Литература Древней Греции и Древнего Рима (74048)

Посмотреть архив целиком


Введение


Древнегреческая и древнеримская литература оказала огромное влияние на становление литературы вообще. До наших дней дошло не очень много произведений писателей и поэтов Древней Греции и Древнего Рима. Но то, что дошло можно смело назвать «Великими произведениями», так как именно из них мы можем больше узнать о жизни и нравах того времени, об исторических событиях и выдающихся личностях.

Литература Древней Греции и Рима оказала влияние и на становление культуры того времени. Большое количество культурных памятников вызывают споры и восхищение.

Мы сами очень неравномерно осведомлены о культурной жизни античного мира в различные периоды его истории. Всякое историческое знание зависит от обилия и достоверности сохранившихся памятников. Их можно разделить на две категории:

1) словесные

2) вещественные.

К первой категории принадлежат сохранившиеся в позднейших копиях литературные тексты и в подлиннике (хотя и в более или менее поврежденном виде) – надписи; ко второй – различного рода изделия и творения человеческих рук, от глиняного черепка до мраморной статуи и мраморного храма. Вещественные памятники сохранены за гораздо более раннее время, чем словесные, – уже начиная с третьего тысячелетия до н.э., но одни, без параллельной литературной традиции, они дают очень мало для духовной культуры.

Время художественного развития наступило тогда, когда зародилось сословие носителей и былевого предания, и технических приемов его обработки; это были певцы, аэды, «вещие» люди ранней античности вплоть до 600 года до н.э., когда их в этой роли сменили философы. Они состояли в цехе ремесленников и называли себя гомеридами, то есть сладителями – это наименование при естественной семейной преемственности ремесла должно было неизбежно вызвать представление о родоначальнике Гомере, так же как родственное наименование ваятелей-дедалидов – представление о мифическом родоначальнике Дедале. Предание, носителями которого были гомериды, обнимало, прежде всего, важнейшие для мыслящего человека вопросы – космогонический и эсхатологический. В первом темой певцов были религия Зевса и его попытка через созданного им богочеловека избежать гибели; во втором – прохождение героя (Одиссея) через все царства многообразной смерти. Колониальное движение с его войнами и странствованиями повело к очеловечению обоих мифов и к их слиянию с событиями дня: из космогонического мифа возник эпос о троянской войне, из эсхатологического – эпос о возврате Одиссея; отпавшая религиозная идея была мало-помалу заменена нравственной, особенно сильной в первом эпосе, в «Илиаде».

Но не только «Илиада», но и многие другие произведения античных авторов заслуживают того, чтобы их изучали и в наше время.

Объект исследования – поэты и писатели Древней Греции и Древнего Рима.

Предмет исследования – процесс развития древнегреческой и древнеримской литературы.

Целью данной курсовой работы является изучение развития литературы Древней Греции и Древнего Рима.

Для достижения цели были сформулированы следующие задачи:

  • изучить процесс развития литературы Древней Греции;

  • проанализировать процесс развития литературы Древнего Рима;

  • изучить особенности античной философии как образца литературы.



1. Литература Древней Греции


1.1 Классический период


Греки создали и развили почти все литературные формы последующей европейской литературы и благодаря присущему им чувству симметрии и пропорции создали совершенные художественные формы. Большинство произведений классического периода были рассчитаны не на чтение, а на устное исполнение, поэтому они передают дух частной и общественной жизни греков с живой непосредственностью, какой лишены другие высокоразвитые литературы. У греков не было жреческой касты, которая бы имела монополию на мысль и слово, и религиозными и этическими проблемами занималась светская поэзия. Большое значение для литературы имел и сам греческий язык – мелодичный и гибкий, способный передавать тончайшие смысловые оттенки.

В древнегреческой литературе выделяют два периода: классический, приблизительно с 900 до н.э. до смерти Александра Великого (323 до н.э.), и александрийский, или эллинистический (с 323 по 31 до н.э. – дата битвы при Акции и падения последнего независимого эллинистического государства).

Литературу классического периода удобнее рассматривать по жанрам, в порядке их появления. 9 и 8 вв. до н.э. – эпоха эпоса; 7 и 6 вв. – время взлета лирики; 5 в. до н.э. отмечен расцветом драмы; бурное развитие различных прозаических форм началось в конце 5 в. и продолжалось в 4 в. до н.э.

Эпическая поэзия. Илиада и Одиссея Гомера были сложены, по мнению некоторых ученых, еще в 9 в. до н.э. Это самые ранние литературные произведения Европы. Хотя они созданы одним великим поэтом, за ними несомненно стоит долгая эпическая традиция. От своих предшественников Гомер воспринял как материал, так и стиль эпического повествования. Темой он выбрал подвиги и испытания ахейских вождей, опустошивших Трою в конце 12 в. до н.э. Последующая эпическая традиция представлена рядом менее значительных поэтов – подражателей Гомера, которых принято называть «кикликами» (авторами циклов). Их поэмы (почти не сохранившиеся) заполняли пробелы, оставленные в предании Илиадой и Одиссеей. Так, Киприи охватывали события от свадьбы Пелея и Фетиды до десятого года Троянской войны (когда начинается действие Илиады), а Эфиопида, Разрушение Трои и Возвращения – промежуток между событиями Илиады и Одиссеи. Кроме Троянского, был еще Фиванский цикл – в него входили Эдиподия, Фиваида и Эпигоны, посвященные дому Лайя и походам аргивян на Фивы [2, с. 42].

Родиной героического эпоса было, по-видимому, ионическое побережье Малой Азии; в самой Греции несколько позднее возник дидактический эпос, воспринявший язык и размер гомеровских поэм. Именно эту форму использовал Гесиод (8 в. до н.э.) в Трудах и днях – поэме, в которой советы по сельскому хозяйству перемежались размышлениями о социальной справедливости и жизни в труде. Если тон гомеровских поэм всегда строго объективен и автор никак не обнаруживает себя, то Гесиод достаточно откровенен с читателем, он повествует от первого лица и сообщает сведения о своей жизни. Вероятно, Гесиод был также автором Теогонии – поэмы о происхождении богов. К эпической традиции примыкают и Гомеровские гимны – сборник из 33 обращенных к богам молитв, которые пели на празднествах рапсоды, перед тем как приступить к исполнению героической поэмы. Создание этих гимнов относят к 7–5 вв. до н.э.

