Проблема разделения Каспийского моря в международном аспекте (96382)

Посмотреть архив целиком

План


Введение 2

1. Статус Каспийского моря и напряжённость в отношениях Туркменистан-Азербайджан-Иран 4

2. Положение России, Ирана, Казахстана, Азербайджана, Туркмении 9

2.1 Россия 9

2.2 Казахстан 13

2.3 Иран 14

2.4 Азербайджан 17

3. Саммиты глав прикаспийских государств 19

4. Глобальное совещание по Каспию 2008 21

5. Специальная рабочая группа (СРГ) по разработке конвенции о правовом статусе Каспийского моря 23

6. Каспий как часть мировой региональной и энергетической политики 25

7. Проблемы демилитаризации Каспия 29

8. Экологические проблемы Каспия 30

Заключение 35

Список используемых источников 39



Введение


Каспийское море является крупнейшим в мире внутренним водоемом, покрывающим 370,000 квадратных километров, омывающим территории пяти сопредельных государств - Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана. Географически водоем типично делится на северный, средний и южный Каспий. Северная часть моря мелководна и имеет низкие береговые линии, имея глубину менее чем в восемь метров. Северный Каспий покрывает собой площадь в 61,408 квадратных километров. С другой стороны, средний Каспий имеет площадь в 85,200 квадратных километров, при наличии самой малой глубины в 95-130 метров. Западное побережье среднего Каспия, после узкой прибрежной долины, переходит в подножье гор Главного Кавказского Хребта. Южный Каспий, впадина площадью в 92,112 квадратных километров, имеет наибольшую глубину, также как и самые крупные и наиболее продуктивные нефтяные и газовые месторождения. Самый обещающий нефтеродный район на южном Каспии расположен вдоль узкой структурной зоны, простирающейся поперек Каспия от Азербайджанского Апшеронского полуострова к Пери-Балханскому региону западного Туркменистана. Хотя более мелкие воды юго-западной стороны разведаны интенсивнее, чем восточная сторона, этот район имеет большой потенциал для дальнейших открытий нефтерождений.

Хотелось бы напомнить, что проблема Каспия возникла после распада СССР и образования независимых государств - Азербайджана, Казахстана и Туркменистана. Одной из первостепенных задач для стран региона стала необходимость определения международно-правового статуса Каспийского моря, считавшегося до этого времени внутренним. В дальнейшем проблема статуса становилась все более острой, поскольку она была связана с определением собственности на природные, прежде всего энергетические, ресурсы, находящиеся под морским дном. Об этом, в частности, свидетельствует экономическое и политическое соперничество, разворачивающееся из-за контроля над нефтеносными районами Каспия, в том числе разногласия между Туркменией и Азербайджаном относительно принадлежности месторождения Сердар и ирано-азербайджанский спор за месторождения Алов, Араз и Шарг.

С октября 1992 года состоялось множество многосторонних встреч прикаспийских государств, но окончательное решение так до сих пор и не принято. В настоящее время Россия, Казахстан и Азербайджан выдвигают единое предложение - разделить дно, а водную поверхность моря оставить общей. Позиции этих трех государств отражены в двусторонних российско-казахстанском, российско-азербайджанском и азербайджано-казахском соглашениях по разделу Каспия и принципах регионального сотрудничества. Однако при этом у каждой страны есть свои четко выраженные экономические и политические интересы, отступать от которых никто не собирается.



1. Статус каспийского моря и напряжённость в отношениях Туркменистан-Азербайджан-Иран


Каспийское море имеет стратегическое значение для всех прибрежных государств. Должно быть поэтому, несмотря на продолжающийся 17 лет переговорный процесс, им так и не удается прийти к общему знаменателю. Однако необходимость эксплуатации нефти заставила некоторых из них подписать так называемые сепаратные договоры. В конце 90-х годов прошлого века Россия, Казахстан и Азербайджан подписали вначале отдельные договора, а затем трехсторонний договор по разделению Каспия. Однако каспийский «сепаратизм» на том и завершился: остальные страны от подобной политики отказались, заявив, что только объединенный, пятисторонний договор может иметь реальную силу и быть признанным в качестве международного правового документа. То есть, если на севере Каспийского моря сторонам, хоть и «сепаратно», но удалось создать хоть какой-то международно-правовой статус, то на юге ситуация обстоит намного сложнее. Туркменистану, Ирану и Азербайджану никак не удается прийти к согласию ни в вопросе разделения Каспия, ни в вопросе демаркации морских границ.

Во всем переговорном процессе по статусу Каспийского моря Туркменистан, можно сказать, вел сбалансированную политику, во многих случаях готов был идти на некоторые уступки, если они могли способствовать урегулированию вопроса. Такой подход объяснялся не только нейтральной политикой, которой придерживался официальный Ашгабад, но и тем, что он не действовал в интересах России или Запада и не пытался выполнить их политический заказ, который мог быть направлен против Ирана или самой России.

