансмодальных и трансграничных систем перевозок;

- продолжить анализ воздействия сектора воздушного транспорта на энергопотребление и выбросы парниковых газов, особо отмечая роль международного сотрудничества по этим вопросам. [10]



Заключение


В ходе моей работы были получены следующие выводы.

В настоящее время проблему энергетической безопасности вышла на передний план на мировом рынке энергетики. Россия, с учетом собственного конкурентного позиционирования на глобальном рынке, понимает проблему энергетической безопасности как, в первую очередь, надежность обеспечения всех стран и всего населения планеты энергоресурсами.

Достижению глобальной энергетической безопасности будет способствовать реализация всем мировым сообществом системы мер по трем основным направлениям:

1. надежное обеспечение мировой экономики традиционными видами энергоресурсов;

2. рост эффективности использования энергетических ресурсов и защита окружающей среды;

3. разработка и использование новых источников энергии.

Основными принципами энергетической безопасности являются:

Ответственность взаимозависимости

Диверсификация поставок и источников энергетических ресурсов

Деполитизация

Честная конкуренция

Глобальность

Социальная направленность

Для политической практики недостаточно простой констатации принципов, которые могут быть положены в основу решения той или иной проблемы. Необходима также выработка механизма этого решения, построенного на соответствующих принципах.

Представляется, что глобализация энергетических проблем и энергетической безопасности как системы, нацеленной на их решение, означает необходимость не только выработки единого подхода на базе всеми признаваемых принципов, но и создания международного механизма, который бы учитывал именно глобальный аспект энергетического измерения.

Глобальный аспект касается подхода к энергетическим ресурсам не только как к средству торговли и получения прибыли отдельными игроками, но и как к одной из основ экономического и шире, гуманитарного развития мира, в целом. Одним из итогов активных дискуссий последнего времени вокруг проблемы энергетической безопасности стало растущее осознание того, что энергетика, так же как, к примеру, экология, обладает глобальным измерением – это сфера, проблемы и задачи которой касаются условий жизни каждого человека в каждой стране.

Для решения становящихся все более острыми энергетических проблем возможно создание международного механизма глобальной энергетической безопасности. В основу этого механизма должно быть положено создание единой международной инстанции по согласию всех государств наделенной полномочиями в сфере глобальной энергетики. Эта инстанция не должна иметь прав по вмешательству в двусторонние отношения в сфере энергетики за исключением случаев, когда этого потребуют сами стороны (арбитраж, разрешение конфликтов) или когда проблемы в этих отношениях приобретут характер угрозы другим государствам (предотвращение конфликтов).

Энергоресурсы имеют критически важное значение для улучшения качества жизни и расширения возможностей, открывающихся перед гражданами стран мира - как развитых, так и развивающихся. Поэтому обеспечение эффективного, надежного и экологически безопасного энергоснабжения по ценам, отражающим фундаментальные принципы рыночной экономики, представляет собой вызов для наших стран и всего человечества.

Для выполнения этой всеобъемлющей задачи необходимо решить ряд серьезных и взаимосвязанных проблем, таких как:

- высокие и неустойчивые цены на нефть;

- возрастающий спрос на энергоресурсы (по оценкам, к 2030 г. он увеличится в полтора с лишним раза, причем приблизительно на 80% этот спрос будет удовлетворяться за счет ископаемого топлива, запасы которого ограничены);

- растущая зависимость многих стран от импорта энергоносителей;

- потребность в огромных инвестициях во все звенья энергетической цепочки;

- необходимость защиты окружающей среды и решения проблемы климатических изменений;

- уязвимость жизненно важной энергетической инфраструктуры;

- политическая нестабильность, природные катаклизмы и иные угрозы.

В связи с глобальным характером этих проблем и растущей взаимозависимостью между странами-производителями, транзитными странами и государствами-потребителями необходимо развивать партнерские отношения между всеми заинтересованными сторонами в целях укрепления глобальной энергетической безопасности. Лучший способ добиться намеченных целей в этой области - формирование прозрачных, эффективных и конкурентных мировых энергетических рынков. Важную роль также играют национальные правительства и соответствующие международных организации в решении глобальных энергетических проблем.

Ни глобальной энергетической безопасности, ни целей развития тысячелетия не удастся достичь в полной мере без обеспечения устойчивого доступа 2,4 миллиардов человек к топливным ресурсам и 1,6 миллиарда человек - к электроэнергии в развивающихся странах, которые в настоящее время лишены этого. Их проблемы нельзя игнорировать или уделять им недостаточное внимание.


Список используемых источников


1. Актуальность проблемы энергетической безопасности России // Безопасность. - 2005. - С.53-55.