Впервые поэмы Гомера были напечатаны в Милане Дмитрием Халкокодиласом в конце XV века н.э. Первый их перевод на латинский язык сделал Леонцио Пилата еще в 1389 году. Рукопись перевода хранится сейчас в Париже. В 1440 году Пир Кандидо Дечембрио перевел 5 или 6 книг «Илиады» на латинский язык в прозе, а спустя несколько лет Лоренцо Балла обработал 16 книг «Илиады» латинскою прозой. Перевод Баллы был напечатан в 1474 году.

Последователем Гомера был Гесиод, время жизни которого поддается лишь приблизительному определению: конец VIII или начало VII века до н.э. От Гесиода сохранились две поэмы: «Теогония» и «Труды и дни», а также отрывки поэмы «Каталог женщин», пополнившиеся в последнее время папирусными находками [6, с. 212].

Развитие Греции в 8–7 вв. до н.э. характеризовалось возникновением полисов – небольших самостоятельных городов-государств – и возрастанием общественной роли отдельного гражданина. Эти перемены нашли отражение и в поэзии эпохи. К началу 7 века до н.э. важнейшим видом литературы в Греции стала лирическая поэзия – поэзия субъективного чувства. Главными ее жанрами были:

  • хоровая лирика;

  • монодическая, или сольная, лирика, предназначенная, как и хоровая, для исполнения под аккомпанемент лиры;

  • элегическая поэзия;

  • ямбическая поэзия.

К хоровой лирике относятся, прежде всего, гимны к богам, дифирамбы (песни в честь бога Диониса), парфении (песни для хора девушек), свадебные и погребальные песни и эпиникии (песни в честь победителей состязаний). Несмотря на разные функции, у всех этих видов хоровой лирики сходная форма и принципы построения: в основе лежит миф, а в конце вдохновляемый богами поэт произносит сентенцию или нравоучение. Сохранились фрагменты хоровой лирики Алкмана, жившего в Спарте в 7 в. до н.э., Стесихора из Гимеры, Ивика из Регия (6 в. до н.э.), Симонида Кеосского (556–467 до н.э.). От Пиндара, фиванского аристократа и, быть может, величайшего лирика античности, дошли четыре книги эпиникиев, от Вакхилида (ок. 505–450 до н.э.) – тринадцать эпиникиев и шесть дифирамбов. Позднейшая история хоровой лирики характеризуется развитием сложного музыкального аккомпанемента и пышным стилем; типичный образец – Персы Тимофея (4 в. до н.э.).

Хоровая лирика вплоть до конца VI в. до н.э. известна лишь очень отрывочно. Сохранились лишь имена Ариона, Стесихора, Ивика (жившего одновременно с Анакреоном).

Более крупный представитель хоровой лирики жил в конце VI и в начале V века до н.э. Это – Симонид Кеосский (556 – 468 гг. до н.э.). Правда, от лирики Симонида тоже дошло лишь небольшое количество фрагментов; ни одного цельного стихотворения не сохранилось. Однако слава Симонида была основана не только на хорике, он был известен и как один из творцов эпиграмм. [1, с. 36].

Примерно в это же время жил классик торжественной хоровой лирики Пиндар из Фив (518 – 442 гг. до н.э.). Есть мнение, что он написал 17 книг, от которых сохранились 4 книги; в общей сложности 45 стихотворений. В тех же Оксиринхских папирусах найдены пеаны Пиндара (гимны в честь Аполлона).

Еще в XV веке гуманист Лоренцо Балла упоминает о Пиндаре, как о поэте, которого он предпочитает Вергилию. Рукописи произведений Пиндара хранятся в Ватикане.

До недавнего времени Пиндар был единственным хорическим лириком, от которого сохранились цельные произведения.

Современником (и соперником) Пиндара был Вакхимед. Двадцать его стихотворений были обнаружены Кенионом в коллекции папирусов, приобретенных Британским музеем незадолго до 1891 года в Египте. Известно также имя Терпандра (VII в. до н.э.), сочинения которого до нас не дошли, имя Ономакрита (VII в. до н.э.) и имя Архилоха (середина VII в. до н.э.), лирические произведения которого до нас дошли только в отрывках. Нам он больше известен как основоположник сатирического ямба.

Имеются отрывочные сведения еще о трех поэтах: Эвене Аскалонском (V в. до н.э.), Хериле (V в. до н.э.) и поэтессе Праксилле (середина V века до н.э.); последняя, говорят, славилась застольными песнями, но писала также дифирамбы и гимны.

Если хоровая лирика была обращена ко всей общине граждан, то сольная – к отдельным группам внутри полиса (девушкам на выданье, союзам сотрапезников и т.д.). В ней преобладают такие мотивы, как любовь, пиры, сетования об ушедшей юности, гражданские чувства. Исключительное место в истории этого жанра принадлежит лесбосской поэтессе Сапфо (ок. 600 до н.э.). От ее поэзии сохранились лишь отдельные фрагменты, и это – одна из величайших потерь мировой литературы. На Лесбосе жил и другой значительный поэт – Алкей (ок. 600 до н.э.); его песням и одам подражал Гораций. Множество подражателей было у Анакреона с Теоса (ок. 572 – ок. 488 до н.э.), певца пиров и любовных утех. Собрание этих подражаний, т.н. Анакреонтика, до 18 в. считалось подлинной поэзией Анакреона.

К этому же веку относят древнейшего из известных нам лирических поэтов – Каллина из Эфеса (первая половина VII века до н.э.). От него сохранилось только одно стихотворение – призыв к защите родины от нападения врагов. Лирическое стихотворение наставительного содержания, заключающее в себе побуждение и призывы к важному и серьезному действию, имело специальное название – элегия. Таким образом, Каллин – первый элегический поэт.

Следующим элегическим поэтом является Тиртей из Спарты (вероятно, на рубеже VII и VI веков до н.э.) [8, с. 42].

Первым любовным поэтом, творцом эротической элегии, являлся иониец Мимнеом (вторая половина VII в. до н.э.). От него сохранилось несколько мелких стихотворений. В некоторых дошедших до нас фрагментах его стихов отображены также политические и военные темы.

На рубеже 600 г. до н.э. писал элегии и ямбы афинский законодатель Солон. Преобладают у него политические и нравоучительные темы. В это же время (точнее, несколько позже, в VI в. до н.э.) писал Феогнид из Мегары. От него сохранился сборник коротких элегических стихотворений, предназначенных для исполнения на пирах. Часть этих стихотворений приписывается теперь другим авторам, но считается, что основное ядро принадлежит Феогниду. Другой вид лирики представляет собой так называемая монодическая лирика, предназначенная для сольного исполнения. Виднейшими представителями монодической лирики являются Алкей и Сапфо (первая половина VI в. до н.э.), их уцелевшие стихи сохранились в передаче поздних античных писателей. Они найдены также в египетских папирусах, обнаруженных Гренфелем и Хунтом в 1905 году в Оксиринхе. Следующим за ними идет Анакреон, творчество которого относят ко второй половине VI века до н.э.