Заметим, что именно этой «направленностью» была обусловлена так называемая «жесткая» позиция Азербайджана в вопросе раздела моря. Однако позиция Ашгабада резко изменилась, когда в 1998г. был подписан известный российско-казахский сепаратный договор. Президент Туркменистана Сапармурад Ниязов издал постановление N3467 «Об утверждении перечня географических координат точек, определяющих положение исходных линий на туркменском побережье Каспийского моря». Таким образом, можем сказать, что этим постановлением Туркменбаши признал принцип секторального раздела Каспия, но с условием, что во время определения разделительной линии акватория фактор Апшеронского полуострова учтен не будет. Это объяснялось тем, что Апшерон, уходящий вглубь Каспия, при определении средней линии центральной части моря между Азербайджаном и Туркменистаном приближал эту линию вплоть до побережья Туркменистана. Именно этот принцип раздела вызывает серьезные разногласия между двумя странами. Приватизировав морское побережье по азербайджанской модели, Туркменбаши назвал его своим именем. Таким образом, в этом новом районе очутились нефтяные скважины Кяпаз (Ниязов переименовал его в Сардар), Азери (в туркменском варианте – Осман), и Чирак (Хазар), которые Азербайджан считает своей собственностью. Заметим, что эти нефтяные скважины географически находятся ближе к туркменскому, нежели к азербайджанскому побережью, однако еще при Советском Союзе они были переданы для эксплуатации азербайджанской стороне. Исходя из сложившихся политический реалий, официальный Ашгабад резко изменил свою политику и, отказавшись от идеи общего пользования моря, решил установить свой сектор – для дальнейшей его эксплуатации. Такая ситуация еще больше обострила отношения с Азербайджаном, который уже начал эксплуатацию вышеупомянутых нефтескважин и даже имел определенные договоренности с рядом международных компаний. Туркменистан, согласившись с идеей раздела дна Каспийского моря, был против раздела водной поверхности. В 2001г. президент Туркменистана заявил: «Что касается водной поверхности, то Ашгабад предлагает передать каждому государству бассейна по 12 миль прибрежной зоны, плюс 35-мильную зону экономических интересов. Таким образом, 47-мильная зона становится зоной интересов всех прибрежных государств, а остальная часть моря – общей территорией для судоходства». Азербайджан считал такую позицию Туркменистана жесткой и неприемлемой: принцип Туркменистана – «вначале вопрос статуса Каспия и только потом – все остальные, в том числе, вопрос раздела спорных месторождений» – означал, что Ашгабад не желает решить с Азербайджаном проблемы, возникшие в связи со спорными месторождениями. В условиях обостряющихся азербайджано-туркменских отношений официальный Баку придавал важность позиции Запада и, в частности, США. В то время уже был подписан договор о строительстве нефтепровода Баку-Джейхан, и Вашингтон имел прямые интересы в регионе. Понимая все это, Баку всеми силами пытался получить в споре с Туркменистаном поддержку Белого дома. В 2003 и 2004 гг. Азербайджан, при содействии США, провел в Каспийском море два военно-морских учения, вызвавших, по объективным причинам, недовольство других прибрежных государств, особенно России, Ирана и Туркменистана. Как мы уже отмечали, сепаратные договоренности вызвали серьезное недовольство у иранского и туркменского руководства. 8 июля 1998г. президенты обеих стран выступили с совместным заявлением, в котором отметили, что «в основе секторального раздела моря между прибрежными государствами должен лежать принцип равного и справедливого раздела ресурсов Каспия». Фактически, хотя и косвенно, но, тем не менее, согласившись с секторальным разделом моря, Иран также начал предпринимать серьезные шаги по разведке и добыче нефти в своих прибрежных районах. Однако заметим, что согласно «секторальному» разделу, предложенному Ираном, море должно было быть разделено между пятью прибрежными государствами поровну (20% на каждого). В 2002г. в порту Нека (Каспийское море) Иран начал строить первую нефтяную бурильную платформу, предусмотренную к сдаче в эксплуатацию в 2006г. Помимо добычи нефти, Иран также начал активно заниматься созданием собственного военного флота в Каспийском море. В ноябре 2003г. Иран перевел из Персидского залива в Каспийское море несколько военных кораблей, в том числе один ракетоносец. Именно тогда серьезно обострились отношения между Ираном и Азербайджаном, что было связано с некоторыми богатыми нефтью зонами Каспийского шельфа. В частности, и Баку, и Тегеран предъявляли свои претензии к месторождениям «Алов-Шарк-Араз». В свою очередь, Россия, Казахстан и Азербайджан имели определенные разногласия в вопросе «центральных» частей Каспийского моря, которые, по словам геологов, могут быть богаты энергоресурсами. Отметим, что это были не единственные территории, в вопросе принадлежности которых прикаспийские государства имели серьезные разногласия: (этот список можно продолжить еще долго). В условиях разногласий по вопросу статуса Каспийского моря и территориальных претензий друг к другу государства каспийского бассейна продолжают вооружаться, создавая военные флоты. Свой военный флот усиливает также Туркменистан, объявивший нейтралитет: он уже закупил у Украины 10 военных моторных кораблей под названием «Калаканов» и «Гриф» и собирается увеличить контингент войск, служащих в военно-морских силах, доведя его до трех тысяч. Этой военной конкуренции во многом способствуют Соединенные Штаты, оказывающие немалую финансовую помощь не только Азербайджану, но и Казахстану. Однако заметим, что, несмотря на обостряющуюся в Каспийском море военную конкуренцию, самый большой военный флот продолжает иметь Россия: у России существенное преимущество перед другими прибрежными государствами, и им вряд ли удастся в обозримом будущем конкурировать с ней. Гонка вооружений, начавшаяся в Каспийском море, серьезно влияет также на переговорный процесс и вызывает определенное недоверие у стран Каспийского бассейна и, в частности, Исламской Республики Иран, которая еще более ужесточает свою позицию, выступая, в числе прочего, против программ по возможному строительству трубопроводов по дну моря. Об этом, в частности, высказал мнение посол Ирана в Казахстане Рамин Мехманпараст, отметив, что «вопрос напрямую зависит от неопределенности статуса Каспия и проблем, существующих в сфере экологии». Об идее возможного строительства газопровода по дну Каспийского моря высказался также посол Ирана в Азербайджане Насир Гамид Заири, отметив, что «Иран выступает в пользу чистоты Каспийского моря и считает, что от возможной катастрофы не могут застраховать даже самые современные технологии»1


Случайные файлы

Файл
33106.rtf
158956.rtf
17728.rtf
14458-1.rtf
95193.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.