2. Антонов О.П. Экономическое положение угольной отрасли на современном этапе развития рыночных отношений // Горн. информ. -аналит. бюл. / Моск. горн. ун-т. - 2005. - С.26-29.

3. Белоусенко И.В., Дильман М.Д., Попырин Л.С. Энергетическая безопасность Единой системы газоснабжения России / Науч. совет по комплексным проблемам энергетики РАН. - М.: Наука, 2006. - 307 с.

4. Бирюков С.В. Геополитический потенциал развития энергетики России и проблемы ее энергобезопасности / Рос. акад. наук, Ин-т соц. -полит. исслед. - М.: Компания Спутник+, 2002. - 228 с.

5. Богатуров А.Д. Россия в глобальной системе обеспечения энергетической безопасности // Южный фланг СНГ. Центральная Азия - Каспий - Кавказ: Энергетика и политика. - М., 2005. - Вып.2. - С.7-17.

6. Глобализация и либерализация мировой экономики и энергетическая безопасность России / Н.И. Воропай, Н.И. Пяткова, В.И. Рабчук // Топливно-энергетический комплекс. - 2002. - С.12-16.

7. Дьяков А.Ф. Тарифная политика и электроэнергетическая безопасность России. - М.: Изд-во МЭИ, 2003. - 23 с.

8. Ильин А.А. Роль малой энергетики в обеспечении энергетической безопасности России // ТЭК: Топлив. - энерг. комплекс. - 2003. - С.96-97.

9. Коржубаев А.Г. Закономерности глобального энергообеспечения и нефтегазовая политика России // ЭКО. - Новосибирск, 2005. - С.140-150.

10. Ляшок Я.А., Ляшок Н.Ю., Вознесенский В.В. Реализация концепции энергетической и экологической безопасности // Изд. Донецк. горн. ин-та. - 2002. - С.13-16.

11. О важнейшем факторе обеспечения энергетической безопасности страны и целесообразности снижения его роли /Н.И. Пяткова, В.И. Рабчук, С.М. Сендеров и др. // Математические и информационные технологии в энергетике, экономике, экологии: Тр. Всерос. конф., Иркутск, 2003. - Иркутск, 2003. - Ч.1 - С.7-14.

12. Пляскина Н.И. Минерально-сырьевая безопасность ТЭК и правовое регулирование недропользования // Прогнозирование перспектив развития промышленности в регионах России: Сб. науч. тр. / Ин-т экономики и орг. пром. пр-ва СО РАН. - Новосибирск, 2005. - С.93-114.

13. Телегина Е.А. Международный транзит энергоносителей в системе энергетической безопасности государства: Принципы орг. и регулирования / Е.А. Телегина, М.А. Румянцева, С.В. Покровский; Под ред.С.М. Богданчикова. - М.: Энергоатомиздат, 2004. - 287 с.

14. Филипченко А.М. К вопросу о сущности, содержании и механизме обеспечения энергетической безопасности государства // Финансы и кредит. - 2005. - С.55-68.

15. Энергетическая стратегия России на период до 2020 года: Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 28 августа 2003 года. / М-во энергетики Рос. Федерации. - М., 2003. - 136 с.

16. Энергетическая стратегия России на период до 2020 года. // ТЭК: Топливно-энергетический комплекс. - 2003. - С.5-37.



Глоссарий


1. ВВП (WIP) - продукт, полученный от факторов производства, находящихся на территории страны, независимо от того, кому они принадлежат - гражданам страны или иностранцам;

стоимость товаров и услуг, произведенных в стране во всех отраслях экономики и предназначенных для конечного потребления, накопления и экспорта.

2. МЭА (IEA) – международное энергетическое агенство, занимается распространением передового международного опыта в области реагирования на чрезвычайные ситуации, в том числе связанного с созданием, координацией и использованием стратегических запасов, там, где это целесообразно, а также мерами по сдерживанию спроса и смене видов топлива.

3. МЭК (IEC) - Межгосударственный экономический комитет.

4. СПГ (SNG) - сжиженный природный газ

5. ТНК (TNС) - транснациональные корпорации

6. ОРГАНИЗАЦИЯ СТРАН-ЭКСПОРТЕРОВ НЕФТИ (ОПЕК) (Organization of Petroleum Exporting Countries, OPEC) – международная экономическая организация, объединяющая большинство ведущих стран-экспортеров нефти. Регулирует объем добычи и цену нефти на мировом рынке. Члены ОПЕК контролируют 2/3 мировых запасов нефти.

7. ОЭСР (OEPD) - Организация экономического сотрудничества и развития.

8. НИОКР - Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы.



Приложения







Случайные файлы

Файл
17212.rtf
129445.rtf
91171.rtf
122808.rtf
91608.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.