Элегическая поэзия охватывает несколько различных видов поэзии, объединенных одним размером – элегическим дистихом. Самые ранние из известных нам представителей этого жанра – Каллин Эфесский (7 в. до н.э.) и Тиртей, живший в Спарте во время Второй Мессенской войны (685–668 до н.э.), – прославляли в своих элегиях воинскую доблесть. Мимнерм из Колофона (ок. 630 до н.э.) сожалел о скоротечности любви и юности. Афинский политический деятель и законодатель Солон (архонт в 594) облекал в элегическую форму рассуждения на политические и этические темы. Та же тематика, но в более личностном преломлении характеризует сборник элегий, приписывавшихся Феогниду из Мегары (ок. 530). С другой стороны, элегический дистих с ранних времен использовался для эпитафий и посвящений, и именно из этой традиции впоследствии возник жанр эпиграммы (буквально «надписи») [10, с. 242].

Ямбическая (сатирическая) поэзия. Для личных нападок в стихотворной форме использовались ямбические размеры. Древнейшим и самым знаменитым ямбическим поэтом был Архилох с Пароса (ок. 650 до н.э.), проживший нелегкую жизнь наемника и, по преданию, своими безжалостными ямбами доводивший врагов до самоубийства. Следует упомянуть также Гиппонакта из Эфеса (ок. 650). Позднее традиция, разработанная ямбическими поэтами, была воспринята древнеаттической комедией.


1.2 Проза Древней Греции


Как почти всякая другая, греческая литература в первые века своего развития существовала в форме поэзии. Но в 6 в. до н.э. появились писатели, которые излагали греческие предания прозой. Развитию прозы способствовал рост демократии в 5 в. до н.э., сопровождавшийся расцветом ораторского искусства.

О первых историках не известно почти ничего, кроме их имен; их сочинения состояли из пересказа преданий и не имели определенной исторической концепции. Гекатей из Милета (ок. 500) был, вероятно, первым, кто взглянул с позиций разума и логики на материал греческих легенд, в том время считавшийся историей, который он назвал собранием «нелепостей». Повествование Геродота (ок. 484 – ок. 424) о греко-персидских войнах обладает всеми признаками исторического сочинения – в них есть и критический дух, и философия истории (т.е. стремление найти в событиях прошлого общезначимый смысл), и художественный стиль, и композиционное построение. Но, хотя Геродот по праву зовется «отцом истории», величайший историк античности – Фукидид Афинский (ок. 460 – ок. 400 гг.), чье тонкое и критическое описание Пелопоннеской войны до сих пор не потеряло своего значения как образец исторического мышления и литературный шедевр. После Фукидида начался упадок исторической прозы. Историю Фукидида продолжил Ксенофонт (ок. 430 – 358 до н.э.) в своей Греческой истории – сухом рассказе о Греции между 410 и 361; гораздо лучше другое его сочинение – Анабасис, рассказ о походе (в котором участвовал сам Ксенофонт) греческого наемного войска на службе у Кира Младшего. Из работ других историков 4 в. до н.э. дошло крайне мало; следует упомянуть Феопомпа, который внес в историческое повествование цветистый риторический стиль.

От древнейших философов дошли лишь разрозненные фрагменты. Несколько трактатов 5 в. до н.э., дошедших в составе Гиппократова корпуса, написаны чистой ионической прозой, но относятся скорее к истории науки. Больший интерес представляют софисты, представители интеллектуального, рационалистического направления греческой мысли конца 5 в. до н.э., – прежде всего Протагор, Продик и Гиппий, сочинения которых по этике, политике и риторике обладают немалыми художественными достоинствами. Однако важнейший вклад в философскую прозу сделали последователи Сократа. Хотя сам Сократ ничего не писал, многочисленные друзья и ученики изложили его взгляды в трактатах и диалогах.

Среди них выделяется грандиозная фигура Платона (428 или 427–348 или 347 до н.э.). Его диалоги, особенно те, где ведущая роль отведена Сократу, не имеют себе равных по художественному мастерству и драматической силе. О Сократе писал также историк и мыслитель Ксенофонт – в Меморабилиях (записях разговоров с Сократом) и Пире. К философской прозе формально примыкает еще одно сочинение Ксенофонта – Киропедия, описывающее воспитание Кира Великого. Последователями Сократа были киник Антисфен, Аристипп и др. Из этого круга вышел и Аристотель (384–322 до н.э.), тоже написавший ряд платонических диалогов, широко известных в античности. Однако из его сочинений нам доступны только научные трактаты, возникшие, по-видимому, из текстов лекций, которые он читал в своей философской школе – Ликее. Художественное значение этих трактатов невелико, но один из них – Поэтика – сыграл существенно важную роль для развития теории литературы.

Развитие риторики как самостоятельного жанра было связано в Греции с подъемом демократии и вовлечением все большего числа граждан в политическую жизнь. Многое для превращения риторики в искусство сделали софисты; в частности, Горгий Леонтинский и Фрасимах Халкедонский расширили набор риторических фигур, ввели моду на симметричные антитезы и ритмические периоды. Хотя зарождение ораторского искусства связано с именами сицилийцев Тисия и Горгия, высшего расцвета риторика достигла в Афинах. Антифонт (ум. 411 до н.э.) первым опубликовал свои речи, причем часть из них была чисто риторическими упражнениями, в которых разбирались вымышленные дела. Тридцать четыре сохранившиеся речи Лисия считаются образцом простого и изысканного аттического стиля; Лисий, не будучи уроженцем Афин, зарабатывал на жизнь сочинением речей для граждан, выступавших в суде. Напротив, речи Исократа (436–338) были памфлетами для публичного чтения; изящный, построенный на антитезах стиль этих речей и изложенные в них оригинальные взгляды на воспитание обеспечили ему в античном мире громадный авторитет. Но Оратором с большой буквы для греков был Демосфен (384–322). Из всех речей, которые до нас дошли, 16 он произнес в народном собрании, убеждая афинян выступить против Филиппа Македонского. Именно в них страстное, воодушевляющее красноречие Демосфена достигает наивысшей силы.


1.3 Александрийская эпоха


Глубокие перемены, произошедшие во всем греческом мире со смертью Александра Македонского (323 до н.э.), отразились и в литературе. Связь гражданина с жизнью полиса ослабела, и в искусстве, литературе, философии возобладала тенденция к индивидуальному, личностному. Но, хотя искусство и литература утратили былое общественно-политическое значение, правители новообразованных эллинистических царств охотно поощряли их развитие, особенно в Александрии. Птолемеи основали великолепную библиотеку, в которой были собраны списки всех знаменитых произведений прошлого. Здесь редактировали классические тексты и писали комментарии к ним такие ученые, как Каллимах, Аристарх, Аристофан Византийский. В результате расцвета филологической науки в литературе возобладала сильная тенденция к учености и перегруженности скрытыми мифологическими аллюзиями. В этой атмосфере особенно ощущалось, что в крупных формах после Гомера, лириков и трагиков прошлого ничего великого создать уже нельзя. Поэтому в поэзии интересы александрийцев сосредоточились на малых жанрах – эпиллии, эпиграмме, идиллии, миме. Требование совершенства формы вылилось в стремление к внешней отделке, часто в ущерб глубине содержания и нравственному смыслу.

Крупнейшим поэтом Александрийской эпохи был Феокрит из Сиракуз (3 в. до н.э.), автор пасторальных идиллий и других небольших стихотворных произведений. Типичным представителем александийцев был Каллимах (ок. 315 – ок. 240 до н.э.). Служитель библиотеки Птолемеев, он каталогизировал тексты классиков. Его гимны, эпиграммы и эпиллии насыщены мифологической ученостью до такой степени, что требуют специальной расшифровки; тем не менее, в античности поэзию Каллимаха ценили за виртуозное мастерство, и у него было много подражателей. Один из немногих дошедших до нас его эпиллиев был переведен на латынь Катуллом. Каллимах вел острую полемику по поводу эпической поэзии с Аполлонием Родосским (3 в. до н.э.), отстаивая преимущество малых жанров. Аполлоний предпринял попытку доказать на практике, что время большого эпоса в духе Гомера еще не прошло. Результатом явилась Аргонавтика в четырех пространных книгах; великолепное в отдельных эпизодах, особенно тех, где разворачивается история Ясона и Медеи, однако это произведение все же начисто лишено художественного единства и этической линии гомеровских поэм. К этой эпохе относятся и несколько дидактических поэм, например Явления Арата – описание карты звездного неба и связанных с созвездиями мифов. Но для современного читателя больший интерес представляют очаровательные эпиграммы таких поэтов, как Асклепиад, Филет, Леонид и др.; они сохранились в составленной в византийскую эпоху Греческой (или Палатинской) антологии, в которую был включен сборник александрийского времени – Венок Мелеагра (ок. 90 до н.э.).

Александрийская проза была главным образом областью науки и философии. Литературный интерес представляют Характеры Феофраста (ок. 370–287 до н.э.), сменившего Аристотеля во главе Ликея: эти зарисовки типичных характеров афинян широко использовались в новоаттической комедии. От значительных историков этого периода дошли (частично) лишь сочинения Полибия (ок. 208–125 до н.э.) – монументальная история Пунических войн римского завоевания Греции. Наконец, к александрийской эпохе относится зарождение биографии и мемуаров как самостоятельных литературных жанров. В качестве примеров можно назвать воспоминания Птолемея о походах Александра и мемуары политического деятеля Арата Сикионского (не сохранились).



2. Литература Древнего Рима


2.1 Первый период литературы Древнего Рима


История римской литературы V–I вв. до н.э. распадается на два периода. До середины III в. до н.э. безусловно, доминировала устная народная словесность:

  • заговоры и заклинания,

  • трудовые и бытовые (свадебные, застольные, погребальные) песни,

  • религиозные гимны (гимн Арвальских братьев),

  • фесценнины (песни шуточного и пародийного характера),

  • сатуры (импровизированные сценки, прообраз народной драмы),

  • ателланы (сатирические фарсы с постоянными персонажами-масками).

Рождение письменной литературы связано с возникновением латинского алфавита, ведущего свое происхождение либо от этрусского, либо от западногреческого; он насчитывал двадцать один знак. Самыми ранними памятниками латинской письменности были анналы понтификов (погодные записи основных событий), пророчества государственного и частного характера, международные договоры, похоронные речи или надписи в домах усопших, родословные списки, юридические документы. Первый дошедший до нас текст – законы Двенадцати таблиц 451–450 до н.э.; первый известный нам писатель – Аппий Клавдий (конец IV – начало III вв. до н.э.), автор нескольких юридических трактатов и сборника поэтических сентенций.

С середины III в. до н.э. римская литература стала испытывать сильное влияние греческой. Большую роль в культурной эллинизации сыграл в первой половине II в. до н.э. кружок Сципионов; однако она столкнулась и с сильным противодействием защитников старины (группа Катона старшего); особое неприятие вызвала греческая философия.

Рождение основных жанров римской литературы было связано с подражанием греческим и эллинистическим образцам. Произведения первого римского драматурга Ливия Андроника (ок. 280–207 до н.э.) представляли собой переделку греческих трагедий V в. до н.э., как и большинство сочинений его последователей Гнея Невия (ок. 270–201 до н.э.) и Квинта Энния (239–169 до н.э.). В то же время Гнею Невию принадлежит заслуга создания римской национальной драмы – претексты (Ромул, Кластидия); его дело продолжили Энний (Похищение сабинянок) и Акций (170 – ок. 85 до н.э.), полностью отказавшийся от мифологических сюжетов (Брут).

Андроник и Невий считаются также первыми римскими комедиографами, создавшими жанр паллеаты (латинская комедия на греческий сюжет); Невий брал материал из староаттических комедий, но дополнял его римскими реалиями. Расцвет паллеаты связан с творчеством Плавта (середина III в. – 184 до н.э.) и Теренция (ок. 195–159 до н.э.), ориентировавшихся уже на новоаттическую комедию, особенно на Менандра; они активно разрабатывали бытовую тематику (конфликты отцов и детей, влюбленных и сводников, должников и ростовщиков, проблемы воспитания и отношения к женщине). Во второй половине II в. до н.э. родилась римская национальная комедия (тогата); у ее истоков стоял Афраний; в первой половине I в. до н.э. в этом жанре творили Титиний и Атта; они изображали жизнь низов и высмеивали падение нравов. В конце II в. до н.э. литературную форму получила и ателлана (Помпоний, Новий); теперь ее стали играть после исполнения трагедии для развлечения зрителей; нередко она пародировала мифологические сюжеты; особое значение в ней приобрела маска старого богатого скряги, жаждущего должностей. Тогда же благодаря Луцилию (180–102 до н.э.) сатура превратилась в особый литературный жанр – сатирический диалог [3, с. 95].



2.2 Второй период развития древнеримской литературы


Под влиянием Гомера во второй половине III вв. до н.э. появляются первые римские эпические поэмы, повествующие об истории Рима от его основания до конца III в. до н.э., – Пуническая война Невия и Анналы Энния. В I в. до н.э. Лукреций Кар (95–55 до н.э.) создает философскую поэму О природе вещей, в которой излагает и развивает атомистическую концепцию Эпикура.

В начале I в. до н.э. возникла римская лирическая поэзия, на которую большое воздействие оказала александрийская поэтическая школа. Римские поэты-неотерики (Валерий Катон, Лициний Кальв, Валерий Катулл) стремились проникнуть в интимные переживания человека и исповедовали культ формы; их излюбленными жанрами были мифологический эпиллий (небольшая поэма), элегия и эпиграмма. Самый выдающийся поэт-неотерик Катулл (87 – ок. 54 до н.э.) внес вклад и в развитие римской гражданской лирики (эпиграммы против Цезаря и Помпея); благодаря ему римская эпиграмма оформилась как жанр.

Первые прозаические произведения на латинском языке принадлежат Катону Старшему (234–149 до н.э.), родоначальнику римской историографии (Истоки) и римской агрономической науки (О сельском хозяйстве). Подлинный расцвет латинской прозы относится к I в. до н.э. Лучшими образцами исторической прозы являются сочинения Юлия Цезаря – Записки о Галльской войне и Записки о гражданской войне – и Саллюстия Криспа (86 – ок. 35 до н.э.) – Заговор Катилины, Югуртинская война и История. Научная проза I в. до н.э. представлена Теренцием Варроном (116–27 до н.э.), автором энциклопедии Человеческие и божественные древности, историко-филологических сочинений – О латинском языке, О грамматике, О комедиях Плавта и трактата, О сельском хозяйстве, и Витрувием (вторая половина I в. до н.э.), создателем трактата Об архитектуре.

I в. до н.э. является золотым веком римской ораторской прозы, развивавшейся в рамках двух направлений – азиатского (цветистый слог, изобилие афоризмов, метрическая организация периодов) и аттического (сжатый и простой язык); к первому принадлежал Гортензий Гортал, ко второму – Юлий Цезарь, Лициний Кальв и Марк Юний Брут. Своего пика она достигла в судебных и политических речах Цицерона, который оригинально сочетал азиатскую и аттическую манеры; Цицерон также внес значительный вклад в разработку теории римского красноречия (Об ораторе, Брут, Оратор) [9, с. 50].

Древнеримская поэзия начинается историческим эпосом Квинта Энния (239 – 169 гг. до н.э.), являющимся подражанием греческому эпосу. Этот поэт впервые ввел гекзаметр в латинское стихосложение. Его поэма «Анналы» в 18 книгах, описывающая всю историю Рима, известна нам лишь по цитатам и изложениям. Говорят, что он также перекладывал на латинский язык греческие комедии и трагедии (дошедшие лишь во фрагментах), и популяризировал другие греческие литературные жанры.

Распространившийся в это время в Древнем Риме эпикуреизм нашел отражение в поэзии Тита Лукреция Кара (род. около 98 г. до н.э., умер в 55 г. до н.э.), который написал поэму «О природе вещей». По сообщению в хронике христианского писателя Иеронима, поэма не была полностью завершена, а была издана Цицероном. По жанру ее следует отнести к дидактической поэзии. Знакомство с Лукрецием не прерывалось до каролингских времен и обеспечило сохранность поэмы в рукописях IX века. В более позднее средневековье Лукреций был забыт и заново открыт лишь в XV веке. Фойгт уточняет, что в XV веке Лукреция переписывал гуманист Никколи во Флоренции.

В том же I веке до н.э. в Риме появляются поэты, тяготеющие к александрийской («ученой» и «легкой») поэзии. Это – Гай Валерий Катулл (род. в 80-х годах I века до н.э., умер около 54 г. до н.э.). До нас дошел сборник его 116 произведений, в начале которого находятся мелкие стихотворения – «полиметры», в конце – эпиграммы, а в середине – большие стихотворения.

Самым прославленным поэтом императорского Рима считается Публий Вергилий Маро (70 – 19 гг. до н.э.), автор поэмы «Энеида». Он писал также пастушеские идиллии, собранные в сборнике «Буколики». Его другом был элегический поэт Гай Корнелий Галл (69 – 26 гг. до н.э.).

Талантливыми элегическими поэтами были также Альбий Тибулл (род. в 50-х гг. до н.э., умер в 19 г. до н.э.) и Секст Проперций (род. около 49 г. до н.э., умер после 15 г. до н.э.). От Тибула и Пропорция сохранилось по два сборника стихотворений.

Квинт Флакк Гораций (65– 8 гг. до н.э.), больше известный как автор ямбографических стихотворений и сатир, выпустил также три книги лирических стихотворений, которые античные комментаторы называли одами. Он писал также в стиле монодической лирики.

Последним известным поэтом, окончившим свой жизненный путь уже в нашу эру, является Публий Овидий Назон (43 г. д.н.э. – 18г. н.э.).

Овидий переводился на французский язык уже Филиппом де Витри. Кроме того, переводы на французский Овидия упоминаются в каталоге библиотеки короля Карла Мудрого, составленном в 1337 году Жиллем Малэ.

После начала нашей эры в Риме известно четыре эпических поэта: Марк Анней Лукан (39 – 65 гг.), Папиний Пубпий Стаций (умер около 95 г.), Валерий Флакк (умер около 90 г.) и Силий Италик (26 – 101 гг.).

От многочисленных произведений Лукана до нас дошли только одно – исторический эпос «О гражданской войне» или «Фарсалия» в 10 книгах.




3. Античная философия


3.1 Основные этапы развития античной философии


Под античной философией понимаются направления, школы и учения, развивавшиеся в древнегреческом и древнеримском обществах. Древнегреческие философы, в зависимости оттого, что они проповедовали, образовали множества течений, а совокупность этих философских учений, развивавшихся в древнегреческом и древнеримском рабовладельческих обществах, составила античную философию. Античная философия – единое и своеобразное явление в развитии философского сознания человечества.

Античная (древняя) философия, то есть философия древних греков и древних римлян, зародилась в VII в. до н.э. в Греции и продлилась до VI в. н.э. В это тысячелетие сформировались два основных направления в европейской философии – материализм и идеализм, возникла диалектика, были поставлены в зародыше (а то ив довольно развитом виде) все основные вопросы философии, творили десятки мыслителей, имена которых на слуху даже у тех, кто специально философию не изучал, – Пифагор, Гераклит, Сократ, Демокрит, Платон, Аристотель, Эпикур, Лукреций Кар, Марк Аврелий, Цицерон, Сенека, Филон.

Античную философию, которая была целостным явлением в истории философии, можно разделить на ряд периодов.

Первый период античной философии – период ее зарождения из мифологического мировоззрения – относится к VII в. до н.э. К этажу периоду относятся первые философские антимифологические учения, которые еще полны мифологических образов и имен. Создателями этих учений были философы Милетской школы (Фалес, Анаксимандр, Анаксимен), зачинатель школы элеатов Ксенофан, Пифагор, Гераклит и его современник и философский антипод Парменид – главный представитель школы элеатов [4, с. 81].

Второй период в истории античной философии – период ее зрелости – является главным и наиболее сложным. Сюда относятся учения великих натурфилософов – Эмпедокла, Анаксагора, Левкиппа и Демокрита, а также пифагорейца Филолайя, движение софистов, впервые обратившихся к этико-социальной тематике, и Сократа, во взглядах которого зарождается проблема философской методологии. В IV в. до н.э. Платон вводит в философию понятие «идея» именно как «идеальное».

Сюда относится начало деятельности так называемых сократических школ (киников, киренаиков и др.). Учение Аристотеля завершает этот период.

После Аристотеля античная философия утратила свой творческий характер. Древнегреческая культура начинает расти вширь. Третий период в истории античной философии есть эпоха распространения греческой культуры, как на Восток, так и на Запад – на Рим. Этот период охватывает 111–1 вв. до н.э. В эти столетия продолжают функционировать как старые философские школы Платона и Аристотеля, так и новые. Это школы Эпикура, Зенона. Их учения проникают в Римскую республику, порождая римский эпикуреизм (Лукреций Кар), скептицизм и стоицизм (Сенека, Марк Аврелий) [5, с. 80].

Последний период в истории античной философии – философия Римской империи – проходит под влиянием сначала стоицизма, а затем неоплатонизма и возникших христианских идей, философской опорой которой был тот же неоплатонизм. Разгон императором Юстинианом в 529 г. философских школ в Афинах, и, прежде всего Академии Платона, знаменует конец античной философии [10, 112].


3.2 Милетская школа


Спецификой древнегреческой философии в ее начальный период является стремление понять сущность природы, мира в целом, космоса. Не случайно первых греческих философов называли «физиками». Главным вопросом древнегреческой философии был вопрос о первоначале мира. И в этом смысле философия перекликается с мифологией, наследует ее мировоззренческую проблематику. Но если мифология стремится решить этот, вопрос по принципу – кто родил сущее, то философы ищут субстанциальное начало – из чего все произошло.

Характерным для античной философии является наличие четко выраженной материалистической линии, которая дает себя знать уже в самой ранней из греческих философских школ – милетской (VII–V вв. до н.э.). В Милете (Древняя Греция) жили и учили три мыслителя: Фалес, Анаксимандр, Анаксимен.

Все три мыслителя сделали решительные шаги к демифологизации античного мировоззрения, заменив человекоподобных богов изнутри присущим всему существующему источником. Задавшись вопросом, откуда все возникает и во что все возвращается, они искали начало происхождения и изменения всех вещей. «Из чего все?» – вот вопрос, который интересовал милетцев в первую очередь. Сама постановка вопроса по-своему гениальна, ибо она имеет своей предпосылкой убеждение, что все можно объяснить, но для этого надо найти единый для всего источник. При этом они понимали первовещество как мертвую и косную материю, а как вещество живое и в целом и в частях, наделенное душой и движением.

Фалес, Анаксимандр, Анаксимен сочетали философское исследование с вопросами и задачами разносторонней практической деятельности. Впервые в Древней Греции они разработали научные догадки в области математики, физики, биологии, сконструировали первые научные приборы (солнечные часы, модель небесной сферы).

Первым в ряду милетских философов был Фалес. Фалес был первым астрономом и математиком. Он установил времена равноденствия, открыл годовое движение Солнца на фоне звезд, ввел календарь, определил продолжительность года в 365 дней, разделив его на двенадцать месяцев, предсказал день полного солнечного затмения 28 мая 585 года. В области геометрии он впервые вписал треугольник в круг, установил равенство углов при основании равнобедренного треугольника и т.д. Фалесу принадлежат попытки разобраться в строении окружающей Землю Вселенной, определить в каком порядке расположены по отношению к Земле небесные светила: Луна, Солнце, звезды.

Фалес полагал, что все существующее возникло из некоего влажного первовещества, или «воды». Он утверждает, что все вещества возникают из воды и, разрушаясь, вновь превращаются в воду. Испарения воды питают небесные огни – Солнце и другие светила, затем во время дождя вода опять возвращается и переходит в землю в виде речных отложений, в дальнейшем из земли снова появляется вода как подземные ключи, туманы, росы и т.д. Сама наша Земля держится на воде, окружена со всех сторон океаном. Для Фалеса вода не только вещество, отличное от других веществ, например земли, воздуха, но вообще текучий раствор, в котором все распускается, из которого все образуется, в котором оседает твердое и испаряется легкое.

Современник Фалеса Анаксимандр признавал единым и постоянным источником рождения всех вещей уже не «воду» и не какое-либо отдельное вещество, а некоторое беспредельное и вечное начало, апейрон (буквально «беспредельное»), из которого обособляются противоположности теплого и холодного и которое дает начало всем вещам.

Анаксимен, принимая за первооснову воздух, ввел важную идею о процессе разрежения и сгущения, посредством которого из воздуха образуются все вещества: вода, земля, камень и огонь. Воздух для него – дыхание, обнимающее весь мир. Только в вечном движении беспредельного воздуха Анаксимен видел главную причину всего существующего. Вещи возникают в результате тех превращений, которые происходят с первовеществом, – сгущений, разряжении, испарений.

Согласно милетцам в основе всего находится первичная субстанция. Субстанция, по определению, есть то, что не нуждается для своего объяснения в чем-либо другом.

То обстоятельство, что началом, исходным пунктом развития античной философии был материализм, явилось чрезвычайно важным условием ее последующих успехов. Однако внутри этой материалистической основы уже рано наметились отдельные воззрения, которые впоследствии привели к появлению идеализма.

Так Школой Пифагора (VI–V вв. до н.э.) и был сделан первый шаг от материализма к идеализму. Заслугой пифагорейцев было выдвижение мысли о количественных закономерностях развития мира, что содействовало развитию математических, физических, астрономических и географических знаний.

Выходец из греческого Востока Пифагор из Самоса тоже занят проблемой субстанций, но огонь, земля, вода в качестве таковых его уже не устраивают. Он приходит к выводу, что «все есть число». Пифагорейцы видели в числах свойства и отношения, присущие гармоническим, сочетаниям.

При оценке философской значимости воззрений Пифагора следует отдать должное его проницательности. С точки зрения философии особое значение имело обращение к феномену чисел. Пифагорейцы объясняли события на основе чисел и их соотношений и тем самым превзошли милетцев, ибо почти достигли уровня родовых реалий.

Но пифагорейцы абсолютизировали значение количественной стороны, оторвали ее от самих вещей, которым она принадлежит. В основе вещей лежит число, учил Пифагор, познать мир – значит познать управляющие им числа. Это положение таило в себе возможности для идеалистических и даже мистических (в духе маги» числа) выводов, хотя последовательного идеализма у пифагорейцев еще не было.

Дальнейшее развитие философской мысли наиболее убедительно представлено в известном противостоянии Гераклита из Эфеса и Парменида, Зенона и Ксенофана из Элем.

Гераклит в качестве субстанциально-генетического начала Вселенной рассматривает огонь, так как из четырех стихий огонь наиболее подвижен и изменчив.

Гераклит видел в огне не только то, что лежит в основе всего сущего, но и то, из чего все возникает. В учении Гераклита он выступил как субстанция бытия, поскольку пребывает всегда равным самому себе, неизменным во всех превращениях и как первоначально, конкретная стихия. Мир по Гераклиту – упорядоченный Космос. Он вечен и бесконечен. Он не создан ни богами, ни людьми, а всегда был, есть и будет вечно живым огнем, закономерно воспламеняющимся и закономерно потухающим. На основе превращений огня строится космология Гераклита. Все предметы и явления природы рождаются из – огня и, исчезая, вновь обращаются в огонь. Гераклит – стихийный материалист и наивный диалектик. Гераклитовская космология строится на основе стихийной диалектики. Его диалектический закон Вселенной – смутно угаданный закон единства и борьбы противоположностей. В своей диалектике он исходит из того, что все абсолютно изменчиво. Гераклит открыл новую картину мира («Все течет, все изменяется, нет ничего неподвижного») и явился родоначальником диалектической идеи о противоречивой природе вещей, о единстве и борьбе противоположностей как источнике бытия всякой вещи и всеобщего становления, движения и изменения.

Для выражения этой мысли Гераклит пользуется образным сравнением изменяющегося Космоса с текущей рекой, потоком: «На входящего в одну и ту же реку текут все новые и новые воды». Движение, по Гераклиту, свойственно всему существующему.

Образ гераклитовской реки, символизирующей всеобщий миропорядок (космос), выражает противоположные аспекты бытия: всеобщее движение и изменение вещей них всеобщий относительный покой и устойчивость. В самом деле, чтобы остаться самой собой, река должна все время течь.

Тождество противоположностей у Гераклита предполагает их борьбу. В борьбе противоположностей обнаруживается их внутреннее тождество. Например, «жизнь одних есть смерть других».

По учению Гераклита, гармония (единство) и борьба противоположностей – это две стороны одного и того же всеобщего логоса, порядка всего происходящего в мире. Все изменения мироздания происходят в известной закономерности, подчиняясь судьбе, которая тождественна необходимости. Необходимость – это всеобщий закон – Логос. Понятие Логос у Гераклита носит широкое обобщающее значение. Представление о Логосе можно расценить как наивное понимание закономерности.


3.3 Элейская школа


Дальнейшим крупным шагом в развитии раннегреческой философии была философия Элейской школы. Философия элеатов представляет собой дальнейший этап на пути рационализации знания, освобождения мышления от метафорических образов и оперирования абстрактными понятиями. Элеаты первые в истолковании субстанции перешли от конкретных природных стихий – воды, воздуха, земли, огня – к бытию как таковому. Центральное понятие их философии – бытие. Бытие вечно. Возникновение бытия невозможно, ибо неоткуда ему возникнуть, оно не может возникнуть из другого бытия, так как до него не было другого, ибо бытие едино. Оно не может возникнуть и из небытия, так как небытия нет. Если бытие есть, о нем нельзя сказать, что его не было раньше, то есть что оно возникает. Если оно есть, то нельзя сказать также, что оно будет, что оно останется бытием. Следовательно, бытие есть, оно вечно, не возникает и не уничтожается, оставаясь тождественным и всегда равным самому себе.

В учении о познании элеаты четко разграничивали истину, основанную на рациональном познании, и мнение, основанное на чувственных восприятиях. Последние, считают они, знакомят людей лишь с видимостью вещей. Знание их истинной сущности дает философское учение о бытии, а то, как предстает мир нашим чувствам, описывается в учении о природе. Чувственное многообразие мира, с точки зрения элеатов, иллюзорно.

Особое внимание элеаты уделяли проблеме множественности, в этой связи они придумали ряд парадоксов (апорий). Парадокс – это неожиданное высказывание, апория – это затруднение, тупик, непреодолимая трудность.

По мнению элеатов, вопреки чувственным впечатлениям нельзя помыслить множественность. Невозможна не только множественность, – но и движение. Доказательству иллюзорности многообразия мира и движения посвящены трактаты Зенона.

Если сущее множественно, доказывал Зенон, то оно одновременно должно быть и настолько малым, чтобы вовсе не иметь величины, • и настолько большим, чтобы иметь бесконечную величину. В этой антиномии Зенон ставит проблему конечного и бесконечного, проблему бесконечной делимости конечных вещей.

Наиболее известны апории Зенона, ставящие своей целью опровергнуть движение, «Дихотомия» (разделение надвое), «Ахилл и черепаха», «Стрела» и «Движущиеся тела».

«Дихотомия»: предмет, движущийся к цели, должен сначала пройти половину пути к ней, а чтобы пройти эту половину, он должен пройти сначала ее половину (четверть пути), и далее – одну восьмую пути, и так до бесконечности. Стало быть, заключает Зенон, тело никогда не может достигнуть цели, ибо путь его бесконечен, и тело вечно должно преодолевать эти бесконечные половины. Иными словами, невозможно из данной точки попасть в ближайшую к ней, ибо ее фактически нет. Как утверждает современная математика, в континууме между двумя данными точками всегда найдется другая точка, А это значит, что невозможно попасть уже в первую соседнюю точку. В таком случае отсюда следует, что бытие единственно, целостно (не имеет частей), не изменяется, неподвижно, все существующее есть одно и то же бытие.




Заключение


В основе античной литературы лежат образования тех же типов, какие были известны и всем соседним народам: рабочие, военные и маршевые песни, заклинания, песни культовые и обрядовые. Во всех этих образованиях слово выступает в неразрывной связи с музыкой и ритмическими телодвижениями, будь то трудовые операции или ритуальная пляска, осуществляемая единичным лицом или коллективом («хоровод»), в интересах которого совершается ритуальное действие. Для праздников и обрядов, связанных с плодородием, характерны следы некогда господствовавшего полового разгула, перебранка, «ритуальное сквернословие», «насмешливые песни». Как показывают названия большей части этих типов песен, они – догреческого происхождения. Обряды нередко представляли собой сложную систему магически-мимических действий – зачатки драмы. Для дальнейшего развития наибольшее значение имели культовые и обрядовые песни, так как консервативность ритуала создавала устойчивые традиции и единый стиль. Наряду с песнями, греки знали, само собой разумеется, и другие виды «устной словесности» – сказки, загадки, поговорки, – и в их состав непрерывно просачивались, перерабатывались и усваивались новые материалы из богатой сокровищницы Востока.

Старинные мифические и сказочные сюжеты бесконечно варьировались на новых именах, переплетались между собой, вбирая в себя и реальный исторический материал. Локализация большинства мифов в основных центрах микенской культуры свидетельствует, что именно эта эпоха сыграла решающую роль в оформлении греческой мифологии. Завоеватели были организованы по типу военных общин, и хранителями идеологических традиций являлись дружинные певцы, «аэды», сказители песен о подвигах предков. Песни эти, первоначально связанные с культом героев, являлись идеологическим оправданием нового порядка, установившегося на развалинах микенской культуры, и, распространяясь по всем областям Греции, отрывались от своей основы. Значительность социальной функции этих песен, широкие сюжетные возможности многочисленных мифов и преемственность песенной техники аэдов привели к тому, что преобладающим литературным жанром древнейшей Греции стал возникший на основе дружинного песнетворчества эпос.

С конца V в. конкурентом поэзии становится художественная проза. Искусство прозаического рассказа («сказки», «басни» и т.д.) издревле существовало у греков, но в феодальную эпоху было оттеснено эпосом. С разложением эпоса это искусство получает возможность нового развития: создаются рассказы о новых персонажах, Крезе, Эзопе, Гомере, «семи мудрецах». Ферекид (VI в.) переносит в прозу темы дидактического эпоса, обильно уснащая их сказочными мотивами.

В Ионии на почве борьбы с аристократией возникает (VI в.) рационалистическая критика героического предания и развивается в эпоху кризиса общественных форм интерес к чужим странам и их строю; это вызывает к жизни новые виды прозаической литературы. Четко обозначается грань между действительностью – объектом прозы, и мифом – объектом поэзии.

Зарождается философия и после недолгого периода колебания между гекзаметром, стихом дидактического эпоса (Парменид, Эмпедокл) и прозаической формой – решительно становится на путь последней. В противоположность поэтическим жанрам, обычно укрепленным в тех или иных формах быта (культ, обряд, миф и т.п.) и рассчитанным на определенный характер исполнения перед определенной публикой, новые виды прозы вначале являются книжными, рассчитанными на неопределенного потребителя, хотя бы отдельные части произведения и являлись предметом публичных чтений (с конца VII в. греки имеют удобный писчий материал – египетский папирус). Ионийский диалект становится язык научной прозы и историографии. В истории Геродота этнографическая ученость сочетается с новеллистической техникой повествования и искусством компоновать большие массы материала (не без влияния эпоса и трагедии). В Афинах, культурном центре Греции V в., развитие прозы пошло в первую очередь по линии красноречия и притом не только практического, весьма важного в условиях демократии, но и «торжественного» («эпидиктического»): так, еще в первой половине V в. было установлено поминальное торжество в честь погибших на войне, и произносилась хвалебная речь. Окончательное разложение старинной идеологии в конце V в. (софистическое движение) поставило новые задачи. Аристократу были свойственны спортивная сноровка и музыкальное образование; новая культура требует умения говорить красиво и умения разбираться в проблемах нравственности и государственного управления – красноречие и этика становятся предметами обучения, составляя содержание новой дисциплины – риторики. Проза выполняет, таким образом, культурные функции хоровой лирики и драмы.

Упадок эллинистической литературы сопровождается стремлением к строгой дисциплине слова, в противоположность «александрийской» экзотической лексике и перенапряженности средств выражения. Литературный заказ Рима, ориентирующегося в эпоху перехода к империи на классические образцы греческой литературы, доставляет окончательную победу аттицизму. В результате римской экспансии и потери Грецией главенствующего экономического положения в Средиземноморье – литература деградирует, теряя даже и свой стилистический интерес. С другой стороны, культурная пропасть между классами еще усугубилась разрывом между литературным языком и живой народной речью. Правда, вначале имело место, скорее теоретическое провозглашение принципа, чем практическое осуществление его в литературе. Поддерживаемая Римом риторика ставит себе, как при Исократе, широкие задачи овладения всеми видами литературы, однако она развивается преимущественно в школах, не входя в литературу. Еще в конце I века классически (сторонники аттицизма) настроенные писатели, странствующий проповедник Дион из Прузы и историк Плутарх, не являются аттицистами в полном смысле слова и в значительной мере ориентируются на литературу раннего эллинизма. Лишь со II в., когда первые признаки надвигающегося кризиса заставляют Рим уничтожить насильственный примат Запада над Востоком и благосостояние греческих городов временно улучшается, риторика одерживает победу по всей линии в так называемой второй софистике.



Список используемой литературы


  1. Брокатов А.М. Античная литература. – М.: Знание, 2004, 162 с.

  2. Зелинский Ф.Ф. История античной литературы. – СПб.: Марс, 1995. – 380 с.

  3. История древнегреческой литературы./ Под ред. Автономова П.И. – М.: Прогресс, 2001. – 526 с.

  4. Кравцова С.И. Очерки о древнеримской литературе. – М.: Знание, 1976. – 166 с.

  5. Литературная энциклопедия. / Под общ. ред. Парфенова М.М. – М.: Просвещение, 1989. – 864 с.

  6. Савочкин В.И. Древнегреческое искусство. – М.: Просвещение, 1980. – 260 с.

  7. Тройский И.М. История античной литературы. – Л.: Прогресс, 1986. – 296 с.

  8. Трофимов А.А. Писатели Древней Греции. – М.: Просвещение, 1994. – 266 с.

  9. Уфимцев П.С. Мифы Древней Греции. – М.: Просвещение, 1982. – 196 с.

  10. Яковлев А.Ю. История Древнего Рима. – СПб.: Питер, 2004. – 368 с.




Случайные файлы

Файл
73257-1.rtf
28882-1.rtf
136292.doc
99303.rtf
179492.rtf